Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Кто такой Дмитрий Саймс и почему он пытается потопить Mayflower? Расследование историка Фельштинского

Созданные в США выходцем из СССР Дмитрием Саймсом журнал и Центр The National Interest если и стоят на страже чьих-то интересов, то не американских, а самого Саймса и Кремля, утверждает российско-американский историк Юрий Фельштинский. В эксклюзивном материале для издания "ГОРДОН" Фельштинский написал об особенностях деятельности Саймса, его влиянии на американскую политику, а также о его связях с высшим руководством России и США.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Фельштинский: Саймс, если судить по имеющимся о нем сведениям и по его действиям, внедренный в американскую политическую элиту кремлевский агент
Фельштинский: Саймс, если судить по имеющимся о нем сведениям и по его действиям, – внедренный в американскую политическую элиту кремлевский агент
Фото: ЕРА
Юрий ФЕЛЬШТИНСКИЙ

В 1620 году к берегам Америки причалил отплывший из Англии корабль Mayflower с сотней пассажиров. Опасное путешествие заняло несколько месяцев. В 1925 году в его честь в Вашингтоне был назван отель – Mayflower, где 27 апреля 2016 года возглавляемый Дмитрием Симисом (Саймсом) вашингтонский Центр национальных интересов (The Center for the National Interest, или CNI, ЦНИ) организовал встречу кандидата в президенты от Республиканской партии Дональда Трампа с его сторонниками, в которой принял участие российский посол Сергей Кисляк и на которой Трамп огласил свою внешнеполитическую программу. За два месяца до этого Саймс встречался в Москве с Владимиром Путиным и другими российскими чиновниками.

В дополнение к этому оказалось, что встречи арестованной в Вашингтоне 15 июля этого года по обвинению в шпионаже в пользу России Марии Бутиной со Стенли Фишером, в то время вице-председателем Федерального резервного банка США, и Натаном Шитсом, в то время заместителем министра финансов по международным связям, тоже организовывал Саймс через свой ЦНИ. Встречи эти состоялись 7 апреля 2015 года. Тогда Бутина сопровождала Александра Торшина, в то время заместителя председателя Центрального банка РФ, "который, по мнению следователей, был куратором Бутиной как агента".

Высокопоставленный российский чиновник Торшин, с его яркой биографией, был куратором Бутиной из России. Но кто же курировал ее в Америке? Ответ на этот вопрос только что дала сама Бутина, начавшая сотрудничать со следствием и назвавшая двух человек. Первый: профессор истории Американского университета в Вашингтоне Антон Федяшин, не избежавший искушения сфотографироваться со своей подопечной и упомянуть ее в опубликованной им 6 апреля 2017 года заметке:

"Геттисбург, живописный город в Пенсильвании, занимает особое место в традиции преодоления глубоких противоречий. 11–12 февраля 2017 года здесь проходил примечательный диалог между двумя разными мирами – американским и постсоветским. […] Встреча молодых мыслителей была попыткой разрушить, казалось бы, непроницаемую стену стереотипов, которая выросла между Россией и Америкой в последние годы. Студентка магистерской программы SIS [The School of International Service / Школа международной службы] Мария Бутина сформулировала это так: "Наша поездка была похожа на машину времени, которая пронесла нас сквозь настоящее, будущее и прошлое отношений США, России, Украины, Беларуси, Азербайджана. Мы многое узнали друг о друге – студентах из всех этих стран (и из двух американских университетов!), представителях разных поколений и культур. Это помогло нам сосредоточиться на том общем, что нас объединяет, более, чем на различиях, которые разделяют”.

Следует отметить, что после ареста Бутиной Федяшин стер отрывок про Бутину из своей публикации и вырезал коллективную фотографию с Бутиной, ранее там размещенную. Следы переписывания истории историком Федяшиным остались лишь в чьем-то Твиттере, вывешенном в сеть. Вот она, эта исчезнувшая фотография. Бутина отмечена стрелочкой. Федяшин возвышается слева.


Фото из архива Юрия Фельштинского
Скриншот Юрия Фельштинского


Еще какие-то коллективные фотографии Федяшина с Бутиной пока остались на странице The Eisenhower Institute в социальной сети Flickr.

Вторым куратором Бутина назвала Дмитрия Саймса.

На вовлеченность Саймса в организацию выступления Трампа в Mayflower 27 апреля 2016 года, может быть, никто не обратил бы внимания, если бы не победа Трампа на президентских выборах и начавшийся в США скандал с российским вмешательством. Вот что писал об этом политолог Андрей Пионтковский:

"Рутинная проверка показала, что Джефф Сешнс, генеральный прокурор США, заполняя при вступлении в должность необходимую форму безопасности, забыл указать в ней одну из своих встреч с российским послом в США Сергеем Кисляком. Одну, но какую! […] Дело в том, что в той же точке четырехмерного пространства-времени пересеклись мировые линии еще нескольких замечательных людей – Пола Манафорта, Картера Пейджа, Майкла Флинна, Джареда Кушнера, Дональда Трампа и, наконец, самого главного из них, того, кто с того исторического дня и рулил всей этой дружной компанией – Дмитрия Константиновича Саймса, бывшего заместителя секретаря комитета ВЛКСМ ИМЭМО (Институт мировой экономики и международных отношений) и лектора-международника МГК (Московского городского комитета) КПСС, неожиданно в 1972-м подавшего прямо в этом качестве прошение на постоянное жительство в США. За долгие годы скитаний на чужбине Дмитрий Константинович оборотился в Dimitri Simes, President and CEO of The Сenter for the National Interest.

27 апреля конференц-холл Мayflower был арендован саймcовским Центром национальных интересов для важного мероприятия – со своим первым докладом по вопросам внешней политики был приглашен выступить один из кандидатов на пост президента от Республиканской партии Д. Трамп. Перед началом выступления гостеприимный хозяин познакомил двух своих гостей – Трампа и Кисляка. […] Реальным шефом операции "Трампнаш" был не Кисляк, а именно Саймс".

Саймс рассказал, что Центр Никсона оплатил Павловскому и еще нескольким российским политическим аналитикам визит в Вашингтон для участия в исследовании американского влияния в бывших советских республиках

Американская пресса стала уделять этому событию все большее и большее внимание. "Сешнс говорит, что встречалася с Кисляком прошлым летом в качестве члена комитета Сената США по вооруженным силам, однако записи позволяют усомниться в этом. […] Согласно The Atlantic, Сешнс также часто встречался с Дмитрием Саймсом, экспертом по России, и по меньшей мере с одним лоббистом, обслуживавшим российских клиентов ("Газпром"), Ричардом Бертом", – написало одно из изданий и продолжало: "Трамп занял отстраненную позицию во время бурных дискуссий о платформе Республиканского национального комитета прошлым летом – за исключением вопроса о реакции на российскую агрессию против Украины. Здесь лидеры кампании Трампа "устроили ряд мероприятий" с целью блокировать предложение предоставить Украине американское "летальное оборонительное оружие" для борьбы с сепаратистами, за которыми стоит Россия. Вместо этого была составлена более мягкая редакция, которая в итоге и была внесена в сессионный зал, несмотря на "возражения практически всех партийных лидеров по вопросам национальной безопасности".

Сомнительные связи Саймса также были подвергнуты анализу. Джеймс Кирчик в своей статье "Реалисты со связями в Москве присоединяются к кандидату от республиканцев", опубликованной 27 апреля 2016 года, сообщил, что "Центр национальных интересов, бывший Центр Никсона, предоставил площадку для первой речи Трампа, посвященной внешней политике, и участвовал в ее написании в качестве советника. В то же время центр имеет давние и обширные связи с Кремлем".

"В 2005 году два источника из России – газеты "Коммерсантъ" и Moscow Times, сообщили, что Саймс встречался с кремлевским консультантом Глебом Павловским и российским олигархом Олегом Дерипаской – близким соратником Путина". "Во время этих встреч обсуждалось создание мозгового центра с финансированием из России", – писала в другой статье Зарина Забриски.

Следует отметить, что "Коммерсантъ" и Moscow Times по-разному осветили это событие. В статье "Симметричный ответ Москвы" от 5 декабря 2005 года "Коммерсантъ" писал:

"Вчера в США прибыл владелец "Русского алюминия" и "Базового элемента" Олег Дерипаска. Как стало известно "Ъ" из осведомленных источников в Вашингтоне, господин Дерипаска, почти десять лет добивавшийся получения права въезда на территорию США, готов материально поддержать идею создания в американской столице исследовательского института, посвященного российским проблемам. При этом в Москве рассчитывают на "благожелательный" подход нового института к российской действительности […]. По информации источника, идея создания российского института в Вашингтоне принадлежит политологам Глебу Павловскому и Дмитрию Саймсу […].

Примечательно, что вопрос о создании в американской столице института российских проблем обсуждается в США давно. При этом целый ряд профессионально занимающихся изучением России экспертов давно пытались найти финансовую поддержку для подобной организации, которая могла бы стать для них новым местом работы. Эксперты отмечают, что интерес к появлению такого центра в числе прочих факторов обусловлен серьезными проблемами, возникшими в последнее время у Центра Никсона. Примечательно, что бывший председатель совета директоров одной из крупнейших американских финансовых и страховых компаний – AIG – Морис Гринберг, являющийся председателем правления Центра Никсона, обвиняется прокурором Нью-Йорка Элиотом Спитцером в финансовых махинациях, мошенничестве и нарушениях бухгалтерской отчетности. Таким образом, Центр Никсона может лишиться человека, который отвечал за большую часть спонсорских средств, на которые эта организация существовала. Кроме того, совсем недавно из редакционного совета издаваемого Центром Никсона журнала The National Interest ушла целая группа всемирно известных ученых, включая Збигнева Бжезинского и Фрэнсиса Фукуяму."

Moscow Times 6 декабря 2005 года отмечала следующее:

"Разрабатываются планы создать в Вашингтоне на российские деньги экспертный центр, который бы боролся в США с восприятием России как “нерадивого ученика”, – рассказал в понедельник кремлевский консультант Глеб Павловский. Среди возможных участников проекта называют металлургического магната Олега Дерипаску и Дмитрия Саймса, президента вашингтонского Центра Никсона, сказал Павловский. […] Павловский упоминает как возможного спонсора проекта Дерипаску, который был в Вашингтоне во вторник и говорил в Центре Карнеги о реструктуризации советских предприятий. […] Георгий Оганов, пресс-секретарь холдинговой компании Дерипаски "Базовый Элемент” сообщил, что "этот вопрос обсуждался… неоднократно господином Дерипаской с людьми, живущими в США, в том числе с людьми из Центра Никсона."

