Клуб читателей
Гордон
 

Удар гривной. Кто пострадает?

Резкое удешевление национальной валюты можно объяснить двумя факторами. Но независимо от того, что за этим стоит, экономическая целесообразность или политическая игра, большинство сограждан окажется в поисках денег, чтобы прожить, и виноватых, чтобы знать, за кого не голосовать в скором будущем.

Удержание курса на уровне 8 грн за $1не имело отношения к экономической реальности. Реальность такова, что с уверенностью в завтрашнем дне покончено
Удержание курса на уровне 8 грн за $1не имело отношения к экономической реальности. Реальность такова, что с уверенностью в завтрашнем дне покончено
Фото: forex1mmcis.ru
Дмитрий ЛИТВИН
Журналист

Вот теперь тема Майдана может уйти на второй план. Доллар в обменниках уже перешагнул отметку в 9 гривен, и наблюдатели ожидают, что, вполне вероятно, курс дойдет и до 10. А дальше? В социальных сетях говорят о возможном обвале до уровня 15 гривен за доллар. И главный раздражитель при этом – тот факт, что, пожалуй, никто сейчас не может предсказать, на каком уровне и когда падение гривны остановится. А это заставит нервничать, без преувеличения, всех наших граждан – и даже тех, кто в предыдущие два месяца сохранял беспечный нейтралитет в политике.

ВОСЕМЬ–ОДИН: СЧЕТ НЕРЕАЛЬНЫЙ

Девальвации гривны ожидали давно, и не говорил о ней в минувшие годы только ленивый. Удержание курса на уровне 8 грн за $1 не имело отношения к экономической реальности и было методом правящей партии показывать, что все в стране под контролем, все стабильно. У нас в обществе так сложилось, что люди en masse колебания валютного курса оценивают не с экономической точки зрения, а с психологической. Ровный курс вселял некоторую уверенность в завтрашнем дне и позволял рассчитывать жизнь на месяцы вперед, планировать ее, основываясь на тех скромных доходах, которые получает большинство. Кстати, вспомните: в 2010 году стабилизацию курса гривны называли одной из главных заслуг президента Виктора Януковича.

Это был очень дорогой метод демонстрации стабильности. За минувшие три года Украина потратила на поддержание курса гривны миллиарды долларов. Почувствуйте разницу: на 1 января 2011-го резервов у нашего государства было почти $35 млрд, а уже на 1 января 2014-го – дай бог $20 млрд, причем далеко не все миллиарды из этих 20-ти – собственно, валюта: там есть и менее ликвидные активы вроде ценных бумаг. Вот были бы мы государством наподобие Российской Федерации, с постоянными большими нефтегазовыми доходами в валюте и с впечатляющей "подушкой безопасности", накопленной во время путинских "тучных нулевых", – могли бы поддерживать свою национальную валюту и дальше. Либо в удобный момент очень плавно девальвировать гривну. Но этой зимой, как мы видим, правительству и Национальному банку с курсом 8 грн за $1 все же пришлось покончить, и не плавно. Резервы почти исчерпаны.

За минувшие три года Украина потратила на поддержание курса гривны миллиарды долларов

Символично, что это произошло буквально через неделю после отставки Николая Азарова с поста премьер-министра. Можно предположить, что именно он и был тем препятствием, которое не могли преодолеть сторонники более рационального отношения к курсу национальной валюты. Но рационально ли нынешнее отношение? Что сейчас происходит с гривной: ее отпустили, потому что давно пора, либо ее отпустили, потому что это – часть некой политической игры?

ВАРИАНТ №1: ДАВНО ПОРА

Большинство наших граждан не интересуется политикой глубоко и не вникает в экономические процессы; живут себе люди в своем маленьком мире, периодически политизируясь во время предвыборных кампаний. А из того меньшинства, которое все-таки, что называется, следит за публикациями, – большинство не вникает в экономические процессы в других странах. И поэтому неудивительно, что у нас почти никто не заметил развернувшуюся в иностранных СМИ дискуссию о девальвации валют в развивающихся государствах. А девальвация эта в 2013-м году была существенной.

Например, индийская рупия упала по отношению к доллару на 15%, бразильский реал – на 18%, турецкая лира – на 22% и аргентинский песо – на 35%.

Началось падение весной – тут-то и порадуются антиамериканисты – на фоне решения Федеральной резервной системы останавливать программы стимулирования американской экономики. Если объяснить это максимально просто, то американцы выкупали ценные бумаги, закачивая таким образом деньги в экономику, и тем самым способствовали экономическому росту. Цели были свои, домашние: надо было сократить безработицу и удерживать приемлемый уровень инфляции. Когда плановые показатели по безработице и инфляции американцами были достигнуты – они и решили: мол, чего уж дальше деньги тратить. Значительная часть этих денег использовалась инвесторами для вложений в активы в развивающихся странах, где более высокие процентные ставки обеспечивали большую отдачу от вложений. Теперь же инвесторы возвращают деньги в развитые страны, что и провоцирует давление на курс.

Китай существенной помощи не предоставил, а Москва кредит решила попридержать

Между прочим, этой зимой в скорбном списке падающих валют развивающихся стран появился и российский рубль. Там, правда, девальвация пока не такая значительная, как, например, в Турции, однако рубль уже преодолел психологически важную отметку в 35 за доллар.

Нужно ли было в таких условиях удерживать гривну на уровне 8 за доллар? И если да, то за счет каких средств? Вот приличным развивающимся странам контролировать девальвацию могут помочь внешние средства из нескольких источников – таких, как, например, МВФ или кредиты Китая. У нашего государства программы сотрудничества с МВФ нет уже давно, и это посылает совершенно четкий сигнал, как бы "красную карточку" многим инвесторам и кредиторам: дескать, если мы, Международный валютный фонд, решили с Украиной не связываться, то чего уж вам туда лезть. Китай Украине никакой существенной денежной помощи не предоставил – в конце прошлого года президент Янукович был там с государственным визитом и вернулся только с пустыми декларациями. Российский кредит в $15 млрд правительство Медведева решило попридержать, пока в Украине не будет сформирован новый Кабинет министров.

Таким образом, отпустить гривну и не растрачивать на стабилизацию ее курса последние резервы – это рационально.

ВАРИАНТ №2: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА

Однако если большинство наших граждан оценивает колебания курса гривны не с экономической точки зрения, а с психологической, то и политические субъекты объяснять происходящее предпочитают не с позиций рацио, но в расчете на массовую психологию.

Тон таким объяснениям задал и.о. премьера Сергей Арбузов. Он поспешил переложить ответственность за девальвацию на Майдан. Мол, политическая нестабильность в стране – это и есть та причина, которая привела к падению гривны, а экономических причин этому якобы нет. Можно предположить, что именно в таком духе происходящее будет объяснять и официальная пропаганда, пытаясь трансформировать страх обывателей перед обвалом гривны в агрессию против тех, кто вот уже два месяца требует реформ и другой судьбы для Украины. По сути, это можно назвать валютным шантажом: те люди, которые уже четвертый год определяют курс гривны, от чьих решений этот курс зависит и сегодня, как бы говорят обществу: без замирения, без вашего смирения с нашим существованием с гривной может произойти все что угодно.

Девальвация гривны – это давняя мечта украинских промышленников

Со своей стороны, оппоненты правительства, в том числе и в рядах правящей партии, используют "тактику от истерики": делают заявления в том духе, что поскольку ситуация в стране предкатастрофная, значит, нужно как можно быстрее найти компромисс между властью и оппозицией, сформировать переходное правительство, которое возобновит экономический рост и вернет обществу стабильность. В подтексте этого – давление на "ястребов" во власти и на радикалов в оппозиции: если вы не пойдете на уступки, то вынесут из политики вперед ногами нас всех.

Есть и другой аспект: экспортеры. Девальвация гривны – это давняя мечта украинских промышленников. Экономика нашего государства ориентирована на экспорт, и большая часть экспортных предприятий сконцентрирована в руках нескольких влиятельных групп, которые служат опорой и для правящей партии. У которых – как неоднократно сообщали в СМИ – этой зимой, мягко говоря, поубавилось лояльности по отношению к президенту Януковичу. Возможно, девальвация и некоторые другие уступки сделают их лояльнее? Все-таки на кону новый Кабинет министров и возврат старой Конституции, которая лишает президента части полномочий.

И еще: мы ведь совсем недавно уже видели девальвацию гривны. В 2008-м она упала с 5 грн за $1 в начале года почти до 8 грн за $1 доллар – в конце, при этом коснувшись отметки в 10 грн за $1. Сейчас паникеры предполагают, будто с нынешних почти 9 грн за $1 курс дойдет на дне будущего падения до 15 грн за $1, а потом зафиксируется где-то на уровне в 11-12 гривен за доллар. Почему бы не предположить, что случившееся однажды не случится во второй раз?

Тогда, в 2008-м, девальвация произошла на фоне противостояния между президентом Виктором Ющенко и правительством во главе с Юлией Тимошенко. Национальный банк контролировался президентом. В информационной войне, которая развернулась вокруг девальвации, победила Тимошенко. Ей, на мой взгляд, удалось убедить большинство граждан в том, что игра с курсом была осознанной и в пользу избранных банков.

Впрочем, премьер-министр – и кандидат в президенты – тогда все же перешла черту между громкими и нереалистичными заявлениями. Она говорила даже, что обвал гривны нужен Ющенко для того, чтобы объявить дефолт, ввести в стране чрезвычайное положение и отменить президентские выборы, продлив таким образом свое правление. Еще раз: тогда это звучало явно нереалистично. А если так будут говорить сегодня – как это прозвучит? Полагаю, уже реалистичнее…

НИЩИХ – ЦАРСТВИЕ

Итак, ослабление гривны можно назвать и выгодным. С одной стороны, девальвация позволит Национальному банку сберечь резервы. С другой стороны, порадуются экспортеры. Также извлечь выгоду из девальвации попытаются и участники политического противостояния в Украине. Вопрос лишь в том, кому поверит большинство граждан – правительству, которое говорит, что виноват Майдан, или Майдану, который наверняка ответит, что причина – в бездарной экономической политике правительства.

Но за рамками этих выгод останется абсолютное большинство наших граждан. Те, кто еле вытягивал свой достаток при курсе 8 грн за $1, при курсе 10-11-12 грн за $1 окажутся в бедности. Прибавьте к этому удорожание импорта, то есть большей части продуктов, одежды, техники... Мне это напоминает описанное в книге Константина Симонова "Живые и мертвые": тот момент, когда солдаты вышли из окружения, но еще не знали, что уже попали в другое окружение. Они были вроде и живые, думали, что спаслись, но на самом деле многие из них были как бы уже мертвые. Так и наши сограждане: посмотрите вокруг себя – большинство еще живет прежней жизнью, но на самом деле это уже обедневшие люди. А возможно, и обнищавшие. Правду увидим весной.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000

 
 

Публикации

 
все публикации