Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Мироненко: Со временем Горбачев разберется и поймет, на чьей стороне правда. Он очень сильно переживает за Украину

Советник президента "Горбачев-Фонда" Виктор Мироненко, в прошлом – первый секретарь ЦК ВЛКСМ СССР, историк, в эксклюзивном интервью изданию "ГОРДОН" опроверг информацию о кончине экс-президента СССР и рассказал о том, что мешает Михаилу Горбачеву правильно оценивать ситуацию в Украине и почему он не может влиять на политику Путина.

Виктор Мироненко: "Мы с Горбачевым сходимся во мнении, что даже если украинцы что-то делают неправильно, то не нам, участникам перестройки, их критиковать". Михаил Горбачев и Виктор Мироненко в программе "В гостях у Дмитрия Гордона"
Виктор Мироненко: "Мы с Горбачевым сходимся во мнении, что даже если украинцы что-то делают неправильно, то не нам, участникам перестройки, их критиковать". Михаил Горбачев и Виктор Мироненко в программе "В гостях у Дмитрия Гордона"
Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com
Татьяна ОРЕЛ

За последнее время бывшего президента СССР, 83-летнего Михаила Горбачева, "хоронили" не раз. Слух о его кончине подхватывала не только российская и международная пресса, но и известные политики. Так, еще почти год назад министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер написал в своем Twitter: «Плохие новости. Умер президент СССР Михаил Горбачев 5 минут назад». Но знаменитый реформатор, лауреат Нобелевской премии мира, человек, благодаря которому упал "железный занавес", отделявший СССР от западной цивилизации, к счастью, жив. Правда, не очень здоров: он перенес несколько операций, страдает тяжелой формой диабета.

Недоброжелателей, которые порадовались бы уходу из жизни Михаила Сергеевича, хватает. Многие в бывшем СССР считают, что именно он разрушил великую державу, результатом чего стали кровавые межнациональные конфликты. "Горбачев опять не умер – к разочарованию миллионов россиян", – пишет одно из российских интернет-изданий.

Но "миллионы россиян" забывают о том, что именно благодаря реформам Горбачева, перестройке и гласности, которые стали настоящей революцией для загнивающего Советского Союза, они со временем смогли открыть бизнес, приватизировать квартиры, свободно выезжать за границу, говорить то, что думают, смотреть по телевизору не только соревнования по фигурному катанию и "Вести с полей", но и острые политические, публицистические и юмористические программы, а также читать книги, которые раньше выходили лишь в "самиздате".

Те, кто ностальгируют по СССР и по "докторской" колбасе "за 2.20", считают, что реформы Горбачева отобрали у них привычную стабильность, которая давала возможность как-то существовать – пусть даже и вполнакала. Но, кроме этого, ему еще не могут простить, что первым из предшественников, нарушая традиции советских лидеров, он решился предъявить миру свою жену, Раису Максимовну, которую возил за собой всюду и нежно держал за руку во время официальных приемов. И того, что после ухода с высокого поста снимался в рекламе пиццы. И вообще – того, что был не как все.

Сегодня экс-президент СССР, в силу возраста, в поездках и на людях бывает редко. Учрежденный им "Горбачев-Фонд", главный офис которого находится в Сан-Франциско, занимается исследованиями истории перестройки, а также проблем, актуальных для российской и мировой истории.

Незадолго до президентских выборов в России в 2011 году в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Горбачев призвал Путина в выборах больше не участвовать: «Я посоветовал бы Владимиру Владимировичу уйти сейчас. Три срока получилось: два срока президентом, один срок премьером — три срока, ну, хватит".

К удивлению своих почитателей в Украине, Михаил Горбачев поддержал референдум о присоединении Крыма к России и назвал волеизъявление народа Крыма исправлением исторической ошибки. Размышляя о событиях в Крыму, он сказал, что их причины – "в срыве перестройки, а также в бездумном и авантюристическом "роспуске" Советского Союза". И заверил, что "боролся всеми доступными средствами" за "сохранение единого государства".

"К сожалению, к моим предупреждениям не прислушались", – сказал Горбачев, имея в виду Беловежское соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) и прекращении существования СССР, подписанное руководителями Российской Федерации, Белоруссии и Украины в Беловежской Пуще в декабре 1991 года.

Не так давно Горбачев заявил, что Россия ведет правильную политику по отношению к Украине, полагая, что российские политики поступают мудро, "не вмешиваясь" в конфликт на Донбассе.

