Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Юрист Синичкина: В Украине 85–90% рынка лоббизма – это теневые расходы и доходы, коррупция, откаты и кулуарные договоренности

В интервью изданию "ГОРДОН" юрист, партнер адвокатского объединения Arzinger Лана Синичкина рассказала, как легализация рынка услуг по продвижению интересов компаний в госорганах поможет избавиться от коррупции, в том числе и политической, а также о том, что мешает украинским политикам разработать и принять закон о лоббизме.

Синичкина: Сейчас никто не желает называть себя лоббистом, потому что это зазорно
Синичкина: Сейчас никто не желает называть себя лоббистом, потому что это зазорно
Фото: Lana Sevastopolskaya / Facebook.com
Елена ПОСКАННАЯ

В ЕС официально зарегистрировано более 10 тысяч компаний-лоббистов. Только в Великобритании их годовой оборот оценивается в среднем в 500 млн фунтов стерлингов. В США, где деятельность лоббистов регулируется с 1946 года, действует более 11,5 тысяч компаний. По подсчетам общественной организации Open Secrets, в 2015 году американские корпорации потратили на лоббирование своих интересов $3,1 млрд. Поскольку деятельность лоббистов прозрачная, американцы знают, что, скажем, в прошлом году среди крупнейших лоббистов оказались Apple и Facebook. Или, например, в 2008 году на лоббирование своих интересов в Конгрессе США Арабские Эмираты потратили $11 млн, Великобритания – $6 млн, Япония – $4,23 млн и Турция – $4,2 млн, и что эти страны лидировали среди иностранных государств по расходам на политическое лобби в Штатах.

Сколько денег тратят на лоббизм в Украине, кто и каким политическим силам платит, из каких именно государств поступают деньги, доподлинно неизвестно. Как считает юрист и партнер адвокатского объединения Arzinger Лана Синичкина, это происходит потому, что официально лоббизма в Украине нет, хотя в реальности подобные услуги оказываются. Заказчики и исполнители остаются в тени, избегая уплаты налогов и обнародования фактов о своей деятельности. Чтобы вывести из тени лоббистов и эффективнее бороться с политической коррупцией, иметь доступ к информации о том, кто и как в стране влияет на принятие тех или иных решений на самом высшем уровне, необходим специальный закон. Идея его создания обсуждается много лет, но до последнего времени так и не хватило политической воли для написания этого документа.

В мае 2015 года Кабинет Министров поручил Министерству юстиции подготовить закон о лоббизме. Гражданские активисты вместе с чиновниками взялись за работу. На сегодняшний день существует уже несколько вариантов закона. Но большинство из них не способны вывести лоббистов из тени, считает Синичкина.

В природе человека заложено желание влиять на принятие решений. Вопрос только в том, в каком виде лоббизм будет существовать в Украине: в тени, или как в других странах – открыто и прозрачно

– Активисты сейчас продвигают идею регулирования сферы лоббизма и настаивают, что закон о люббизме поможет преодолеть коррупцию, особенно политическую. Насколько оправданы эти ожидания?

– В законе часть положений должна регулировать вопросы финансирования. К примеру, сформулировать четкие требования и ответственность за сокрытие расходов на содержание политических партий. Они должны прозрачно вести финансовые отчеты, показывать поступления денег и источники этих поступлений. Такое же требование к компаниям, которые поддерживают политические партии, – они обязаны в своей отчетности указывать суммы пожертвований. Кроме того, необходимо ввести ограничение размера пожертвований в течение года. Все эти меры как раз и направлены на снижение политической коррупции и могут быть эффективны.

– О необходимости вывести на свет лоббистов говорится давно. Прежние попытки не дали результата. Так, может, еще один закон тоже не очень-то и нужен?

– Рынок вообще прекрасно себя чувствует в серой зоне, где никто не платит налогов с доходов, или если платит, то совсем не так, как положено. У рынка потребности выходить из тени нет. Но такая потребность есть у общества и государства. Если мы хотим видеть, как принимаются политические решения, иметь большую прозрачность и публичность лоббизма, закон необходимо принимать.

