Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Виктор Павлик: Путин был для меня примером. Само созвучие слов – Сталин, Ленин, Путин. Не пойму, как он стал таким грязным и превратился в дьявола

Певец Виктор Павлик рассказал интернет-изданию "ГОРДОН" как Виктор Ющенко помог ему получить звание заслуженного, а Виктор Янукович не дал народного. Про то, как чуть не эмигрировал в Америку и о том, почему в Москве его считали протеже Аллы Пугачевой. По какой причине Филипп Киркоров спел после него "Ой, мама шика дам!" и почему сам Виктор был готов агитировать за Королевскую и Тимошенко.

Павлик: Последние 15 лет ношу в ухе серьгу из чистого бриллианта. Одно время хотел ее закрутить, чтобы навечно стояла. Решил, что так и умру с ней в ухе, снимать не буду
Павлик: Последние 15 лет ношу в ухе серьгу из чистого бриллианта. Одно время хотел ее закрутить, чтобы навечно стояла. Решил, что так и умру с ней в ухе, снимать не буду
Фото: Ростислав Гордон\"ГОРДОН"
Ирина МИЛИЧЕНКО
Журналист

Мы встретились с Виктором Павликом в Карпатах, в Яремче, на этно-фестивале Winter Romantik Fest, куда он вырвался всего на несколько дней, чтобы отдохнуть и набраться сил накануне своего юбилейного сольника в Киеве. Но лениво проваляться в роскошном отеле не планировал: как заядлый лыжник, все свое время Виктор проводил в Буковеле, покоряя лыжные горизонты. Он всегда подтянут, в хорошем настроении, и так давно поет, что никто не задумывается о его возрасте, а недавно ему, между прочим, исполнилось 50 лет, из которых ровно 30 он – на сцене. Если бы у нас проводился рейтинг самых открытых звезд украинской эстрады, Павлик занял бы в нем первое место, но при этом о нем всегда ходит огромное количество слухов. Вот мы и договорились за чашкой кофе развеять многочисленные небылицы и поговорить на темы, о которых он в интервью изданию "ГОРДОН" расскажет впервые.

– Виктор, повезло же вам родиться прямо в Новый год! В 2016-м вам стукнул полтинник, а 13 февраля у вас пройдет большой концерт во Дворце "Украина". Приурочен ли он как-то к вашему юбилею и чем эдаким планируете удивлять народ?

– Да, уже ровно 50 лет – 31 декабря 1965 года я родился у мамы. Мне очень нравится, как делают в Китае: они празднуют не день рождения, а день зачатия. Если отсчитать от 31 декабря ровно девять месяцев, получится 1 апреля, так что я – первоапрельская шутка. Куда уже смешнее (смеется)!

Концерт мой отчасти итоговый, и четвертый по счету в "Украине". Назвал я его юбилейной цифрой "50": из них30 лет, как я на сцене, и ровно 20 песен прозвучит в этот вечер. Как я говорю, это будет исповедь из лучших хитов, выбранных жизнью и временем: "Афіни, Київ і Стамбул", "Шикидим", "Все минуло"... Сейчас репетируем с оркестром. Когда музыканты начали играть "Город зеленого цвета", я не узнал свою песню. Такая же ситуация и с композициями "Ти подобаєшся мені", "Ні обіцянок, ні пробачень"… Дудки, валторны, арфы – очень сильное звучание. Вроде известные песни, но переделаны совершенно иначе, это и интересно, люди услышат первую фразу песни – и начнут подпевать.

