ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Вера, Надежда, Москва. Какие выводы нужно сделать из истории Надежды Савченко

Савченко в Верховном суде РФ
Савченко в Верховном суде РФ
Фото: ЕРА
Евгений КУЗЬМЕНКО

Колумнист издания "ГОРДОН" Евгений Кузьменко рассуждает, почему украинское общество все меньше доверяет народному депутату от "Батьківщини" Надежде Савченко, каковы будут последствия ее визита в Москву и чем грозят поступки нардепа ее политической силе.

Общественность бушует: Надежда Савченко поехала в Москву! Вроде как на суд над нашими Клихом и Карпюком. Вроде бы как поддержать. И вроде бы даже не исключает ареста. Ну, вы же знаете Надю – с ней ничего нельзя исключать. Она сама – одно большое исключение из правил. Об этом уже написал Юрий Бутусов.

Савченко в вопросах своего перемещения ведет себя, как ветер в поле, а в партии боятся ее сдерживать

Общественность в благие намерения Надежды не верит. Трактовки, правда, разные. Одни пишут: "Это ее, дуру, Медведчук с Тимошенко используют!" Другие уверены: Савченко пиарится! Третьи предупреждают: агент поехала в Белокаменную за инструкциями ФСБ, разве не ясно?

В моей френдленте превалируют сторонники первой и третьей версий. Точнее, их гибридный вариант. Ну, что тут поделаешь – время сейчас такое, гибридное...

Косвенных доказательств – вагон и маленькая тележка. Тут и свободный, безо всяких препон, въезд для "убийцы российских журналистов". И шибко уважающая Медведчука сестра Вера, рвущаяся в политику и имеющая на Надю большое влияние. И осенняя поездка на оккупированную территорию (рассказы о "серой территории" давайте оставим любителям шпионских романов). И абсолютный пофигизм Надежды во всем, что касается безопасности – как своей, так и государства, которое как могло вытаскивало ее из путинских застенков.

Сначала – о "факторе Тимошенко". В прямой сговор с Кремлем, признаться, не верю. Пока не верю. Почему? Да потому, что наслышан о том, что Савченко в вопросах своего перемещения ведет себя, как ветер в поле, а в партии боятся ее сдерживать. Потому что понимают: вступить с Надеждой в прямой конфликт – значит, самолично взорвать бомбу огромной разрушительной силы. И тогда – прощай, намоленный на ток-шоу и тарифно-земельной теме рейтинг. Прощайте, надежды задавать тон в следующей Верховной Раде.

Вот только делать что-то – критически пора. Потому что цугцванг: в шахматах так называется позиция, когда любой возможный ход ухудшает положение. Вырезать Савченко из партийного тела по-живому – значит, войти в зону такой турбулентности, что, Надя, не горюй. Промолчать – означает довести состояние пациента по имени "Батьківщина" до такой стадии, когда не помогут и припарки. Ибо прошли те недолгие времена, когда в партии хвастались (в неформальных разговорах), что самодеятельность Наденьки никак не сказывается на партийном рейтинге. Уже сказывается.

Публика все плотнее ассоциирует Савченко с Путиным и ФСБ

Публика все плотнее ассоциирует Савченко с Путиным и ФСБ. И если у Юлии Владимировны медлят с отлучением пассионарного приемыша от материнской груди – тут уже даже у не склонного к запредельной конспирологии народа (вроде меня) возникает вопрос: а почему, собственно? Может, и выбора нет?

В общем, вырезать эту опухоль все равно придется. Меня, впрочем, интересуют в этой истории два вопроса. 

Первый – как бы скучный, но неизбежно-вынужденный – лучше всего сформулировал тот же Юрий Бутусов: "Депутат Савченко – член комитета по обороне и безопасности, с допуском к секретной информации. Этого допуска ее необходимо лишить – как минимум до получения выводов СБУ о наличии либо об отсутствии контактов с противником. Надеюсь, Верховная Рада примет немедленно надлежащие меры".

И второй вопрос: сделаем ли мы выводы из этой истории? Поймем ли, сколь легко манипулировать нами на примере одной вполне кинематографической (и очень эмоциональной) истории? Научимся ли сначала семь раз подумать – и уж затем поднимать вой?

Непростой вопрос. Очень легко, разъярившись на самих себя, выплеснуть вместе с ребенком, например, случай Олега Сенцова. Он-то в чем виноват в этой трагикомической истории?

Этот вопрос я каждый день задаю и самому себе. Каждый день – и здесь нет преувеличения: ведь и я эмоционально отнесся к кейсу Надежды Савченко. И я полтора года требовал от государства вызволить ее любой ценой.

"Надежда – мой компас земной", – поется в старой советской песне. Компас, как оказалось, никудышний. Но это не значит, что жить нужно совсем без компаса. Просто, цитируя классика, тщательнее нужно быть. Тщательнее.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 
 

 
 

Публикации

 
все публикации