Клуб читателей
ГОРДОН
 
ПОЛИТИКА ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Волонтер Касьянов: 92-я бригада под Луганском никого не пускает в "серую зону" за 10 км от линии фронта. Там что, тайная ракетная ядерная база?

Командование 92-й бригады, оцепившей район, где была обстреляна мобильная группа и подорвался на растяжке и.о. замкомбата одного из батальонов 80-й бригады Тайфун, само создает условия для подозрений, которые может развеять только честное, непредвзятое расследование всех этих фактов, заявил волонтер Юрий Касьянов.

Касьянов считает, что на мобильную группу напали свои за контрабанду
Касьянов считает, что на мобильную группу напали свои за контрабанду
Фото: Юрий Касьянов / Facebook

Случаи, подобные расстрелу мобильной группы под Счастьем Луганской области и последующей гибели на том же месте и.о. замкомбата одного из батальонов 80-й бригады Владимира Кияна (позывной Тайфун), провоцирует неграмотная кадровая политика военно-политического руководства Украины. Об этом в комментарии изданию "ГОРДОН" заявил основатель волонтерского фонда "Армия SOS" Юрий Касьянов.

Война не там, где стреляют. Она на мировоззренческом уровне

"Кровавые контрабандные разборки – это уже было. Просто в какой-то момент это увидело все общество, и все стало более явным и заметным. Те, кто делает что-то не так, делают это более нагло, потому что их вовремя не остановили и не взяли за руку. Война, в первую очередь, не там, где стреляют или устраивают на наших засаду и подключают к этому сепаратистов. Она на уровне мировоззренческом. Если бы президент, министр обороны, начальник Генерального штаба и все остальные ответственные лица просто вели грамотную кадровую политику и называли вещи своими именами, то, что произошло с мобильной группой, не произошло бы вообще", – убежден Касьянов.

Он подчеркнул, что в такой мобильной группе по борьбе с контрабандой просто не было бы необходимости. "У нас в государстве достаточно всевозможных силовых правоохранительных органов, которые могли бы с этим справиться, если бы в них работали правильные люди, и была необходимая оплата труда, честность и правильная политическая установка о том, что надо делать на этой войне, если ее вообще назвать войной. Если это война, то о какой контрабанде вообще может идти речь? Если нет государственной границы, о какой контрабанде может идти речь? А когда возникают разночтения, то возникает соблазн заработать. Например, дать разрешение и заработать миллион гривен. Это очень серьезный соблазн в условиях, когда никакая другая мотивация не действует", – убежден волонтер.

Когда на той стороне действует Липецкая, бойцы спрашивают: "Почему другим можно, а мне нельзя?"

По его словам, простым гражданам сложно удержаться от возможности заработать нелегально, поскольку высшие чины Украины своим примером показывают, что это норма. "То есть в условиях, когда нет войны, когда рядом государственный служащий высокого ранга получает десятки-сотни миллионов на официальной торговле с коллаборационистами и оккупантами, в условиях, когда на той стороне действует Липецкая фабрика (Roshen. – "ГОРДОН"), бойцы спрашивают: "Почему другим можно, а мне нельзя?". Это рассуждение человека, который действительно много месяцев воевал и не заработал на этом ничего, кроме болезней, ранений и контузий, и которого дома жена уже проклинает за то, что он на этой войне, потому что не может отвести дочку или сына 1 сентября в школу", – добавил Касьянов.

"Он думает: "Нафига мне это все надо, когда в тылу все так хорошо? Когда в тылу зарабатывают на этом бешенные бабки? Что стоит мне махнуть рукой на какую-то там фуру и положить себе в карман десять тысяч, сто тысяч, миллион гривен?". В этом-то и беда. Это лицемерие, неоднозначные взгляды на вещи порождает такие случаи. Потом оказывается, что кому-то не нравится, что ты привык класть в карман какую-то мзду за то, что пропускаешь груз. Появляются какие-то волонтеры, какие-то мобильные группы, которые хотят тебя остановить и вывести на чистую воду. Но все было так хорошо! Ты прекрасно воевал, параллельно немножко зарабатывал, помогал своей семье, жена успокоилась, ребенок одет, обут, кушает хорошо, ты еще помогаешь кому-то из ближних – и вдруг тебе говорят: "Стоп! Это неправильно". Хотят испортить тебе жизнь, посадить в тюрьму. Вот тогда и возникает такая коллизия", – констатировал волонтер.

