МАЛЕВИЧ И УКРАИНА
Восемь явлений, связывающих Казимира Малевича и Украину.

В этом году исполняется 100 лет со дня создания знаменитого "Черного квадрата", в честь чего ЮНЕСКО объявила 2015-й – Годом Казимира Малевича. А 15 мая исполняется 80 лет со дня смерти художника – в 1935 году. Кстати, все четыре варианта  "Черного квадрата" находятся в России – несправедливо; хотя бы одну картину давно стоило бы вернуть нам!

Самый известный и в Украине, и в мире знаток творчества Малевича, искусствовед и профессор Дмитрий Горбачев, немало сил потратил на то, чтобы доказать: Малевич был украинцем. Да и сам супрематист часто писал письма на украинском языке, вдохновлялся мотивами украинского народного творчества и считал себя украинцем. Спецпроект "ГОРДОН" подробно рассказывает, что именно связывает Малевича с Украиной.


Автопортрет, 1910
Автопортрет, 1910


1. Место рождения – Киев


Дом на улице Бульонской (Боженко) в Киеве, где родился Казимир Малевич
Дом на улице Бульонской (теперь – улица Казимира Малевича) в Киеве, где родился художник


Казимир Малевич родился в Киеве, случилось это важное событие в 1879 году. Отец – поляк, директор сахарных заводов, мать – украинка с Полтавщины, домохозяйка. Оба родителя были потомственными дворянами. Фамилия Малевич встречается в Польше, Литве, Украине, Беларуси.

Родился Казимир в доме по улице Бульонской в Киеве, позже переименованной в улицу Боженко. Сейчас она называется улицей Казимира Малевича, но двухэтажный дом №15 снесен в середине прошлого века; на его месте был построен новый корпус Института электросварки АН УССР.

Крестили Малевича в костеле св. Александра в Киеве.

До 17 лет будущий художник жил с родителями, в основном в селах и небольших городках, где работали сахарные заводы – на Подолье (Ямполь – до 12 лет), на Харьковщине (Пархомовка, Белополье – с 1900 года), на Черниговщине (Волчок, Конотоп – 1893–1895).

Таким образом, с уверенностью можно утверждать, что Казимир Малевич вырос и сформировался в Украине.

2. Влияние украинского народного творчества

Всю жизнь Казимир Малевич всячески подчеркивал, что его художественное видение мира сформировало украинское село. Этот факт подтверждают и искусствоведы, исследующие творчество художника вот уже 80 лет после его смерти.

Украинская селянская хата, белостенная мазанка, много которых Малевич видел в украинских селах, где была распространена настенная роспись, сыграла заметную роль в его супрематическом и кубистическом творчестве. На Харьковщине, где художник прожил с 12 до 15 лет, он наверняка видел разрисованные печи, наблюдал, как их расписывают.

А вот что вспоминал сам Казимир Северинович: "Село занималось искусством (этого слова я тогда не знал). Словом, оно делало такие вещи, которые мне очень нравились. В этих вот вещах и крылась тайна моих симпатий к селянам. Я с большим волнением смотрел, как делают селянки росписи, и помогал им мазать глиной пол хат и делать узоры на печах. Селянки прекрасно изображали петухов, лошадок и цветы. Все краски изготавливались на месте из разных глин и синьки. Я пробовал перенести эту культуру на печи у себя дома, но не получалось. Говорили, что я пачкаю печки. Доставалось и заборам, стенам сараев и т.д."

По эскизам Малевича и других прогрессивных украинских художников того времени, в том числе Александры Экстер, мастерицы села Вербивка на Киевщине, делали вышивки на шарфиках и подушках, платках и скатертях – и продавали их в Киеве, Москве и Берлине как образцы народных промыслов. В каталоге выставки современного декоративного искусства "Супрематисты – для селянской артели" за 1915 год  значится, что Малевич сделал два эскиза для шарфиков и один эскиз для подушки.

"Ближайшая аналогия к супрематизму – геометрическая роспись подольских хат, писанки с их астральными знаками, узоры плахт – магический код стихий (огня, земли, воды)", – пишет Дмитрий Горбачев.