Саймс рассказал, что Центр Никсона, консервативный экспертный центр, оплатил в ноябре [2005 года] Павловскому и еще нескольким российским политическим аналитикам визит в Вашингтон для участия в исследовании американского влияния в бывших советских республиках, но что он не обсуждал планы о создании российского экспертного центра ни с ними, ни с Дерипаской.

Очевидно, что предпосылки для создания такого центра имеются, говорит Саймс, упоминая проект Russia Today – круглосуточный англоязычный новостной телеканал, финансируемый Кремлем (Russia Today был запущен в 2005 году. – Фельштинский).

Павловский затруднился ответить, когда экспертный центр будет создан, сказав, что обсуждения продолжаются.

"Экспертный центр, который в результате возник, скорее всего, был Institute for Democracy and Cooperation (IDC) / Институт демократии и сотрудничества (ИДС)", – было отмечено позже в другой американской публикации. Связанный с Кремлем ИДС был учрежден в Нью Йорке в 2008 году под руководством советника Путина Андроника Миграняна. Миграняна в качестве руководителя ИДС выбрал министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, что следовало из конфиденциальной переписки Государственного департамента, опубликованной WikiLeaks.


Встреча Путин с членами Международного дискуссионного клуба "Валдай" в сентябре 2013 года. На снимке: Бывший министр обороны Германии Фолькер Руэ (L), бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон (2-Л), президент России Владимир Путин (C), экс-премьер-министр Италии Романо Проди (2-R) и президент и главный исполнительный директор Центра журнал National Interest and Publisher of National Interest, Дмитрий К. Симс. Фото: ЕРА
Встреча Путина с членами Международного дискуссионного клуба "Валдай" в сентябре 2013 года. На снимке (слева направо) бывший министр обороны Германии Фолькер Руэ, бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон, президент России Владимир Путин, экс-премьер-министр Италии Романо Проди и президент Центра National Interest Дмитрий Саймс. Фото: ЕРА


В 2013 году, писала Зарина Забриски, Саймс "посещал заседания международного дискуссионного клуба "Валдай" одновременно с Путиным и принял участие в двухчасовой панельной дискуссии. Участниками встреч были бывший министр обороны Германии и премьер-министры Франции и Италии – так что присутствие Саймса вызвало некоторое недоумение. Путин встречается с участниками Валдайского клуба ежегодно, начиная с 2004 года. Среди многих кремлевских чиновников в форуме участвовали Дмитрий Медведев (премьер-министр РФ), Сергей Иванов (руководитель Администрации президента), Сергей Лавров (министр иностранных дел), Сергей Шойгу (министр обороны) и другие. Кроме того, встречи посещали российские олигархи и стратегически важные для Кремля персоны".

"Конференция, которую раньше посещали уважаемые западные деятели, пользуется, однако, дурной репутацией после аннексии Крыма и привлекает теперь почти исключительно апологетов Путина, – отмечало Politico. – В Валдае Путин характеризовал Саймса как "американского друга и коллегу", а Саймс заявлял: "Я полностью поддерживаю жесткую позицию президента Путина [по Сирии]".

Одно из изданий поместило даже две схемы, поставив в центр одной Валдайский клуб, а в центр другой – Центр Саймса.


Фото: thesternfacts.com
Схема: thesternfacts.com



Фото: thesternfacts.com
Схема: thesternfacts.com


В конце концов деятельностью Саймса заинтересовался Конгресс. 13 марта 2018 года демократическое меньшинство комиссии Конгресса, расследующей российское вмешательство в американские выборы, сделало запрос относительно Саймса:

"Господин Саймс занимает пост президента и исполнительного директора Центра национальных интересов, который организовал выступление президента Трампа по вопросам внешней политики 27 апреля 2016 года в отеле Mayflower. Комитет расследует обстоятельства этого выступления и коммуникаций, которые могли иметь место на этом мероприятии. Комитет имеет основания полагать, что господин Саймс сыграл ключевую роль в составлении той части выступления, которая касалась России. Комитет также должен получить доступ к соответствующей личной переписке господина Саймса с сотрудниками кампании Трампа, а также прочими лицами, прямо или косвенно связанными с правительством РФ".

Последствий запрос не имел.

К Саймсу и его центру из-за его пропутинской позиции с одной стороны и активного участия в кампании Трампа с другой пресса стала относиться настороженно и подозрительно

За год до этого, 2 марта 2017 года, ЦНИ формально ответил на запрос прессы, что: "Мистер Саймс представил мистера Кисляка мистеру Трампу в прошлом апреле во время приема по случаю внешнеполитической речи, организованной центром в отеле Mayflower в Вашингтоне. Мистер Кисляк был одним из четырех иностранных послов, по приглашению центра занявших места в первом ряду во время выступления мистера Трампа. Мистер Саймс отметил, что мистер Сешнс, в то время сенатор от Алабамы, также присутствовал, однако мистеру Саймсу неизвестно, беседовал ли сенатор с послом в тот день".

Тем не менее 26 июля 2017 года, выгораживая Саймса, удар на себя принял Кушнер (можно предположить, что он не мог этого сделать без предварительного согласования этого вопроса с Трампом). В своих показаниях комиссии Конгресса Кушнер, вводя комиссию в заблуждение, сообщил, что встреча в Mayflower и речь Трампа были исключительно его, а не Саймса, идеей:

"Первое, что приходит на память, это выступление в отеле Mayflower в Вашингтоне в апреле 2016-го. Это было, когда кандидат Трамп выступал с ключевой внешнеполитической речью. Все мероприятие и речь – это была моя идея, и я занимался организацией. Я заранее прибыл в отель, чтобы убедиться, что все в порядке. После я остановился на рецепции, чтобы поблагодарить Дмитрия Саймса, который принимал событие, он выпускает раз в два месяца внешнеполитический журнал The National Interest. Он большую работу провел, чтобы все организовать".

"Кушнер не упомянул, что Саймс родился и получил образование в России и публично известен как "друг Путина", – уточняют авторы публикации о показаниях Кушнера и подчеркивают, что именно "Саймс и его группа занимались составлением списка гостей и рассылкой приглашений".

Из дальнейших показаний Кушнера следовало, что он не был вовлечен в организацию встречи и ее планирование: "Я не поддерживал отношения с послом до выборов, и мало что знал о нем в то время. Вообще, 9 ноября, в день после выборов, я даже не помнил, как зовут российского посла. Когда предвыборный штаб получил e-mail, который выглядел как официальное поздравление от президента Путина, меня спросили, как мы можем проверить, что оно настоящее. Я подумал, что лучше всего было бы обратиться к единственному знакомому мне человеку, связанному с российским правительством, – к послу, с которым мы встречались за несколько месяцев до этого, поэтому я задал господину Саймсу по электронной почте вопрос: “Как зовут российского посла?"

Запросить Google, видимо, было слишком сложно. Проще было написать старому знакомому Саймсу. Интересно, какие еще вопросы Кушнер задал Саймсу в том же имейле? Ведь не мог же он действительно писать имейл с одним-единственным вопросом – про имя посла, демонстрируя этим свое полное невежество.


Джаред Кушнер. Фото: ЕРА
Джаред Кушнер – бизнесмен, старший советник и зять президента США Дональда Трампа. Фото: ЕРА


Кушнер в тот день рассказал комиссии далеко не все. Он познакомился с Саймсом 14 марта 2016 года на ланче, организованном Центром Саймса. Как писал Bloomberg, встреча (и ланч) состоялись в Manhattan’s Time Warner Center:

"Главным пунктом программы 14 марта было выступление Генри Киссинджера, почетного председателя центра [ЦНИ], в котором он анализировал российско-американские отношения перед небольшой группой. Кушнер встретился с Саймсом за обедом, и они нашли общий язык. На протяжении нескольких следующих недель они обсудили вероятность мероприятия, которое дало бы возможность Трампу произнести программную речь о внешней политике. Организация Саймса, более пророссийская, чем большинство подобных организаций в Вашингтоне, ранее приглашала и других кандидатов в президенты, но ни один не принял приглашение".

К Саймсу и его центру из-за его пропутинской позиции с одной стороны и активного участия в кампании Трампа с другой пресса стала относиться настороженно и подозрительно: "Почему к мозговому центру, связанному с Россией, относятся как к проамериканской не заангажированной организации?" – вопрошало одно из изданий в пространной статье о Саймсе и продолжало:

"Центр национальных интересов – мозговой экспертный центр со штаб-квартирой в Вашингтоне с бюджетом больше 1 миллиона долларов, в котором работают на полной ставке более 20 сотрудников. […] Но действительно ли центр действует в интересах Америки или это лазейка для российского правительства в самое сердце политического истеблишмента США? Глава Центра национальных интересов Дмитрий Саймс – выпускник Московского государственного университета (1967) [1969] и бывший заместитель секретаря ВЛКСМ, который эмигрировал в США в 1973 году и был близок к бывшему президенту Ричарду Никсону. В конце своей жизни Никсон хотел создать мозговой центр под названием “Никсоновский центр мира и свободы”, и в 1994 году он предложил Саймсу возглавить его. Однако к 2011 году семья Никсона разорвала отношения с Центром национальных интересов. Саймс стал слишком тесно связан с российским президентом Владимиром Путиным".

Как писало на эту тему Politico, "для убежденных республиканцев, членов семьи и бывших политических помощников, которые составляют правление Фонда Никсона, тем временем сам центр, и особенно его многолетний президент Дмитрий Саймс, стали не чем иным, как пятном на имени семьи Никсон. На их взгляд, Саймс воплощал квинтэссенцию российской политики, оправдывая действия российского автократа Владимира Путина, и даже выступая с нападками на республиканского кандидата в президенты Джона Маккейна за его осуждение российского вторжения в Грузию".

