Клуб читателей
Гордон
 

Шендерович о Путине и лидере Тамбовской ОПГ Кумарине: Жить хочется обоим, и в этом имеется некоторый конфликт интересов

Публичный отказ заключенного в СИЗО лидера Тамбовской организованной преступной группировки Владимира Кумарина (Барсукова) от знакомства с президентом России Владимиром Путиным – это крик, обращенный в сторону Кремля, так как узник "Матросской тишины" хочет выйти из переделки живым, считает российский публицист, писатель-сатирик Виктор Шендерович.

Виктор Шендерович: Только вовсе не моя публицистика угрожает жизни Барсукова, и он прекрасно это понимает, я полагаю
Виктор Шендерович: Только вовсе не моя публицистика угрожает жизни Барсукова, и он прекрасно это понимает, я полагаю
Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com

Российский писатель и публицист Виктор Шендерович в своей колонке для журнала The New Times прокомментировал интервью лидера Тамбовской организованной преступной группировки (ОПГ) Владимира Кумарина, который в середине 1990-х годов сменил фамилию и стал Барсуковым.

Сейчас он содержится в Москве, в СИЗО 99/1 ("Матросская тишина"), туда ему присылали вопросы, на которые он отвечал письменно.  В интервью Кумарин заявил, что не знаком с президентом России Владимиром Путиным, хотя ряд западных и российских либеральных СМИ утверждали, что в Санкт-Петербурге 1990-х годов он был соратником будущего лидера РФ.

Владимир Барсуков (Кумарин) –  выходец из Тамбовской области, приехал в Ленинград в 1970-х, учился в Институте точной механики и оптики, бросил, работал барменом. Первую судимость получил в 1985 году  за хранение патронов и подделку документов. В 1987 году начал собирать свою "бригаду", получившую в дальнейшем название "Тамбовские". В 1990-м арестован, осужден за вымогательство, освободился в 1993-м. Вскоре на него было совершено покушение, в результате которого Кумарин потерял правую руку. Лечился в Швейцарии и Германии.

В конце 1990-х был вице-президентом "Петербургской топливной компании", имевшей тесные связи с мэрией города. В начале 2000-х зарубежная пресса писала о связях Барсукова с Владимиром Путиным через российско-немецкую фирму SPAG, в которой Путин в конце 1990-х числился консультантом. По данным СМИ, фирма контролировалась "тамбовскими". В 2007-м арестован, осужден сначала на 14, потом на 15 лет (за организацию преступного сообщества, мошенничество и вымогательство).

Сейчас в Москве проходит очередной суд над Барсуковым – он обвиняется в покушении на владельца "Петербургского нефтяного терминала" Сергея Васильева и в убийстве охранника Васильева.

Шендерович: Увы Барсукову – он не в моих руках, а в руках Путина, о котором знает больше, чем хотел бы сегодня знать сам

Переписка с Барсуковым (Кумариным), прямо сказать, не входила в мои творческие планы, но на все воля Божья, особенно если договориться с УФСИН...

Но вот уж, правда, не угадаешь, с какой стороны подвалит признание! После выхода в свет кумаринского интервью мне позвонил Быков: "Ты, – говорит, – Шендер, сильно-то не зазнавайся – меня он вообще гением назвал!" И ржет, негодяй.

Но шутки шутками, а интервью впечатлило: Евангелие, Митя Карамазов, Солженицын, Ильф и Петров... О том, что в "Матросской тишине" хорошая библиотека, моему отцу рассказывал мой дед, попавший туда за 60 лет до Барсукова. И, видать, нынешний заключенный неплохо самообразовался за восемь лет.

Особенно меня впечатлил Пастернак, пересказанный хотя и своими словами, но очень к месту...

Да, больной хочет выйти из переделки живым – это и есть суть дела, остальное – подробности! Только вовсе не моя публицистика угрожает жизни Барсукова, и он прекрасно это понимает, я полагаю. Но с просьбой о прекращении преследования обращается ко мне. Это я его "топлю", оказывается! Какой всесильный, однако, нынче пошел Шендерович...

Увы Барсукову: он не в моих руках, а в руках Путина, о котором знает больше, чем хотел бы сегодня знать сам. Попробуйте посмотреть на его интервью под этим углом, и оно покажется вам очень познавательным. Ибо сочетание в нем правды, неправды и умолчания как разновидности последней – очень красноречиво.

Сначала о том, что в этом интервью – правда.

Применение в отношении Барсукова "спецправосудия" не оставляет сомнений (да и кто бы его тронул иначе); как и в любом деле в России закон в отношении Барсукова нарушался по сто раз на дню – в этом тоже сомнений мало. Правдой, скорее всего, являются и его поименные свидетельства о коррупции в силовых органах, и данные о связи этих правоохранителей с преступным миром (кто бы сомневался, опять-таки).

Столь же несомненным, однако, является и то, что Тамбовская ОПГ нам всем не привиделась. И хотя репутация господина Маркина из Следственного комитета как господина буйной и по преимуществу заказной фантазии сомнению не подлежит, но даже стоящие часы два раза в сутки показывают правильное время.

Тамбовская ОПГ существовала и конкретно контролировала Петербург в годы, которые тогдашний вице-мэр города, будущий президент России, назвал впоследствии "лихими 90-ми". Барсуков, вопреки его утверждениям, хорошо знал этого вице-мэра и имел с ним тесные деловые отношения, о чем есть верные и еще вполне многочисленные свидетельства. Не все погибли, знаете ли.

Публичный отказ Барсукова от знакомства с Путиным – главный посыл интервью спецзаключенного "Матросской тишины". Его крик, обращенный в сторону Кремля. Эта отчаянная неправда кое-как спрятана в правде, не имеющей отношения к делу, в рассуждениях о душе, в опровержениях по деталям и путанице в мелочах – на чем, собственно, и держится текст. Чтобы молчание о Путине не кричало так громко, интервью насыщено второстепенными сюжетами и подробностями, иногда попросту притянутыми за уши...

По этим мелочам: я никогда не говорил, что структуры Барсукова охраняли Путина; я называл фамилию Цепов. Недостаточный удельный вес криминального авторитета Усвяцова – меньший, чем у упомянутых в интервью "малышевских, казанских и пермских..." (тут я готов поверить на слово специалисту), – никоим образом не отменяет сути вопроса: полублатного воспитания Путина. И Барсукову вовсе не обязательно было ходить в гости к членам кооператива "Озеро", чтобы их знать, – это они приезжали к нему, включая тихого в ту пору "Вову"; такова была иерархия "лихих 90-х". Барсукова вполне различали в питерском пейзаже; "Вову" – еще нет. Это потом выяснилось, что он велик и прекрасен.

"Кто же мог знать?" – как сказано в "Золотом теленке".

"Надо было знать".

Но все это, повторюсь, детали. А в главном сухом остатке коллизии – вот что. Есть 60-летний Владимир Барсуков, сидящий в "Матросской тишине". Его судьба в руках у администрации – в диапазоне от получения новых больших сроков до всевозможных внезапностей по медицинской линии.

Есть его товарищ по "лихим 90-м", сидящий ныне в Кремле в условиях гораздо более комфортабельных – и с тревогой посматривающий в сторону как Барсукова, так и своего будущего вообще. Жить хочется обоим, и в этом, ей-богу, имеется некоторый конфликт интересов...

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 

Публикации

 
все публикации