Из тех проектов закона, которые я видела, большинство направлены на введение дополнительного государственного контроля, разрешительных процедур, от которых этот тип услуг еще глубже уйдет в тень. Мое мнение: закон не должен быть ограничительным, иначе снижается вероятность выхода лоббистов из тени. Законодатель должен определить понятие “лоббизм”, наделить его юридической природой и заложить специальные мотивационные механизмы, чтобы людям стало выгодно называть себя лоббистами согласно закону. Они должны видеть преимущества от работы в белую. А сейчас никто не желает называть себя лоббистом, потому что это зазорно.

– Если общество выиграет от принятия закона о лоббизме, и он поможет бороться с коррупцией, почему он еще не принят?

– Основной фактор – непонимание этой сферы и проблематики. А также популизм. Политики любят рассказывать, мол, лоббизм – это так порочно. Но надо четко понимать, что лоббизм существует, независимо от того, называем мы его так или нет, создаем закон для его регулирования или нет. В природе человека заложено желание влиять на принятие решений. Вопрос только в том, в каком виде лоббизм будет существовать в Украине: как сейчас –  в тени, или как в других странах – открыто и прозрачно.

– Вы хотите сказать, политики тормозят разработку и принятие закона, потому как защищают свои интересы?

– Вполне вероятно. Если легализовать лоббизм, сразу будет видно, какие политические решения, кто в стране продвигает и сколько денег на это тратит.

Когда в обществе есть негативное восприятие лоббизма, почему бы на этом не спекулировать? Наши политики любят играть на таких вещах, потому что это дает политические дивиденды. Так же, как на теме лоббизма, играют на чувствах людей, рассуждая, например, о клинических исследованиях. Международные фармкомпании проводят исследования новейших препаратов, вовлекая пациентов, чтобы установить, насколько лекарства эффективны. Сегодня в Украине объем проводимых клинических исследований крайне мал, от чего в первую очередь страдают люди. Для многих участие в таких проектах является чуть ли не единственным шансом продлить жизнь. Но вопрос клинических исследований публично никто не поднимает, потому что в обществе привито понимание: нельзя ни в коем случае развивать эту сферу, это очень плохо, это испытания на людях.

Профессиональный лоббист, по сути, занимается просвещением госслужащих, поясняя им, как определенные изменения могут улучшить условия для бизнеса и общества

– Как лоббисты работают в странах Запада?

– В цивилизованном мире деятельность лоббистов – публичная, а их отчетность, в том числе финансовая, – открытая. Подобные услуги оказывают компании с соответствующей регистрацией. В реестре они так и указаны: как лица, предоставляющие лоббистские услуги. Есть определенные требования к их деятельности.  К примеру, лоббист не может продвигать противозаконные сферы.

Крупные корпорации, заинтересованные в продвижении тех или иных решений на государственном и политическом уровне, в финансовых отчетах точно указывают, сколько денег направили на лоббирование своих интересов. Таким образом, общественность может отслеживать, какие конкретно интересы преследует компания, какие вопросы лоббирует, к каким фирмам для этого обращается.

– Что именно позволено делать лоббисту?

– Лоббирование – это в первую очередь представительство интересов заказчика перед государственными органами. Профессиональный лоббист, по сути, занимается просвещением госслужащих, поясняя им, как и что происходит сейчас, как определенные изменения могут улучшить условия для бизнеса и общества. Он приходит с конкретной идеей. Например, уменьшить налог на производство какого-то продукта, потому что он является стратегически важным для страны, уменьшение налогообложения на него даст увеличение производства и потребления и, как следствие, улучшение экономики в целом.

Лоббист помогает вести переговоры и даже писать законопроекты. Следит, чтобы положения законопроекта соответствовали другим законам. То есть лоббист – человек, который полностью от "А" до "Я" занимается воплощением идеи. В первую очередь он ведет разъяснительную работу, во вторую – юридическую деятельность, связанную с законотворчеством.

– Например, в Великобритании объем рынка лоббистских услуг оценивается в 500 млн фунтов стерлингов в год, в США – в $3,1 млрд. А каков потенциал украинского рынка?

– А как это можно подсчитать, если он весь в тени и нет никакой статистики? Сегодня в Украине 85–90% рынка лоббизма как услуг существует в нецивилизованном виде. Черный лоббизм – это теневые расходы и доходы, злоупотребления, непрозрачность, коррупция, откаты, кулуарные договоренности. То есть все те явления, которые создают такой негативный имидж понятия “лоббизм”.