Мотивы пысанок в творчестве Малевича
Мотивы писанок в творчестве Малевича


3. Украинский язык

Малевич часто писал письма на украинском языке, а иногда – на некой забавной смеси русского и украинского языков, из которой можно было понять, что последний он знает очень хорошо. Вот, к примеру, цитата из письма Малевича жене художника Льва Крамаренко Ирине Жданко (сохранились, кстати, ее воспоминания о том, как они с Малевичем рисовали пейзажи Святошино в 1930 году):

"В Київі кажуть еди хоч відбавляй - вишні черешні та друга ягода що росте пиля самої землі. От би добре було вареників з сметаною та оцієї ягоди з молоком та с сахаром. Еще кажуть поросята в будинку вчених на обід можна брати".

(письмо написано 3 июля 1931 года в Ленинграде, где тогда царили голодные времена).


Автограф письма Малевича к И. Жданко и Л. Крамаренко
Автограф письма Малевича к И. Жданко и Л. Крамаренко


4. Педагогическая деятельность

С 1928-го по 1930 год Казимир Малевич преподавал в Киевском художественном институте, прославившемся в то время как "украинский Баухауз", а среди профессоров его числились Александр Богомазов, Виктор Пальмов, Лев Крамаренко и другие звезды живописи. Этими же годами датируется активность Малевича в украинской прессе – несколько десятков его статей о новаторстве в искусстве появилось в журналах "Нова генерація" (Харьков) и "Альманах-авангард" (Киев).

В КХИ Казимир Северинович преподавал на педагогическом факультете, по собственным его словам, "лечил" студентов от реализма, от психологической растерянности перед сложной мировой культурой, от внутренней заторможенности и неуверенности, от "живописной неврастении" и "цветостраха". Анализируя произведения студентов, профессор Малевич выяснял, какое художественное влияние угнетает волю каждого из них и какой "дополнительный элемент" культурных впечатлений поможет ему найти собственное направление в искусстве.


18 марта нынешнего в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры (так сейчас называется Художественный институт) состоялось торжественное водружение портрета Малевича в ряды портретов других выдающихся преподавателей этого учебного заведения. Фото: Леся Мазаник
18 марта 2015 года в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры (так сейчас называется Художественный институт) состоялось торжественное водружение портрета Малевича в ряды портретов других выдающихся преподавателей этого учебного заведения. Фото: Леся Мазаник


5. Песни

По свидетельствам друзей и знакомых, Казимир Малевич очень хорошо пел – у него был бас. Особенно весело проходили вечера, когда с бандурой появлялся художник Владимир Татлин – играл украинские мелодии, а Малевич пел. Племянник художника, Юрий Зайцев, даже вспоминает одну из любимых песен дяди:

Гуде вітер вельми в полі,
Реве ліс ламає,
Козак журиться сердешний,
Долю проклинає.

Гуде вітер вельми в полі,
Реве ліс ламає,
Плаче козак молоденький,
Що робить не знає…


"Девушки в поле", К. Малевич (1932)
"Девушки в поле", К. Малевич (1932)


6. Голодомор

Казимир Малевич – единственный украинский художник, в творчестве которого отразился Голодомор 1932–1933 годов, от которого умерло от 4 до 10 миллионов украинцев. Так, на рисунке карандашом, известном под названием “Где серп и молот, там смерть и голод” (цитата из популярной в 1920–30-е годы народной песни), изображены три фигуры, черты лица у которых заменены на серп и молот, крест, гроб.

Многие из "селянских" картин, которые Малевич активно писал в 1930-х годах, содержат в себе завуалированные сообщения. Например, отсутствие лиц. Кроме того, почти все картины того периода неправильно датированы. "Поскольку это – картины протеста, они специально датированы более ранним временем", – комментирует искусствовед Александра Шатских.

"Малевич был единственным художником, показавшим трагическое положение украинских селян во время преступной насильственной коллективизации", – пишет французский историк искусства, автор нескольких монографий о Малевиче Жан-Клод Маркаде.


