Клуб читателей
Гордон
 

Савченко – журналисту "Медузы": Вы человек высокомерный, привыкли ставить себя выше других, к людям относитесь, как к мусору

Удерживаемая в РФ украинская летчица, нардеп Надежда Савченко вместо ответов на 33 вопроса написала корреспонденту "Медузы" Ильи Азару письмо, в котором объяснила, почему он заслуживает ответы только на пять вопросов.

Савченко журналисту "Медузы": Все мои наблюдения выявили в вас качества, которые я не считаю присущими хорошему человеку. Но я не великий психолог и могу ошибаться
Савченко – журналисту "Медузы": Все мои наблюдения выявили в вас качества, которые я не считаю присущими хорошему человеку. Но я не великий психолог и могу ошибаться
Фото: EPA

Украинская летчица, нардеп Надежда Савченко, обвиняемая по делу о гибели российских журналистов, написала письмо специальному корреспонденту российского интернет-издания "Медуза" Илье Азару, который в декабре 2015 года написал ей 33 вопроса и передал их через коллегу. 

Как сообщает "Медуза", Савченко написала, что уже ответила на все вопросы в письменном виде, однако у нее есть условия, которые журналист должен выполнить, прежде чем получить ответы. Так, Савченко попросила Азара прийти на одно из заседаний по ее делу, чтобы она смогла оценить искренность его намерений. 

После того как российский журналист выполнил ее требования, украинка написала ему письмо, в котором объяснила, почему не хочет предоставить ответы на его вопросы. Издание "ГОРДОН" публикует письмо целиком.

"P. S. Зарание простите за ошибки в росийском языке

Здравствуйте, "Медуза"!

Ох и кавардак вышел с этим интервью! :) Но зато теперь вы оцените, как не легко бывает работать с теми, кто сидит в тюрьме. Как тяжело тем, кто сидит в тюрьме, вы, конечно же, не поймете, пока сами не попробуете… ;))

Во-первых, в тюрьму и из тюрьмы не все написанное цензура пропускает. Ваши вопросы пропустила, а мои ответы не выпустила. Искать обходные пути, как вы поняли, не так легко… Ваше, личное, второе письмо, я пока получить так и не смогла. А жаль, мне было очень интересно его почитать.

Но процесс этот во времени затянется, а я ценю и уважаю людской труд, так родители с детства научили, и знаю, что такое работа журналиста, так как, хоть и не долго, но сама училась на журналиста. Поэтому вы получите нечто иное, и я бы сказала, большее, чем интервью — вы получите живое общение в письме.

Далее я буду обращаться к вам (простите, имени вашего мне узнать так и не удалось), поэтому обращаться к вам буду "бородатый редактор "Медузы". Надеюсь, это никоим образом не обидит и не оскорбит вас. Просто, мне кажется, что так нам обоим будет проще понять, о ком идет речь.

Я уже писала вам, что честно ответила на все ваши 33 (тридцать три) вопроса и сейчас ответы сберегаются у моей сестры. Я писала, что вопросы ваши сочла немного агрессивными, нахальными, но понимаю – это личный стиль в журналистике.

Тем не менее, я не сочла их недостойными, оскорбительными или тупыми. Я понимаю и ценю то, что работа СМИ, точнее, ее благородная цель, должна быть в том, чтобы говорить людям правду.

Правду это значит факты без своих домыслов, понимания и комментариев. Не нужно людей учить думать "своими мозгами", то есть мозгами журналистов, пусть люди все оценивают и понимают их головой.

Вот это, по моему мнению, честная и открытая журналистика, которой, последним временем особенно в России, я встречаю крайне мало.

Поэтому: в моем предыдущем письме к вам, я дала вам ответ на два ваших вопроса из тридцати трех и пригласила вас лично посетить суд надо мной.