Я хочу, чтобы случай с мобильной группой и гибель Тайфуна были расследованы

Касьянов подчеркнул, что не верит в случайную гибель Тайфуна, и будет настаивать на объективном расследовании. "Я никого не подозреваю, ни на кого не показываю пальцем, не говорю, что кто-то виноват в этом преступлении. Более того, возможно, с очень маленькой вероятностью, то, что произошло под Счастьем, действительно является цепочкой каких-то случайностей, каких-то загадочных совпадений. Но очень много совпадений для того, чтобы это было правдой. Ну, есть там какая-то вероятность, где-то 0,5%. Я хочу, чтобы этот случай с мобильной группой и гибель Тайфуна, которого очень хорошо знал, с которым до этого ночью разговаривал, и он сказал, что поедет туда разбираться, и вдруг тоже загадочно погиб, был расследован. Это боевой офицер, который прошел ужасы войны, и знает, как не попасться на растяжку. Очень много загадочных совпадений. Я хочу детального расследования", – отметил он.

По словам волонтера, дислоцированные вблизи Счастья военные никого не допускают на место происшествия, и таким образом вызывают подозрение. "Я хочу понимать, почему попадали в засаду другие группы. Почему этот район оцеплен войсками и туда никого не пускают? Почему наша славная 92-я бригада, большинство в которой – честные бойцы и командиры, стоит и никого не пускает в некую серую зону, которая начинается, по их мнению, на расстоянии 10 км от реальной линии фронта? Такого нигде нет. На соседнем участке фронта можно подойти к Северскому Донцу и показать кукиш. А тут нельзя подойти и на 10 км до Лобачева. Что там такое?! Тайная ракетная ядерная база? Само командование 92-й бригады создает условия для подозрений. Все эти подозрения может развеять честное непредвзятое расследование всех этих фактов", – заключил Касьянов.

Все подозрения может развеять честное, непредвзятое расследование

Ранее волонтер подчеркнул, что гибель двух членов мобильной группы – это не трагическая случайность и не военные потери. Он высказал опасение, что следствие может "не разобраться" в истинных причинах трагедии, потому что "правда – штука опасная". "Правда известная – убили свои. За контрабанду. Заказчиков найти нетрудно – они в штабе 92-й бригады, в штабе сектора "А" и в Генеральном штабе. Без высоких покровителей здесь никак – слишком большие деньги, чтобы воровать в одиночку. Под патронажем высокопоставленных офицеров уже много месяцев действует переправа в Лобачево-Желтом; был создан незаконный блок-пост в районе Золотого, где "псевдоАйдар" пропускал десятки фур в день", – заявил Касьянов.

2 сентября советник президента, волонтер Юрий Бирюков заявил о том, что попавшая в засаду группа по борьбе с контрабандой согласовала свой маршрут с подполковниками и полковниками одной из бригад. Волонтер Роман Доник сообщил о том, что в результате засады погибли два человека. "Два погибших. Волонтер Андрей Галущенко и сотрудник фискальной службы. Два раненых, ВДВ и один тяжело СБУ (сейчас оперируют). Еще два совсем легких ВДВ", – написал он.

На следующий день недалеко от того же места подорвался на фугасе и.о. замкомбата одного из батальонов 80-й бригады Владимир Киян с позывным Тайфун. Во Львове у него осталась жена с грудным ребенком. Последняя запись на странице в Facebook Кияна посвящена гибели волонтера.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
 
 
 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации