ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Пинчук: Не хочу чувствовать себя негодяем, который даже не попытался изменить страну, а, значит, и свою жизнь

Украинский скульптор Олег Пинчук в эксклюзивном интервью изданию "ГОРДОН" рассказал о том, как он относится к сносу памятников Ленину, почему не ностальгирует по советскому прошлому и что мешает украинским политикам менять страну.

Олег Пинчук: Я считаю, что движение по сносу памятников --- это результат бездействия властей и народного отчаяния от того, что в стране ничего не меняется.
Олег Пинчук: Я считаю, что движение по сносу памятников --- это результат бездействия властей и народного отчаяния от того, что в стране ничего не меняется.
Фото: Игорь Окуневский
Татьяна ОРЕЛ

За минувший год в Украине демонтировано 504 памятника Ленину. Чаще всего их просто сбрасывали на землю, безжалостно круша молотками намозоливший глаза образ создателя тоталитарной системы.

Массовый "ленинопад" начался с того, что 8 декабря 2013-го был снесен памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко в Киеве, затем волна прокатилась по разным городам Украины – таким как Полтава, Чернигов,  Днепропетровск, Харьков и другие.

В некоторых областях Западной Украины демонтаж памятников Ленину начался еще в 1991-м, сразу после провозглашения независимости Украины.

Под отрицание всего, что связано с прошлым, объединяющим Украину с Россией, попал и памятник русскому полководцу Михаилу Кутузову, снесенный в феврале 2014-го в городе Броды Львовской области под крики "Слава Украине!". Таким образом, гражданские активисты выполнили решение местного горсовета. Тогда же на Львовщине, в городе Стрий, был демонтирован и памятник советскому солдату.

Недавно митинг с требованием снести памятник вождю мирового пролетариата прошел и в освобожденном от террористов Славянске. Люди старшего поколения отчаянно защищали памятник, доказывая, что "при Ленине все учились бесплатно".

Министр культуры Украины Вячеслав Кириленко заявил о том, что правительство будет поддерживать любые инициативы по сносу памятников тоталитарным лидерам. В связи с тем, что, по его словам, эти памятники не являются объектами культурного наследия, они не могут охраняться государством.

Журналист издания "ГОРДОН" пообщался с украинским скульптором Олегом Пинчуком, чтобы узнать об его отношении к сносу памятников.

Олег Пинчук – автор памятников Апостолу Андрею Первозванному (установлен возле Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве), а также святым Антонию и Феодосию, основателям Киево-Печерской лавры. Кроме этого, он работает в жанре скульптурных миниатюр, которые называет "фантазийными". Его работы в свое время пополнили коллекции Мстислава Ростроповича, Пьера Кардена и других знаменитостей.

Общаясь с украинскими политиками и бизнесменами, он старается донести до них мысль о том, что искусство не менее важно для имиджа Украины, чем наука или спорт. "Если сумму, равную гонорару хотя бы одного футболиста, потратить на раскрутку украинских художников, некоторые из них вошли бы в мировой топ", – говорит Олег Пинчук.

Он считает, что Украине еще долго предстоит избавляться от наследия коррупционной системы. Но перемены в стране каждый украинец, прежде всего, должен начинать с себя.

Я не против того, чтобы памятники сносить, но делать это нужно бережно

– Олег, как вы относитесь к тому, что в Украине сносят памятники Ленину и не только? С точки зрения скульптора, прежде всего, – ведь в многотонную глыбу заложен и чей-то большой труд, и большие деньги.

– Мне очень жаль, что это делается таким варварским способом. Но я понимаю, что причиной этому стала бездеятельность власти, которая давно уже должна была эти памятники аккуратно демонтировать и создать для них специальный музей с платным входом.

– Кто же захочет платить деньги за то, чтобы посмотреть на памятник Ленину, клоны которого маячили в каждом постсоветском городе, а в большинстве из них стоят до сих пор?

– В том-то и дело, что это мог бы быть музей абсурда. Туда еще можно было бы свозить скульптуры разных рабочих и колхозников, заодно и сохранили бы для потомков образцы искусства соцреализма. Я не против того, чтобы памятники сносить, но делать это нужно бережно. В начале 90-х, кстати, когда готовых памятников осталось много, но их уже никто не устанавливал, их продали на Запад и заработали большие деньги. Тогда там это было модно.


"Ленинопад" в Украине начался со сноса памятника Ленину на киевском бульваре Тараса Шевченко 8 декабря 2013-го.Фото: www.dw.de
"Ленинопад" в Украине начался со сноса памятника Ленину на киевском бульваре Тараса Шевченко 8 декабря 2013-го. Фото: www.dw.de



Так выглядел памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко в Киеве, установленный в 1946-м. Фото: lifekiev.com
Так выглядел памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко в Киеве, установленный в 1946-м. Фото: lifekiev.com


– Да, можно спорить: сносить или не сносить в принципе, но пугает агрессия, с которой на глазах и у детей, в том числе, орудуют молотками крушители памятников.

– Памятники ни в чем не виноваты – это предметы своеобразного искусства эпохи, которую уже не вычеркнешь из истории. И скульпторы, которые их создавали, не виноваты тоже. Это были люди системы, выполнявшие госзаказ. Кстати, многие из них потом делали памятники и для независимой Украины. 

А вообще, варварское отношение к памятникам не только в том, что им публично отбивают головы . В Киеве, на площади Революции, когда-то стоял памятник Ленину, а рядом – бронзовые скульптуры, весом, в общей сложности, не меньше 40 тонн. Они ведь тоже куда-то делись. Думаю, их просто кто-то тупо распилил и сдал на металлолом. Если 1 кг бронзы стоит 70 гривен, можно посчитать, какие суммы ложились в чей-то карман и в этом случае, и в других. Несколько лет назад, во время реконструкции Почтовой площади, в Киеве исчез памятник морякам Днепровской флотилии. Я безуспешно попытался его найти, но все еще надеюсь. что его пока не переплавили на металлолом.


Демонтаж монумента Великой Октябрьской Социалистической революции в Киеве. 1991 год. Фото: twirpx.com
Демонтаж монумента Великой Октябрьской социалистической революции в Киеве. 1991 год. Фото: twirpx.com


– Советские памятники – это только часть наследия той эпохи. И даже если их снесут, останутся еще города и улицы, названные именами тех, на чьей совести жизни миллионов людей. Может даже, по горькой иронии судьбы, памятники эти крушат потомки репрессированных или умерших от голода в 1930-х…

– Я считаю, что движение по сносу памятников – это результат бездействия властей и народного отчаяния, проявление человеческих эмоций от того, что в стране ничего не меняется.

– Те, кто против этого движения, приводят такой аргумент: сломать памятник Ленину – все равно, что выбросить из учебника истории главу о Бандере или Шухевиче…

– Я с этим не согласен. Ленин к Украине никакого отношения не имеет. Памятник ему – это символ советской империи, частью которой была Украина. Как только она стала независимым государством, эти памятники нужно было демонтировать сразу же.

ВИДЕО
Пожилой житель Славянска закрыл собой памятник Ленину, который хотят снести его земляки. Видео: SputnikTV / Youtube

Покричать на Майдане – это одно, а ты научись не переходить дорогу на красный свет, попробуй не давать взятку врачу или милиционеру, или чиновнику

– Кто знает, может, тогда бы и на Донбассе, где война началась с того, что многие, призывая Путина на помощь, по сути, хотели назад, в СССР, все было бы иначе. Ведь там молодожены до сих пор кладут цветы к подножию памятника Ленину – как будто на дворе 70-е. А вы, кстати, скучаете по тому времени?

– Ну, это время моей молодости. Конечно, я был счастлив, влюблялся, познавал мир, но это было такое же счастье примерно, как у молодых людей в КНДР. Верил в светлое будущее, как и все. Но потом моя семья в полной мере ощутила "прелести" советского режима. Мой отец, доктор филологии, выступил в защиту запрещенного романа Олеся Гончара "Собор", за что его обвинили в буржуазном национализме, уволили с должности заведующего кафедрой, грозились исключить из Союза писателей.

Мы вынуждены были уехать из маленького городка, где все на виду, и перебраться в Киев. Отцу, знавшему девять языков, для того, чтобы прокормить семью, пришлось работать кочегаром и делать переводы с французского, немецкого, английского под чужими фамилиями. Так что никаких симпатий по отношению к тому времени я не питаю. Слушал выступления ораторов на коммунистических съездах и понимал, насколько лжива советская система.