Теперь ответ на ваш вопрос: почему исчез интерес к моему делу, и почему судебное заседание посещает так мало людей, и не освещают украинские СМИ. Вы смогли увидеть своими глазами, оценить, пообщаться с коллегами из Украины, расспросить их, как нелегко им в России получить аккредитацию, и подробно описать ответ на ваш вопрос.

Так же я ставила в своем письме к вам одно условие: если вы мне понравитесь как человек, независимо от вашего отношения ко мне, я дам вам ответы на ваши вопросы. В процессе судебного заседания я за вами наблюдала и позволю себе изложить свои выводы в этом письме:

Вы человек высокомерный, привыкли ставить себя выше других, к людям вы относитесь, как к мусору. Это было заметно с той позы, в которой вы сидели в зале суда и по мимической реакции вашего лица на происходящее в суде.

Как мужчина вы не джентельмен, это было понятно с того, что вы не уступили место женщине-журналисту из Канады, которой не хватило места и она была так простодушна и не притязательна, что не сочла недостойным ее опуститься на колени прямо на пол и сидеть так. Да, конечно, возможно, для съемки ей нужен был именно такой ракурс, и она бы не села на ваше место. Но, как воспитанный мужчина, вы обязаны были ей это предложить. Эмансипированный мир женщин – это не повод для мужчин быть невежами.

Ни к Украине, ни к ее народу вы не питаете никаких чувств симпатии или сопереживания, как, в принципе, ни к какой другой стране и ее народу, кроме того места на планете Земля, где вам будет хорошо! Вы циник.

Все мои наблюдения выявили в вас качества, которые я не считаю присущими хорошему человеку. Но я не великий психолог и могу ошибаться.

Слышала я о вас разные мнения, из числа того, что мне понравилось это то, что вы интервьюируете (пишете) все очень близко к реальным словоизьяснениям того, кто дает вам интервью, включая, без цензуры, весь текст, что происходит за кадром. Не знаю, этично ли это с точки зрения журналистики, но человек должен понимать, что несет ответственность за все свои слова и в кадре и за кадром, и вообще за каждое слово в своей жизни. А журналист – это не врач и не священник. Так что этот подход мне нравится, если бы вы при этом еще не вставляли свои комментарии, а выносили их отдельной допиской как свое, личное, сложившееся мнение о человеке, было бы честно, и вам отвечать за свои слова.

Это лично мое мнение каким должен быть журналист, если он хочет называть себя честным журналистом. 

Все, что я о вас слышала плохого, я во внимание не беру, так как не сужу о человеке со слов других людей, пока не узнаю его лично.

Я вас видела, я о вас слышала, но я почти не слышала вас. Поэтому в суде я попросила: Скажи мне, что-нибудь, чтобы я тебя увидела! — есть такой словооборот.

Я попросила вас выбрать из вашего списка пять вопросов, которые вы считаете наиболее важными для своей статьи. Это дало бы мне понимание насколько "грязную и с подковыркой" или насколько "чесную и правдивую" статью вы напишете. Но, в принципе, мне хватило и вашей бурной реакции на мое предложение. Вы с негодованием и возмущением спросили: "Только пять?!" ;))) И вот, не читая Вашего второго письма и не зная какие пять вопросов Вы мне задали я попробую их угадать:

Устраивают ли меня мои адвокаты с упоминанием того, что они, по Вашему мнению, пиарщики и об их участии в деле Пуси Райт.

О партии "Батькiвщина" и о Ю.Тимошенко о том, что, по Вашему мнению, они воспользовались мной как проходным билетом на выборах в Верховную Раду Украины.

Мое мнение о Путине в сравнении с Хусейном.

Мое отношение к тому, что, по Вашему мнению, народ Украины разочарован в Майдане так, как корупция в стране осталась.

Ну и, возможно, что-нибудь о том, что я буду делать когда займусь политикой.

Забавно, не правда ли, бородатый редактор "Медузы"? :) Возможно не все, но какие-то три вопроса из пяти я угадала точно! 

