Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Командир роты 24-й механизированной бригады: Во время вывода из котла в плен попали около 20 наших бойцов

Почти каждый день на востоке Украины кто-то попадает в плен к террористам. В списках ООН значатся 917 человек, находящихся в плену, в основном это мирные люди. По данным же Центра освобождения пленных, террористами захвачены еще и более 400 силовиков. Кого-то удается освободить через неделю, кто-то ждет освобождения уже пять месяцев.

За время проведения АТО Центру освобождения пленных удалось вызволить из плена террористов больше 70 человек
За время проведения АТО Центру освобождения пленных удалось вызволить из плена террористов больше 70 человек
Фото: vesti.ua
Татьяна ОРЕЛ

8 августа в Луганской области попали в плен бойцы 24-й механизированной бригады Роман Кульматицкий и Дмитрий Яценко. Журналист издания "ГОРДОН" узнал подробности этой истории.

Жена бойца Романа Кульматицкого: "Позвонили от террористов и сказали: “Отвоевался ваш Рома, он теперь у нас в плену, его готовят на обмен"

Для того чтобы каждую минуту знать, где находится ее Роман, Ирина Палюх с помощью оператора мобильной связи установила на его телефон "маячок" – так казалось, что муж всегда рядом. Она помнит все даты из его пока еще недолгой военной биографии: мобилизовали 19 мая, а 17 июня зачитали приказ о переводе на контрольно-пропускной пункт "Должанский", что на границе с Россией в Луганской области.


Роман Кульматицкий попал в плен 8 августа вблизи города Красный Луч Луганской области. Через четыре дня он позвонил жене из плена и сказал, что жив. Фото: Facebook
Роман Кульматицкий попал в плен 8 августа вблизи города Красный Луч Луганской области. Через четыре дня он позвонил жене из плена и сказал, что жив. Фото: Facebook


"Бомбили “Градами" их нещадно, со всех сторон, – говорит Ирина. – Не понимаю, кто вообще придумал послать людей в такое узкое место? Заблокировали там ребят, по сути, они и врага-то не видели ни разу, только от обстрелов прятались. Из еды почти два месяца – только сухпаек, да и с водой проблема была все время".

Роман позвонил 7 августа в 12.30, попросил, чтобы с помощью того самого "маячка" Ирина помогла определить, где он находится. Она открыла карту – оказалось, что это место в нескольких километрах от города Красный Луч Луганской области. Он сказал, что телефон садится – и все. Больше на связь не выходил. 11 августа, под вечер, брату Романа позвонил какой-то человек: “Отвоевался Рома ваш, теперь он у нас в плену, его готовят на обмен”. Брат настаивал, чтобы передали трубку Роману, но разговор прервался. А через пару часов Ирина все же услышала голос мужа. Очень коротко: “Я жив, условия содержания неплохие, и люди нормальные тоже, простые…”. А что он мог сказать, если за спиной наверняка стоял с автоматом какой-то «нормальный» из ненормальных? Да, еще успел попросить, чтобы позвонила маме его товарища, Димы Яценко, который вместе с ним попал в плен.

Мама прапорщика Дмитрия Яценко: "Дима — потомственный военный. Я всегда гордилась своим сыном. Вы не представляете, как мне больно знать, что он в плену".

Дмитрий Яценко военным хотел стать с детства. Отслужив после школы положенный срок, перешел на контрактную службу, в составе миротворческих войск почти год провел в Косово. Дослужился до прапорщика. 14 февраля в Тростянце, где живут родители, сыграл свадьбу, но с медовым месяцем не вышло – Дмитрия вызвали в часть, в Новояворовск Львовской области. А в мае он сказал родителям и жене, что его отправляют в Луганскую область. Без подробностей. Подробности его мама Татьяна узнала уже после того, как Дима попал в плен.

Она говорит сквозь слезы: "Никак не могу понять: какой плен? Ведь он на своей территории! Дима – потомственный военный. Я всегда гордилась своим сыном. Вы не представляете, как мне больно знать, что он в плену".

Татьяна растеряна, куда обращаться, не знает, и собирается в Новояворовск, где с двумя детьми-подростками живет Ирина, жена Романа Кульматицкого, чтобы вместе ждать ребят из плена, звонить, писать, стучаться всюду.

Командир одной из рот 24-й механизированной бригады: "По моим подсчетам, во время вывода из котла в плен попали около двадцати человек"

О том, как попали в плен бойцы 24-й механизированной бригады, рассказал командир одной из рот, в которой служат Роман Кульматицкий и Дмитрий Яценко. Своей фамилии он не назвал: "Просто Андрей. Не нужно официоза".

