Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Ведущая телеканала "112 Украина" Бекетова: Люди, мнению которых я доверяю, считают, что Крым будет украинским. Но это вопрос не одного года

Тяжело ли работать в прямом эфире, в чем отличия между американской и украинской журналистикой, бросили ли Украину западные партнеры и как нужно возвращать Крым, рассказала в интервью изданию "ГОРДОН" ведущая прямых эфиров телеканала "112 Украина", автор программы 112 International Insight Элина Бекетова.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Элина Бекетова: У руля должны быть украинцы, а советы западных партнеров нужно слушать и адаптировать под наши реалии
Элина Бекетова: У руля должны быть украинцы, а советы западных партнеров нужно слушать и адаптировать под наши реалии
Фото предоставлено телеканалом "112 Украина"
Виктория ВОРОНИНА
Мы общались с бывшим послом США в ООН Джоном Болтоном по поводу миротворческой миссии ООН в Украине. Он считает, что Украине это не нужно. По его мнению, миссия заморозит конфликт на Донбассе

Элина, вы начинали карьеру на "112 Украина" как редактор. Изначально намерены были получить должность ведущей?

– Я работала как второй редактор, а когда были объявлены кастинги ведущей на выходные – решила попробовать свои силы. Стала ведущей "Студии LIVE". Через семь месяцев были пробы на "Вечерний прайм", и я их прошла. Работа в прямом эфире – это драйв. Ты никогда не знаешь, что произойдет в следующую минуту, ведь это прямой эфир. Нужно всегда знать информационную картину дня и ориентироваться во всех процессах.

– Так работать сложно?

– Да, но мне нравится. В перерывах между работой скучаю по ней. Мне в жизни повезло, потому что работа и хобби совпадают.

– Вы учились в США. Что вас там удивило? В чем отличие американской и украинской журналистики?

– Сразу после школы я поехала по "программе лидерства" для школьников в США, в Северную Каролину. Америка стала первой страной, куда я выехала, но тогда в Штатах меня ничего не поразило. Наверное, потому что мне было 16 лет и я готова была, как губка, впитать все, что мне показывают. Второй раз я, учась на четвертом курсе факультета журналистики университета имени Каразина в Харькове, ездила по обмену в штат Миссисипи. Там же в студенческом медийном центре я проходила практику. Студенты готовили ежедневный выпуск новостей маленького городка. Меня тогда впечатлило довольно профессиональное оборудование и организация работы. Там было заведено так: журналист выезжает на съемку, при этом он же водитель, оператор, монтажер. Это связано с небольшими бюджетами. А с точки зрения подхода к журналистике – в США все то же, что и в Украине: демонстрируется баланс мнений, пишутся медиазапросы...

Правда, в целом есть специфические американские моменты. Например, у них нельзя снимать детей до 21 года без разрешения родителей. И в США уже давно сюжеты строятся на интершумах, синхронах, используется очень мало закадрового текста.

– Вы не планировали остаться жить в США?

Я изначально ехала туда с тем, чтобы вернуться обратно в Украину, привезя американский опыт. Тогда я писала магистерскую работу на тему "Сравнительная характеристика ньюс-румов в Штатах и в Украине на примере двух каналов".

– В принципе, если бы была возможность, остались бы там?

Я бы с удовольствием поработала в Штатах. Это другой опыт. К слову, мне там работалось легко. Помню, как делала запрос в департамент здравоохранения. Как раз тогда была эпидемия вируса свиного гриппа, и я готовила об этом сюжет. Мне показывали вакцины, объясняли подробности их применения. Казалось бы, съемка такого уровня должна проходить со сложностями, я думала, что меня заставят долго ждать, а в результате на мое письмо ответили уже на следующий день.

– То есть, можно сказать, в США информация более открытая?


