Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Марина Кинах: Раньше с женой Порошенко общались, но, думаю, если бы я и сейчас позвонила, она бы откликнулась

Супруга украинского политика, экс-премьер-министра, бывшего секретаря СНБО и министра экономики Анатолия Кинаха рассказала интернет-изданию "ГОРДОН", как ездила с женой нынешнего премьера Арсения Яценюка в Чернобыль, почему не общается с супругой президента Украины и за что критикует жену российского премьер-министра Дмитрия Медведева, как на даче в Конче-Заспе купается с экс-вице-премьером Владимиром Семиноженко, а бывший глава Социалистической партии Александр Мороз ловит щук. А еще – как экс-посол России в Украине Виктор Черномырдин поил ее водкой, о курьезе с актрисой Русланой Писанкой, о страсти к дорогим оправам, почему супруг до сих пор носит ее на руках, а она готовит ему колбаски из супермаркета.

Муж может запросто меня поднять на руки со всем моим весом и ростом, я всегда кричу: "Поставь на место!"
Муж может запросто меня поднять на руки со всем моим весом и ростом, я всегда кричу: "Поставь на место!"
Фото из личного архива Марины Кинах
Ирина МИЛИЧЕНКО
Журналист

С женой известного украинского политика Анатолия Кинаха Мариной мы встретились поздним вечером в кабинете ее мужа на Крещатике в Союзе промышленников и предпринимателей, который он много лет возглавляет. "Так, разморозь, пожалуйста, колбаски из холодильника", – давала указания Марина по телефону, чтобы, приехав домкроой, приготовить Анатолию его любимое блюдо. Вокруг кожаные кресла, старинные механические часы с маятником, которые громко отбивают каждый час. Трудится Марина в одной компании с мужем, но субординацию, как она говорит, соблюдает и своим положением не злоупотребляет, в рабочее время в кабинет к супругу заходит крайне редко.

За многие годы карьеры Анатолий Кинах успел побывать в креслах почти всех политических должностей, кроме президентской, но Марина и сама является не менее известной в светских кругах персоной. Она ведет активную публичную жизнь, занимается общественной деятельностью, а недавно стала экспертом в одной из телевизионных программ.

В интервью изданию "ГОРДОН" Марина Кинах рассказала, как ездила с Юлией Тимошенко на встречу к Бараку Обаме, что думает о дресс-коде первой леди, за что ее ругал Виктор Черномырдин и как благодаря чуду ее муж много лет назад стал премьер-министром Украины. 

Марина Владимировна, вы с Анатолием Кинахом скоро отметите фарфоровую свадьбу – 20 лет совместной жизни. Рядом с мужем вы были в разные периоды его карьеры: когда он был депутатом, вице-премьером, потом премьер-министром… При этом ваш гардероб всегда отличался особой строгостью. Недавно супруга Петра Порошенко появилась на мероприятии с сумкой за полмиллиона гривен, сегодня столько стоит квартира на окраине Киева. Вам нравится, как одеваются жены сегодняшних первых лиц государства, уместно ли позволять себе такую роскошь на людях?

– Мне кажется, некорректно комментировать эту ситуацию. Все зависит от человека, как он сам себя видит. Муж много лет назад мне сказал: "Марина, никогда не вешай на людей ярлыки, это – твое субъективное мнение. Эмоция – признак слабости". Безусловно, как всем нормальным людям, кто-то мне нравится больше, а кто-то меньше, но я стараюсь ко всем относиться доброжелательно. Мне нравится, как одевается Марина Анатольевна. Она красивая женщина, у нее прекрасная фигура и выглядит она хорошо.


4083e4e0c27aa2589cceadb927bf3b1c_m

Супруга украинского президента вышла в свет с розовой сумкой из крокодиловой кожи от итальянского бренда Fendi за 500 тысяч гривен. Фото: espreso.tv


Когда я была супругой премьер-министра, старалась одеваться в соответствии с протоколом. Хотя, посмотрев инаугурации президентов разных стран, заметила, что почти никто протокол не соблюдает. Супруга Барака Обамы Мишель была в светлом платье на одно плечо, она высокая, ей оно шло. Но если придерживаться правил, то это просто красивое вечернее платье, не для такого события. Но времена меняются…

Кстати, недавно мы с Анатолием Кирилловичем по приглашению американского сенатора летали в Нью-Йорк на молитвенный завтрак Барака Обамы и его жены Мишель. Это мероприятие проходит каждый год и собирает около четырех тысяч людей из разных стран мира. Я попала туда впервые, поэтому мне все казалось очень интересным. Сидели мы в третьем ряду и видели Обаму и его жену очень близко. В украинской делегации с нами были Юлия Тимошенко и Анна Герман. Все очень статусно. Юлия Владимировна в белом платье и пиджаке, Анна Герман в модных черных брюках, поверх которых была наброшена длинная туника. Чего не скажешь о жене американского президента: по сравнению с гостями она была одета очень просто: в красивом повседневном платье вишневого цвета без украшений.


obama-wu-gown
Мишель Обама появилась на инаугурации в Вашингтоне в шифоновом платье, расшитом бисером и стеклярусом от дизайнера Джейсона Ву. Фото: bestdress.com.ua


– А какие блюда входят в молитвенный завтрак на приеме у президента США?