Все эти вопросы указывают на то, что статью вы напишете довольно циничную и гаденькую. Но не могу сказать категорически, так как вашего письма и ваших вопросов я не видела.

Принимая решение, обоснованное на вышеизложенном мной, я дам вам ответы на те пять вопросов, которые я сама же и осмелилась угадать.

Мои адвокаты устраивают меня куда больше, чем они не нравятся лично вам. А вам они не нравятся очень и это между вами, как я поняла, взаимно.

Я стараюсь не судить работу других людей, пока сама не смогу сделать лучше. Поэтому, о всех вопросах о внутренней и внешней политике Украины я могла судить как одна из своего народа. Теперь, став политиком, я когда смогу сделать лучше, тогда посмею подвергнуть критике других. А пока сама ничего еще не сделала, то и говорить голословно не буду!

Я не думаю о людях которых не знаю. Я не знала Хусейна, не знаю и Путина.

Майдан дал украинскому народу верю в себя и свои силы! Остальное – дело времени! Мы не ждали чуда сразу! И у нас нет никакого разочарования! Кто верит в себя, тот сможет все! А коррупцию победить — так уж тем более!

Когда сделаю — увидите!

Я обещала, что если вы мне как человек понравитесь, я дам вам ответы на больше чем пять вопросов, но мне понравилась в вас лишь одна черта, да и та со слов других людей. А это не стоит больше пяти ответов. 

Теперь почему я заставила вас приехать ко мне в суд, хотя лично вы, бородатый редактор "Медузы", да и скорее всего и вообще никто из "Медузы", не собирались этого делать, и заметьте у меня это получилось (журналист "Медузы" Андрей Козенко писал о первых заседаниях суда над Савченко — прим. "Медузы"). 

Да потому, что хочу вас научить, что не стоит к людям относится как мусору! Нужно иметь уважение к чувствам других, и нельзя просто бросить человеку в лицо 33 вопроса, через десятые руки, при этом не написав ему и пары строчек приветствия и благодарности, и ожидать что человек с радостью бросится вам на них отвечать!

Я простой арестант, а вам пришлось побегать, чтобы получить мое интервью. И это не потому, что я себе цену набиваю, а потому, что хочу поднять ценность Человека в вашем эгоцентричном сознании!

Я даже в бою на войне не смотрю на врага, как на мусор и даже в тюрьме стараюсь не терять в себе Человека!

Возможно, получив ваше второе письмо, я изменю свое мнение о вас, и если увижу, что я в вас ошиблась, то попрошу прощения. А пока я разрешаю вам использовать мое письмо как рабочий материал для ваших репортажей, хоть в полном объеме, хоть частично – как вам будет угодно. Я несу ответственность за свои слова. Но, чтобы вы понимали, насколько я вам не доверяю, я вас предупреждаю, что если ваша статья не будет отображать полноту и честность написанного мной, то копия этого письма будет опубликована в полном объеме в первозданном виде. Копии будут отправлены моей сестре двумя путями. 

05.02.2016

Надiя Савченко

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе украинского батальона "Айдар", обвиняется в том, что она корректировала огонь по гражданским лицам, в том числе по сотрудникам российских СМИ 17 июня 2014 года. Она была взята в плен боевиками, а затем вывезена в РФ. В конце июля 2015 года над ней начался судебный процесс. Свою вину она не признает. Адвокаты Савченко заявили, что готовят ее к обвинительному приговору на 25 лет.

17 декабря 2015 года суд продлил срок содержания Савченко под стражей до апреля 2016 года. В тот же день она объявила голодовку. Марк Фейгин заявлял, что судебное следствие не только не выявило ни одного доказательства виновности Савченко, но и доказало обратное: факт фальсификации дела.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
12 февраля, 2016 13:22
8 февраля, 2016 17:16
7 февраля, 2016 19:43
5 февраля, 2016 15:09
4 февраля, 2016 18:03 |обновлено
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Сегодня 01:25  
Сегодня 01:00
 
 
 

Публикации

 
все публикации