Этот инструмент может работать на людей и государство, еще и приносить доход в бюджет. Но чтобы так и было, необходим закон, в котором лоббизм будет определен как отдельный тип услуг. Тогда он станет прозрачным и цивилизованным, как на Западе.

У нас же происходит так: если вы хотите легально продвинуть важную для общества идею, которая направлена на развитие бизнеса и страны в целом, это делать можно. Однако такая деятельность не должна называться лоббированием, потому что нет в законодательстве такого понятия. И вы не имеете права за это честно платить или получать деньги.

Когда закон существует, уже лучше, чем ничего. Но нормального запуска антикоррупционной системы без реформы правоохранительных органов и судов у нас не получится – это точно

– Если официально лоббизма в Украине нет, то как функционирует эта сфера?

– Покупку услуги профессионального лоббиста приходится как-то зашифровывать. Поэтому наши лоббисткие фирмы преимущественно оказывают юридические, консультационные или информационные услуги, что в целом пребывает в белом поле, но при условии уплаты всех установленных налогов.

– И сколько стоит услуга лоббиста в таком случае?

– Обычно работа по стоимости соизмерима с оплатой услуг юристов. Это почасовая оплата, размер которой зависит от сложности и длительности работы над проектом. Точнее сказать не могу. Часть юридических фирм, которые занимаются оказанием лоббистских услуг, берутся за такие проекты скорее для имиджа и социальной активности. Часто для них это не совсем коммерческие проекты, на которых можно заработать.

В основном белые лоббисты работают внутри бизнес-корпораций. Это так называемые GR-менеджеры (специалисты по связям с государством). Их нанимают крупные корпорации в свои украинские офисы. Человек занимает такую должность, и его основная функция – ходить в госорганы и ассоциации, отслеживать, как меняется законодательство и политическое поле в индустрии его компании, продвигать какие-то инициативы, полезные компании и индустрии в целом. Сегодня они просто наемные работники.

Есть еще фирмы, которые занимаются чистым лоббизмом, но их очень мало. Я знаю три-четыре такие компании, но их услуги лоббистскими не называются просто потому, что такого понятия в украинском законодательстве нет. Они работают в белую, берут заказы на разработку законопроектов и платят налоги.

Основной же рынок лоббистских услуг в Украине находится полностью в тени. Большая часть украинских лоббистов – физические лица. В народе их называют “решалы”. Это либо выходцы из госорганов, либо люди, имеющие к госорганам какое-то отношение (например, через родственные связи), и они “решают вопросы”. На самом деле это черные лоббисты, которые стимулируют коррупцию. Они берут наличные деньги за свои посреднические услуги, часть гонорара направляют на взятки и откаты. Есть также "решалы" под “крышей” юридических фирм. Они действуют так же, как и черные лоббисты, – занимаются “решением вопросов”, настоящей юриспруденции в их работе, конечно, мало.

– Как вы оцениваете перспективу легализации лоббизма в Украине?

– Конечно, у нас недостаточно написать и принять хороший закон. Важно, чтобы он исполнялся. Тот же пример с нашими антикоррупционными законами. Они одни из самых прогрессивных в мире. Разве мы видим серьезные достижения в борьбе с коррупцией и громкие дела? Нет. Наши правоохранительные органы их просто не исполняют. И с законом по лоббизму есть такой же риск. Каким бы он хорошим ни был, если в реальности у нас не будет уголовных дел и финансовых санкций к нарушителям, закон будет мертворожденным – его никто не станет исполнять.

Пока нет нормальной реформы судов, прокуратуры, СБУ и милиции, пока существующие силовые ведомства представляют из себя скорее бандитские структуры, крышующие и сами занимающиеся незаконными лоббистскими услугами, я бы не стала ожидать от них выполнения такого закона. Конечно, когда закон существует, уже лучше, чем ничего. Но нормального запуска системы без реформы правоохранительных органов и судов у нас не получится – это точно.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
21 марта, 2016 10:46
20 марта, 2016 11:13
 

 
 

Публикации

 
все публикации