– А еще она не позволяла человеку быть особенным. Именно поэтому очень многие из наших с вами ровесников после перестройки не смогли вписаться в новые реалии. Ведь нас с детства учили не высовываться...

– Мне запомнился такой факт. В конце 80-х отец построил маленький домик в одном из дачных поселков под Киевом. А рядом такой же маленький домик построил наш сосед, простой работяга. Только дом этот, сделанный из старых досок, был двухэтажным. И стали к нему наезжать всякие комиссии с требованием убрать второй этаж. У всех должна была быть одна высота, и выделяться никто не имел права. Все носили одни и те же штаны, за которыми выстаивали целыми днями в очередях, и ели кости вместо мяса. Вот только куда девалось мясо, до сих пор не пойму.

В то же время на мусорнике валялись буханки хлеба, который стоил тогда 14 копеек. И ни у кого не было привычки беречь электроэнергию, воду, газ, потому что все это было почти дармовое. Люди получали свои гарантированные 150-200 рублей в месяц, и это был потолок. В то время как на Западе все всегда были очень бережливы, чтобы становиться богаче. И это принцип капитализма, когда нет ничего общего – есть твое или мое, а значит, каждый отвечает за то, что принадлежит ему, и бережет. Но нас система, увы, приучала к другому.

– А сегодня модно домами соревноваться – чей выше, и машинами – у кого престижнее, и достаток демонстрировать как наивысшую доблесть.

– А это тоже наследие советских времен. Люди, выросшие в коммуналках и хрущевках, как только возможность появилась, стали строить дома площадью по 3-4 тысячи квадратных метров, не думая о том, как все это потом отапливать и содержать. Сегодня многие из тех, кто были миллионерами, обанкротились. Бизнес, строившийся на откатах, лопнул. И огромные деньги, вложенные в недвижимость, оказались просто выброшенными на ветер.

– Но от этого пропасть между простыми людьми, чудом выживающими на полторы тысячи гривен в месяц, и теми, кто считают себя пострадавшими от того, что приходится пересаживаться из Maybach в Lexus. Украина уже отметила годовщину Майдана, на который вышли люди для того, чтобы изменить страну, но перемен пока не видно. Тот, кому и раньше удавалось вписываться в коррупционные схемы, хорошо живет и сейчас, кто живет честно, – по-прежнему лишь выживает.

– Я тоже каждый день приходил на Майдан, прекрасно понимая, что с переменами в стране моя собственная жизнь в ближайшее время лучше не станет. Потому что для искусства необходима спокойная и благополучная атмосфера вокруг, стабильная экономика. Но в то же время я понимал, что есть надежда для моих детей – жить в нормальной, цивилизованной стране. Я хочу, чтобы мои дети жили в Украине, и только. Я человек свободный, у меня нет бизнеса, меня ничего не сдерживает, поэтому я хочу сделать все, чтобы потом не чувствовать себя негодяем, который даже не попытался что-то изменить в стране, а, значит, и в своей жизни.

Для этого и баллотируюсь в Киевский горсовет. Надеюсь, что смогу достойно представлять интересы жителей Татарки и Лукьяновки, которые относятся к 57-му избирательному округу. Я хорошо знаю Шевченковский район – там находится Национальная академия изобразительного искусства, в которой я учился еще когда она именовалась Киевским художественным институтом, кроме того, какое-то время я был депутатом Шевченковского райсовета. 

– Человеку с принципами в украинской политике приходится нелегко... 

– Важно, чтобы в Украине накопилась критическая масса тех, кто хочет жить по закону, а не по понятиям, не воровать и не обманывать. Но пока у меня есть ощущение, что в освободившиеся кресла во власти сели те же самые люди, ну, может, чуть лучше прежних. Ведь не изменилось ничего, и, прежде всего, не поменялись правила игры. Политик, приходя во власть, очень скоро начинает понимать, что систему изменить невозможно.

На деле получается, что не человек побеждает законы, а законы побеждают человека. И политики превращаются в политиканов. Денег в казне нет, поэтому сострадание к людям на этом и заканчивается. Остаются только громкие декларации о любви к народу, которые на самом деле – всего лишь ширма, возможность быть в тренде.

Даже сегодня, в столь сложное для Украины время, Киев завешен огромными бигбордами, которые стоят больших денег. И люди верят лозунгам политиков, изображенных на них, не понимая, что за их именами, там, в закулисье, зачастую стоят кукловоды, которые в этих политиков вкладывают деньги для того, чтобы потом, с их помощью, заработать гораздо больше. Потому что политика для многих – это выгодный бизнес.

Я считаю, что во власть должны приходить не политики, которые в итоге оказываются лишь хорошими актерами, а талантливые люди, имеющие свою позицию. Такие, к примеру, как актер и экс-президент США Рональд Рейган, которому удалось поднять экономику страны и, по сути, способствовать развалу советской империи, или драматург Вацлав Гавел, ставший президентом Чехии, – он сумел объединить свой народ в сложное для страны время, оставаясь для чехов, прежде всего, моральным авторитетом.

– Значит, вы считаете, что и недавняя революция тоже не помогла Украине? 

– Украине, прежде всего, нужна эволюция. Система настолько закостенелая, что в течение короткого времени ничего изменить нельзя. Я знаю многих людей, которые пришли во власть и тут же задрали нос, стали небожителями, хотя ничего хорошего для страны не сделали. Они, может, и хотели бы работать для народа, но сделать ничего не могут. Власть – это не один человек, это система. Конечно, в Украине немало честных людей, настоящих патриотов, но они, как правило, вне государственной системы, а, значит, от них многое не зависит.

Но каждый может делать перемены в стране, начиная с себя. Покричать на Майдане – это одно, а ты научись не переходить дорогу на красный свет, попробуй не давать взятку врачу или милиционеру, или чиновнику, который помогает ускорить решение каких-то проблем. Я знаю чиновника, который работает в госказначействе на скромную зарплату, но у его детей парк из десятка дорогих машин. Коррупционная схема выстраивалась годами, задолго до Януковича.

Для того, чтобы украинское искусство было востребовано в мире, его нужно продвигать по законам и правилам мирового арт-рынка. А талантливых художников у нас более чем достаточно

– А как у вас сегодня с вдохновением? Откуда черпать его, если столько разочарований? Но, прежде всего, – война, до конца которой, судя по всему, далеко, потому что враг у Украины подлый, в овечьей шкуре…

– Знаете, вдохновение – это для ленивых. Профессиональный художник должен работать всегда. Для меня не существует такого понятия, как депрессия. Желание жить и не опуститься на дно заставляет вставать и каждый день что-то делать. Да, в стране война, но мне сегодня еще больше хочется работать на имидж Украины.


Монумент святым Антонию и Феодосию, основателям Киево-Печерской лавры. Автор Олег Пинчук. Фото из личного архива скульптора
Монумент святым Антонию и Феодосию, основателям Киево-Печерской лавры. Автор: Олег Пинчук. Фото из личного архива скульптора


Вылепив скульптуру, я должен также дать ей жизнь. Сам процесс создания объекта культуры не так сложен, как процесс поиска заказчиков и продвижения. Мое оружие – это моя голова, мои руки, которые лепят скульптуры, и моя жизненная позиция, которая не позволяет мне быть пассивным.

Украинским художникам, артистам, музыкантам стало гораздо труднее выживать. Ведь раньше они зарабатывали в России – на концертах, выставках, галереях, корпоративах, наконец. Этот рынок для многих теперь закрыт. А в Украине работа находится не для всех.

– Вы тоже отказываетесь от участия в российских проектах?

– Да. Недавно меня предложили сделать выставку в Эрмитаже, но я отказался, понимая, что сейчас не время. Я считаю, что российская власть ведет себя подло не только по отношению к некогда братской Украине, но и по отношению к своему народу тоже, зомбируя людей, доводя до ссор многие семьи. Моя мама – русская, в России у меня много родственников. Так что все это я прочувствовал на себе. Российские власти не о зарплатах и пенсиях заботятся для своих граждан, а о том, чтобы воссоздать великую империю. А русский мужик – он еще подождет, еще потерпит.

– Как вы считаете, искусство может помочь Украине сегодня? Или же когда говорят пушки, музы все-таки молчат?

– Почему же молчат? Когда во время Второй мировой войны бомбили Лондон, Черчиллю предложили уменьшить ассигнования на культуру. Он сказал: "А за что же мы тогда воюем?". Потому что культура, свобода самовыражения личности – это основной фундамент демократического общества. После теракта во Франции миллионы парижан вышли на площадь, чтобы поддержать свободу слова, право художника выражать свою мысль. Сила интеллекта и стремление к свободе гораздо выше, чем сила оружия, в моем понимании.