– Ничего особенного. На столах стоял свежевыжатый апельсиновый сок, кофе, сливки, булочки, в вазочках – варенье. Каждому положили на тарелку по кусочку американского киша – маленький пирог размером с кулак, внутри которого были овощи. То же самое было и на столе семейства Обамы.

Они много и интересно рассказывали о вере, казалось, что говорят и смотрят только на тебя. Я была под таким впечатлением, но когда после этого встретила там на одной из презентаций наших соотечественников, мне открыли глаза: сказали, что на самом деле с президентом на этом завтраке работал целый институт психологов и смотрели они не на людей, а искали глазами суфлеров (смеется). 

Супруга Дмитрия Медведева всегда броско одевается, так же, как и жена Михаила Касьянова

– Кого из жен политиков вы сегодня считаете самой стильной?

– Я не была знакома с прошлым президентом, который так предал нашу страну, но во времена президентства Леонида Кучмы и Виктора Ющенко в Мариинском дворце часто проходили приемы, мы там все собирались, и жены наших политиков выглядели лучше всех. Первая Людмила Кучма, на ней всегда были правильные наряды, о себе неудобно говорить, но я тоже старалась хорошо одеваться. Все жены наших политиков – Елена Семиноженко, Терезия Яценюк и Марина Порошенко – всегда хорошо одевались. Было видно, что мы пришли на дипломатический прием.

Помню, послом Италии в Украине тогда назначили женщину, Иоланду Брунетти Гетц, на ней было помятое льняное платье. Может, это модно, но смотрелось очень странно. Западные люди вообще не придают большого значения одежде, чего не скажешь о нас. Перед приемом мы все шли в парикмахерскую, у всех были прически, безупречный макияж. А у них – если женщина губы успела накрасить, уже хорошо. Ощущение, что они словно из ванны вышли. Я уже молчу о женах российских политиков, например, супруга Дмитрия Медведева Светлана: мне казалось, слишком броско одевается, так же, как и жена Михаила Касьянова, которую мне доводилось видеть в пору его премьерства.

– А сегодня вы часто общаетесь?

– С Мариной Порошенко раньше общались чаще, но сейчас, в силу того, что ее муж занимает такую должность, общаться не приходится. Но мне кажется, если бы я сняла трубку и позвонила, Марина Анатольевна откликнулась бы. Я знаю всех их детей – Сашу, Женю и мальчиков – Михаила и Алексея. С Терезией Яценюк, когда встречаемся на мероприятиях, общаемся, у них очень милые дочери. Кстати, с Терезией мы ездили в Чернобыль много лет назад, нас возила туда супруга Виктора Ющенко Екатерина.

В моей жизни не было такого, чтобы я к кому-то обратилась и на мой звонок не отреагировали. У меня много друзей в Администрации Президента, могу любому политику позвонить. Хотя есть пословица: "Дай человеку власть, деньги и посмотри, что будет".

– Но вы согласны, что с людьми, которые обретают новый статус, нужно знакомиться заново?

– Мне не пришлось с таким столкнуться. Я никогда себя не ставила выше других. Есть один известный телеведущий, не хочу называть его имени, одно время он "звездил" на всех наших каналах. Мы учились с ним в одной школе. Когда через двадцать лет встретились на одном мероприятии (он не знал, что я к тому времени вышла замуж за Кинаха, поменяла фамилию), и я его догоняю, хочу поздороваться, а он мне: "Привет! Хорошо выглядишь. Я спешу. Пока". "Я тоже спешу, – говорю. – Просто хотела на тебя посмотреть, все-таки мы знакомы с первого класса. Моя фамилия теперь Кинах". "Да что ты!" – изумился он. И сразу изменился в лице. Было так смешно…

На мне никогда не отражалась известная фамилия. На юбилеях моего папы у нас дома собиралась большая компания депутатов, министров, водителей, и все были равны. Сегодня ты занимаешь должность, завтра – нет, люди должны оставаться людьми в любой ситуации и не задирать нос. Поэтому если сегодня мне звонят и обращаются с просьбой, я всегда откликаюсь, двадцать четыре часа на связи, значит, я для этих людей последняя инстанция. Надо успеть в жизни сделать как можно больше добрых дел.

Как-то провожала мужа в аэропорту, а к нему подошел один известный человек и что-то стал просить: "А можно я Марине оставлю документы?!" Муж открыл окно в машине и тихо сказал: "Марина работает женой"

14
ы живем в Конче-Заспе. Когда Анатолий Кириллович стал первым вице-премьер-министром, нам дали госдачу. Оплачиваем все коммунальные счета. Как все люди, стараемся экономить, где возможно. Фото из архива Марины Кинах


– А было такое, что через вас пытались подобраться к мужу, решить свои корыстные вопросы?