"Если вы читали показания Джареда Кушнера перед комитетом Конгресса, то вряд ли вы нашли там следы преступления", – комментировал Райян Лизза в New Yorker в статье "Как Джаред Кушнер помог россиянам получить доступ к предвыборному штабу Трампа" (Ryan Lizza "How Jared Kushner helped the Russians get inside access to the Trump Campaign"). – "Но если вы взглянете на все происходившее с точки зрения русских, ищущих, как бы им прицепиться к штабу Трампа или даже более того, вы поймете, насколько Кушнер упростил им задачу. Как показывают собранные за прошедший год доказательства, российские власти организовали беспрецедентную кампанию вмешательства в выборы 2016 года в пользу Дональда Трампа. В то же время команда Трампа, включая Кушнера, проявляла все больший интерес к информации, которую предлагали высокопоставленные россияне, договариваясь о встрече. Для Кисляка, очевидно, это был важный момент. Российский посол [на встрече в Mayflower] представлял страну, чьи спецслужбы 10 месяцев назад взломали сеть национального комитета Демократической партии, а месяц назад – электронную почту Джона Подесты, руководителя кампании Хиллари Клинтон. Кисляка пригласили на выступление Трампа и отвели ему почетное место в первом ряду. В самой речи Трамп протягивал оливковую ветвь Владимиру Путину, призывая к "улучшению отношений с Россией" и усилиям для "заключения соглашения, которое было бы превосходным для Америки и в то же время хорошим для России".

Трампу до сих пор крайне важно наладить канал прямой и неформальной связи с Путиным, идущий в обход традиционных американских структур, отвечающих за безопасность страны и внешнюю политику США

Родившийся в Москве в 1947 году Дмитрий Константинович Симис, президент бывшего Центра Никсона (Nixon Center for Peace and Freedom), с 9 марта 2011 года по требованию семьи Никсона переименованного в The Center for the National Interest, давно является в США одним из ведущих американских экспертов по вопросам российско-американских отношений. На президентских выборах 2016 года он принял активное участие в предвыборной кампании, будучи советником по России кандидата в президенты от Республиканской партии сенатора Рэнда Пола.

Алана Гудман одна из первых обратила внимание на эту подозрительную связку – Пол – Саймс, опубликовав еще 20 августа 2014 года в газете The Washington Free Beacon статью "Российские связи Рэнда Пола":

"Сенатор Рэнд Пол (республиканец, штат Кентукки) назвал одним из своих ключевых внешнеполитических советников тесно связанного с Кремлем российского эксперта со спорной репутацией. Дмитрий Саймс, президент Центра национальных интересов, и посол Ричард Берт, член совета директоров центра, не так давно присоединились к команде политических советников Пола, – сказал сенатор [Пол в интервью газете] National Journal ранее в этом году. Многие годы Саймс и центр предоставляли удобную площадку для доступа российских властей к политическому истеблишменту в Вашингтоне. Связи с Москвой насквозь пронизывают всю организацию.

В наблюдательный совет The National Interest, основного печатного издания центра, входит Алексей Пушков, член российской Государственной думы, недавно подвергшийся санкциям правительства США в ответ на российское вторжение в Украину. Пушков в прошлом уже подвергался критике, когда обвинял администрацию Буша в организации террористических атак 11 сентября 2001 года и когда утверждал, что причиной массового убийства в Вашингтон-Нейви-Ярд в 2013 году стал "американский эксепционализм". […]

В ответе на запрос The Washington Free Beacon Центр национальных интересов отрицал, что Саймс являлся советником сенатора Пола. Саймс от комментариев отказался.

На протяжение своей карьеры Саймс неоднократно сталкивался с подозрениями, что его работа и его организация имеют заведомо прокремлевский характер. […] Владимир Козловский, журналист, родившийся в России, который встречался с Саймсом в 1970-е годы, говорил, что Саймс часто пытался бравировать своими связями в российском правительстве. "Не думаю, что он располагал знаниями о внутренней кухне Кремля [в 1970-х], но он убеждал людей в том, что располагает, – рассказывал Козловский. – Мнения расходились. Одни считали, что он просто аферист или советский агент. Другие были очарованы Дмитрием".


Фельштинский: Сенатор Пол был (и остается) резервным кандидатом Кремля на случай провала с Трампом. Но на выборах 2016 года Трамп не провалился. Провалился Пол. Фото: ЕРА
Фельштинский: Сенатор Пол был (и остается) резервным кандидатом Кремля на случай провала с Трампом. Но на выборах 2016 года Трамп не провалился. Провалился Пол. Фото: ЕРА


В то время как правительство Путина в 2000 году уничтожало "МедиаМост", российский независимый медиахолдинг, Саймс энергично встал на защиту Кремля. […] Его комментарии вызвали гневный ответ бывшего посла США в Советском Союзе Роберта Страусса: "Дорогой Дмитрий! Вам должно быть стыдно, – писал Страусс 20 апреля 2001 года. – Безответственные заявления, исходящие от вас, служат дурную службу новой администрации, руководству Центра Никсона и многим заслуженным работникам американской прессы. Лично я считаю, что, если бы вы понимали нашу страну и ее народ немного лучше, вам было бы очевидно, что ваши высказывания унижают Центр Никсона".

Действительно, еще одним участником группы Пола – Саймса оказался Ричард Берт, председатель консультативного совета ЦНИ, бывший посол в Германии и чиновник Государственного департамента при администрации Рейганa. "По информации осведомленного источника, – писало Politico, – Берт, который прежде уже сотрудничал на общественных началах с кампанией бывшего республиканского кандидата в президенты Рэнда Пола, теперь был привлечен Манафортом к написанию речей для кампании Трампа. (Ни Берт, ни Манафорт не ответили на наши запросы.) Берт заседает в высшем консультативном органе российского "Альфа-банка". […] Берт, кроме того, скептически отзывался о важности НАТО – еще один важный пункт программы".

Не приходится удивляться, что в первых числах августа 2018 года именно Пол, скорее всего в рамках проекта, согласованного Трампом с Саймсом и Кремлем, повез в Москву к Путину письмо Трампа. Трампу до сих пор крайне важно наладить канал прямой и неформальной связи с Путиным, идущий в обход традиционных американских структур, отвечающих за безопасность страны и внешнюю политику США. Именно создание этого канала обсуждалось 1 декабря 2016 года Кушнером и генералом Майклом Флинном с российским послом Кисляком во время встречи в Trump Tower. Как подтвердил позже Кушнер, ими обсуждалось использование коммуникационного оборудования российского посольства.

Из-за начавшегося скандала и расследования Кисляк был отозван, связь через российское посольство наладить не удалось, и теперь сенатора Пола решено было сделать курьером между Трампом и Путиным. Никакого другого смысла в перевозке через океан письма Трампа Путину не было, если судить по содержанию этого письма. Трамп писал:

"Я хочу представить вам сенатора от Кентукки Рэнда Пола, члена комитета Сената по международным отношениям и поборника расширенного диалога с Российской Федерацией. Он будет в Москве с 5 августа по 8 августа. Сенатор Пол был бы рад возможности встретиться с вами для обсуждения ряда вопросов. Он заинтересован в законодательном сотрудничестве, парламентском диалоге, культурных и образовательных программах обмена, углубленном сотрудничестве в борьбе против терроризма, основанном на недавних достижениях, таких как разоблачение заговора в Санкт-Петербурге и урегулирование вооруженных конфликтов в Сирии и Украине. Благодарю за возможность встретиться с сенатором Полом во время его визита в Россию".

Сенатор Пол был (и остается) резервным кандидатом Кремля на случай провала с Трампом. Но на выборах 2016 года Трамп не провалился. Провалился Пол. 3 февраля 2016 года он снял свою кандидатуру с президентской гонки. Саймсу нужно было теперь срочно перебегать к Трампу, и в апреле 2016 года он организовал в отеле Mayflower известную встречу Трампа, на которой в числе гостей оказался еще и приглашенный Саймсом российский посол Кисляк, усаженный в первый ряд зала.

Для Саймса проведенное им в Mayflower мероприятие было высшей точкой его карьеры и как вашингтонского политика, и как кремлевского агента. Путь к этой вершине у Саймса был долгим.

Митя пришел к родителям, которые защищали советских диссидентов, и сказал: "У меня есть два варианта. Я могу, как член райкома, вступить в партию и пойти по партийной линии. Или я могу эмигрировать и преуспеть на Западе"

В 1967 году в Москве, будучи студентом заочного отделения истфака МГУ, Дмитрий Симис устроился на работу в Институт мировой экономики и международных отношений. Там он активно включился в общественно-политическую работу, стал заместителем секретаря комитета ВЛКСМ ИМЭМО. В 1969 году он получил диплом о высшем образовании. В 1971 году Симис успешно проходит конкурс на замещение должности младшего научного сотрудника по специальности "социально-политические проблемы США". К весне 1972 года у него уже была написана и одобрена к защите кандидатская диссертация, для чего заблаговременно, в декабре 1971 года, Симису дали служебную характеристику:

"За четыре года работы в институте тов. Симис Д.К. зарекомендовал себя инициативным, исполнительным и творчески мыслящим работником, глубоко интересующимся проблемами политической борьбы трудящихся в странах развитого капитализма. Все плановые работы и отдельные задания выполнялись им своевременно и на высоком научно-теоретическом уровне. За безупречную работу тов. Симис Д.К. был трижды премирован. На конкурсе работ младших научных сотрудников без степени […] его статья "Рабочий класс в политической жизни США" […] была удостоена второй премии.

Помимо этого, тов. Симисом Д.К. опубликовано восемь научных статей по проблемам антимонополистической борьбы в США общим объемом около 5 печатных листов.

Тов. Симис регулярно выступает со статьями по социально-политическим проблемам США на страницах периодической печати ("Комсомольская правда", "Литературная газета" и т.д.) […].

Хорошую производственную работу тов. Симис Д.К. сочетает с большой общественной деятельностью, являясь зам. секретаря комсомольской организации института, председателем бюро международной секции лекторской группы МГК ВЛКСМ. Часто выступает с лекциями по заявкам МГК КПСС".

И вдруг на этом безоблачном фоне 3 июля 1972 года Симис подал в дирекцию заявление об увольнении из института в связи с намерением эмигрировать в Израиль. Заместитель директора института Евгений Примаков заявление это подписал, и Симис покинул институт. Подача документов на выезд должна была включать еще и достаточно сложную и обычно болезненную процедуру исключения из комсомола. В случае Симиса, занимавшего в этой структуре относительно высокую должность, исключение должно было происходить на очень высоком уровне – в МГК или даже в ЦК ВЛКСМ. По советским меркам это должно было быть политическое дело, граничащее с обвинением в измене родине. Но никаких сведений о том, как именно Симиса исключали из комсомола и исключали ли – мы не имеем.

Этому решительному поступку Симиса предшествовал разговор Димы со своими родителями, известными в Москве юристами – Диной Каминской и Константином Симисом. Дина Каминская была известным адвокатом, защищавшим (по понятным причинам без большого успеха) всех известных советских диссидентов и правозащитников. Константин Симис изначально был преподавателем Международного института международных отношений (МГИМО), а после увольнения из МГИМО – старшим научным сотрудником в Институте советского законодательства. В глазах родителей Митя был состоявшимся комсомольским работником. Он был членом бюро райкома комсомола и участвовал в разгоне неофициальных московских выставок художников. И вот Митя пришел к родителям, которые защищали советских диссидентов, и сказал, по свидетельству его знакомого, следующее: "Значит так. Я хочу преуспеть. У меня есть два варианта. Я могу, как член райкома, вступить в партию и пойти по партийной линии. Или я могу эмигрировать и преуспеть на Западе". Родители посоветовали преуспеть на Западе.

Следует отметить, что 5 сентября 1972 года произошло событие, повлиявшее на жизнь и судьбу Симиса: на Мюнхенской олимпиаде были взяты в заложники израильские спортсмены. Поскольку было известно (по крайней мере так было известно в СССР), что прибыли террористы из Ливана, еврейские активисты в СССР, борющиеся за право выезда в Израиль, решили организовать демонстрацию протеста у ливанского посольства в Москве. 6 сентября, примерно в 18.00, у ливанского посольства в Москве собралось 25–30 человек. Вокруг них было сконцентрировано примерно 100 милиционеров. Рядом стояли приготовленные пустые автобусы. Демонстрантам объяснили, что они не получили разрешения на проведение демонстрации, и предложили разойтись. Те отказались. Развернули пару транспарантов. И немедленно после этого всех задержали, закинули в автобусы и повезли к метро "Речной вокзал".

Мужчины были посажены в один автобус; женщины – в другой. У метро "Речной вокзал" находился вытрезвитель, куда обычно привозили пьяных. Но в этот день туда привезли арестованных демонстрантов. Мужчин посадили в одну комнату. Женщин – в другую. В комнатах стояли кровати. Один из арестованных мужчин был Симис. Было примерно 19.00.

В 19.30 в ту же мужскую комнату привели Андрея Сахарова. Как оказалось, он опоздал на демонстрацию. Ему сказали прийти к шести часам вечера, а он пришел где-то в 18.30, когда демонстрантов уже увезли. Тогда Сахаров спросил у милиционера: "Скажите, где тут демонстрация у ливанского посольства? Я тоже пришел участвовать". Милиционер очень удивился и закричал товарищам: "Вот тут еще один пришел". Сахарова засунули в отдельный автобус и тоже увезли в вытрезвитель на "Речном вокзале".

Где-то в 12 ночи начали допрос задержанных. Их приводили в комнату, где стояло примерно пять письменных столов. За каждым сидел следователь. Допрашивали всех очень вежливо. В какой-то момент зашел полковник Вереин, начальник ОВИРА, очень большой по советским временам чиновник. Сказал, что для демонстрации требуется разрешение, которое демонстрантами получено не было. "Мы вам выносим предупреждение и надеемся, что вы больше не будете себя так плохо вести", – сказал Вереин. Постепенно всех отпустили. Было больше часа ночи. Метро уже было закрыто. Домой разъезжались на такси.


Фото: ЕРА
Фельштинский: "Эксперт Саймс" был тем нетипичным советским эмигрантом, который упрямо проповедовал не борьбу с "империей зла", а налаживание диалога, причем на условиях, навязываемых Кремлем. Фото: ЕРА


В конце октября организована была новая демонстрация с требованием отпустить желающих уехать в Израиль. Протест организовывался в Москве в приемной ЦК КПСС на площади Ногина. Протестующих было человек десять. Целый день они просидели в приемной, до конца рабочего дня. Где-то в 17–18.00 всем сказали, что рабочий день закончился и нужно расходиться. Протестующие уйти отказались. Тогда к ним вышел человек по фамилии Иванов и сказал, что является ответственным в ЦК по вопросам, связанным с эмиграцией в Израиль. "Здесь вас принять не могут, – сказал он. – Пожалуйста, расходитесь. Но вас согласен принять сегодня в 8 часов вечера в здании Министерства внутренних дел по адресу улица Огарева, дом 6, первый заместитель министра внутренних дел товарищ [Борис Тихонович] Шумилин. Он будет рад с вами встретиться и ответить на ваши вопросы".

К 8 вечера на улице Огарева, № 6, собралась толпа человек в 40–60. Их впустили в большую пустую комнату, где стояли стол и кресло. Больше в комнате ничего не было. Очень скоро открылась дверь и вошли три человека. Один из них, Шумилин, сел в кресло. Вторым был Вереин. Третьим был кто-то в генеральской форме. Шумилин спросил, чем может быть полезен. Все дружно закричали, что хотят уехать в Израиль. Он спокойно ответил: "Давайте разбираться. Вот вы, например, – обратился он к Эстер Маркиш, жене расстрелянного поэта Переца Маркиша, – уже получили разрешение на выезд несколько дней назад. Что вы тут делаете?"

Потом он обратился к Виктору Перельману, заведующему отделом в "Литературной газете", будущему редактору эмигрантского журнала "Время и мы": "Я много лет читал ваши статьи в "Литературной газете", очень хорошо написанные. Вы там описывали страшное израильское государство. А теперь вы просите вас туда выпустить. Так когда вы были искренны – тогда или сейчас?" После этого он долго беседовал с ученым Александром Воронелем, которому отказали в выезде. С его делом Шумилин обещал разобраться.

Во время этой достаточно конструктивной, по советским меркам, беседы из толпы прозвучал резкий голос. Это был голос Симиса: "Евреи, здесь над нами издеваются. Здесь мы ничего не добьемся, пойдем отсюда". Высокий Симис возвышался на полголовы над всеми остальными. Распихивая народ, он пошел к выходу. Собравшиеся последовали за ним. Шумилин обернулся к Вереину и спросил: "Кто этот горлопан?". "Я не знаю", – ответил Вереин. "Пойдите узнайте, и чтобы я больше этого человека никогда не видел".

Походило все это на плохо разыгранный спектакль.

В ноябре 1972 года Симис был арестован на две недели за участие в акции протеста у московского Центрального телеграфа. Но уже в конце года ему дали разрешение на выезд в Израиль. В январе 1973 года, через Вену, не заезжая в Израиль, Симис с ореолом мученика, диссидента и политзаключенного прибыл (как и все прочие советские эмигранты, решившие не ехать в Израиль), в Рим, где месяца три ожидал получения американской визы. В тесном (в буквальном смысле слова, так как жилищные условия были тяжелые) кругу беженцев из СССР в Италии о Симисе говорили с нескрываемым недоумением и раздражением: "Вот тут был такой аферист, Дима Симис, – вспоминал один из беженцев. – Он приехал и здесь в Риме рассказывал всем, какое значительное лицо он был в Советском Союзе. Например, что он был на каком-то приеме, зашел в уборную, а рядом с ним стоит и писает Брежнев. Брежнев спрашивает: "Дима, ты на машине приехал?" Дима говорит: "Нет". "Ну, я тебя подвезу", – сказал Брежнев и подвез его до дома".

Спустя годы этот рассказ про Брежнева из уст Симиса прозвучал иначе:

"Я много лет назад разговаривал с Доном Кендаллом [глава компании "Пепсико"]. Раз в месяц он меня приглашал на ланч в свою роскошную штаб-квартиру под Нью-Йорком. Дон был в хорошем настроении, постоянно подливал мне "Столичной". И вот он мне говорит: "Видел тебя недавно по телевизору. Ты выступал по поводу политики СССР. Но когда ты последний раз разговаривал с Брежневым?". Я ему ответил: "Понимаете, Дон, я вообще с ним никогда не разговаривал". Это было не совсем правдой: однажды я встретился с Брежневым на одном мероприятии в Москве до моей эмиграции, но поговорить нам особенно не удалось".

Что именно рассказывал (и чего не рассказал) Симис в американском посольстве в Риме в 1973 году, прося въездную визу, неизвестно. Вряд ли он рассказывал о том, что был комсомольским вожаком и что его выезд в США санкционировал Евгений Примаков, многолетний сотрудник КГБ и будущий директор Службы внешней разведки (СВР).

О том, что Симиса в те годы курировал Примаков, несколько позже рассказывал в интервью сам Симис: "Первые годы своей профессиональной жизни я провел в Институте мировой политики и международных отношений, работая на человека, которого звали Евгений Максимович Примаков".

При поддержке своих влиятельных друзей Симис был взят на работу в Центр советских и европейских исследований Фонда Карнеги, став окончательно Саймсом

Так или иначе, в марте-апреле 1973 года Симис прибыл в США и поселился в столице Америки, в Вашингтоне. В 1977 году случайно, на улице, он встретил одного из своих знакомых тех московских времен, Виктора Рашковского, тоже уехавшего из СССР в 1973 году, но чуть позже Симиса, 22 апреля (в день рождения Ленина). "Приезжаю я в Вашингтон, – вспоминает Рашковский. – В это время я учусь в докторантуре в Университете Цинциннати. Иду я по улице в Вашингтоне и лицом к лицу мы сталкиваемся с Димой Симисом. Точнее – я упираюсь в живот Димы, поскольку Дима сильно повыше. Как ни странно, мы друг друга вспомнили, даже вспомнили, как друг друга зовут. Короче говоря, пошли мы в какой-то бар. Платил, по-моему, Митя. И дальше мы сидим какое-то время в этом баре и трепемся. Я это запомнил еще и потому, что, узнав, чем я занимаюсь в Штатах, Митя отечески мне сказал, что это полная хренятина, чем я занимаюсь. "Ну, говорит, напишешь ты свою докторскую, ну, возьмут тебя преподавать в университете, но это же не деньги, – сказал мне Митя. – Надо идти в политику", – говорит. Это единственное, как можно пробиться. Это я запомнил".

Митя действительно пошел в политику. Он наладил контакты с Ричардом Перлом, консервативным республиканцем, помощником сенатора Генри М. Джексона (одним из авторов знаменитой "поправки Джексона – Вэника"); с Брентом Скоукрофтом, будущим советником по национальной безопасности президентов Джеральда Форда и Джорджа Буша – старшего; и с Джеймсом Шлезинджером, одно время возглавлявшим ЦРУ и министерство обороны США. При поддержке своих влиятельных друзей Симис был взят на работу в Центр советских и европейских исследований Фонда Карнеги, став окончательно Саймсом.

Не все, однако, шло гладко. При подаче документов на гражданство Саймса вызвали в ФБР. Беседовавший с ним там человек показал Саймсу папку с бумагами и сказал: "Это папка с заявлениями людей, которые говорят, что вы агент КГБ. Вот эти заявления. Но заявлений много, а доказательств нет. Поэтому мы считаем, что на основании этих заявлений мы не можем препятствовать получению вами гражданства. Но я это рассказываю вам для того, чтобы вы понимали, что эти заявления есть и мы будем внимательно следить за всей вашей деятельностью".

Гражданство Саймс получил. Во второй половине 1977 года из СССР эмигрировали также его родители. Несколько лет спустя, когда они сидели в гостях у сына, зазвонил телефон: Константин Симис снял трубку: "OK, минуточку". Повернулся к сыну и сказал: "Тебя президент Никсон".

Никсон к этому времени уже не был президентом. Саймс с ним познакомился в середине 1980-х годов и стал одним из близких его сотрудников, неформальным советником по вопросам, касавшимся СССР. В частности, Саймс сопровождал Никсона во время его поездок в Россию, включая последнюю поездку Никсона в Москву в 1994 году. 20 января 1994 года, незадолго до смерти (он умер 18 апреля), на базе Фонда Никсона был создан Никсоновский Центр мира и свободы, президентом которого назначили Саймса, как "ведущего американского эксперта по политическим проблемам современной России".

"Эксперт Саймс" был тем нетипичным советским эмигрантом, который упрямо проповедовал не борьбу с "империей зла", а налаживание диалога, причем на условиях, навязываемых Кремлем. Издаваемый им c 1985 года журнал The National Interest стал платформой для пропаганды этих взглядов, а возглавляемый Саймсом центр – центром прокремлевской пропаганды в самом сердце Америки – в Вашингтоне.

Все статьи Саймса – сплошные растиражированные повторы: о том, что нужно любой ценой договариваться с Путиным, иначе Америке не выжить

Конечно, Россия менялась. Россия 1991–1992 годов сильно отличалась и от СССР 1984–1985 годов (когда был основан журнал), и от России 1995–1996-го, а потом – 1999–2000-го. И так далее. Не менялся только Саймс. "Нас в Вашингтоне часто упрекают в том, что мы занимаем пророссийскую позицию. […] Как говорится, жизнь тяжела, и мы готовы и с этой печальной участью примириться," – сказал он в одном из интервью.

На страницах его журнала читатель не встретит критических фраз, направленных против российской внешней политики, Кремля или Путина. При этом тактику Саймса следует назвать примитивной. Абсолютно все публикации, интервью и комментарии, исходящие от Саймса и других авторов его журнала – об одном и том же: с Россией надо договориться, иначе Америке будет плохо. Политические тексты при этом перемежаются с публикациями о мощи новейших видов российского вооружения, которое всегда лучше аналогичных типов американского. А фраза о том, что Россия может уничтожить США за 30 минут, повторяется настолько часто, что по ней можно определять автора статьи, еще не видя фамилии Саймса. Вот одно из таких упоминаний: "Очевидно, что Россия – единственная страна, которая может уничтожить Америку своим стратегическим ядерным оружием за 30 минут. Россия также имеет превосходство в тактических ядерных вооружениях на Европейском континенте в соотношении 10:1".

Вот другое (в соавторстве с Грэмом Эллисоном): "Россия по-прежнему является единственной страной, способной стереть США с лица земли за какие-то 30 минут".

Дальше можно уже не читать, потому что все статьи Саймса – сплошные растиражированные повторы: о том, что нужно любой ценой договариваться с Путиным, иначе Америке не выжить, потому что не вполне рационально мыслящая Россия, загнанная в тупик, за неимением другого выхода Америку уничтожит. Последняя его вышедшая в России книга называется: "Путин и Запад: не учите Россию жить!" (2015). В аннотации к этой книге написано: "В своей новой книге Дмитрий Саймс анализирует политику Владимира Путина за последние годы. С определенными оговорками он считает ее обоснованной, а действия администрации Обамы, напротив, поспешными и часто выходящими за рамки здравого смысла". В Америке Саймс решил эту книгу не издавать.

Чаще всего Саймс публикуется на страницах своего журнала The National Interest ("Национальный интерес"), куда пускает только "своих" – своих единомышленников и своих агентов. Вот публикация в The National Interest от 12 июня 2015 года:

"Возможно, отношения между Российской Федерацией и Соединенными Штатами улучшатся, если в 2016 году республиканец выиграет выборы и возглавит Белый дом. Как ни странно это звучит, у русского медведя гораздо больше общего со слоном республиканцев, чем с ослом демократов. […] Возможно, президент-республиканец отыщет пути преодоления растущей конфронтации, которая характеризовала американо-российские отношения последние пять лет. […] Возможно, только республиканцу по силам сегодня восстановить отношения между США и РФ. Как президент-республиканец мог бы способствовать выстраиванию взаимоотношений? Во-первых, общие экономические интересы могут привести к политической решимости. […] Вторая точка соприкосновения интересов находится в области глобального рынка нефти. До тех пор, пока в Америке будет действовать запрет на продажу нефти из резервов на иностранных рынках, американские нефтяные компании в борьбе за глобальные рынки будут нуждаться в иностранных месторождениях нефти. Они есть у России. Огромные доказанные залежи в Арктике и на материковой части РФ. Однако российским нефтяным компаниям не хватает технологий для разработки этих запасов. И нынешние экономические санкции заморозили соглашения о сотрудничестве, такие как между российской "Роснефтью" и американской ExxonMobil и проект арктического бурения. […]

Наконец, многие россияне обратили внимание на недавние данные Pew Research Center, которые показали, что американскую Республиканскую партию в основном поддерживают люди консервативных взглядов, бизнесмены и сторонники агрессивной борьбы с исламским терроризмом. […] По крайней мере, может оказаться, что современная Россия найдет больше общих тем для диалога с американскими республиканцами, нежели с американскими демократами. […] Моя мысль проста: не следует опускать руки перед тем, что многим видится как неизбежный конфликт между двумя великими державами, несмотря на последствия. […] Карта мира может менять очертания, глобальная экономика может переживать спады и подъемы, но нет нужды подчиняться диктату хаоса. Возможно, в будущем настанет день, когда Россия и Америка перейдут от противостояния к взаимопониманию".

Автором этого примитивного манифеста, размещенного на страницах журнала Саймса, была Мария Бутина, подписавшая статью еще и титулом: "The Founding Chairman, The Right To Bear Arms, a Russian version of the NRA" / "Основатель и председатель общества "Право на оружие", российской версии Национальной стрелковой ассоциации США".

Будучи специалистом по России, Саймс не мог не знать, что такой организации в России не существует. Тем не менее он опубликовал пропагандистский текст Бутиной с вводящим в заблуждение титулом автора. Уже после ареста Бутиной он пытался создать впечатление, что отстранился от деятельности Бутиной в США, но только подтвердил, что имел с Бутиной постоянный контакт до самого ее ареста. Как писала одна из газет, "По словам двух источников, […] Саймс узнал об информации, которую Бутина распространяла о себе, и посоветовал ей отказаться от этого".

Мы достоверно знаем, что это неправда. Статья Бутиной с сайта The National Interest убрана не была, как не были внесены исправления или редакционные комментарии в титулы автора. Примитивный "манифест" российского агента Бутиной на страницах журнала Саймса не был случайной публикацией невинной российской аспирантки, обучающейся в американском университете. Это был согласованный с Москвой и Саймсом политический призыв к Республиканской партии вступить в диалог с Кремлем.

В активных мероприятиях российских спецслужб, безусловно, участвовал и Саймс

В марте 2015 года Саймс в очередной раз побывал в Москве, где встречался в том числе с Путиным. Не явилось случайным совпадением и то, что статья Бутиной была опубликована 12 июня 2015 года – за четыре дня до формального объявления Трампа 16 июня о вступлении в президентскую гонку.

"Русский медведь" (Путин), которому ради спасения своей шкуры должен был сдать позиции американский "республиканский слон" (Трамп), с легкой руки российского агента Бутиной и пророссийского политолога Саймса просто не сходили теперь со страниц The National Interest. 24 декабря 2016 года Роберт Мерри (Robert W. Merry), в разные периоды являвшийся редактором и автором журнала The National Interest, опубликовал статью под названием "Перестаньте дразнить медведя". 19 августа 2017 года он же и там же опубликовал статью на ту же тему, изменив в названии одно слово: "Перестаньте дразнить русского медведя".

"Первая версия статьи была своего рода "наказом" новому президенту США Трампу, а нынешняя – вторая – констатирует, что он этот "наказ" выполнить не смог", – писал, отвечая на эти публикации, бывший замминистра иностранных дел России и ведущий научный сотрудник ИМЭМО (где в советские годы работал Саймс) Георгий Кунадзе. Его публикация называлась "О пользе полезных идиотов".

Обратим внимание на то, что точно так же – "полезным идиотом России" – назвал самого Трампа бывший директор Агентства национальной безопасности (АНБ) и ЦРУ Майкл Хайден: "Мы действительно никогда не наблюдали ничего подобного, – писал он. – Бывший исполняющий обязанности директора ЦРУ Майкл Морелл утверждает, что Путин ловко завербовал Трампа как неосознанного агента Российской Федерации. Я бы предпочел другой термин родом из советского прошлого: "полезный дурак". Это такой наивный тип, которым Москва манипулирует, и втайне презирает".

Будем считать, что применительно к нашей публикации выражения "полезный идиот" и "агент" имеют не смысловое, а юридическое различие. Первое – страхует автора высказывания от судебного иска. Второе – требует юридических доказательств (к ним мы еще вернемся). Кунадзе – эксперт российской внешней политики, которого трудно заподозрить в необъективности – в своей статье писал следующее:

"Чтобы не утомлять читателей, конспективно изложу основные тезисы автора [Роберта Мерри]:

1. Война между Россией и Западом почти неизбежна. Ни одна уважающая себя нация [Россия] не станет бесконечно терпеть окружение себя враждебными соседями.

2. Россия уже дважды бралась за оружие. В Грузии, инициировавшей войну с целью ограничить российское влияние на ее собственном заднем дворе. И в Восточной Украине, после того как Запад поощрил и выпестовал революцию против избранного лидера, чья внешняя и экономическая политика тяготела к России.