Фото предоставлено телеканалом "112 Украина"
Фото предоставлено телеканалом "112 Украина"


Возможно, мне просто повезло. Я не могу сказать, что там получить информацию легче в принципе. По своей программе на "112 Украина" – 112 International Insight – могу сказать, что я пишу письма многим американским политикам и экспертам, и мне не всегда отвечают… Не знаю, почему, возможно, корреспонденцию отсеивают их помощники. Хотя эксперты, как правило, готовы высказаться и делают это с энтузиазмом.

Например, несколько месяцев назад я писала ведущему CNN Фариду Закарии. Ответ не последовал, а потом я его встретила на мероприятии, и мы пообщались. Спрашивала Фарида о нашей стране. Он сказал, что поддержка Штатами сейчас сильна, но есть определенная усталость от Украины. Когда произошла аннексия Крыма и оккупация Донбасса, об этом все говорили, но потом была масса других событий.

– Нет ли у вас впечатления, что Украину бросили и до нее уже нет дела западным странам?

– Нет. Возможно, потому что я общаюсь с людьми, которые либо исследуют Украину, либо имеют какие-то связи с нашей страной. Многие журналисты из других стран, в частности США, хотели бы поработать в Украине. Эксперты анализируют украинские проблемы и дают советы. Например, мы общались с бывшим послом США в ООН Джоном Болтоном по поводу миротворческой миссии ООН в Украине. Он считает, что Украине это не нужно. По его мнению, миссия заморозит конфликт на Донбассе, и влияние России еще усилится. 

– Почему?

– Возможно, потому что в миротворческий контингент будут входить россияне. Россия же постоянный член Совета Безопасности.

– Вы родились в Судаке, в Крыму живут ваши родственники. Как считаете, вернет ли когда-нибудь Украина Крым?

– Я считаю, что это вполне реально. Возвращение Крыма – вопрос дипломатического поля. Возможно, если в международную группу по деоккупации Крыма, о которой сейчас говорят первые лица страны, войдут представители разных стран и этому вопросу будет уделяться должное внимание, мы вернем эту территорию. Сейчас вопрос Донбасса стоит на первом месте, потому что там гибнут люди.

Необходимо, чтобы в группу по деоккупации Крыма вошли политики, бизнесмены, медиаперсоны. Они будут постоянно держать крымский вопрос на слуху

– Вы думаете, санкции поспособствуют разрешению вопроса?

– РФ адаптируется к тому, что им приходится жить с санкциями, но, тем не менее, они имеют свое значение. Возвращение Крыма – вопрос не одного года. Многие люди, мнению которых я доверяю, считают, что все же Крым будет украинским. Вероятно, уже не с этим руководством РФ. Необходимо, чтобы в группу по деоккупации Крыма вошли политики, бизнесмены, медиаперсоны. Они будут постоянно держать крымский вопрос на слуху. Я, как коренная крымчанка, хотела бы, чтобы вопрос этот был первоочередным.

– Остались ли у крымчан порывы вернуться в Украину?

– Часть населения Крыма не представляла, что Украина отдаст кусок территории, они ждали, что Крым останется в Украине. Но людям важна работа, зарплата, безопасность семьи, а политика на втором плане. В крымском обществе не нашлось лидера, который возглавил бы протестное движение, и массы людей, которые, вне зависимости от рисков и опасности, выходили бы на эти протесты. Может быть, историки позже выяснят, почему так произошло.

Некоторые мои близкие после аннексии Крыма продолжали ездить с украинскими флагами в машинах. Были такие случаи, когда автомобили просто разбивали камнями. Поддерживать Украину в Крыму стало небезопасно.

Как говорит экс-посол США в Украине Стивен Пайфер, нашей стране нужно показывать крымчанам, что здесь больше возможностей: экономический рост, реформы, безвиз. Тогда люди из Крыма будут стремиться в Украину. Так мы сможем привлечь молодежь, от которой и будет в целом зависеть выбор полуострова.

– Несмотря на исторический опыт, люди до сих пор верят демагогам и популистам. Как вы думаете, почему? 