– Нет, я никогда не передавала никаких документов, не просила посодействовать. Помню, как однажды провожала мужа в аэропорту, а к нему подошел один известный человек и что-то стал просить. "Хорошо, я приеду и мы встретимся", – сказал Анатолий Кириллович. Тот стал кричать: "А можно я Марине оставлю документы?!" Муж открыл окно в машине и тихо сказал: "Марина работает женой" (смеется).

– Жены политиков не имеют права не интересоваться политикой. Вы – еще и журналист в прошлом. Держите руку на пульсе?

– Когда я вышла замуж за Анатолия Кирилловича, посчитала своим долгом не заниматься этой областью журналистики. Хотя как журналист я общалась с очень многими политическими деятелями. Много лет назад мы с друзьями ездили в Литву, у них только закончились президентские выборы, на которых победил Валдас Адамкус, а проиграла ему женщина Казимира Прунскене. Наши общие друзья, литовские журналисты, предложили: "Не хочешь у Прунскене взять интервью?". В общем, позвонили они ей, сказали, что одна киевская журналистка хочет с ней пообщаться. Она пригласила нас к себе домой. Мы купили огромный торт. Заходим – у нее интересная мансардная квартира, большой стол, а на нем лежит карта Литвы, раскрашенная фломастерами разных цветов. Я не удержалась, спрашиваю: "Казимира, а что это у вас такое?" "Это я анализирую, в каких районах проиграла Адамкусу. Я не учла, что один район был аграрный, а в трех других производили мебель". Она признала, что ее конкурент лучше провел кампанию, учел все недостатки. Для меня это был такой шок! У нас политики, когда проигрывают сопернику на выборах, сразу кричат: "Тут он купил, там подтасовал!"

Летом мы ходим на причал купаться. Не купается с нами только Александр Мороз. Он, как заядлый рыбак, ловит больших щук

– Вы живете всем семейством на государственной даче, и среди соседей у вас много политиков. В гости друг к другу ходите?

– Да, мы живем в Конче-Заспе. Когда Анатолий Кириллович стал первым вице-премьер-министром, нам была положена государственная дача. Мы сделали там хороший ремонт. Это старые дома, их строили немцы в 1947 году. Оплачиваем все коммунальные счета. Как все люди, стараемся экономить, где это возможно.

А с соседями, конечно, дружим: с семьей Александра Мороза, Валерия Пустовойтенко, Александра Чалого, Владимира Семиноженко (его супруга Лена – моя самая близкая подруга по жизни, мы вместе путешествуем, ежедневно на связи). Дружим с бывшим министром энергетики Виталием Скляровым, с семьей Анатолия Зленко, которого я считаю гениальным дипломатом. Летом мы все ходим на причал купаться. Не купается с нами только Александр Мороз. Он, как заядлый рыбак, ловит самых больших щук. Мало того – пишет прекрасные стихи.

Черномырдин наливает мне водки: "Давай за дружбу!" "Я не пью", – говорю. "Я тоже, но надо". Чувствовала себя после этого не очень хорошо, но в грязь лицом не ударила

12650442_949644245130521_2041253917_n_01
"Когда я увидела Руслану Писанку в точно таком же платье, уехала домой переодеваться. После этого сходила в магазин, где покупала наряд, и продавщица мне честно сказала: "Таких платьев было два: одно купили вы, а другое – Писанка". Фото из личного архива Марины Кинах


– Вы – частый гость на светских мероприятиях, сейчас работаете на телевидении. Как муж относится к вашей активной жизни?

– Уже положительно. Сам он этого не любит, поэтому я везде появляюсь одна. Помню, пришла как-то на концерт Александра Малинина во Дворец "Украина". Муж, естественно, со мной не пошел. В зале сидел Леонид Кучма с женой и покойный Виктор Черномырдин. В антракте мы поднялись на фуршет, пришел Малинин… Вдруг Черномырдин наливает мне водки: "Давай за дружбу!" "Я не пью", – говорю. "Я тоже, но надо. Если бы Кинах был рядом, он бы тебе не дал, а так – воспользовались моментом". Чувствовала я себя после этого не очень хорошо, но в грязь лицом не ударила.

– Про вас одно время ходила байка, что Марина Кинах не надевает одно платье дважды. Соответствует ли это действительности?

– Есть запоминающиеся вещи, которые действительно нельзя надеть дважды. Прежде всего это касается вечерних платьев. Много лет назад у меня была одна смешная история: я купила в одном киевском магазине красивое черно-белое платье в пайетках и решила в нем пойти на свадьбу сына моего друга. Свадьба проходила в ресторане "Днепр", ведущей была Руслана Писанка. Когда я зашла в зал и увидела Руслану, которая была в точно таком же платье, уехала домой переодеваться. После этого курьеза сходила в магазин, где покупала этот наряд, и продавщица мне честно сказала: "Таких платьев было два: одно купили вы, а другое – Руслана Писанка".

Но такое редко бывает, в основном мы разной комплекции, с разным вкусом. У кого-то есть талия, у кого-то нет. Если сомневаюсь при выборе какой-то вещи, могу спросить у Лены Семиноженко, если ей не нравится, я не куплю, очень дорожу ее мнением.

– Психологи называют шопинг серьезной болезнью. Покупки – это ваша слабость или уже стиль жизни?

– Я всегда была модницей, одежда играет для меня важную роль. Дома у меня есть гардеробная комната, и я могу находиться там по несколько часов в день – примерять, смотреть, что подходит, что нет. К каждому платью есть туфли, сумка и шаль. Есть платья, которые я очень люблю, им по 10–15 лет. Или новое купишь, а оно не пойдет, так ни разу и не наденешь. Бывают вещи, к которым не можешь подобрать аксессуар, если я не подберу, вещь не надену. К примеру, если есть серые брюки, но нет к ним серых ботинок, не буду их носить, пока не куплю.

Моя слабость – это очки. Я считаю их своей фишкой. Могу не купить кольцо, и без него проживу, но без очков прожить не могу

– А сколько вам не жалко потратить на одежду?

– Трудно сказать. Когда приходит новая коллекция, стараюсь себе что-то новое приобрести. Я покупаю готовые вещи, могу что-то пошить на заказ у украинских дизайнеров. Но в одежде я консервативна, люблю сдержанный стиль. Когда вижу женщин своего возраста, которые ходят с бантом на голове или с глубоким декольте, в коротких юбках и ботфортах, ужасаюсь. С таким набором не станешь моложе. Одежда должна соответствовать возрасту и статусу.

Моя слабость – это очки. Я считаю их своей фишкой. Могу не купить какое-то кольцо, я без него проживу, но без очков прожить не могу. Вожу их со всего мира. В моей коллекции около ста экземпляров. Они не для красоты – это оптика, ставлю в них свои стекла, а оправу каждый день надеваю новую – под настроение или под цвет одежды, шубки или шарфики. Бывает, выходя из дома, беру с собой сразу несколько пар, вдруг переоденусь и мне нужны будут другие. Цена их разная, иногда доходит до €300.

– За гардероб супруга по-прежнему отвечаете вы?

– Да. Муж очень любит костюмы Михаила Воронина. Мы знали Михаила Львовича еще двадцать лет назад. Как-то пришли на Львовскую площадь, где находился его первый магазин, он мужа сам обмерил, с тех пор заказывали одежду только у него. Есть и немецкие костюмы, но муж не тратит на это деньги. К одежде подходит строго, чтобы ничего кричащего – черное пальто, темный костюм. Помню, когда в 2004 году была Оранжевая революция, шел снег, холодина страшная, все стояли на трибуне в теплых шапках и пальто, а мой муж – в плаще и легких туфлях. Все были заряжены национальным духом. Мне потом звонили: "Марина, а что, у Анатолия Кирилловича нет пальто?" А он все твердил: "Мне не холодно". Настоящий мужчина, зимой и летом он ходит в туфлях.

Дома я играю мужу на рояле и пою романсы

– Вас уже давно привыкли воспринимать как одно целое. Помните, как покорили супруга?

– Это был официальный визит в Китай, куда я поехала как пресс-секретарь, а вечером – ужин в ресторане для всей делегации. В зале стоял огромный рояль, я за него села и сыграла романс "Белой акации гроздья душистые", причем сама же еще и спела. Думаю, в тот момент его и покорила, сейчас трудно сказать точно, прошло много лет. Но я потом часто ему этот романс играла и играю до сих пор.

– У Анатолия Кирилловича есть конкретные музыкальные пристрастия?

– Он любит Pink Floyd, The Beatles. Песни из кинофильмов: "Есть только миг", "Как молоды мы были"... Я играю и пою без нот, знаю наизусть все песни, во всех песнях все слова. Училась я в киевской музыкальной школе №1 имени Якова Степового, она и сейчас существует. Моя старшая сестра, я, мои дети – мы все учились там у одной учительницы – Ждановой Ирины Александровны, она и ныне жива-здорова, ей 82 года. Окончив эту школу в 1974 году, я по сегодняшний день играю все – от классики до джаза, причем так, будто училась в консерватории. И это мне очень в жизни помогло.

– Чем?

– Когда Анатолий Кириллович был премьер-министром, где бы я ни находилась, всегда меня просили сыграть, я была в центре внимания. На десятилетие независимости Украины я как жена премьер-министра поехала в Финляндию с выставкой картин из запасников русского и украинского музея. Состоялся хороший прием, а после мы все поехали в посольство, где с послом в четыре руки сыграли на рояле, финны нас не отпускали и весь вечер мы выполняли их заявки.

Вспоминаю визит на Кубу… Я опять поехала с мужем, нас повезли на Варадеро, где в местном ресторане я играла. Какой-то молодой человек даже подошел ко мне, положил $20 и сказал: "Рlease, Beatles – "Let it be". "Нет вопросов", – сказала я и начала играть.