Самая большая в мире бронзовая жаба-копилка, установленная на территории киевского музея воды. Автор Олег Пинчук. Фото: invtur.com.uа

Самая большая в мире бронзовая жаба-копилка, установленная на территории киевского Музея воды. Автор: Олег Пинчук. Фото: invtur.com.uа



Общаясь с украинскими политиками и бизнесменами, я стараюсь донести до них, что искусство для имиджа Украины не менее важно, чем наука или спорт, к примеру. Если сумму, равную гонорару хотя бы одного футболиста, потратить на раскрутку украинских художников, некоторые из них бы вошли в мировой топ. Для того, чтобы украинское искусство было востребовано в мире, его нужно продвигать по законам и правилам мирового арт-рынка. А талантливых художников у нас более чем достаточно.

– Современное искусство с его иносказательностью понятно далеко не каждому.

– Специфика современного искусства в корне отличается от соцреализма, когда авторитарное государство заказывало художнику памятник, к примеру, и это давало ему средства к существованию. Главное только – создавать "правильные" образы. А в свободном обществе художник сам решает, каким должно быть его произведение. Он не подсказывает хирургу, как делать операцию или журналисту – как писать. Но и в искусство вмешиваться никто не может. Оно живет по своим правилам.


Памятник Апостолу Андрею Первозванному, установленный возле Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве. Автор: Олег Пинчук. Фото из личного архива скульптора

Памятник Апостолу Андрею Первозванному, установленный возле Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве. Автор: Олег Пинчук. Фото из личного архива скульптора


Вот вы говорите, современное искусство не всем понятно. Я с этим согласен. Но, что интересно, в тех залах, где выставлены прекрасные, академичные работы, привычные глазу пейзажи, сегодня нет толп посетителей. Зато на выставках современного искусства огромные очереди. Потому что его язык требует размышлений, и это интересно молодому зрителю.

Современное искусство – это инструмент, с помощью которого меняется мир. И показатель терпимости общества к инакомыслию, за которое в обществе тоталитарном художников закрывают в психбольницах, их работы уничтожают.

Художники бывают разные. Есть те, кто рисует "горшки" и свято верит в то, что это искусство. Есть художники-прозападники, которые воруют чужие идеи, что, в общем-то, несложно. А вот самое сложное – это искать свой путь, что и делают те, кто, как правило, остается в истории.


Скульптурный портрет посла Испании в Украине Херардо Анхель Бугайо Оттоне. Автор Олег Пинчук. Фото из личного архива скульптора
Скульптурный портрет посла Испании в Украине Херардо Анхель Бугайо Оттоне. Автор: Олег Пинчук. Фото из личного архива скульптора


– От памятника Ленину, снесенного недавно в Киеве на бульваре Тараса Шевченко, остался постамент. Как вы считаете, лучше убрать и его, чтобы уж совсем ничего не напоминало о вожде мирового пролетариата, или установить на нем новый памятник – как символ новой Украины?

– Я считаю, что в Киеве должен появиться памятник с каноническим изображением небесного покровителя города Архистратига Михаила. Его можно было установить именно на этом постаменте. Это большая круглая колонна из гранита, которую сегодня у нас выполнить было бы просто нереально – это стоило бы миллионы долларов. Постамент уже частично повредили, когда сносили памятник. Сломать, раздробить, вывезти на щебенку – это проще всего, но гораздо важнее придумать, как его использовать. Ничего крамольного в этом нет – многие христианские храмы стоят на останках храмов языческих.


Олег Пинчук: "Я предлагаю сохранить этот уникальный постамент, который сам по себе –уже реликвия. Ну а какой памятник будет на нем стоять, это уже решать киевлянам". Фото: zn.ua
Олег Пинчук: Я предлагаю сохранить этот уникальный постамент, который сам по себе уже реликвия. Ну а какой памятник будет на нем стоять, решать киевлянам. Фото: zn.ua


Я предлагаю сохранить этот уникальный постамент, который сам по себе уже реликвия. Ну а какой памятник будет на нем стоять, решать киевлянам. Хотя пустовать, наверное, он будет еще долго – у Украины на памятники сегодня денег нет. Можно рассчитывать только на добрую волю меценатов. Но если киевский горсовет примет решение, я с готовностью буду участвовать в этом проекте.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации