Клуб читателей
Гордон
 
ОБЩЕСТВО ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Профессор педагогики Ярошинская: В вузах Украины – самоуправство, а Министерство образования преподавателей даже на порог не пускает

В интервью корреспонденту “ГОРДОН” бывший преподаватель Уманского педагогического университета им. П.Тычины, профессор Елена Ярошинская рассказала, по какой причине выпускники многих украинских вузов до сих пор не получили дипломы, что мешает искоренить взяточничество, а также почему Министерство образования и науки предпочитает не замечать проблемы, существующие в системе.

Ярошинская: Мне есть что терять. Но сказать о проблемах системы высшего образования вслух я считаю себя обязанной
Ярошинская: Мне есть что терять. Но сказать о проблемах системы высшего образования вслух я считаю себя обязанной
Фото: Из личного архива Елены Ярошинской
Елена ПОСКАННАЯ

В системе образования Украины множество проблем. Но чиновники Министерства образования и науки (МОН) и педагоги предпочитают либо их не замечать вовсе, либо обсуждать закрыто, между собой. Привычка действовать кулуарно не дает системе образования развиваться, формирует ложное представление о реальном положении дел в образовательной сфере, считает бывшая сотрудница Уманского педагогического университета им. П.Тычины, профессор Елена Ярошинская. В интервью корреспонденту “ГОРДОН” она рассказала, с какими трудностями сталкиваются сегодня украинские вузы и как складываются отношения преподавателей с профильным министерством.

Вступительная кампания для специалистов и магистров в разгаре, а большинство выпускников не получили дипломы. Университеты до сих пор днями и ночами их печатают и выписывают

– В этом году в сфере высшего образования произошло много изменений. Интересно, как педагоги это восприняли?

– По-разному. Предложенные новации действительно хороши. Но у нас проблемы с исполнением. Вот яркий пример, как хорошую идею портит никудышная реализация.

30 марта Кабмин принял постановление о документах о высшем образовании государственного образца. Это весьма прогрессивное решение, которое дает право вузам самостоятельно выбирать форму диплома, его дизайн, место изготовления. Однако только в мае, когда до вручения дипломов остался месяц, министерство дало четкие разъяснения. Выяснилось, что вузы уже в этом году должны самостоятельно обеспечить выпускников документами. В итоге только крупные учебные заведения, у которых есть личная типография, смогли быстро отпечатать дипломы. Остальные решали проблему в авральном порядке. Некоторые до сих пор днями и ночами печатают и выписывают документы.

В Уманском педуниверситете аналогичная проблема, все выпускные прошли без вручения дипломов. Их даже с опозданием выдали иностранным студентам, которые должны в течение строго определенного периода после окончания учебы покинуть страну. Многие студенты в ожидании. Уже началась вступительная кампания для специалистов и магистров, а без диплома подать заявления они не могут.

Ничего хорошего для представителей гуманитарного направления не сулят планируемые изменения в правилах защиты научных работ. Соискатели ученой степени больше года ожидают ответ от министерства относительно требования публиковать статьи в зарубежных журналах, которые входят в международные наукометрические базы данных. Определенные ранее Scopus и Web of Science – самые известные мировые базы, но они выбирают только те материалы, данные из которых можно практически использовать и монетизировать. Приоритетные направления: химия, физика, медицина, механика, технические науки. А наши наработки в той же педагогике или психологии им совершенно не интересны.

Наличие статей в этих базах определяет допуск к защите кандидатских и докторских диссертаций, присвоению ученых званий профессора и доцента. Чем обернется столь категоричное требование? На несколько лет приостановится подготовка научно-педагогических кадров в гуманитарной сфере. 

Еще один пример. В соответствии с международными стандартами с этого учебного года вводится новый перечень специальностей подготовки студентов в системе высшего образования. Это существенный шаг в реализации положений закона “О высшем образовании”, но как его используют? У нас, например, переименовали много кафедр, факультеты, и на этом основании разорвали контракты с их заведующими, деканами, начали кадровые перестановки. Хорошее нововведение, но только если вуз демократичный, а его руководитель проводит грамотную кадровую политику. В таком случае это способствует развитию преподавателей и университета. А если ректор под себя подбирает контингент, то новация становится механизмом расправы с неугодными людьми. Это как раз мой случай.


Ярошинская: Фото: zachet.in.ua
Ярошинская: Нечистые на руку руководители и преподаватели всегда находят способы обогатиться. Фото: zachet.in.ua


– После введения внешнего независимого оценивания взяточничество в вузах исчезло?

– Сказать, что система полностью очистилась от коррупции, невозможно. Нечистые на руку руководители и преподаватели всегда находят способы обогатиться.

К сожалению, некоторые родители все еще не понимают, как функционирует информационная система “Конкурс”. Дети подают документы, система автоматически их рейтингует. Но родители все равно ходят и просят, пытаются искать поддержку в вузе, не понимая, что изменить рейтинговую позицию невозможно, и часто становятся жертвами обмана.

Когда же экзамены проходят в вузе (например, абитуриент поступает на уровень “специалиста” или “магистра”), тогда честность проведения вступительной кампании на совести руководства вуза.