– Мы больше месяца провели в районе “Должанского”. Первые две недели было более-менее тихо, но потом становилось все хуже и хуже. Нас обстреливали и боевики, и со стороны России стреляли, а что мы могли сделать? Прятаться от обстрелов – больше ничего. Выход оставался один: чтобы нас оттуда вывели. В среду, 6 августа, начался вывод 72-й, 79-й бригад и нашей, 24-й. В тот момент все и произошло, хотя, может, кто-то это и замалчивает. Там было очень горячо: все взрывалось, пыль, огонь, дым, ничего не видно. Моя машина сломалась, я взял свой экипаж, восемь человек, и мы пошли пешком. Благодаря этому и выжили. А два танка и два БМП, которые шли в конце колонны, потерялись из-за плохой видимости и въехали прямо к боевикам. По моим подсчетам, во время вывода из котла в плен попали около двадцати человек. Днем мы отдыхали, чтобы не быть на виду, а ночью шли. Утром Роман с товарищем пошли посмотреть, где есть вода. И не вернулись. Мы ждали их до вечера… О том, что они в плену, я узнал от друзей и отца Романа. Я впервые в жизни оказался в такой ситуации, очень переживаю. Эти ребята были моими друзьями.

На последних словах у офицера задрожал голос...

Волонтер Леся Курилко: "У них не было ни шлемов, ни касок — ничего. А для экипировки одного бойца нужно не меньше 5–10 тысяч гривен"

Участие в судьбе попавших в плен бойцов 24-й механизированной бригады принимает волонтер Леся Курилко. Вместе с подругами она взяла под опеку одну из рот с первых дней начала АТО.

"У них не было ни шлемов, ни касок – ничего. А для экипировки одного бойца нужно 5–10 тысяч гривен, – говорит она. – У кого деньги есть, те покупают себе сами, что могут, ну а остальных бойцов одевают волонтеры. С помощью неравнодушных людей в Facebook, наших друзей и коллег нам удалось собрать достаточно большую сумму".

В общем, бойцов одели. Но теперь их нужно освобождать из плена. Волонтеры рассылают письма всем, кто, по их мнению, мог бы помочь ребятам. Именно от них об этой истории стало известно и изданию "ГОРДОН".

Сотрудник Центра освобождения пленных: "Пока лично туда не приедешь и лично не начнешь общаться с местным главарем, никакого поиска не будет"

О том, что Роман Кульматицкий, Дмитрий Яценко и другие бойцы 24-й механизированной бригады находятся в плену, знают и в Центре освобождения пленных, который работает в Днепропетровске. Возглавляет его генерал-полковник в отставке Владимир Рубан, сумевший за время проведения АТО освободить из плена больше 70 человек. Недавно в Центре заработала телефонная "горячая линия", появилась его страница в Facebook. База данных пополняется информацией от Министерства обороны Украины, органов СБУ, волонтеров и родственников тех, кто попал в плен.


С предложениями об обмене пленными террористы звонят непосредственно Владимиру Рубану. Фото: Facebook

С предложениями об обмене пленными террористы звонят непосредственно Владимиру Рубану. Фото: Facebook


Сотрудник Центра освобождения пленных, назвавшийся Святославом, рассказывает, как нужно действовать родным бойца, который перестал выходить на связь. Прежде всего – подать заявление в местные органы СБУ, потом звонить в Центр. Но только с четкой и конкретной информацией. Он понимает нетерпение близких, но очень просит не отвлекать сотрудников Центра от работы лишь для того, чтобы узнать, как продвигаются поиски. Во-первых, это строго закрытая информация, во-вторых, о том, что боец освобожден, родственников оповестят в первую очередь. Но только тогда, когда он будет вывезен из зоны АТО.

"Мы на днях освобождали из плена старшего лейтенанта из 24-й бригады, –  вспоминает Святослав. -- Но жене его до последней минуты ничего не говорили, хотя я знал, что парня уже везут в Днепропетровск. Я позвонил ей лишь после того, как машина отъехала от зоны АТО на безопасное расстояние".

Он рассказывает, что с предложениями об обмене пленными террористы связываются непосредственно с Рубаном. Группа по освобождению едет туда, где, по ее данным, содержится пленный. Кроме того, переговорщики проходятся еще и по общему списку. Террористы, бывает, и врут, что человека у них нет. А в это время он, может, сидит в подвале, прямо под комнатой, где идут переговоры.

"Пока лично туда не приедешь и лично не начнешь общаться с местным главарем, никакого поиска не будет, – рассказывает Святослав. – Говорить нужно только лично, глаза в глаза. При этом он с тобой сегодня разговаривает, а завтра… Рубан уже три раза в подвале сидел, однажды его даже к стенке ставили, обстреляли, он повернулся, закурил: «Ну что, будем разговаривать дальше?".

По словам Святослава, свои обещания при обмене пленными террористы выполняют не всегда. Могут вывести к машине, например, пять человек, а потом кого-то одного вдруг отдавать передумают.

Сотрудники Центра освобождения пленных благодарны Днепропетровской обладминистрации за то, что предоставила им помещение и машину. Но Центру очень не хватает людей, которые бы принимали звонки – десятки звонков, с утра до ночи. Работа на горячей линии требует большого терпения, выдержки и умения сопереживать. Но, может, самое трудное в ней – это то, что она бесплатная. Впрочем, волонтером в Украине быть сегодня престижно как никогда.

Центр освобождения пленных:
(063) 888-40-40; (097) 07-07-014; (095) 268-000-8
E-mail: centrosvobplen@ukr.net
Facebook: "Центр освобождения пленных"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации
 

Спецпроекты

Все Спецпроекты