Папа более сдержанно отнесся к нашему союзу. А мама звала зятя "Толюня"

– А как вы с мамой знакомили мужа?

– Мама очень любила Анатолия Кирилловича. Папа более сдержанно отнесся к нашему союзу. Мама звала зятя "Толюня". Когда она заболела, все говорили, что Анатолий Кириллович продлил ей жизнь, они были близки по духу. Он ей понравился своей культурой поведения. Вы никогда не услышите, чтобы Анатолий Кириллович повысил на кого-то голос.

Вообще история моей родни очень интересна. Я – коренная киевлянка, родилась и все свое детство провела на Подоле, причем подолянка я в нескольких поколениях. Все мечтаю, что когда выйду на пенсию, буду водить экскурсии по Подолу. Мой папа, которому в марте исполнится 92 года, и сегодня живет на улице Ярославской. Он занимал высокую должность, мама тоже – она преподавала начертательную геометрию и черчение в автодорожном институте.

Папа Владимир Максимович до сих пор каждый день ходит на обед в столовую на судоремонтный завод. Его там все знают, дадут ему лучший кусочек. Потом прохаживается по Подолу, со всеми здоровается. Мы все зовем его к себе жить: я, моя родная сестра, мои дети, у него пятеро внуков и правнуков. "Папа, как же ты столько лет один живешь? Идем к нам!" "Да я у вас сдохну. Я выхожу на своем Подоле, где прожил всю жизнь, со всеми здороваюсь". Идет в переход, купит гвоздички, зайдет к соседке, в поликлинику водников проверить глаза. Потом идет в гараж, откидывает снег, а потом смотрит – у соседа не откинут, откинет у него.

Мы жили на улице Почайнинской в доме 1923 года, переехали туда в 1966 году. Эта квартира есть у нас до сих пор, там родилась моя третья дочь София, мы много лет там жили. Никогда в жизни не продам эту квартиру. После института все ехали к нам, квартира большая, 100 квадратных метров, тогда как многие ютились в коммуналках. Мои одноклассники вообще жили на дебаркадерах. Они стояли вдоль Днепра и на них жили семьи, в которых родители работали в водном бассейне – мотористами, капитанами кораблей. Судоходство по Днепру было сумасшедшее.

Прадедушка мой, Аленичев Филипп Алексеевич, вместе с прабабушкой работал на заводе "Арсенал", где-то дома у нас хранится значок "За оборону "Арсенала" 1919 года.

Когда мы все собираемся за одним столом, кажется, счастливее дня представить невозможно

12620446_1301352089890444_1414402674_o
Марина со своими дочерьми – Натальей, Зоей и Софией. Фото из личного архива Марины Кинах


– Ваш муж занимал все высокие должности в государстве, кроме президентскойКак думаете, чего ему не хватило, чтобы занять это кресло?

– В то время в Украине уже был действующий президент. У него нет сожалений, он считает, что все в жизни идет своим чередом. Конечно, какие-то амбиции есть, но востребованности ему хватает, и мне кажется, так будет до конца жизни, не всем заниматься бизнесом, кому-то надо быть системным политиком и чиновником хорошим. Все люди, которые работали с ним, всегда говорили, что более системного политика трудно представить. При этом он всегда рвался домой и говорил, что работать надо на работе, а когда ты пришел домой, забывай о работе. Не понимал, когда я ему рассказывала, что вот этого нет дома, он решает рабочие вопросы ночью в ресторане: "Слушай внимательно, это все глупости, люди просто не хотят идти домой". Может быть, потому что в 2000-х у нас родилась дочка София, вся его жизнь и сейчас заключается в этой девочке.

– Вы решились родить третьего ребенка, по медицинским параметрам довольно поздно, в 40 лет. Серьезный шаг по тем временам. Врачи вас не отговаривали?

– Да, мне девять дней не хватало до 40-летия. Хотелось ребенка сразу, но умерла мама, и не все получилось так, как хотелось. Несколько лет у нас не было детей, а потом появилась девочка, в которую мы вкладываем всю душу. Все три дочери дружны между собой и дружны зятья. Когда мы все собираемся за одним столом, кажется, счастливее дня представить невозможно. Смотрю на младших внуков, которые на пятки наступают. Как они в этих компьютерах соображают – это радость!

– Часто видитесь?

– Моей старшей дочери – 35, средней – 31 год, младшей – 15, я каждую минуту знаю, где они находятся. Взлетели, прилетели – позвонили, мы знаем, в каких отелях они живут, я дружу со всеми подружками своих дочерей, они называют меня "мамочка Мариночка" или "тетечка Мариночка". Когда знакомые говорят, мол, я со своим сыном полгода не разговариваю, он меня обидел, не представляю, как это. Детей надо контролировать, строгий учет и контроль – тогда не допустите таких случаев.