Все ожидали нормальной работы после выборов ректора, но оказалось, у него другая цель − вытеснить и уничтожить всех, кто ему оппонировал, кто его не поддержал

– Вы сказали, что стали жертвой расправы с неугодными людьми. Можете рассказать подробнее?

– Нашим университетом (Уманский государственный педагогический университет имени Павла Тычины) последние пять лет успешно руководила член-корреспондент Национальной академии педагогических наук Украины Наталия Побирченко. Благодаря ей вуз по результатам консолидированного рейтинга стал третьим среди педагогических, девятым – среди лучших вузов Центрального региона Украины. Но она была членом Партии регионов, чего ей не могли простить. После революции у нас прошло больше 19 проверок. Ничего противозаконного не нашли. Она сама уволилась. Тогда и началась инсценировка демократии − выборы ректора, которые проходили с февраля по апрель этого года.

На место главы вуза претендовали мой коллега Александр Безлюдный, который 18 лет был первым проректором, проректор по научно-педагогической работе Татьяна Кочубей и я – профессор кафедры общей педагогики, педагогики высшей школы и управления.

Я не жила в 1935–37 годах, но у меня сложилось впечатление, что НКВД работало с целью дискредитации людей именно так, как представители команды Безлюдного. Его изобразили как кандидата, который имеет неоспоримую поддержку в МОН Украины. При этом оказывали сильное административное давление на всех работников вуза, что и сыграло большую роль на выборах. Он победил. Возник только один вопрос: является ли Безлюдный демократичным лидером? После его победы все ожидали в дальнейшем нормальной конструктивной роботы. Но оказалось, у нового ректора другая цель − вытеснить и уничтожить всех, кто ему оппонировал, кто его не поддержал.

Более 20 человек уже в конце апреля получили уведомления о том, что срочные договоры с ними не продлят, началось давление на преподавателей, заведующих кафедрами, неугодных деканов. Я пыталась найти общий язык с ним. Говорила, что с уважением отношусь к выбору университета, меня вполне устраивает место на кафедре, для меня главное – развитие университета и желание участвовать в этом процессе. Но в одностороннем порядке меня перевели на срочный договор до конца июня и объявили об увольнении по окончании действия этого несуществующего договора.

Я 15 лет проработала в университете, начинала с должности методиста, выросла до проректора по научной роботе, профессора кафедры, и накануне, в июне, защитила диссертацию на соискание докторской степени. Очевидно, дело не в моей квалификации. Это личная месть за то, что я баллотировалась на место ректора и имела поддержку преподавателей, студентов.

Возмущает не то, что меня уволили, а то, как это сделали, сколько законов нарушили. Можно фельетон написать о том, как я проходила конкурса на замещение вакантной должности профессора кафедры в июне этого года. Сколько уловок придумало руководство, сколько очевидных нарушений допустило, даже подделывали документы в моем личном деле.

Еще в апреле, когда я узнала о возможном увольнении (ректор уже тогда хотел вручить мне приказ о том, что вуз не продолжит со мной трудовые отношения), на всякий случай сделала фотокопии документов в личном деле. Его должны были отдать мне сразу, после того как 30 июня меня уволили. А отдали только через две недели, когда я написала три заявления по этому поводу. Получив бумаги на руки, я заметила, что некоторых документов нет, зато обнаружились новые, а некоторые – оформлены под другими номерами. В итоге я не выдержала и написала заявление в милицию по поводу служебного подлога.

– Вы одна против ректора, а в коллективе поддержки нет?

– Хочу пообщаться с коллегами, которым также без всяких законных оснований не продлили контракт, среди них несколько кандидатов наук. Не понимаю, как люди могут с такой несправедливостью мириться. Некоторые нашли себе новое место работы, кто-то еще в поиске, кто-то собирается переезжать. У меня нет возможности уехать. У мужа тут работа, дочь заканчивает школу. И главное, для меня этот университет не только альма-матер, но и место научного становления, это моя профессиональная жизнь. Хотелось, чтобы с ним было связано и мое будущее.

Поэтому я намерена за себя бороться. Не знаю, как отнесутся к этому делу госорганы, не знаю, сработает ли система правосудия. Но хотя бы сказать о проблемах системы высшего образования вслух я считаю себя обязанной. Мне есть что терять. Недавно я защитила диссертацию на соискание степени доктора педагогических наук, но еще не получила документы. Сейчас опасаюсь, что из-за моей позиции могут препятствовать в присвоении научной степени.

Мне, гражданину Украины, и более того – работнику вуза, отказали в праве попасть на прием к министру образования

– Насколько я понимаю, вы работаете в государственном вузе, следовательно, можете обратиться в Министерство образования.

– Как в том анекдоте: “Видишь сурка? Нет. А он есть”. Так и с нашим министерством. Оно есть, но его не видно.