А еще у меня интересная идея есть: хочу к 1 апреля выпустить диск с десятью своими известными песнями, которые сыграют молодые рок-команды, назову его "З Новым Roсkom", причем новый не год, а стиль в музыке. На это меня натолкнула хмельницкая группа "Чумацький шлях", они перед Новым годом позвонили: "Можно мы вашу "Шикидим" в роковом стиле сыграем?" "Играйте, – говорю, – ради бога". "А с нами споете?" Прислали демку, и я в студии с первого дубля записал. А потом опять звонок: "Виктор, мы сейчас в Киеве, хотим снять клип, может, приедете к нам на студию?" Я приезжаю, и мы снимаем. Молодая группа из 20-летних пацанов, но сделала такой кавер в стиле хард-рок, что я подумал: "А почему бы не записать целый проект?" Коллективы будут малоизвестные, из разных уголков Украины – Черновцы, Львов, Ивано-Франковск, из Ровно – команда "Мангуст", они участвовали в "Х-факторе". Сашко Положинский споет со своей новой группой "Був'є" и многие другие. Ребята получат путевку в жизнь, а для меня, как для старичка, это будет очередной виток.

В Америке мне предложили контракт, я уже думал: залез богу за пазуху. Но не тут-то было. 

– Сейчас уже не все помнят, но несколько лет назад у вас была попытка эмигрировать в Америку. Многие стремятся, но у них не получается, а вы вернулись обратно в Украину. Почему, что вас не устроило на Западе?

– Есть такая пословица: "Лучше быть большой жабой в своем болоте, чем маленьким пугалом где-то в чужом". Я не собирался уезжать, полетел в Америку в отпуск, сначала в Чикаго, на фестиваль "Украинское село", меня пригласили выступить за гонорар, а оттуда – в Нью-Йорк, там была американская команда Wicked Monkey ("Злая обезьяна"), гитарист этой группы был белорусом, барабанщик – американец. Им нужен был вокалист, они нашли на YouTube песню "Hotel California" в моем исполнении, им понравился тембр, и они меня пригласили к себе, сразу предложили контракт с Sony Music. Конечно, я обрадовался. Меня это захватило, адреналин, новая дорога, в омут с головой.

– Золотые горы обещали…

– Да, я уже думал: залез богу за пазуху. Америка зовет… Но не тут-то было. Просто влиться в коллектив? Если бы это был Bon Jovi или Aerosmith, я еще понимаю, а тут группа Wicked Monkey… Они хорошие ребята, шикарные музыканты, выступали в клубах, но я даже не знаю, какого эшелона был этот коллектив. Закончилось все тем, что я пробыл там в общей сложности месяца полтора, мы спели два кавера  – "Малиновка" и песню на украинском языке из моего репертуара "Мрій про тебе" в стиле регги. Первый куплет я пел на украинском, барабанщик Джимми – второй на английском... Я не задавал им вопрос в лоб, но понял, зная, что я у себя в стране – известная личность, они планировали через меня пробиться в Украину, страшно хотели к нам на гастроли. Еще меня сильно подкосил один пункт в контракте: без ведома их компании я не имел права нигде выступать, даже у себя в Украине. Тогда я подумал: "Нет, стоп! От греха подальше, лучше буду у себя дома работать". И уехал.

Песню "Шикидим" я заучил настолько, что не понимал, о чем пою, просто копировал один в один и все думали, что я турок

– Ваш коллега, певец Виктор Салтыков как-то сказал, что его хит "Кони в яблоках" – это его могильная плита. Для вас это "Шикидим"? Вы уже столько лет на сцене, но вас все равно ассоциируют с этой песней.

– Наверное, да. Но еще "Ні обіцянок, ні пробачень", "Ти подобаєшся мені", "Афіни, Київ і Стамбул", "Білі черемхи" – она мне уже в горле стоит, но люди просят. А без "Шикидим" до сих пор ни один концерт не проходит. Если я ее не спою, народ будет скандировать, не отпустит меня со сцены. Я пою первую, вторую песню и дальше слышу: "Шикидим" давай!" На днях рождения и свадьбах ее пел. На эту песню много разных каверов сделано. Последний – работа Димы Гершензона, он сейчас живет в Израиле, и там сделал аранжировку, а на трубе играл известнейший наш трубач-виртуоз из Черновцов Авраам Фельдер, уже лет тридцать живущий в Израиле, его знают в музыкальных кругах во всем мире. Кстати, эту версию мы сделаем и на моем сольнике в Киеве.

– А как вы познакомились с первым исполнителем этого хита Тарканом? Давно виделись?