"Если наша страна вмешается, то такой пожар может быть, что не потушим потом всем миром. И правильно, что политики держат позицию", – сказал он.

Советник Михаила Горбачева Виктор Мироненко, его соратник по перестройке и бывший глава ЦК ВЛКСМ СССР, просит украинцев на экс-президента СССР не обижаться. Он считает, что Михаил Сергеевич теперь слишком много времени проводит дома у телевизора, а российское телевидение, по его словам, может "создать неправильное представление о ситуации в любой, даже самой светлой, голове".

Виктор Мироненко обрадовался звонку из Украины, где он родился, окончил Черниговский пединститут и на протяжении нескольких лет был самым главным "комсомольцем" республиканского масштаба.

Я знаю, что в Украине на Горбачева обиделись многие

– Виктор Иванович, не хотелось бы верить недобросовестным СМИ. Что с Михаилом Сергеевичем?

– А что случилось? Может, я что-то пропустил?

– Пишут, будто бы он умер…

– Опять пишут? Да мы только вчера с ним встречались в "Горбачев-Фонде" на конференции, посвященной 25-й годовщине падения "железного занавеса". Михаил Сергеевич пробыл там три часа, не меньше, делал большой доклад, активно участвовал в дискуссии. Я за него порадовался. Он прекрасно выглядел.

– Значит, слава Богу, он жив-здоров…

– Ну, нельзя сказать, что здоров. Возраст и болезни, конечно, берут свое. А что касается слухов о его смерти… Он мне сам рассказывал: "Часто звонят на сотовый знакомые журналисты, спрашивают: "Как вы, где вы?". Отвечаю: "Я в постели, в больнице". А они из этого короткого ответа и делают вывод, что я чуть ли не в критическом состоянии". Он в ответ на это с присущим ему чувством юмора шутит: "Не дождетесь". Говорит, что чувствует себя по возрасту. В последние годы, к сожалению, здоровье не очень устойчивое.

– На конференции в "Горбачев-Фонде" наверняка собралось много умных людей. Вы говорили об Украине?

– Да, и довольно долго. Все в основном сошлись во мнении, что большая вина за украинскую трагедию лежит на российском руководстве, которое нарушило целый ряд международных соглашений. Говорили о том, что можно по-разному относиться к ситуации в Украине, но есть правила, которые нужно соблюдать. Думали, как России из этой ситуации выходить, и пришли к выводу, что выход этот будет очень трудным. Вспоминали о том периоде, когда объединялись две части Германии – Западная Германия как более сильная и богатая тогда очень интенсивно помогала Восточной. Это были колоссальные усилия и денежные вливания. И если даже согласиться с тем, что русские и украинцы – это один народ, и у российского народа есть желание объединиться, то надо было помогать Украине, а не вводить вместо этого новые цены на энергоносители, а потом вообще переходить к агрессии.

– В Украине не ожидали, что Горбачев поддержит российскую агрессию по отношению к нашей стране. Вы ведь хорошо его знаете – неужели он не смог разобраться, что к чему?

– Да, я знаю, в Украине на него за это многие обижены. У Михаила Сергеевича своеобразная позиция по Крыму: он считает, что референдум там все-таки был и что главное – это волеизъявление людей. Не совсем чисты, с его точки зрения, западные партнеры. Но за Украину переживает. Он хоть по натуре своей и глубоко русский человек, но он украинец наполовину – по маме, я, кстати, тоже наполовину украинец, только по отцу. Лично я думаю, что он слишком много времени проводит дома у телевизора, а российское телевидение может создать неправильное представление о ситуации в Украине даже в самой светлой голове. И в общении он сейчас очень ограничен. 

И для Горбачева, и для меня война в Украине – это не что-то там далекое и чужое. Она – внутри нас, в наших сердцах

– Вы с ним наверняка общаетесь чаще других. А у вас позиция совсем иная. Вы с ним спорите?

– Спорим. И он соглашается с тем, что Украина, в отличие от всех других бывших республик СССР, ищет свой путь. И поиск этот очень трудный. И в отношениях с Россией все очень глубоко зашло. А выйти из этой ситуации можно только одним путем – к свободе. Но свобода предполагает ответственность, а украинской власти для этого не хватает пока инструментов, да и многого другого. И еще мы с Горбачевым сходимся во мнении, что даже если украинцы что-то делают неправильно, то не нам, участникам перестройки, их критиковать.

