Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Из мемуаров Каретниковой о Виталии Каменеве: Месть Сталина своему бывшему соратнику распространилась даже на его внука

"ГОРДОН" продолжает эксклюзивную серию публикаций мемуаров российского искусствоведа и публициста Инги Каретниковой, которые были изданы в 2014 году в книге "Портреты разного размера". Часть из этих рассказов наше издание представит широкому кругу читателей впервые. Как писала автор в своем предисловии, это воспоминания о людях, с которыми ей посчастливилось встретиться, – от именитого итальянского режиссера Федерико Феллини и всемирно известного виолончелиста Мстислава Ростроповича до машинистки Надежды Николаевны и домработницы Веры. Сегодняшний рассказ – о внуке врага народа Виталии Каменеве.

Лев Каменев (1883 1936). Революционер, партийный и государственный деятель, соратник Ленина. Первый глава советского государства. В 1936 году осужден по делу "Троцкистско-зиновьевского центра" и расстрелян. Реабилитирован в 1988 году
Лев Каменев (1883–1936). Революционер, партийный и государственный деятель, соратник Ленина. Первый глава советского государства. В 1936 году осужден по делу "Троцкистско-зиновьевского центра" и расстрелян. Реабилитирован в 1988 году
Фото: feldgrau.info

РАССКАЗ "ВНУК ВРАГА НАРОДА ВИТАЛИК КАМЕНЕВ" ИЗ КНИГИ ИНГИ КАРЕТНИКОВОЙ "ПОРТРЕТЫ РАЗНОГО РАЗМЕРА"

Виталик Кравченко учился в мужской школе, параллельной моей женской. Здания были почти рядом, в пяти минутах ходьбы, и все праздники и вечера проходили вместе. Был даже один общий класс для двух школ – бальные танцы. Учитель, состарившийся танцор Большого театра, манерно говорил: "Сегодня я подарю вам менуэт". И мы разучивали и танцевали менуэт, а наша учительница пения аккомпанировала. А на следующей неделе он "дарил" нам полонез.

Моим партнером был длинный неуклюжий десятиклассник, а Таня, моя подруга, всегда танцевала с Виталиком. Как грациозно он танцевал!

Она любила его больше всего на свете.

После танцев я и Виталик шли к Тане. Курили, ничего не боясь, у нее в комнате, хотя за стенкой были ее мама, отчим и какие-то гости. Но всем им было не до нас. Они, заядлые картежники, играли в покер. "Роял флеш, – кричал кто-то за дверью. "Анте! Бет!" – отвечали ему. Мы повторяли покерные слова и курили до одурения.

Виталик ничем не интересовался, но выглядел привлекательно, даже изысканно. Учился он плохо, но школу не пропускал. Он был неназойливо другим. Грустно слушал музыку и мог целый вечер сидеть и молчать. У него не было никакого желания обратить на себя внимание, понравиться или что-то узнать или услышать. Даже кино, которое так увлекало всех нас, его не интересовало. В нем чувствовалась какая то глубокая усталость.

Его мать, актриса Галина Кравченко, была в прошлом звездой немого кино, отчим – известный грузинский театральный режиссер, а отец – Таня рассказала это мне под клятвой, что я буду молчать, – был летчик, Лютик Каменев, сын революционного вождя и соратника Ленина, Льва Каменева. Их обоих – и отца, и сына – расстреляли как врагов народа в середине 30-х годов, в период сталинских показательных процессов.

Самого Виталика неожиданно арестовали в самом конце 40-х годов, как только ему исполнилось 18 лет. Таня прибежала ко мне рано утром и в слезах, задыхаясь, сказала, что Виталика ночью забрали.

Он был осужден на 25 лет и отправлен в один из концлагерей ГУЛага в Казахстане. Месть Сталина своему бывшему политическому соратнику, Льву Каменеву, распространилась даже на его внука. Через какое-то время после смерти Сталина Виталика реабилитировали. Он вернулся в Москву неузнаваемый, изуродованный, с неизлечимой тогдa болезнью бруцеллезом. Вскоре он умер.

Было все это более полувека назад, и мое воспоминание о нем давно стерлось. А тут недавно он всплыл в моей памяти, и я многое узнала, что не могла знать тогда. Просто попалась мне под руку статья о его отце – летчике Лютике Каменеве. Когда тот был мальчиком, друзья его родителей (его мать была сестрой Троцкого), взяли его на речную прогулку по Оке и Волге на царской яхте "Межень". На этой яхте кто-то нашел матросский костюмчик наследника престола, двенадцатилетнего царевича Алексея, расстрелянного незадолго до этого.

Фотография наследника в этом костюме была хорошо известна в России. Когда эту детскую матросскую курточку и шапочку надели на Лютика, все восхитились: мальчик выглядел, как двойник наследника престола.

Лютик тоже был расстрелян, но только на 20 лет позже.

В своих воспоминаниях, уже очень старая, всех пережившая, Галина Кравченко пишет, как Лютик любил Виталика. Как он показывал ему свой самолет и летал с ним. Как тот всегда ждал отца и гладил рукой отцовскую одежду, когда того не было дома. А потом, когда самого Каменева расстреляли, а Лютика до расстрела посадили в Бутырскую тюрьму, она брала Виталика с собой относить Лютику передачи, и всегда надеялась, что им дадут повидаться. И шестилетний Виталик, повернувшись к проволочному забору и глотая слезы, повторял: "Папочка, папочка! Мы пришли к тебе, мы здесь, за ямой".

Яма была между тюремной стеной и забором.

"ГОРДОН" будет публиковать мемуары из цикла "Портреты  разного  размера" по субботам и воскресеньям. Следующий рассказ – о выдающемся оперном певце, теноре Иване Козловском – читайте на нашем сайте завтра, 25 октября.

Предыдущие рассказы читайте по ссылке.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 

Публикации

 
все публикации