– Да, очень давно, лет двадцать назад. Он приезжал на "Таврийские игры". Там был Киркоров, я и Таркан. Мы все пели свои "Шикидим", организаторы даже хотели нас свести, чтобы мы спели ее вместе, но не получилось, может, Киркоров не захотел.

А познакомились мы в Турции в 95-м году. Таркан знал, что я пел в турецкой группе "Медаз" в Анкаре. Он начинал с "Шикидим", ему было лет 16–17. Но он не автор этой песни, ее написала известная в Турции певица и композитор Сюзан Аксу (в свое время она сочинила хит "Фаина" для группы "На-На"). Эта песня была очень популярна там, звучала во всех ресторанах… Мы с группой "Медаз" поехали летом играть, как говорят, на моря: Анталья, Бодрум, Кушадасы, Эгейское и Средиземное моря… Много туристических мест. И везде поют "Шикидим". Естественно, что и я ее исполнял. Не турки, с которыми работал, а я – украинец. Публике было интересно посмотреть на меня как на иностранца, который поет на турецком, хотя я вообще не знал тогда этого языка. Заучил эту песню настолько, что не понимал, о чем пою, просто копировал один в один и все думали, что я турок.

Когда уезжал на родину, турки мне говорили: "А ты попробуй спой у себя дома на украинском". Я возмущался: "Турецкую песню – на украинском? Вы что, ненормальные?" Когда приехал в Украину и встретился с нашим поэтом Степаном Галябардой, его дочка у меня спросила: "Дядя Витя, мы были с классом в Турции и слышали там такую популярную песню: "Ой, мама, Шикидим", вы ее случайно не знаете?" "Как не знаю!" И спел. Галябарда услышал и говорит: "Давай напишу украинский текст!" И тут я вспомнил, что мне турки говорили. В общем, написали текст, сделали аранжировку, я поехал с ней на фестиваль "Мелодія" во Львов, стал лауреатом, вечером лег спать, а наутро проснулся знаменитым. Песня моментально пошла в народ. Какая-то компания выпустила кассету с этой песней, и она разошлась миллионным тиражом, правда, узнал я об этом многом лет спустя. Если бы с каждой кассеты мне платили по десять центов, можно было хорошо заработать.

 Киркоров услышал реакцию на мое исполнение "Шикидим" и записал свою версию.  Знакомые мне тогда писали: "Ты что, подарил Киркорову "Шикидим"?

big_01
Филипп Киркоров после моего "Шикидим" записал свою версию и целый турецкий альбом. Фото: novoteka.ru


– А правда, что Филипп Киркоров спел эту песню, услышав ваше исполнение?

– Мы с ним эту тему не обсуждали, это лишь мои догадки, но Филипп действительно записал ее через полгода после меня. Однажды на концерте в Ялте в зале "Фестивальный" проходил большой сборный концерт, делал его очень известный в те годы режиссер, ныне покойный Борис Шарварко. Кто там только не пел: Иосиф Кобзон, Юрий Богатиков, Филипп Киркоров… От Украины – Руслана, Юрко Юрченко, Нина Матвиенко, Дмитрий Гнатюк и почему-то я. Концерт на 3,5 часа, длинный, нудный… Кобзон выходил на две песни, а пел одиннадцать, люди в зале засыпали. И тут объявляют мой выход, а после меня по сценарию работает Киркоров. Шарварко, естественно, выпускает меня с "Шикидим", я выхожу и буквально разрываю публику, зал аплодирует стоя! А в это время Киркоров за кулисами ждал своего выхода. Конечно, он мог услышать эту песню и раньше, кассеты с "Шикидим" челноки тогда с джинсами из Турции привозили не только в Украину, но и в Москву. Я все-таки думаю, что Филипп услышал ее у Таркана и не обратил внимания, но после такой реакции на мою версию он записал свою "Ой, мама, шика дам!", а потом и целый турецкий альбом. Мне все знакомые тогда писали: "Ты что, подарил Киркорову "Шикидим"?

– Но дружбы у вас потом не получилось?