3. В советские времена западные враги СССР располагались в 1 тысяче миль от Ленинграда, переименованного ныне в Санкт-Петербург, а сейчас всего в 100 милях. Москва – находилась раньше в 1200 милях от ближайшей страны НАТО, а сейчас в 200 милях.

4. Избавление народов Восточной Европы от советского ига было необходимо, но вторжение Запада в традиционную сферу влияния России, на территории, находившиеся под ее властью свыше трех веков – носит провокационный и дестабилизирующий характер. В эту традиционную сферу влияния России входят Украина, Грузия, Белоруссия и (почему-то) Сербия.

5. Видные американцы свободно рассуждают о "смене режима" в России, а правительство США спонсирует ее неправительственные организации (НПО), задуманные для подстрекательства антиправительственной деятельности. По типу той, что вынудила коррумпированного, но легитимного Виктора Януковича, спасая свою жизнь, бежать из Украины. Действия США в поддержку смены режимов в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене позволяют заподозрить их в вынашивании таких же планов в отношении президента России Владимира Путина.

6. Демонизация Путина американской интеллигенцией беспрецедентна. Его уподобляют абсолютному злу, которое необходимо остановить. Никто не хочет признать, что русские имеют некоторые основания считать себя нацией, осажденной американцами и их союзниками.

7. Дональда Трампа избрали президентом США отчасти для того, чтобы изменить такое восприятие России. Его высказывания в ходе избирательной кампании позволяли надеяться на прекращение политики окружения России, отказ от недружественных заявлений в ее адрес, отмену экономических санкций, на серьезные усилия для работы с ней по таким раздражителям, как Сирия и Украина.

8. Все это уже не имеет значения. "Российские инициативы" Трампа мертвы. Антироссийские элиты победили, и президент не в силах им помешать. Хочет он того или нет, грядут новые санкции. Расширение НАТО и вмешательство Запада в дела Украины продолжатся. Фундаментальные национальные интересы России, которые был готов признать Трамп, почти наверняка сделают военное столкновение неизбежным.

* * *

На мой взгляд, все эти простоватые умозаключения Роберта Мерри в высшей степени тенденциозны и серьезной критики не выдерживают.

Популярные в российском телевизоре рассуждения о скорой войне выглядят заведомым блефом не совсем здоровых людей. Зачем их повторяет Роберт Мерри, непонятно. Так или иначе, гигантские ядерные арсеналы, которыми располагают Россия и США, делают большую войну между ними практически невозможной. Не вполне реален даже локальный военный конфликт, всегда способный перерасти в большую войну. Балансирование на грани войны и сопутствующая ему гонка вооружений России не под силу. На этом надорвался СССР, обладавший неизмеримо большим, чем Россия, военно-политическим и экономическим потенциалом, ущербной, но целостной идеологией, кучей послушных сателлитов и, что немаловажно, куда меньше зависевший от остального мира.

Войну с Россией Грузия отнюдь не инициировала. Она лишь несколько опрометчиво попыталась провести ограниченную операцию по восстановлению конституционного порядка на собственной территории. По странному стечению обстоятельств Россия оказалась к грузинской операции вполне готова и ответила на нее масштабной интервенцией. Идиотский тезис об "организованной" Западом революции в Украине в комментариях не нуждается ввиду того, что сами эти события случились совсем недавно и всем, кроме Роберта Мерри, хорошо понятны.

Подсчет расстояния от России до ближайших стран НАТО ни о чем, кроме откуда-то наведенной на автора как порча паранойи, не свидетельствует.

В первой версии статьи автор относил к традиционной сфере влияния России Молдавию, а во второй версии заменил ее на Сербию. Ему, видимо, что Молдавия, что Сербия – все едино. В целом же само понятие "сфера влияния" взято из прошлого и не может восприниматься всерьез.

К тому же непонятно, почему избавление бывших стран "народной демократии" от советского ига – дело нужное и полезное, а избавление постсоветских стран от российского диктата – нет.

[…] Тотальная неприязнь к Путину на Западе действительно имеет место. Но куда деваться, если вся проводимая Россией политика официально связывается именно с его именем. Эта политика категорически неприемлема для Запада, отсюда и негативное отношение к ее инициатору.

Ну а рассуждения автора о россиянах как нации, осажденной американцами и их союзниками, вызывает в памяти слова Генри Киссинджера: "Нет ничего более наступательного, чем обороняющаяся Россия" ("There is nothing more offensive than Russia on the defensive").

В силу некоторых, мягко говоря, особенностей своей личности президент Трамп ухитряется дискредитировать все, за что берется. В том числе и свои "российские инициативы", о которых с таким благоговением говорит Роберт Мерри.

В целом, его статья выделяется разве что удивительным совпадением взглядов независимого американского автора и официальных российских пропагандистов, имя которым легион. Поневоле на ум приходит определение "полезный идиот", но, кто его знает, может, Роберт Мерри действительно так думает. […] Определение "полезный идиот" я использовал исключительно потому, что доказательствами платной деятельности Роберта Мерри в интересах Российской Федерации не располагаю. Тем не менее сам я склонен считать его чистым наемником, обычным участником так называемых активных мероприятий".

Видимо, из дипломатических соображений бывший замминистра иностранных дел России не добавил еще два слова: активных мероприятий спецслужб России.

В активных мероприятиях российских спецслужб, безусловно, участвовал и Саймс. Сотни написанных им страниц прокремлевских политических текстов к активным мероприятиям спецслужб формально мы отнести не можем. Это, скорее, подпадает под классификацию "агент влияния". А вот заявления типа: "Агитаторы получают по 300 долларов за каждый голос в пользу Клинтон" – сделанное в день президентских выборов, 8 ноября 2016 года – это уже не пропаганда. Это участие в активном мероприятии российских спецслужб по обеспечению победы Дональда Трампа на американских президентских выборах. Вот текст публикации о выступлении Саймса в тот день по российскому телевидению:

"В эфире политического ток-шоу президент Центра национальных интересов, политолог Дмитрий Саймс рассказывает о том, как проходит голосование в разных штатах Америки. […] "Я лично слышал, как представитель штаба Клинтон говорил о стратегии работы с агитаторами, – говорит Саймс. – Каждый из агитаторов получает по 300 долларов за голос, отданный нужному кандидату – в этом случае Хиллари Клинтон". Кроме того, Демократическая партия организовала доставку избирателей на автобусах из районов, где проживают в большинстве своем афроамериканцы и латиноамериканцы. Предполагается, что они должны быть лояльны Хиллари Клинтон".

"Лично слышал"? "300 долларов за голос"? Видимо, в этот день в Америке много агитаторов стали миллионерами. Впрочем, Саймс на этих выборах голосовал не за демократов, и за его голос 300 долларов агитаторы не получили. Сколько в тот день за свою агитацию получил сам Саймс – вопрос к Саймсу. В тот день он дал еще одно интервью, российской газете "Известия", где рассказал о президенте "одну малоизвестную историю", намекая на то, что его поездка в Москву была непонятно кем проплачена. При этом Саймс подчеркнул, что доказательствами не располагает (сообщив, что доказательства найдены не были).

Уточним: речь шла не о поездке Трампа в Москву в 2013 году, за которую, как хорошо известно, Трамп получил от российского миллиардера Араса Агаларова $12,2 млн за проведение конкурса "Мисс Вселенная", а о поездке в Москву 50 лет назад – в 1968 году – будущего президента Билла Клинтона (мужа Хиллари Клинтон, кандидата в президенты от Демократической партии, оппонента Трампа на выборах, которой Саймс, таким образом, в тот роковой день пытался нанести еще один последний удар):

"У Клинтон и ее окружения была масса контактов с Россией на самом разном уровне. Приведу малоизвестную историю. В декабре 1968 года, через несколько месяцев после вторжения советских войск в Чехословакию, в Москву приехал молодой антивоенный активист Билл Клинтон. Он приехал на международный пацифистский форум. Большинство гостей мероприятия останавливались в гостинице типа "Турист", а Клинтон почему-то остановился в "Национале". В те годы это было необычно. В подобных гостиницах останавливались люди, которым планировали встречи на соответствующем уровне, а не молодые студенты, тем более, что гостиницу в Москве ему якобы кто-то оплатил. […] Эта тема поднималась командой Буша-старшего во время избирательной кампании 1992 года, но никаких доказательств не было".

После отравления Скрипалей Саймс приступил к привычной для него обязанности агента Кремля по минимизации политического ущерба, нанесенного российскими спецслужбами при исполнении боевого задания

Частые поездки в Москву для молчаливого выслушивания мнения министра иностранных дел России Сергея Лаврова тоже относятся не к политической работе, а к участию в активных мероприятиях Кремля: "Мы прекрасно понимаем аномалию, которая сложилась на политическом пространстве США в связи с последствиями выборов, которые Демократическая партия так и не может пережить. Попытки внедрить в эту дискуссию обвинения России во всем, что происходит негативного в США, мы, конечно же, не приемлем", – заявил Лавров на встрече с группой "американских экспертов" во главе с Саймсом. Возражений "американского эксперта" Саймса Лаврову мы не услышали.

После скандальной хельсинкской встречи Трампа и Путина 16 июля 2018 года, когда американский народ был оставлен в неведении относительно содержания двухчасового разговора двух президентов, лишь несколько позже, из Кремля, нам донесли, что Путин предложил Трампу одобрить проведение референдума в находящихся под контролем России Луганской и Донецкой областях, наподобие того референдума, который, как проговорился Путин, "мы провели" в Крыму. Никаких подробностей этой провокационной идеи Кремль не сообщил, и достаточно скоро Белый дом (не Трамп) указал, что не поддерживает предложение Путина о проведении референдума на Донбассе.

Поразительно, что 20 июля, выступая в одной из новостных программ американского телевидения, Саймс стал разъяснять зрителям, что речь не шла о референдуме о выходе восточноукраинских территорий из состава Украины, а лишь о предоставлении им автономии в пределах Украинского государства, хотя таких уточнений ни со стороны Путина и Лаврова, ни со стороны Белого дома и Госдепа США не последовало. Мы услышали их только из уст Саймса, получившего эту информацию, видимо, по каким-то другим, недоступным всем остальным, каналам.


