Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Экономист Устенко: Если бюджет будет популистским и не решится проблема с рекапитализацией банков – есть риск дефолта в 2015 году

В Украине неправильно рассматривают понятие дефолта. Дефолт – это не жизнь с чистого листа, это полная изоляция Украины от финансовых внешних рынков, считает экономист, исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Устенко: Февраль 2015 года --- опасный месяц
Устенко: Февраль 2015 года --- опасный месяц
Фото: inpress.ua
Алексей СТУКАЛО

Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко имеет степень магистра Гарвардского университета, кандидата экономических наук Киевского национального экономического университета, был докторантом в университете Brandeis. В эксклюзивном интервью изданию "ГОРДОН" экономист рассказал о том, существуют ли предпосылки для дефолта в Украине, в каком случае это может произойти и как на экономику государства может повлиять Россия. 

"Будет ли дефолт – все зависит от того, какой объем резервов есть в стране и какой приток валюты может быть в страну на протяжении ближайших трех месяцев, и какие выплаты будут. Сейчас у нас резервов 12 млрд. Экспорт действительно снижался за последнее время очень активно, но импорт снижался больше, чем экспорт. По торговому сальдо у нас будет, скорее всего, дефицит, так что здесь дополнительного притока валюты не будет, как не будет и дополнительного притока за счет иностранных инвестиций, которые тоже закачивают валюту в страну. Вряд ли дополнительно конструктивно вырастут притоки денежных средств от украинских "заробитчан", находящихся за пределами страны, но они все же будут. От них мы на протяжении декабря можем получить около полумиллиарда долларов, то есть это не так эффективно и не изменит ситуацию.

Наши выплаты, которые будут в период двух-трёх месяцев, – $700 млн. Украина должна их выплатить по еврооблигациям на протяжении декабря по внешним долгам. Это те платежи, которые надо сделать в следующем месяце: внешние долги и сумма облигаций внутреннего государственного займа, которые были деноминированы в иностранной валюте. В декабре большие выплаты идут, но не такие катастрофичные, даже если их сравнивать с совершенно маленькими золотовалютными резервами.

Если Верховная Рада примет непопулистский бюджет – мы продолжим сотрудничество с МВФ

Следующая оплата, которую мы должны сделать, – это наши расчеты с "Газпромом". Здесь речь идет о нескольких миллиардах долларов. Однако даже эта сумма, которую надо выплатить в январе-феврале, – это много, конечно, но нельзя сказать, что уж совсем катастрофично.

Украина должна будет сделать выплат по валюте 700 миллионов в декабре плюс еще 3,7 млрд перед "Газпромом", плюс еще где-то 1,3-1,5 млрд в январе-феврале. Это все, что мы должны выплатить. С точки зрения очень мелких золотовалютных резервов, мы можем лишиться части их и находиться на уровне 8 млрд золотовалютных резервов. Но есть фактор, который может нивелировать и этот риск, – это закачка в страну третьего и четвёртого транша МВФ. При неплохом раскладе, если Верховная Рада рассматривает государственный бюджет не по популистским понятиям, то мы возобновим или продолжим сотрудничество с МВФ.

Есть риск, связанный с тем, что на руках у Российской Федерации находятся 3 млрд наших евробондов, которые они купили в декабре 2013 года на ирландской бирже, и которые должны были гаситься в декабре 2015 года, но они имеют право предъявить их к оплате в том случае, если мы пересечем отметку государственного долга (уже не внешнего, а вообще, в принципе государственного долга) в 60% ВВП. Мы ее уже пересекли, еще незначительно, но уже пересекли. Однако формально россияне не смогут ничего предъявить в декабре и январе, потому что чтобы предъявить подобного рода счета к оплате, нужна – не скажу, доказательная база, нужна официальная статистика. 

У украинского частного сектора на руках долга больше, чем $100 млрд, и есть риск, что его не удастся рефинансировать

Официальная статистика по итогам 2014-го года выйдет в феврале 2015-го года, поэтому с этой точки зрения февраль является крайне опасным месяцем, когда будет обнародована статистика, и несмотря на заявления Кремля, они могут предъявить счета к оплате. Дополнительным рисковым фактором в этой всей цепочке является то, что если они предъявляют к оплате $3 млрд, а у нас при этом не будет продолжено сотрудничество с МВФ, может резко измениться вход иностранных кредиторов к украинскому частному сектору.

У украинского частного сектора на руках долга больше, чем $100 млрд, и есть очень значительные риски, что если так негативно будет развиваться ситуация, нет программы с МВФ, а россияне предъявляют к оплате $3 млрд, то частному сектору не удастся рефинансировать свой долг, а начиная с 2009-2010 годов, украинский частный сектор все время решал вопрос, как ему рефинансировать ранее сделанные долги 2006-2008 годов. И здесь может быть серьезнейшая опасность.

До сих пор им удавалось рефинансировать этот долг достаточно успешно. Чуть ли не 100% внешнего долга частного сектора, который подлежал к оплате, каждый год рефинансировалось. Поэтому если думать по поводу рисков, то максимальные риски по частному сектору. Они сработают только при самом негативном развитии ситуации, но если сработают, тогда, действительно, последствия могут быть крайне серьезные. Но, опять-таки, я слабо себе представляю, что это должно произойти все до февраля. В конце февраля мы будем уже видеть, реализуется ли большая часть этих рисков.

Но они есть, о них надо знать и это должно служить таким катализатором для новой Верховной Рады и для нового состава Кабмина – выходить на непопулистский бюджет, а это значит, бюджет, который резко режет дефицит.

Дефолт – это не жизнь с чистого листа, это абсолютное отрезание Украины от финансовых внешних рынков

Может сработать еще один негативный фактор, связанный с бюджетом. Если бюджет будет популистский, если бюджет будет иметь высокую отметку дефицитности (высокую – это не на уровне около 10% ВВП), если проблема с рекапитализацией банков не будет решена, что еще больше расширит дефицит государственного бюджета, то есть риск дефолта в 2015 году. Пока мне трудно верить, что это легко реализуемые риски, но при этом у них есть значительный шанс.

Если посмотреть, например, на страховку на риск на работы в Украине, то мы занимаем третью позицию с конца, хуже нас выглядят Венесуэла и Аргентина, но хуже – это меньше, чем в два раза хуже. У них страховка на риск 22-24%, у нас страховка на риск16-18%, в общем-то, мы неприглядно выглядим. И если дефицит бюджета будет высоким, если бюджет будет популистским, то вероятность на реализацию рисков требования $3 млрд. к оплате, невозможность рефинансирования большей части внешнего долга украинского частного сектора, могут толкнуть страну в дефолт.

В Украине неправильно понимают дефолт. Дефолт – это не жизнь с чистого листа, дефолт – это абсолютное отрезание любого государства, в данном случае Украины, от финансовых внешних рынков. Притом, отрезание не на 1-2 года, а на 5-10 лет. Ситуация может быть очень плохой. На 5 лет отрезанные от внешнего финансирования страны, которым объявляли дефолт, не могли себе позволить вообще наличие никакого дефицита.

Если это произойдет, то тогда все строгие меры, которые должен принять Верховный Совет и новый состав Кабмина по урезанию дефицита государственного бюджета, покажутся ничем, по сравнению с тем, что надо будет сделать, и какие жесткие меры надо будет предпринять для того, чтобы выжить в условиях объявления дефолта. Тогда надо будет свести к нулю дефицит вообще, а это будет колоссальная катастрофа. 


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 

Публикации

 
все публикации