– Как говорил Эрих Мария Ремарк, мы живем в век обмана, когда демократия сменилась демагогией.  Люди готовы слушать речи, которые говорят политики. Они не желают думать или услышать правду. Все хотят высокую зарплату или пенсию и не задаются при этом вопросом, есть ли для этого источники, потянет ли это бюджет государства, не пустые ли это слова того или иного политика.

– Существует ли свобода слова вообще, и в Украине в частности? Насколько это понятие абсолютно?

– Мне повезло: я работаю на канале, где есть свобода слова. Мы представляем позиции всех сторон, и каждый наш гость может свободно выражать свое мнение. А к подготовке эфира телеканал привлекает не только редакцию, но и зрителя. Например, каждый, кто стал очевидцем события, может через мобильное приложение "112 Очевидец" прямо с места происшествия сообщить о том, что он увидел. Свидетель события подает нам факт, а мы сообщаем о случившемся в эфире. Оперативно и объективно.

А что касается абсолютной свободы слова… Мне кажется, если ты как журналист можешь свободно, без цензуры делиться своей точкой зрения – это она и есть.

– Опасная ли профессия журналиста как таковая?

– Мне кажется, опасная, особенно сейчас. На востоке страны идет война, и многие журналисты работают там. Наши съемочные группы туда постоянно ездят, а однажды в прямом эфире вся страна наблюдала, как наши журналисты попали под обстрел.

– А опасная ли в принципе, вне зоны военных действий?

– Профессия журналиста предполагает определенные риски. Когда человек идет в журналистику, он понимает, что его ждет. Одно дело, если ты работаешь в информационной журналистике, другое – в расследовательской, когда копаешь факты, которые могут кому-то не нравиться. Безусловно, тогда риски повышаются.

У руля должны быть украинцы, а советы западных партнеров нужно слушать и адаптировать под наши реалии

– Как можно обезопасить журналистов?

– Это сложно. Здесь, как и с уровнем терроризма: никто не может предсказать, что произойдет в обозримом будущем. Возле каждого человека невозможно поставить агента или охранника. Если приходят угрозы или происходит слежка, нужно писать открытые письма и говорить о потенциальной опасности. Уже это может обезопасить.

Случалось ли, что гости предъявляли вам претензии после прямых эфиров на "112 Украина"? Возможно, их провоцировали или вывели на откровенность, чего они не хотели и не ожидали?



Фото предоставлено телеканалом "112 Украина"

Фото предоставлено телеканалом "112 Украина"


– Зачастую, если гостям что-то не нравится, они говорят об этом в прямом эфире. Все общение происходит там. А на разговоры до или после эфира у нас просто нет времени.

– С кем вы мечтаете пообщаться в рамках вашего проекта 112 International Insight?

– Не хочу забегать вперед, чтобы меня не опередили конкуренты. Я буду говорить о тех значимых персонах, с кем удалось пообщаться по факту – это генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, бывший первый заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен, спецпредставитель США по вопросам Украины Курт Волкер и так далее. Впереди, безусловно, только интересные спикеры и темы.

– Какое высказывание или откровение иностранного эксперта вас поразило за последнее время?

– Мне понравился ответ Пета Кокса, бывшего главы Европарламента, на вопрос о том, что делать, если наши народные депутаты по пятницам не ходят на работу. Так вот он сказал: необходимо воплощать принцип name and shame – "называть и стыдить". Необходимо, чтобы люди знали, как народные избранники относятся к своей работе. У медиа здесь есть большое влияние, ведь от обнародованной информации во многом будет зависеть мнение избирателей.

– Иностранцы должны в Украине исполнять только роль советчиков или и находиться у руля?

– У руля должны быть украинцы, а советы западных партнеров нужно слушать и адаптировать под наши реалии. Калька здесь не сработает, зато, проанализировав мнения, можно извлечь выгоду для нашей страны.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации