ТЕНИ ЗАБЫТЫХ ПРЕДКОВ: УКРАИНСКИЕ РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА
В этом году исполняется 50 лет фильму "Тени забытых предков" Сергея Параджанова ­­­ до сих пор непревзойденному шедевру украинского кинематографа. По иронии судьбы его премьера в 1965 году предзнаменовала волну репрессий среди деятелей украинской культуры.
100 лет истории любви
Сергей Параджанов
Сергей Параджанов

Юбилеи вступают в реакцию друг с другом: в этом году исполнилось еще и 90 лет со дня рождения Параджанова, а “Тени забытых предков” и сами были приурочены к столетию Михаила Коцюбинского, автора одноименной повести о любви Ивана и Марички.

Она написана в 1911-­м году, действие ее происходит в Карпатах. Иван с детства полюбил Маричку, но любовь эта окрасилась в кровавые тона: словно Ромео и Джульетта, юные влюбленные были из враждующих родов. Иван ­­­ из Палийчуков, Маричка ­­­ из Гутенюков.

Хоть и распространено мнение, что в украинской литературе секса нет, находим у Коцюбинского весьма "педофильский" пассаж:

"Вона давно вже була Іванкова, ще з тринадцяти літ. Що ж в тому дивного було? Пасучи вівці, бачила часто, як цап перчить козу, або баран валує вівці, ­­­ все було так просто, природно, відколи світ світом, що жадна нечиста думка не засмітила їй серця".

Маричка случайно погибает. Иван очень страдает, но спустя несколько лет женится на Палагне, потому как нужно поддерживать хозяйство. Детей у пары нет. Вскоре Палагна заводит любовника ­­­ мольфара (так у гуцулов называют магов, колдунов) Юру, и еще через некоторое время погибает и Иван.

"Едва я вчитался в повесть Коцюбинского, как захотел ставить ее. Я влюбился в это кристально чистое ощущение красоты, гармонии, бесконечности. Ощущение грани, где природа переходит в искусство, а искусство – в природу", ­­­ – писал Сергей Параджанов в статье в журнале "Искусство кино" в 1966­-м году. 

"Какой-­то материал я уже знал. Музеи, книги, рисунки. Был фильм "Олекса Довбуш" ­­­ о гуцульском народном герое. Авторы его попытались открыть Карпаты, но, опять же, в рамках старой драматургии, старой изобразительной культуры. Они одели Довбуша в красный цвет, что означало, как видно, революционный дух героя. Они создали традиционные "комплексы" ­­­панский и народный. 

Они пришли в Карпаты кинематографически образованными. Больше всего их привлек экзотический декоративный мотив, и мы не узнали в их фильме гуцулов, ­­­ не увидели их походки, не уловили очарования речи, движения мысли. Когда гуцул говорит при встрече "здравствуй" вместо "слава Йсу" — это неправда жизни и неправда искусства”.

 
Иван Мыколайчук в образе Петра в фильме "Тени забытых предков"
Иван Мыколайчук в образе Петра в фильме "Тени забытых предков"

Перед тем, как создать "Тени забытых предков", Параджанов снял несколько картин, которые были не особо замечены и которые сам он считал слабыми. Это потом, после успеха "Теней", маэстро говорил: "Отправьте меня в Африку, и я сниму лучший африканский фильм".

Сценарий Сергей Параджанов писал совместно с Иваном Чендеем, оператором выступил Юрий Ильенко, чья жена, Лариса Кадочникова, сыграла Маричку.

Критики отмечают также работу художника Георгия Якутовича, и сейчас говорят, что Параджанов был просто гениальным менеджером на съемках "Теней". Он постоянно скандалил с Ильенко и Кадочниковой, за "отставание от плана" получал выговоры от руководства, на что отвечал: "Историю любви нельзя снимать по графику!"

Иван Миколайчук в картину попал случайно. Едва увидев его, Параджанов заявил: "Отправьте его домой, у него бабское лицо". Лишь благодаря тому, что ассистент режиссера Владимир Луговской вместо эпизодов с Геннадием Юхтиным, который уже начал сниматься, в "пилот" вмонтировал кадры с Миколайчуком, последний и был утвержден на главную роль. Кстати, в том же году тогда еще студент Миколайчук сыграл Тараса Шевченко в фильме Владимира Денисенко "Сон".