– А мы и не норовили, при встрече здоровались, но так, чтобы сидеть и общаться, – нет. Хотя была идея спеть дуэтом, но не вышло. Я всегда надеюсь на Господа, значит, он так хотел. Сейчас мы в друзьях в Facebook. Не буду же я его вычеркивать из-за политической ситуации! Раньше он что-то у меня лайкнет, я у него. Последние года два, что идет война в Украине, он ничего у меня не лайкал и я не видел у него ничего интересного.

В Москве многие думали, будто Виктор Павлик – это какой-то "фабрикант", протеже Пугачевой

dsc06096
"Слава богу, в Москву я никогда не ездил и ничего не делал, чтобы там пробиться". Фото: Winter RomantiK Fest


– Когда в Киеве проходили в 2009 году "Рождественские встречи Аллы Пугачевой", там участвовали практически все украинские артисты, кроме вас. Примадонна не пригласила?

– Мы с ней даже не знакомы. И на ее радио "Алла" меня не звали, а я и не просился. А что, надо было позвонить и сказать: "Почему вы всех приглашаете, а меня нет?" У меня никогда не было амбиций. Приглашают – иду, не приглашают – не иду.

– Ну, через Филиппа могли получить протекцию...

– Нет. Хотя моя песня "Город зеленого цвета" крутилась целый год на российских радиостанциях. Причем попала она туда без моего ведома, от какого-то диджея. Я был в двадцатке "Золотого граммофона" рядом с Лолитой, должен был с ней статуэтку получать, но меня в жизни никто там не видел. Я даже слышал от коллег-музыкантов, что многие думали, будто Виктор Павлик – это какой-то "фабрикант", протеже Пугачевой. Слава богу, в Москву я никогда не ездил и ничего не делал, чтобы там пробиться.

– Но у вас ведь много друзей среди российских артистов: Николай Трубач, Алексей Глызин, Лолита Милявская… Как сейчас складываются ваши отношения?

– Я считаю, что артистический мир независим ни от чего. Мне никто не задает никаких вопросов, мы только о музыке общаемся. Сейчас с Сашей Маршалом переписываемся, я написал ему англоязычную песню… С кем я могу обсудить политику, так это с Алексеем Глызиным. Когда он звонит, всегда говорит: "Хай живе Бандера и його жінка Параська!" или "Бєй москалів, хто не скаче, тот москаль!" Он же со мной "Чорнобривці" пел, у него очень хорошее украинское произношение, хотя он по национальности русский.


Виктор Павлик с Лолитой

Виктор Павлик с Лолитой. Фото: vk.com/lolitasu 


– Мне рассказывали, что дочка Лолиты Ева буквально бредила вашими песнями…

– Да, Лола мне говорила: "Что ты делаешь! Ребенок не может уснуть, я кладу ей диск с твоими песнями под подушку – и она засыпает". Моя "Колыбельная" была ее любимой песней. Лет десять назад был у нее на 45-летии на большом концерте в Москве. У нас есть дуэтная песня "Я тебе кохаю". Самое интересное, что в Киеве мы с Лолой никогда не соприкасались, встречаемся редко, но метко. Однажды вместе за Леонида Кучму в тур ездили, в Днепропетровске жили в гостинице "Днепропетровская" и внизу играли в боулинг – она меня играть и научила. Лола – шикарная женщина, при этом очень строгая, дисциплинирует свой коллектив: стоит кому-то провиниться, она таким матом кроет – все, человек уже не работает. Она требует преданности, как собака хозяину. Но это нормально! Свита делает короля.

В 90-х за серьгу в ухе несколько раз блатные мне говорили: "О, привет, а ты что, из "этих"? "

– Мы с вами договорились развеять многочисленные слухи, так вот много лет назад говорили, что за сережку в ухе вам приписывали принадлежность к людям нетрадиционной ориентации. Было такое?