Ярошинская: Я пыталась попасть на прием к министру. Секретарь отказалась записывать меня и отправила в суд. Фото: mon.gov.ua
Ярошинская: В здание Министерства образования меня дальше турникета не пустили. Фото: mon.gov.ua


Я попыталась попасть на прием к министру. По закону об обращениях граждан, каждый может рассчитывать на аудиенцию в приемные дни. В любом министерстве есть график приема граждан. Когда я позвонила, чтобы записаться на прием, со мной говорила секретарь. Выслушав, ответила примерно следующее: “Вы не состоите в юридических отношениях с министром. Он не составлял с вами договор о найме на работу, поэтому решайте все вопросы в законном порядке в суде. Не теряйте время. По такому поводу я вас на прием не запишу”. То есть мне, гражданину Украины, и более того – работнику системы образования отказали в праве попасть на прием к министру!

Тогда я написала обращение к нему и попыталась лично отнести в приемную. Дважды пыталась зарегистрировать документ − 8 и 9 июля. Так меня дальше турникета не пропустили. Охранник сказал, чтобы я звонила по телефону, который есть в холле. Я поговорила с секретарем приемной и несколькими чиновниками. Ответ один: “Бросьте ваше обращение в ящик, мы его рассмотрим”. И что в итоге? Я оставила бумаги в пятницу, 9 июля. Звонила затем во вторник и среду, через неделю, чтобы узнать регистрационный номер. Моего письма не нашли! А специалист отдела еще и отчитала, мол, у нас такое количество обращений, все в отпусках, а вы звоните и третируете нас.

По совету юриста я отправила свое заявление по почте ценным письмом с описанием. Но с таким подходом ничего особенного от чиновников уже не жду.

– Выходит, профильное министерство не общается с педагогами и не в состоянии их защитить?

– Знаете, нынешний закон о высшем образовании действительно очень демократичный. Но в некоторых вопросах есть пробелы. МОН дает вузам полную автономию. Это замечательно, когда на месте ректора человек, уважительно относящийся к коллегам. А когда приходит амбициозный карьерист, сметающий всех на своем пути, министерство самоустраняется.

Вы бы видели, как у нас проводилось собрание трудового коллектива. Участвовать позволили только определенным представителям кафедр, которых лично одобрил ректор. Меня и многих профессоров, докторов наук туда просто не пустили.

Насколько я знаю по рассказам коллег из других вузов разных регионов страны, такое самоуправство не только в Уманском педуниверситете. Печально, что министерство, доверяя ректорам, совершенно не контролирует их, а те в кресле руководителя чувствуют себя самодержцами.

Многое зависит от принципиальности людей, а таких в системе образования мало. Педагоги склонны к кулуарному решению проблем

– Сколько в общем за прошедший год уволили специалистов из университета, кроме вас?

– С начала года уволилось рекордное количество людей – около 40 человек. У нас такого не было последние десять лет. Со многими поступили нечестно: сначала выдали приказ о том, что с ними не продлят срочный договор, а потом вынудили писать заявление по собственному желанию или по соглашению сторон. На многих оказывали давление. И самое страшное – это не финал. Люди продолжают писать заявления об уходе.

– У преподавателей есть профсоюзная организация и ее представительства в каждом регионе и вузе. Почему ваши профсоюзы не взволнованы такой массовой чисткой?

– В недемократических вузах эти организации ведут себя, словно женщина легкого поведения: поддерживают того, кто платит. Судьба членов профсоюза их совсем не заботит.

Хотя справедливости ради замечу, что обращалась в Центральный комитет профсоюза работников образования и науки Украины. Там посмотрели мои документы и подтвердили, что есть грубейшие нарушения закона. Но они сами не действуют, а направляют обращение в область. И уже областная организация может инициировать проверку. Но чем ниже уровень контролирующей организации, тем проще ректору договориться с комиссией, манипулировать ее представителями.

Самоуправство руководителей – это не проблема отдельных украинских вузов, а их общая беда. Не знаю, почему педагогическая элита столько лет молчит и позволяет пренебрежительное отношение к себе. Люди в отчаянии, напуганы, обескуражены столь наглым и демонстративным пренебрежением законами со стороны руководства. При этом совершенно не готовы защищаться, отстаивать себя и свои права. Многое зависит от принципиальности людей, а таких в системе образования мало. Педагоги склонны к кулуарному решению проблем.

В итоге страдает вся система вузовской подготовки. Ведь ректоры-самодержцы избавляются в первую очередь от профессионалов, прогрессивных и мыслящих людей, а оставляют лояльных, пусть и не достаточно квалифицированных педагогов. Чему они учат молодежь, какую модель поведения прививают? Приспособленческую? И мы еще удивляемся тому, что происходит у нас в стране.

Редакция “ГОРДОН” дважды обращалась с просьбой об интервью к министру образования и науки Украины Сергею Квиту. Оба раза мы не получили ответа на свой запрос. Мы надеемся, что после публикации этого материала глава министерства найдет возможность встретиться с корреспондентом издания и расскажет о процессах, происходящих в его ведомстве.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
24 июля, 2015 12:01
22 июля, 2015 07:43
21 июля, 2015 14:26
21 июля, 2015 12:32
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
 
 
 

Публикации

 
все публикации