 
Гуцулы и Параджанов
Последним известным мольфаром Карпат считается ныне покойный Михаил Нечай. Он жил в селе Верхний Ясенив на Ивано-Франковщине и в 60-х годах был консультантом Сергея Параджанова по гуцульской самобытности и истории края. В одном из интервью Михаил Нечай намекнул, что всемирное признание ленты - это плод мольфарських чар. Фото: karpaty.ua
Последним известным мольфаром Карпат считается ныне покойный Михаил Нечай. Он жил в селе Верхний Ясенив на Ивано-Франковщине и в 60-х годах был консультантом Сергея Параджанова по гуцульской самобытности и истории края. В одном из интервью Михаил Нечай намекнул, что всемирное признание ленты – это плод мольфарських чар. Фото: karpaty.ua

"Решив снимать фильм, мы спешно выехали в Карпаты, ­­­ вспоминал Сергей Параджанов. Когда я приехал на место и огляделся, меня совсем не охватило очарование. Скорее, наоборот. Первое, что попалось на глаза, относилось к самой обыденной современности. Я увидел европейскую обувь, асфальт, велосипеды, высоковольтные вышки. Скалы, где бились Гутенюки с Палийчуками, уже нет: ­­­ ее взорвали, когда прокладывали дорогу.

Признаться, меня огорчило это странное сочетание древнего и молодого. Гудение проводов и тягучая скорбь трембиты. Одно окно моего номера выходило на Черемош: быстрый, извилистый, – другое ­­­ – на асфальтовый двор, по которому однажды прошла на базар старуха с коровой, а после вернулась одна, позвякивая осиротевшим колокольчиком".

Съемочная группа "Теней" искала места, где и происходило действие повести Михаила Коцюбинского – ­­­ в Верховинском районе Ивано­-Франковской области. Для киношников устраивали туры по граждам  –­­­ традиционным гуцульским замкнутым дворикам, образованным из жилого дома и хозяйственных построек.

Параджанов стал жить среди гуцулов, изучать их обычаи и приглашать сниматься в кино. Кроме исполнителей главных ролей, все остальные герои фильма ­­­ – настоящие гуцулы. 

Они ходили к режиссеру, как в церковь, ­­­ дарили вышитые рушники, сорочки, старинные иконы. Он, в свою очередь, тоже был щедр: ­­­ привозил киевские торты и угощал всех, готовил блюда армянской кухни; сам любил гуцульские угощения: бануш, гуслинку, голубцы из квашеной капусты.

Однажды несколько дней режиссер жил по соседству с одной знаменитой старухой. Никто не знал, сколько ей лет, говорили, что больше сотни. Параджанов познакомился с ней и подарил французские духи, а она рассказала, что ходила с Иваном Франко собирать грибы.

"Я убедился, работая над "Тенями", что совершенное знание оправдывает любой вымысел", – писал Сергей Параджанов. ­­­ "Я могу песенный материал превратить в действенный, а действенный – в песенный, ­­­ чего не мог сделать, когда снимал "Думку". Я мог этнографический материал, религиозный, перевести в самый обыденный, обиходный. Ибо, в конце концов, источник у них один и тот же. Меня могли бы упрекнуть в некоторых отступлениях от этнографической точности. Гуцулы надевают "меланки" (маски) не на Рождество, а на Пacxу. У них нет обряда "ярма" ­­­ – я нарушил точность, – но его подсказали мне сами же гуцулы. Я слышал песню (коломыйку) про то, как муж захомутал жену в ярмо, ­ аллегория, как бы означающая неравный брак. И я, когда мой Иван женится на Палагне, свершил над ним "обряд ярма". И гуцулы, которые снимались в моем фильме, исполнили его столь же серьезно и красиво, как все свои исконные обряды".

Этот самый "обряд ярма" ­­­ – единственный момент, когда между режиссером и гуцулами возник спор. Они говорят: "Опозорить нас хотите? Мы никогда так не делали". Сергей Параджанов объяснил суть эпизода: Иван женится на Палагне, заведомо зная, что им обоим придется тянуть ярмо собственного брака.

Когда репетировали сцену похорон Петра Палийчука, отца Ивана, поставили гроб и попросили гуцулов совершить положенный обряд. Пустой гроб не вызвал у них желания исполнить просьбу съемочной группы. Пришлось положить в гроб человека. Гуцулы молчали. "Чому ви мовчите?". "Він не Петро, він Михайло!" Нашли Петра. "Ні, це дуже погана людина. Не треба!" А время идет. Наконец в гроб ложится только что отработавший смену тракторист Петр – складывает ладони, закрывает глаза. И скорбный, хватающий за горло вопль разносится по полонине: "Ой, Петрику! Петрику!.."