Встреча Лаврова
Лавров (справа) и Саймс (крайний слева) на встрече в Москве в сентябре 2017 года. Фото: ЕРА


О сбитом над Восточной Украиной в 2014 году малайзийском самолете политолог Саймс упомянул лишь однажды: "Москва могла бы напомнить миру о других подобных трагедиях, когда Соединенные Штаты, Израиль и даже Украина по ошибке атаковали гражданские самолеты. Российские официальные лица могли бы возразить, что вина лежит на украинской стороне, поскольку Киев использовал военно-воздушные силы для ударов по собственным гражданам, и повстанцы произвели запуск ракеты, принимая лайнер за боевой самолет". Это высказывание я бы тоже отнес не к журналистике или политологии, а к участию в активных мероприятиях Кремля, пытавшегося направить мировую общественность по ложному следу в плане определения виновных и ответственности за очевидное преступление.

Особо хочется отметить статью Саймса, опубликованную 7 декабря 2006 года, вскоре после зверского убийства в Лондоне Александра Литвиненко: "Дело Литвиненко – заговор Кремля или Блофельда?" (героя одного из фильмов о Джеймсе Бонде). К политологии эта статья тоже не имела отношения, зато самое непосредственное отношение имела к операции Кремля по минимизации политического ущерба, нанесенного действиями российских спецслужб в Великобритании, к "операции прикрытия", к тому, что по-английски называется "damage control". К этой операции Кремль стремительно подключил Саймса, выдавшего американцам уже через две недели после смерти Литвиненко несколько версий его убийства:

"Первая – это план Кремля". "Отсюда следует, – писал Саймс, – […] что лидер крупнейшей ядерной державы совершенно лишился ума, здравого смысла, да и инстинкта самосохранения – [но это] отнюдь не соответствует тому, что мы знаем о Путине. […] Есть и другое предположение: Кремль действительно считал Литвиненко серьезной угрозой, хотя бы из-за его связей в Чечне. Известно, что Литвиненко был близок если не ко всем, то к некоторым чеченским мятежникам […], [поэтому] очень важно точно установить, в чем был замешан новообращенный мусульманин Литвиненко, а также проследить, не имел ли он каких-либо связей с исламскими экстремистскими организациями, у которых имелся интерес в получении доступа к полонию-210: из него можно делать 'грязные бомбы', можно и еще как-то использовать.

Вторая версия убийства Литвиненко будто списана с сюжета фильма "Живешь только дважды" (You Only Live Twice), в котором глава организации СПЕКТР Эрнст Блофельд провоцирует конфронтацию между СССР и США, создавая у обоих впечатление, что одна сторона захватывает космические корабли другой. В данном случае получается, что Березовский из-за кулис сталкивает Запад и Британию с Путиным. Для того чтобы подставить российского лидера, используя убийство Литвиненко, у него есть и мотив, и возможности. А любой, кто знаком с историей деятельности Березовского в России, знает, что у него достанет и воображения, и ресурсов, и безжалостности, чтобы ради продвижения своих антипутинских замыслов пожертвовать бывшим протеже. […]

Что касается третьей и последней версии, то здесь главную роль играет не борьба Литвиненко с Путиным и не его связь с Березовским, а определенные личные амбиции. Один российский ученый в Англии недавно заявил, что Литвиненко думал зарабатывать деньги, шантажируя российских предпринимателей. Если это правда, то мотив для его убийства появился бы уже сразу у нескольких лиц или группировок. […] Но вряд ли в интересы Запада входит позволять внутренним и внешним политическим противникам Путина провоцировать его на конфронтацию с Западом, основанную на неточной информации – если не на заведомом обмане".

Саймс пытается объяснить нам, что Путин замешан в убийстве быть не может, так как он не сумасшедший (ведь не может же сумасшедший руководить ядерной державой!); что Литвиненко был связан с исламскими экстремистами, которые, скорее всего, и раздобыли полоний-210, чтобы сделать из него "грязные бомбы" и "еще как-то использовать"; что в сталкивании лбами Путина и Запада больше всего заинтересован Березовский, и потому он обязан быть главным подозреваемым. А поскольку Литвиненко планировал шантажировать предпринимателей из России (о чем Саймс узнал от одного ученого), круг подозреваемых обязан включать "сразу нескольких лиц или группировок". И не в интересах Запада (обратите внимание на логику!) провоцировать Путина на конфронтацию. То есть не Путин провоцирует Запад на конфронтацию, убивая Литвиненко, а Запад провоцирует Путина на конфронтацию утверждениями, что за убийством Литвиненко стоит Путин.

Следует добавить, что во всем творчестве Саймса это единственная публикация, где Литвиненко был упомянут. Ни одной статьи на эту тему Саймс больше не написал, хотя с тех пор появилось много дополнительной информации. И если бы Саймс вообще больше никогда ничего в своей жизни не написал бы, то уже одной этой публикации было бы достаточно для того, чтобы сделать об авторе этой статьи однозначный вывод: автор является агентом Кремля и имеет своей задачей в интересах Кремля и людей, стоявших за убийством Литвиненко, дезинформировать и вводить в заблуждение западное общественное мнение.

Но есть у этой статьи Саймса еще одна особенность: она исчезла с сайта The National Interest. Точнее, она осталась там в формате названия и самого начала статьи. А дальше вам предлагают: "Чтобы прочитать статью целиком, нажмите здесь или перейдите на "Субъективную оценку", блог Дмитрия К. Саймса" (To read the rest of this blog post, click here, or visit Subjective Evaluation, the blog of Dimitri K. Simes) и когда, в надежде увидеть заинтриговавший вас текст, вы "кликаете" на выделенные вам кнопки, то получаете в ответ "Сайт недоступен" (This site can’t be reached).

Поскольку это единственная статья Саймса, с которой произошел такой несчастный случай, зададимся вопросом о том, почему это произошло. Ответ очевиден: Саймс не справился с заданием Кремля и в на скорую руку написанной статье наговорил много лишнего, в том числе о самом Путине.

После отравления Скрипалей Саймс приступил к привычной для него обязанности агента Кремля по минимизации политического ущерба, нанесенного российскими спецслужбами при исполнении боевого задания. Следует отметить, что сегодня все больше и больше Саймс работает как агент Кремля на двух различных фронтах: российском и американском. В России он объясняет, что российские спецслужбы к покушению на Скрипалей отношения не имеют и что американская администрация должна потребовать от англичан соответствующих объяснений:

"Американский политолог Дмитрий Саймс назвал некорректным поведение премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, которая бездоказательно обвинила Россию в отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и предъявила Москве ультиматум. Он назвал действия Мэй эмоциональными и сравнил их с действиями Австрии в 1914 году, которая точно так же, не имея никаких доказательств, предъявила ультиматум Сербии после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево. Эти события послужили поводом для объявления Первой мировой войны. "Но Россия – не Сербия, и отставной российский полковник – не австрийский наследный принц. Поэтому я пытаюсь понять, почему Мэй сделала то, что она сделала, не дожидаясь, когда кого-то арестуют и допросят, или когда появится какой-то подозреваемый, не выяснив как следует у спецслужб, чем занимался этот полковник в Англии, не делал ли он что-то, что могло вызвать новое возмущение России. Вместо этого она пошла на очень быстрый ультиматум".

Говоря о реакции США на действия Британии, политолог отметил, что Белый дом и Конгресс сходятся только в солидарности с Лондоном и его "озабоченностью". Если Конгресс видит в деле Скрипаля очередной повод для усиления давления на Россию, то президент Дональд Трамп и его администрация хотели бы для начала разобраться, в том числе запросив информацию о ситуации у спецслужб самой Британии. […] "Поэтому мне кажется, что мы, к счастью, далеки от конфронтации великих держав", – сказал Саймс. – Eсли у России есть какая-то своя информация по этому вопросу и факты, которые говорят о российской непричастности, думаю, что эту информацию можно было бы быстро донести до американской стороны. Не вижу оснований, почему этого нельзя бы было сделать и почему Америка бы эту информацию не приняла", – заключил он".

На страницах The National Interest Саймс, наоборот, объяснял, что реакция Запада на отравление Скрипалей увеличивает шансы на военную конфронтацию с Россией:

"Несколько дней назад Соединенные Штаты выслали из страны несколько десятков российских дипломатов – предположительно они являются работающими под прикрытием сотрудниками разведки, – и сделано это было в наказание за предполагаемую попытку отравления на территории Соединенного Королевства бывшего сотрудника ГРУ, перебежчика Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Кремль обещал принять ответные меры, и это означает, что отношения между Россией и Соединенными Штатами опустились до самого низкого уровня со времени окончания холодной войны. "Я не думаю, что многие из нас будут сомневаться в том, что мы на самом деле имеем дело с новой холодной войной, – отметил Дмитрий Саймс в ходе панельной дискуссии 26 марта. По мнению Саймса, который недавно побывал в России, Кремль не пользуется большим уважением в Вашингтоне, однако подобные чувства находят в Москве свое зеркальное отражение. На самом деле напряженность между двумя ядерными великими державами настолько велика, что аналитики открыто говорят о возможности вооруженного столкновения между Москвой и Вашингтоном.

Оставим на профессиональной совести Саймса, которой делает далеко не случайное утверждение, что Скрипаль (как, дескать, и Литвиненко) был перебежчиком, в то время как на самом деле Скрипаль был официально обменен российским правительством на десяток российских шпионов, в том числе знаменитую Анну Чапман, 8 июля 2010 года.

Правомерно ли считать Роберта Мерри, по классификации Кунадзе, "полезным идиотом Путина"? Наверное, да. Можно ли считать "полезным идиотом" его коллегу по журналу Саймса? Категорически – нет, поскольку Саймс, если судить по имеющимся о нем сведениям и по его действиям – внедренный в американскую политическую элиту кремлевский агент. Об этом неоднократно писал и говорил, в частности, Пионтковский. Вот цитата из его публикации от 16 января 2017 года о Трампе, выполняющем, по мнению Пионтковского, "инструкцию из Москвы":

"Я даже знаю, кто им руководит – старый кремлевский агент Саймс. Кстати, свое первое выступление по внешней политике Трамп сделал в апреле 2016 года в организации, которую возглавляет Саймс. […] С тех пор все, что он говорит о внешней политике, – это повторение всей программы Кремля".

Всех кремлевских людей направляли к Саймсу. Он занимался даже не разведкой, а формированием мозгов американской элиты

Я попросил Андрея Пионтковского разъяснить мне о Саймсе ряд интересующих меня вопросов. Вот выдержки из нашей вашингтонской беседы, состоявшейся 25–26 июня 2017 года:

Пионтковский: – Так вот, не только Трампа, но гораздо более образованных, начитанных и умных людей заставили поверить в этот классический мем, повторяя его тысячу раз: основной враг Америки – исламский терроризм, Путин борется с исламским терроризмом, "We need Russians" ["Нам нужны русские"]. Поэтому надо отдать Путину Украину, забыть про всякие другие глупости и объединиться с ним в борьбе с исламским терроризмом. Внушалось это годами тремя титанами кремлевской пропаганды, за которыми я давно наблюдаю. Два из них, кстати, были моими личными друзьями в течение десятилетия, а третьего я наблюдаю со стороны, так же, как вы. Третьим был Дмитрий Саймс – засланный казачок. С ним я не дружил. Я дружил с Томом Грэмом [Tomas Graham] и Дмитрием Трениным. Саймс – это, пожалуй, самая крупная фигура.

Том Грэм – бывший дипломат. Я знаю день, когда он был перекуплен Кремлем. Он не дождался конца срока президента Буша. Он был у него то, что называется Russian Tsar [Русский царь], и он ушел в середине второго срока, когда получил предложение от Киссинджера. В день, когда он ушел, мы столкнулись с ним в метро. Он обычно сдержанный такой человек. Но он был совершенно не похож на себя, в абсолютной такой эйфории, и неожиданно для меня сказал мне, что он перешел на работу, где он получает в несколько раз больше, чем у президента Буша. […]

Кремлем был создан некий "совет мудрецов" во главе с Киссинджером и Примаковым, финансировать который подрядили российских олигархов. Как бы независимая российско-американская структура. А они как бы ученые. И какой-нибудь Алексей Мордашов платит им 5 млн долларов. Они получают российские, не американские деньги. Все открыто и легально. […]

И третий, конечно, Тренин. Все последние 10 лет он воспринимался как органичная часть американского внешнеполитического истеблишмента, первый неамериканец, назначенный директором Карнеги. И с Трениным мы дружили все 1990-е годы. И мне казалось, что у нас одинаковые взгляды. Тренин – полковник ГРУ, вышедший в отставку. Но полковников ГРУ, видимо, действительно бывших не бывает. Но тем не менее в 1990-е годы он активно делал карьеру и формальную, и не формальную внутри американского истеблишмента. Он нашел для себя такую интересную нишу... Его любимое словечко было "Russians". Он как бы сторонний наблюдатель, как бы марсианин, но очень хорошо знающий Russians. И он такой добрый самаритянин, который глупеньким американцам объясняет, кто такие Russians и что они делают. Он никогда не говорил о своей личной позиции типа "я думаю...". Он объяснял, как про насекомых, Russians делают то... Russians сделают это...

Несколько раз я с ним на эту тему беседовал. Последняя беседа была где-то в 2006-м. Мы сидели здесь недалеко, на Dupont Circle. А в это время он уже как раз выбрал для себя постоянную пластинку: надо понять Russians, понять их комплексы, понять, что их обижает, задевает. Не дай бог обидеть Russians.

Я ему говорю:

– Дима, ты почему такую фигню несешь? Я же прекрасно знаю, что ты в это не веришь.

И я выдвинул гипотезу, которая мне показалась правильной:

– Вот ты – русский офицер, и тебе стыдно за этих кремлевских ублюдков, и ты как-то пытаешься для себя приодеть их в какие-то более приличные одежды.

Он мне ответил очень интересно. Он расхохотался и сказал:

– Я русский офицер был неизвестно когда, давно, а сейчас я служу вот этому зданию, – и показал на здание Карнеги.

Такая точка зрения в то время была действительно востребована руководством Карнеги. Ну и его кураторы, его генералы, конечно, вернулись – таких людей, как Тренин, все-таки не выпускают. В 1990-х, наверное, контроль ослаб, а в 2000-е о нем вспомнили. И он запел так, как должен петь полковник ГРУ. Наверное, теперь он уже генерал. А кто еще из русских разведчиков дослужился до руководителя Центра Карнеги, объясняя американцам, как они должны вести себя по отношению к России? Никакому Штирлицу это не снилось.

Все трое очень талантливые люди. И Грэм, и Тренин, и Саймс. На голову выше всякой мелкой шушеры. Этих используют по мелочевке, везут раз в год на Ярославский и Валдайский форумы. Бизнес-класс, конечно, отели в Москве и Сочи. И встреча с президентом. Потому что это капитализация. (На Валдайский форум в Сочи с участием Путина Саймс приглашен был последний раз в октябре 2017 года. – Фельштинский). После того как они везде были с Путиным, какая-нибудь компания непременно приглашает их консультировать.

Кремлевские пропагандисты, которые приезжали сюда из Москвы, первое, что делали в Вашингтоне, – отправлялись на инструктаж к Саймсу, который вводил их в курс дела. Сергей Марков, например. Он говорит уже мне: "Ты знаешь, я вчера был у Саймса. Мне сказали сначала зайти к Саймсу". Это ему говорили те люди, которые направляли его в Вашингтон. А он все-таки был членом Государственной думы.

Фельштинский: – А кто эти люди, которые Маркову это говорят?

Пионтковский: – Вы спрашиваете меня, кто куратор Саймса?

Фельштинский: – Да.

Пионтковский: – Формально – Лавров. Оцените, на сайте МИД появляется: "Вчера МИД посетил директор и президент крупнейшего американского аналитического Центра Никсона господин Дмитрий Саймс. Министр иностранных дел Лавров имел продолжительную беседу с господином Саймсом, с которым они обсудили ключевые насущные российские проблемы..."

Фельштинский: – Это есть на сайте МИДа России?

Пионтковский: – Да, это есть на сайте МИДа России. (Я проверил: действительно есть, три встречи, в 2006-м, 2008-м и 2011 годах. – Фельштинский).

Фельштинский: – Мы считаем, что куратор Саймса – министр иностранных дел?

Пионтковский: – Один из кураторов. Я думаю, что Лаврову лично поручили вести его. Конечно, основной куратор – в КГБ (ФСБ). Лаврову поручали такую информацию на свой сайт ставить для повышения авторитета Саймса в Вашингтоне. […] Саймс очень талантливый человек и очень опасный противник. Эти три талантливых человека изуродовали в пользу Кремля вашингтонскую тусовку и подчинили ее себе. Всех кремлевских людей направляли к Саймсу. Он занимался даже не разведкой, а формированием мозгов американской элиты. […] Cаймс, безусловно, стоит во главе всей информационно-пропагандистской сети Кремля в Вашингтоне. И Трамп его высший успех. И провал одновременно".

Всех прошлых министров иностранных дел России Саймс знал достаточно хорошо. Евгений Примаков (1996–1998) был его начальником в ИМЭМО, Игорь Иванов (1998–2004) был его коллегой в ИМЭМО и вместе с ним работал под руководством академика Николая Иноземцева. В 2004 году Игоря Иванова сменил Лавров, с которым Саймс стал регулярно встречаться.

В отношении Саймса возникает достаточно много подозрений, указывающих на то, что он является агентом Кремля:

  1. Показания Марии Бутиной, арестованной в США по обвинению в шпионаже в пользу России.
  2. Информация о советском комсомольском прошлом Саймса до его стремительной эмиграции в США.
  3. Воспоминания московского знакомого Саймса, описавшего краткосрочную активную "диссидентскую" деятельность Саймса, позволившую ему затем позиционировать себя в американском посольстве в Риме и в США как человека, преследуемого в СССР.
  4. Беседа сотрудника ФБР с Саймсом при получении Саймсом американского гражданства о том, что Саймс является агентом КГБ.
  5. Рассказ Андрея Пионтковского о том, что кремлевские чиновники прибывали в США с инструкциями посетить Саймса и получить у него указания о дальнейшей деятельности.
  6. Сотни страниц публикаций The National Interest, десятки часов выступлений Саймса на российском и американском телевидении, многочисленные его статьи и интервью, указывающие на то, что Саймс, будучи формально американским гражданином и американским экспертом, занимает открыто прокремлевскую позицию по абсолютно всем вопросам внутренней и внешней политики.

Я мог бы начать приводить бесконечные цитаты из многочисленных статей Саймса. Я не буду этого делать, поскольку они об одном и том же: мы обязаны разговаривать с Кремлем (с позиции силы), но договориться должны на устраивающих Путина условиях, поскольку на иных он договариваться с нами не будет и уничтожит нас при первой возможности. Все остальное – Грузия, Сирия, Украина, НАТО, страны Балтии – мелкие разменные монеты, используемые нами при нашем торге с Путиным (с позиции силы), дабы можно было все это отдать для сохранения главного: мира между США и Россией, являющейся мощной державой с ядерным оружием, способной уничтожить США за 30 минут.


Фельштинский: Отель Mayflower, похоже, со временем тоже войдет в американскую историю, но не как 5-звездочная гостиница, названная в честь корабля, доставившего в Америку жаждущих свободы иммигрантов, а как помещение, где впервые будущим президентом США была оглашена программа капитуляции американской демократии перед возникшими на ее пути трудностями. Фото: wikipedia.org
Фельштинский: Отель Mayflower, похоже, со временем тоже войдет в американскую историю, но не как пятизвездочная гостиница, названная в честь корабля, доставившего в Америку жаждущих свободы иммигрантов, а как помещение, где впервые будущим президентом США была оглашена программа капитуляции американской демократии перед возникшими на ее пути трудностями. Фото: wikipedia.org


Гостиница Watergate сегодня больше известна не как место ночевки в Вашингтоне, а как символ победы американской демократии над президентом, посмевшим нарушить закон. Не случайно именно к этому президенту в далекие 1980-е годы сумел приблизиться Саймс, максимально использовав в своих интересах его имя и остатки политического капитала Никсона. Созданные Саймсом журнал и центр если и стояли на страже чьих-то интересов, то не американских, а Саймса и Кремля.

Отель Mayflower, похоже, со временем тоже войдет в американскую историю, но не как пятизвездочная гостиница, названная в честь корабля, доставившего в Америку жаждущих свободы иммигрантов, а как помещение, где впервые будущим президентом США была оглашена программа капитуляции американской демократии перед возникшими на ее пути трудностями. Удалось ли Саймсу потопить обитателей Mayflower, а самому остаться на берегу, покажет время. Может оказаться, однако, что это будет уже другой берег – не американский, не тот, к которому в 1620 году пришвартовался Mayflower.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 

Публикации

 
все публикации