– Последние лет двадцать никто о таком даже не заикается. Мужчины нетрадиционной ориентации своих чувствуют. А вот в 90-х несколько раз блатные мне говорили: "О, привет, а ты что, из "этих"? " У меня на это была своя байка: я отвечал, что "эти" носят серьгу в правом ухе, а в левом – цыгане. А поскольку меня в три года действительно украли цыгане, я должен был жить в таборе, и если бы меня мама не забрала оттуда с милицией, не знаю, какой была бы моя судьба… У меня были все основания придумать эту историю.

– А зачем тогда вообще ухо прокололи? В Союзе такая вольность была нечастым явлением.

– Модно было. Прокалывали мне ухо в Польше, в 87-м году. У меня тогда были длинные волосы, я играл в рок-группе. Буквально через неделю уже носил в ухе серебряное колечко, прицепил к нему крестик. Ходил так лет пять, а потом мне сказали, что крестик можно носить только на груди, и я его снял, вставил золотое колечко. Через несколько лет я случайно оказался в компании братвы, и мне сделали замечание, мол, если будешь носить такую сережку, тебе не будет везти в жизни. И я выбросил ее на какой-то пьянке. Последние пятнадцать лет ношу в ухе серьгу из чистого бриллианта, с хорошим каратом, покупал ее за $2 тыс. Одно время хотел ее закрутить, чтобы навечно стояла. Решил, что так и умру с ней в ухе, снимать не буду.

Когда подавал документы на заслуженного артиста, до меня дошли слухи, что приближенные к Януковичу люди сказали: "Вот пусть ему Ющенко и дает". Сегодня говорят: "Пусть Янукович дает, за то, что за него ездил"

– Виктор, для многих вы уже так давно на сцене, что и без всяких регалий считаетесь народным и заслуженным. Но говорят, что в 2009 году, поддерживая в политической гонке Виктора Януковича, вы в прямом смысле слова выпрашивали у него звание народного артиста…

– Я до сих пор не народный… Наверное, если бы выпрашивал, то за 18 лет  выпросил бы уже ни у одного президента. Мы с Виктором Федоровичем лично ни разу в жизни даже не разговаривали. Звание заслуженного артиста я получил в 1998 году, с тех пор прошли годы, и за выслугу лет народного получают автоматически. В 2009-м было логично мне его дать. Но у Януковича я ничего сам не просил, просто, когда меня спрашивали, что бы вы хотели у президента попросить, говорил, что хотел бы звание, все-таки считаю, что его заслуживаю. А когда я получал заслуженного при Кучме. Виктор Ющенко тогда работал в Нацбанке, но был уже при верхушке и был первым, кто подписал мне бумагу. После него – Леонид Кравчук, а с ним еще человек семь влиятельных тогда людей. Не помню, получила ход эта бумажка потом или нет, по-моему, подписи собрали, но даже не успели их отдать, куда следует, как мне дали звание заслуженного артиста.

Сейчас я уже спокойно отношусь ко всем этим регалиям. При Януковиче мои документы тоже подавали несколько раз. Так вот, когда подавали, до меня дошли слухи, что приближенные к Януковичу люди говорили: "Вот пусть ему Ющенко и дает". Сегодня говорят: "Пусть Янукович дает, за то, что ты за него ездил". Но все артисты за кого-то работали. И я поехал, причем ездил за него только в первом туре, когда еще не нужно было агитировать: просто выступал под знаменами их партии, это было само собой разумеющееся. Но когда был второй тур, я соскочил.

– Почему?

– Потому что поставили условие: со сцены нужно говорить: "Голосуйте за Партию регионов!"

– Денег больше предлагали?

– По-моему, да. Не помню точно, насколько.

– Обычно те, кто ездил, говорили, что суммы были такие заоблачные, что сразу можно было купить квартиры, машины. Экс-депутат Партии регионов Борис Колесников рассказывал, что одна певица просила на предвыборной гонке гонорар в $3 млн.

– Я не знаю гонораров других артистов. На самом деле, все исчислялось даже не десятками, а тысячами долларов за один концерт.

– И сколько таких концертов могло быть?