Муж уходит с работы и звонит: "Маринка, я выезжаю, скоро буду". Если человек хочет изменить или куда-то смыться, он это сделает, даже если ты будешь тысячу раз его проверять

 – А мужа вы тоже так контролируете?

– Это не контроль, а стиль жизни. Он уходит с работы, звонит: "Маринка, я выезжаю, скоро буду". Если человек хочет изменить или куда-то смыться, он это сделает, даже если ты будешь тысячу раз проверять. Создай такие условия, чтобы муж хотел идти домой. Мы всегда радуемся, что мы вместе, можем обсудить любую проблему. Моя младшая – это будущий психолог. Она все раскладывает по полочкам, учит меня: "Вот тут ты неправильно поступила, не то сказала". Все дети разные, их объединяет то, что они друг за друга в ответе. Я им всегда говорю: "Вы должны понимать, что родителей не будет, а вы останетесь", поэтому наши внуки знают, что на День Победы надо прийти к дедушке с гвоздиками и спеть ему "Катюшу" или "Темную ночь". И все поют.

– До встречи с Анатолием Кирилловичем у вас был другой брак, семья, двое детей. Не каждый мужчина может принять женщину с таким багажом. Как зарождался ваш союз?

– Никто не собирался ломать семьи. У меня был муж, известный профессор. У Анатолия Кирилловича – прекрасная супруга. Другое дело, что у него не было детей. Но когда мы встретились, между нами пробежала какая-то искра.

– И кто сделал первый шаг?

– Анатолий Кириллович. Он просто сказал: "Ты будешь моей женой". Когда разбилась семья, было тяжело, тем более что мы вместе работали. Но чувства были такие сильные, что никто не хотел их скрывать. Мне всегда кажется, что когда у людей длительные отношения вне семьи, если они сразу не решаются, они не решатся никогда. Мой Кинах – это мужчина до кончиков пальцев, он не приемлет никаких женских штучек.

У мужа всю жизнь один и тот же парикмахер. Он звонит, она приезжает, когда ему удобно. После стрижки запрещает ей даже сушить волосы феном

– Что вы под этим определением понимаете?

– Многие мужчины сегодня посещают салоны, ходят к косметологу, это нормальное явление, но муж этого мнения не разделяет. Как-то говорю ему: "Встретила тут одного депутата, он привет передавал". "Ой, спасибо. А где встретила?" – "В парикмахерской". – "А что он там делал?" – "Маникюр или педикюр, не знаю, но вышел в халате". – "Это же все бабское!" Если мужчина пьет витамины, пользуется лаком – для него это неприемлемо. У него один и тот же мастер, у которого он стрижется всю свою жизнь. Он звонит, она приезжает, когда ему удобно. После стрижки запрещает ей даже сушить волосы феном.

– Вы в чем-то тоже похожи. Несколько лет назад писали, что вы сделали пластическую операцию, но во всех своих интервью вы уверяли, что никогда в жизни не посещали косметолога.

– Да, ни один человек не скажет, что видел меня у этого специалиста. С 17 лет я покупаю себе самые дорогие кремы, делаю маникюр, педикюр, хожу в парикмахерскую, стригусь, крашусь, ухаживаю за волосами, но не хожу к косметологу. Сейчас подхожу к тому, что, наверное, в ближайшее время сделаю себе блефаропластику, уже ходила на консультацию. Если решусь, делать буду радикально – отрезал и все, но только в Украине, нашу медицину считаю одной из лучших.

Но главное – это внутреннее состояние. На свои юбилеи я написала песню "Я люблю тебя, жизнь!" с новыми словами. Там были такие строки:

Я люблю тебя, жизнь, хоть ко мне ты бываешь сурова.

Я люблю тебя, жизнь, и готова прожить тебя снова.

И хочу вам сказать, что Марина совсем не устала.

Мне опять 25, а для женщины это так мало…

Дома готовлю мужу его любимые колбаски, которые покупаю в магазине. Я сама занимаюсь покупкой продуктов, никому не доверяю

– Когда мы с вами встретились, вы по телефону давали указания, просили разморозить продукты из холодильника. Вы сами на семью готовите?

– Да, готовлю мужу его любимые колбаски, которые покупаю в магазине. Я сама занимаюсь покупкой продуктов, никому не доверяю. Муж может купить хлеб или конфеты. Хотя он тоже готовит, по воскресеньям делает свое фирменное блюдо – яичницу с колбаской или с мясом. Бывает, вместе с Софийкой готовят макароны с сыром.