– Перестройка – это ведь тоже революция была, только прошла она без крови. Он же должен понимать, что Украина сегодня из пещеры выходит на свет, к той самой цивилизации, к которой Горбачев когда-то стремился вывести Советский Союз…

– Михаил Сергеевич, конечно, глубоко переживает то, что были сорваны реформы, которые он проводил. Он считает, что это произошло в том числе и по вине Украины – и у него есть для этого основания. Ведь мы хорошо помним, что происходило в Украине в те годы. Украинцы, наверное, не поняли этих реформ, не поверили до конца в наши намерения. С момента перестройки прошло уже 25 лет, а Украина все еще ищет себя. И Горбачев очень хочет, чтобы она свой путь нашла. Поверьте, за все хорошее, что он сделал, ему можно простить его взгляды, не понятные Украине и не слишком приятные для нее. Но, повторюсь, они во многом вызваны его односторонней информированностью. Разобраться в том, что сегодня происходит в Украине, очень непросто.

Люди из окружения Путина активно стараются изолировать от него Михаила Сергеевича. Слишком уж разные у них политические парадигмы

– Наверное, непросто. Но он ведь гуманист – иначе, придя к власти, не перестройку бы начал, которая дала людям свободу, а еще туже закрутил бы гайки. На Донбассе под обстрелами из российских орудий погибают люди. Тысячи людей – и мирных, и военных. Разве можно к этому относиться "лояльно"?

– Сам Горбачев всегда стремился к минимизации жертв, к решению проблем мирным путем. И я его все время убеждаю в том, что для понимания сути этого конфликта нужно судить не только по фактам, но и по тому, кто первым начал, и у кого какая мотивация была. Это не менее важно. У него большие надежды на Украину и он по-своему очень серьезно переживает за нее. И для Горбачева, и для меня война в Украине – это не что-то там далекое и чужое. Она – внутри нас, в наших сердцах. Думаю, со временем Михаил Сергеевич обязательно разберется и поймет, на чьей стороне правда. А Украине нужно продолжать делать то, что она делает: искать правильный выход. Лично я всегда с огромным уважением относился к Донбассу. К сожалению, этот край подвела номенклатура. Это они заварили всю кашу, и им, конечно, за это отвечать. Хотя погибших уже не вернешь… Примите мои самые искренние пожелания: пусть все образуется, и все жители Донбасса вернутся домой. Я в это верю.

– Если бы Михаил Сергеевич встретился с Путиным как человек, умудренный и жизненным, и президентским опытом, заслуживший по праву огромный авторитет и не потерявший его, как бы ни относились сегодня к его реформам, встретился бы и сказал ему условно: "Володя, ты не прав", – это могло бы помочь остановить войну?

– Я очень сомневаюсь насчет способности нашего лидера воспринимать какое-то другое мнение. И потом, Михаила Сергеевича к Путину ведь не подпускают. Еще в 2001 году, когда президентом США был избран Буш-младший, а президентом России стал Путин, кое-кто из окружения нового российского президента готовил еще одну "холодную войну". Это люди, которые получают деньги от военно-промышленного комплекса – и в Америке, и в России. Они всегда заинтересованы в международном напряжении, в каких-то конфликтах, благодаря чему увеличиваются государственные расходы на вооружение, и эти люди зарабатывают большие деньги. Именно тогда уже был подготовлен план, который, по замыслу его авторов, должен был привести к обострению отношений между Бушем и Путиным. Но вмешался Горбачев, и этот план был сорван. С того времени люди из окружения Путина активно стараются изолировать от него Михаила Сергеевича. Слишком уж разные у них политические парадигмы. Горбачев стоит на идеалистических позициях, придерживаясь морали в политике, считая, что мир должен измениться к лучшему в отношении свободы и демократии, уважения прав человека. Путин же продолжает линию, которую начинал Ельцин, – это, так сказать, номенклатурная, консервативная линия, пусть и несколько обновленная. Он и его окружение, по-моему, играют в старые геополитические игры, в которых политика, прежде всего, держится на силе. Поэтому Михаилу Сергеевичу трудно влиять на нынешнюю российскую администрацию. В какой-то степени под ее влиянием находится он сам.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
 
АНОНС
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации
 

Спецпроекты

Все Спецпроекты