– Ну, десять, например. Вот и получалось десять концертов по $5 тыс. Можно было отдать первый взнос на нормальную машину, купить песню, снять клип. Таких хороших заработков, как в предвыборных турах, у артистов не было. На сегодняшний день понятно, что нет уже никаких поддержек, я езжу просто с концертами, работаю, слава богу, люди любят, много выступлений.

Тимошенко и Королевская нравятся мне как женщины

95130-f2221-32848860-m750x740
Наталия Королевская и Юлия Тимошенко. Фото: park.teleblondinka.com


– А из нынешних правителей кто-то агитировал вас за себя поездить?

– Я очень удивлялся, но как, ни странно, никто. В какой-то период я готов был поддержать Наталию Королевскую или Юлю Тимошенко. Но это только я так хотел. Они мне нравятся как женщины, и если бы мне тогда от Королевской предложили поехать, я бы согласился.

– А если бы предложили обе?

– Даже не знаю... Наверное, кто больше бы денег дал.

– Торговаться бы стали?

– Ну да. Это нормальное явление. Обе – симпатичны женщины. Очень долго я ассоциировал Юлю с Индирой Ганди и Маргарет Тэтчер. Я думал так: она должна быть президентом страны. Такая красивая, со своей косой приезжает в любую страну мира, топнет ножкой – и все, эти старички упадут перед ней. Было у меня такое, да.

– Но прошло?

– Понятно, что со временем прошло. Сейчас, конечно, такого нет. Я не подкован политически, не знаю, что там внутри делается. Как все люди, понимаю: все меняется, как на шахматной доске, а в конечном результате примерно все одинаково. Пока не пройдет много лет и молодежь и новорожденные не воспитаются в европейском духе, как сейчас, учась в Америке, Слава Вакарчук, ничего не поменяется. Мне кажется, Слава на сегодняшний день был бы идеальным президентом для Украины.

– Вы прямо как Алена Мозговая размышляете: она в интервью нам тоже сказала, что на следующих выборах видит Вакарчука президентом Украины!

– Я не знал этого, но соглашусь. Слава – очень грамотный человек, я уважаю его отца и считаю, что сын не может быть другим, яблоко от яблони недалеко падает. Я люблю Славу как музыканта и композитора, он самобытный. Слышал его доклад, который он читал в Америке, это очень умные вещи. Понимаю, что один человек никогда не наведет порядка, должна быть обойма людей. Но пройдет десять, двадцать, тридцать лет, может быть, наши внуки иначе будут жить. А сегодня, чтобы мы ни делали и ни меняли, моментально ничего сделать невозможно. Тем более, что мы сами в себе должны перестроиться, а не плевать в свой же колодец.

В той ситуации, которая происходит у нас, где-то какие-то заочные ходы есть, о которых никто не знает, кому-то это выгодно. Одни говорят: Америке, другие: России. Сложно сказать, я стараюсь разбираться, слушать новости, читать газеты, но в мою голову это не вмещается. Если вернуть все вспять, то думаю, нам не нужно было ни с кем ругаться. Не потому, что мы славяне: все люди – от Адама и Евы, между собой братья во Христе, просто нужно со всеми в мире жить. Находить компромиссы, а не конфликтовать. Я не говорю про сегодняшний день, раз уж нашла коса на камень. Заранее нужно было искать решения, но я не знаю, что было на уме у одного и у другого, как они договаривались, кто кого покупал.

 Скажу честно: когда все еще было хорошо между нашими странами, и Путин только стал президентом России, он в чем-то был для меня примером

1374862239-565b34e51b3a6ed5cb69f9681f7834d8.
Дмитрий Медведев и Владимир Путин на отдыхе. Фото: wek.com.ua


– Но вы считаете Путина сильным политиком?

– Скажу честно: когда все еще было хорошо между нашими странами, и Путин только стал президентом России, он в чем-то был для меня примером. Мне он очень нравился. Само созвучие слов – Сталин, Ленин, Путин... Когда я служил в армии, у меня был замполит, которого все боялись, его фамилия была Смолин. Все ассоциировалось с этими именами. И внешне Путин был симпатичный, спортивный, подкованный. Чего не скажешь о нем сегодня. Не могу понять, как такой человек, который импонировал всем, мне в том числе, мог стать таким грязным, злым, сатанинским и превратиться в дьявола. 

– Вы были во многих странах. Верите, что Украина будет в Евросоюзе и, самое главное, что людям от этого станет лучше жить?

 – Не верю. Пока люди внутри себя не переделаются, не будут гадить сами себе, не станут такими по ментальности, как в Германии, Англии, Франции, Италии, ничего не поменяется. Еще двадцать лет назад я ездил в Польшу, кроме ее столицы – Варшавы, в целом это была очень плохая страна. А теперь – цивилизованная: продукты, дороги… Нам так далеко до этого! Поэтому если мы завтра станем европейской страной, это не значит, что жизнь нам малиной покажется. Как сейчас, приходит кто-то новый в ту или иную команду, может, хочет что-то изменить, но он обязан подстроиться под старших. И он автоматически становится таким же: начинает брать взятки, коррупция растет... А откажется, так его просто выкинут оттуда, поэтому я стопроцентно уверен: если сегодня убрать все правительство и поставить новое, ничего не изменится. Должно пройти время, нужно, чтобы сорок миллионов умерло и столько же родилось, воспиталось – на соседях, в европейском мышлении, тогда, может, все изменится.

– Как нынешняя политическая ситуация повлияла на вас? Вы как-то говорили, что платите кредит за квартиру. Приходится ли вам экономить, отказываться от чего-то?

– Кредит как платился, так и платится. Стараюсь побольше пахать, не отменять никакие концерты, даже если это маленькие города, не выбираю. Я всегда за любую работу хватался. Это меня и держит на земле. Как велосипед: пока он едет, он работает, если остановился, упадет. Я послан на землю, чтобы заниматься тем, что сейчас делаю. Ничего другого не умею, поэтому, на то, что мне хватает сил, делаю, за это меня Боженька и держит. А экономить как? Я и так себе ничего не покупаю. Из одежды у меня давно куплено 100 свитеров, 200 джинсов, 300 футболок. Одежды столько, что я могу полгорода одеть. Не иду в ногу с модой, много раздаю, что-то сыну отдаю, он подрастает, внукам передается.

Когда из-за невысокого роста надо мной смеялись, я про себя думал: "Ну, ничего, я вам когда-нибудь покажу!" Сегодня я себе цену знаю, и чем выше рядом со мной девушка, тем круче

vitya_2003-90_01
Виктор получает награду от двухметровой модели. Фото из личного архива Виктора Павлика


– Считается, что все люди невысокого роста многого в жизни добиваются. Не будем вспоминать Наполеона, возьмем наших современников – Владимир Зеленский, Михаил Поплавский…. Вы комплексовали когда-нибудь из-за невысокого роста?

– Когда учился в школе, у меня был комплекс, что я самый маленький. Мне было лет 16, я ходил на греблю и познакомился с девочкой, ее звали Таня. Она была мастер спорта с большими плечами и на голову меня выше. Когда мы шли на танцы, надо мной все смеялись, я про себя думал: "Ну, ничего, я вам когда-нибудь покажу!" Сегодня я себе цену знаю, и чем выше рядом со мной девушка, тем круче. Я теперь даже шучу, что мечтаю иметь подругу (как женщину не могу – у меня есть любимая жена и дети), которая была бы ростом 2 м 20 см, чтобы я мог пробежать у нее между ног. Очень люблю Олю Сумскую, она выше меня намного, но мне очень нравится. Оля – наша Клаудия Шиффер, симпатичная, высокая, хорошо выглядит.


img_5380
Ольга Сумская, Виктор Павлик, Влада Литовченко и организатор фестиваля Winter Romantik Fest в Яремче Иван Гаврон. Фото: Татьяны Щербины


– А жен вы по росту выбирали?

– Нет, что Бог давал, то и было. Мне тяжело подобрать девушку ниже меня (смеется). У меня рост 1 м 62 см. Нынешняя моя жена ростом примерно как я.