“Где серп и молот, там смерть и голод”
“Где серп и молот, там смерть и голод”


7. Смерть

Как и многие выдающиеся деятели украинской культуры, Казимир Малевич стал жертвой сталинизма. Художник вообще собирался переехать из Ленинграда в Киев на постоянное место жительства, но как раз в 1930 году Иосиф Сталин огласил чистку всем без исключения специалистам высокой квалификации, называя их "буржуазными интеллигентами". Из Киевского художественного института в тот год "вычистили" всех опытных профессоров и первоклассных художников – Льва Крамаренко, Евгения Сагайдачного, Федора Кричевского, Михаила Бойчука, Казимира Малевича.

В том же 1930 году Малевича стали пытать в Ленинградском ОГПУ. Под давлением ему вспрыскивали воду в мочегонный канал – требовали признаний в шпионаже. Позже развилась болезнь простаты, из-за которой Малевич и умер 15 мая 1935 года.

Друзья Малевича вспоминали, что он хотел быть похороненным с распростертыми руками – в форме креста, мотивы которого, кстати, очень часто встречаются в творчестве художника. Так и случилось – Казимира Севериновича кремировали в Москве, в супрематическом гробу в виде креста. Над могилой был установлен деревянный кубический монумент с изображением черного квадрата. После похорон ходило много слухов: к примеру, о том, что Малевич был похоронен одетым в красную мантию.


Одно из последних прижизненных фото Малевича – с третьей женой Натальей Манченко. 1935, Ленинград
Одно из последних прижизненных фото Малевича – с третьей женой Натальей Манченко. 1935, Ленинград


8. Автобиография

В собственных автобиографических заметках Казимир Малевич выступает как украинец. Дабы не быть голословными, просто приводим несколько цитат их этих заметок:

"...мене все міцніш тягнуло до Києва. Неповторним залишався у моїй пам'яті Київ. Будинки, вимурувані з кольорової цегли, гориста місцевість, Дніпро, далекі обрії, пароплави. Усе його життя впливало на мене дедалі більше. Селянки човниками перепливали Дніпро, везли масло, молоко, сметану, заповнюючи береги і вулиці Києва, надаючи містові особливого колориту."

***


"...Це був Лев Квачевський. Він був студентом пейзажного класу Академії мистецтв у Петербурзі. День у день ходили ми з ним на етюди влітку, навесні і зимою, верстов по тридцять за день. Цілу дорогу сперечалися. Припиняли суперечку тільки тоді, коли сідали полуднювати. Згадували Україну. Він та я були українці."

***

"Жив я тоді (у віці 16 років. – Ред.) в Конотопі. О, славне місто Конотоп! Воно всеньке лисніло від сала. На базарах і біля станцій довгими рядовицями сиділи за столиками тітки, котрі називалися сальницями, від них пахло часником. На столиках було навалено купи найрізноманітнішого сала, вудженого і невудженого, з смачною шкіркою, лежали крильцями ковбаски, я ламав їх на шматки і їв, як їли на базарах люди. Я сростав серед цього українського сала і часнику в Конотопі".


Черный супрематический квадрат. К. Малевич (1915)
Черный супрематический квадрат. К. Малевич (1915)


При подготовке статьи использованы материалы антологии “Малевич та Україна” Дмитрия Горбачова (Київ, 2006), монографии “Малевич” Жана-Клода Маркаде (Київ, Родовід, 2013), сайта uartlib.org.

 
Катерина ЛЕБЕДЕВА
Катерина ЛЕБЕДЕВА
Журналист
 
 
Дневник киевлянки. Часть IV
В июне 2015 года интернет-издание "ГОРДОН"  начало серию публикаций из дневника Ирины Хорошуновой – художника-оформителя, коренной киевлянки, которая пережила оккупацию украинской столицы в годы Второй мировой войны. Этот документ – уникальное историческое свидетельство, не воспоминания, а описание событий в реальном времени. Редакция публикует дневник в те даты, когда его писала Хорошунова, которой в момент начала войны было 28 лет. Записи начинаются с 25 июня 1941 года.