– Обычно мужчины требуют все подать и желательно побыстрее…

– Есть такие, но Анатолий Кириллович умеет делать все. Пол ему мыть не приходится, у нас есть домработница, которая помогает уже много лет, она нам как член семьи, но мусор он выносит всегда сам, считает, что это не женское дело. Убирает на улице снег. Занимается спортом, силовыми нагрузками. Говорит, что каждый его сантиметр мышц – это один год жизни рядом с Софией. Дочь в свои 15 лет с ним одного роста – 1 м 75 см. Она у нас очень худенькая, и муж ее носит на руках. А может и всех четверых внуков за один раз на себе поднять, они все на нем висят, еще и присесть может. Он с ними играет, подбрасывает их, они никогда ему не надоедают. Да что там, он и меня может запросто поднять со всем моим весом и ростом, я всегда кричу: "Поставь на место!" Бывает, прибегаю с мороза и с порога: "Я кушать хочу!" Он меня поднимает на руки, поможет сапоги снять. Очень внимательный, для него женщины, дети и старики – это самое главное. Бабушки на всех базарах обожают, когда он у них фрукты покупает. Даже наша кошка Лизи любит только Анатолия Кирилловича. Она, как верный пес, ждет его с работы. Когда он приходит, запрыгивает к нему на плечо, смотрит в глаза и от счастья виляет хвостом. В шесть утра забирается к нему в постель, ходит по одеялу, давая понять: иди, корми.

– А на рынках Анатолия Кирилловича узнают, скидки делают?

– Боже сохрани! Наоборот, он еще старается дать сверху и меня ругает: "Как не стыдно торговаться! Это такой труд!" Никогда ни в одном ресторане и магазине не попросит скидку. Я могу, как все женщины, попросить, особенно если мои подруги – хозяйки магазинов. Однажды ему говорю: "Ты себе купил рубашку, почему не взял скидку?" "Скидками будешь сама пользоваться". Я не выдержала, позвонила в магазин, спрашиваю, мол, вы же знаете, что это мой муж, почему не сделали скидку? "Да вы что, Марина Владимировна! Мы ему только сказали, а он: "Скидка госслужащему приравнивается к взятке". После этих слов мы чуть от страха не умерли".

– Как вы распределяете семейный бюджет?

– Бюджетом в нашей семье занимаюсь только я, муж приносит зарплату, а я ее распределяю. И он считает, что это правильно. Хотя я ни дня не сидела дома, всю жизнь работаю. У каждого есть своя банковская карточка. Если речь идет о крупных покупках, мы советуемся, но когда дело касается мелочей – кофточки или платья, он мне полностью доверяет.

– На будущее вы не откладываете?

– Мы думаем о будущем, но любим жить сегодня и сейчас. Мы не знаем, что с нами будет завтра, надо радоваться жизни и покупать, если тебе сегодня что-то хочется. Помню, в 90-х на улице Пушкинской работал магазин модной одежды, там продавался красный пиджак с золотыми пуговицами за $400. Это были огромные деньги по тем временам. Я зарабатывала в месяц $50. Но пиджак мне так понравился, что я попросила его домой на примерку, хотела маме показать. Когда я сказала ей, сколько он стоит, мама изумилась, но тут же нашла мудрый совет: "А у тебя есть такие деньги?" "Есть", – говорю. "Тогда купи, может, через пять лет ты не захочешь его носить, но сегодня хочется, а деньги заработаешь". Я запомнила эту фразу на всю жизнь. Вот и сейчас, если мне хочется купить, например, новые очки, я их все равно куплю, потому что не знаю, понадобятся они мне потом или нет. Жизнь такая: сегодня ты живешь, а завтра нет, зачем заниматься накопительством?

Когда Кинах делает мне замечания, не обижаюсь. Изменить человека в таком возрасте невозможно, надо любить друг друга такими, какие мы есть

– В одном своем интервью вы как-то признались, что считаете себя человеком без комплексов: можете запросто открыть кастрюлю, достать из борща кусок мяса, съесть его. Избавились от этих привычек?

– С возрастом я становлюсь более сдержанной. За эти годы Анатолий Кириллович меня многому научил, он любит, чтобы все красиво было накрыто, поэтому такие вещи уходят на задний план. Но все равно я большая, шумная, яркая, активно-востребованная. Он иногда мне делает замечания. Но я никогда не обижаюсь на него. Мне кажется, изменить человека в таком возрасте невозможно, надо любить друг друга такими, какие мы есть.

Вот, например, я очень люблю красный цвет, и если надеваю красное платье или что-нибудь яркое, муж может мне посоветовать, сказать, что идет, а что нет. Недавно надела новое красное платье и спросила совета. Он сказал: "Ну как, ты похожа на светофор, с таким ростом, тебя можно поставить и все будут останавливаться". "Тем не менее ты женился на мне", – сказала я. На этом разговор закончился.

Коллега мужа, не попавшая ко мне на юбилей, как-то спросила его: "Анатолий Кириллович, ну что, красивая Марина была?" "Да, очень". "А во что она была одета?" "В платье" (смеется).

– А правда, что в вашей семье давно сложилась традиция отдых и дни рождения проводить врозь?

– Да. Я ввела в моду "женские" дни рождения, мы к ним с подругами настолько привыкли, что когда собираемся, предупреждаем: "Ну, мы без мужей?" Мы друг для друга надеваем свои лучшие платья, делаем прически. Мои подружки – это все, я без них не живу. У меня их столько, что когда у меня день рождения, я заранее думаю, где бы нам собраться, чтобы все поместились. Я их страшно люблю, они мне отвечают тем же. Все абсолютно разные – педагоги, врачи, домохозяйки, подруги детства. При этом нам не нужны мужчины, мы сами танцуем, поем, нам никогда не бывает скучно.

Но у меня есть и подружки-мужчины. Когда спрашивают, есть ли дружба между мужчиной и женщиной, уверяю, что есть. У меня есть один такой друг. Когда у него был 50-летний юбилей, его жена сказала: "Первая номинация – подруга именинника". И мне дали первое слово.

– И муж что, не ревнует?

– Никогда даже вопросов не возникает. Анатолия Кирилловича еще не было в моей жизни, а они уже были. Обожаю писателя Андрюшу Куркова. Когда собираемся у него дома, хозяйничаем в его холодильнике, накрываем на стол. В это время вокруг бегают дети, а мы садимся за рояль и играем в четыре руки "Растопи ты мне баньку по-белому…" Кроме того, что Андрей гениальный писатель, знающий десять языков, он еще и потрясающий человек.

А муж для меня – это моя жизнь. Он дал мне все. Хотя мы совершенно разные, к браку почти двадцать лет назад мы пришли сформировавшимися личностями, но за эти годы мы настолько подпитали друг друга тем, чего нам недоставало: я ему дала то, чего не было у него, он мне – то, чего не было у меня! Дома Анатолий Кириллович может сидеть в своем кабинете, а я – у себя. Мы с ним смотрим разные фильмы и читаем разные книги. Я люблю кинокомедии, детские и старые фильмы, а он – современные и исторические. Для меня они – тяжелые и неинтересные. Но обсудить их мы можем.

У каждого должно быть личное пространство. Семья – едина, но если в браке у человека нет своего пространства, он устает. Должна быть своя комната, где ты можешь уединиться. Мы с ним не венчаны, но собираемся обвенчаться, уже говорили об этом. У нас есть хороший священник, крестный нашего младшего внука, настоятель львовского храма владыка Филарет. Это должно быть тихое событие.

Вера – это вообще очень интимная вещь. Когда подъезжаю к храму и вижу, как священник святит шестисотый мерседес, у меня это вызывает не очень хорошие эмоции. Не могу похвастаться, что часто хожу в церковь и считаю себя очень верующим человеком. Меня окрестили в тридцать лет. В 1990 году во Львове крестили двух моих дочерей, и священник, который проводил обряд, узнав, что я не крещеная, предложил: "Давайте и маму окрестим". С тех пор чудеса в моей жизни происходили несколько раз.

В монастыре с нами случился мистический случай, после которого Анатолия Кирилловича назначили на должность первого вице-премьер-министра 

– Можете что-то конкретное припомнить?

– В 2006 году врачи "нарисовали" мне не очень приятный диагноз, операция проходила в Москве в онкоинституте им. Н. Блохина, проводил ее академик института Михаил Давыдов, украинец по происхождению. Настроение у меня было соответствующее, и я перед этим поехала в Лавру, попала к владыке Павлу, он вытащил огромный меч, поколол меня им и сказал: "Все буде добре, нічого в тебе нема, але їзжай, щоб був спокій на душі". Я поехала на операцию, утром проснулась в реанимации, открываю глаза, а надо мной склонился профессор и говорит: "Мадам, ваш диагноз не подтвердился, вот ваш мобильный". Я его включаю, а там смс от владыки Павла: "Маринка, сьогодні в семи церквах за тебе служили службу, все в тебе гаразд".

А еще был у нас случай в Выдубицком монастыре. Анатолий Кириллович тогда баллотировался на очередную должность, и мы поехали туда почти всем семейством: с мужем, папой и нашим крестным. Заходим в пустой храм, а навстречу нам – монах в сером ратиновом пальто, из-под которого видна ряса. Муж поздоровался, а монах и говорит: "Добрый день, я вас знаю! Вы – Кинах. Я служил в Николаевской области, а сейчас приехал в этот монастырь". Анатолий Кириллович протянул руку, мол, как вам здесь? А монах снова: "Сейчас столько партий развелось, они как секты, вы должны понимать. Каждого человека можно по фамилии расшифровать". "А мою фамилию как расшифруете?" – улыбнулся Анатолий Кириллович. "Кинах – это концентрация, индивидуальность, надежность и характер! Мы переглянулись, пожелали друг другу хорошего дня и попрощались.

А потом зашли в другой храм поставить свечи. И папа мой говорит: "Давайте его догоним, вдруг неправильно запомнили, что он сказал". Мы вышли и снова пошли в ту церковь, а там замок на дверях. Стали стучать, вышел какой-то молодой человек, а мы его спрашиваем: "Мы тут видели священнослужителя из Николаевской области, как его найти?" А он: "Никого тут не было, мы закрыты". Это была какая-то мистика, но сразу после этого Анатолия Кирилловича назначили на должность первого вице-премьер-министра. 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 

Публикации

 
все публикации