– Но при этом все время ходят легенды о ваших безумных похождениях, говорят, что вы – известный ловелас на украинской эстраде…

– Это я умышленно создал себе такой имидж, играл роль, завоевывал аудиторию. Когда говорят, что я – Казанова, это только так кажется. Видит бог, я не гуляка. Никогда в жизни таким не был. Со многими подругами я такие отношения внешне строю, что все думают, что у нас что-то есть. Недавно на одну музыкальную премию пошел под ручку с лучшей подругой своей жены.

– И как она отреагировала?

– Жена у меня не любит такие тусовки, она каждый день на работу ходит. На самом деле я – семьянин, люблю жену и любил всегда. Первый мой брак даже считать не будем, потому что я женился в 18 лет, ушел в армию, а когда вернулся, мы развелись. Если при второй жене я позволял себе флиртовать втихаря, то при сегодняшней жене Ларисе, с которой мы вместе почти 21 год, у меня никаких романов не было. Где-то, может, и был легкий флирт, но я никогда не изменял жене и она мне доверяет, по-другому мы не жили бы вместе. Мы венчались, но не в православной, а в протестантской церкви, в которую я хожу уже 16 лет. Мы – евангелисты, верим в живого Бога, Иисуса Христа.


220234679
Виктор с женой Ларисой и сыном Павлом. Фото из личного архива Виктора Павлика


– Но утверждали, что у вас был роман с многоборкой Людмилой Блонской и какой-то известной русской актрисой...

– С Блонской? Да вы что! Это все придумано. Мы с ней познакомились на Олимпиаде, были на каких-то мероприятиях, могли даже обниматься, под ручку ходили, танцевали вместе, я мог ее домой подвезти, но не более. Даже на гастролях номер в гостинице – это табу для меня: дом, крепость – единственное место, куда я зашел, закрылся, выдохнул – что хочу, то и делаю. Если даже где-то что-то, я к кому-то могу зайти в номер, но чтобы ко мне – исключено.

А про актрису я вообще ничего сказать не могу... Все женщины, которые могли оставить в моей душе какой-то след, со мной жили.

В гибели Кузьмы нельзя исключать версии заказного убийства

____3_01
Виктор и Кузьма были хорошими друзьями. Фото из личного архива Виктора Павлика


– Со дня гибели вашего многолетнего друга Кузьмы Скрябина недавно исполнился год. Вы принимали участие в концертах его памяти в Киеве и Львове, там было много скандалов, которые публично не освещались: говорят, что делили деньги. Не разрешили выступить Лолите, Виталию Козловскому… Вы знаете об этом?

– Стараюсь об этом не думать, гоню от себя эти мысли. Есть дьявол, сатана и есть Бог. Про Лолиту я даже не слышал. Виталик, может быть, слишком юн для этого. С Кузьмой я был знаком с 89 года. Козловский тогда только родился, но с другой стороны, там были и молодые – Тарас Тополя и группа "Антитіла". Может быть, кто-то с ним ближе дружил. Я не знаю, по какому критерию отбирались артисты и песни, но и сейчас пою композицию "Соло" – это любимая песня мамы Кузьмы. Мне она тоже очень нравится, с каждым концертом люблю ее все больше. В свое время Кузьма делал трибьют и подарил мне две песни – "Оле" и "Годинник".

– А какой версии относительно его гибели вы придерживаетесь? Многие считают, что только на первый взгляд эта авария была случайной...

– Я раздваиваюсь, не могу понять. Говорил с мамой Кузьмы, полгода назад был у них в гостях во Львове, на могилу к Андрею ходил. Я сам водитель, понимаю, что можно было куда-то заехать, попить кофе, нельзя за секунду все просчитать. Не будет же этот молоковоз день стоять и ждать, когда Кузьма проедет, а потом кто-то по телефону позвонит и скажет: "Едет, выезжайте". Хотя нельзя исключать версии заказного убийства, сам Бог только знает правду. Мама Андрея мне рассказывала, что ей приснился сон, в котором ей сказали: "Когда-то вы об этом узнаете правду, кто-то вам ее скажет". 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации
 

Спецпроекты

Все Спецпроекты