"Случилось нам раз попасть на гуцульские похороны, ­­­ рассказывал Сергей Параджанов. ­ Я изумился вначале: гуцулы не умеют держать лопату. Неглубокую яму они копали на редкость беспомощно. Неуклюже выворачивали землю, поминутно промахивались, потом неровно засыпали. Но стоило посмотреть, с какой ловкостью управляют они плотами на бурных речках, ловят отбившиеся бревна, выкладывают колодцы, рубят хаты. За одну короткую ночь они восстановили висячий мост, начисто снесенный во время разлива. Потому у них столько песен о топоре, столько о нем легенд.

Их слитность с природой, их самобытность не убиты историей. Униатская церковь, некогда навязанная им, с ее барочной декоративностью, враждебна природе гуцула. Они не отреклись от своих языческих праздников: ­­­ встречают весну, провожают зиму, торжественно отмечают первый выход овец на пастбище. Гуцулы прошли через страдания, сами испытали все, что выпало моему Ивану Палийчуку: кабалу, одиночество, унижение.

Но все же остались свободными, ­­­ какими видишь их и сегодня. И мы хотели сделать фильм о свободном человеке".

Сегодня в Карпатах, где снимали "Тени забытых предков", работает музей фильма.

Гуцульский дом — гражда, в котором С.Параджанов снял основные сюжетные события фильма. Фото: dic.academic.ru
Гуцульский дом — гражда, в котором Сергей Параджанов снял основные сюжетные события фильма. Фото: dic.academic.ru

kryvorivnja_grazhda
В этой хате Параджанов снимал "Тени забытых предков". Фото: dic.academic.ru 

Фрагмент внутреннего двора гражды. Фото: dic.academic.ru
Фрагмент внутреннего двора гражды. Фото: dic.academic.ru

Фрагмент интерьера гражды с предметами крестьянского быта. Фото: dic.academic.ru
Фрагмент интерьера гражды с предметами крестьянского быта. Фото: dic.academic.ru

Комната в музее фильма "Тени забытых предков". Фото: vz.ua
Комната в музее фильма "Тени забытых предков". Фото: vz.ua

Оригинальные фото со съемок в музее фильма "Тени забытых предков". Фото: vz.ua
Оригинальные фото со съемок в музее фильма "Тени забытых предков". Фото: vz.ua

 
 
Раскадровки – впервые в интернете
 

Раскадровки "Теней забытых предков" возникли не потому, что Параджанов хотел зафиксировать процесс графически. Причина более прозаическая: так как режиссер был мастером импровизации, утром процесс съемок значительно отличался от намеченного накануне вечером. Ассистент режиссера Владимир Луговский просил маэстро делать раскадровки, чтобы выходить с ними на съемочную площадку и упорядочить работу.

Рисунки позволяют понять, как тщательно Сергей Параджанов работал над каждым кадром. Онлайн ­публикуются­­­ впервые. 

 
 
"Тени забытых предков". ФИЛЬМ

Съемочная группа:

  • Авторы сценария: Сергей Параджанов, Иван Чендей
  • Режиссер: Сергей Параджанов
  • Оператор: Юрий Ильенко
  • Художники: Михаил Раковский, Георгий Якутович
  • Композитор: Мирослав Скорик
  • Монтаж: М. Пономаренко.

В ролях: 

  • Иван Миколайчук — Иван Палийчук
  • Игорь Дзюра — Иван в детстве
  • Лариса Кадочникова — Маричка Гутенюк
  • Татьяна Бестаева — Палагна
  • Валентина Глинько — Маричка в детстве
  • Спартак Багашвили — Юрко Мольфара
  • Николай Гринько — Батаг
  • Леонид Енгибаров — Мико
  • Нина Алисова — Палийчук, мать Ивана (озвучивает Наталья Кандыба)
  • Александр Гай — Петро Палийчук
  • Неонила Гнеповская — мать Марички Гутенюк
  • Александр Райданов — Онуфрий Гутенюк.

Длительность:  97 мин.

 
 
"Тени забытых предков". Фильм
 
 
 

Несмотря на то, что "Тени" были сняты в 1964-м году, премьера их состоялась лишь 4 сентября 1965-­го ­­­в киевском кинотеатре "Украина". На ней произошел акт политического неповиновения: Иван Дзюба, Вячеслав Чорновил и Василий Стус выступили с призывом против арестов украинской интеллигенции.

Кадр из фильма "Тени забытых предков"
Кадр из фильма "Тени забытых предков"

В адрес советского режиссера пришли поздравительные телеграммы от Феллини, Антониони, Годара, Куросавы. На мировых кинофестивалях фильм получил несколько десятков призов, в том числе Кубок Фестиваля фестивалей в Риме (1965), Премию Британской киноакадемии за лучший зарубежный фильм (1966), Золотую медаль за режиссуру в Салониках (1966), золотую медаль и приз ФИПРЕССИ за цвет и спецэффекты, а также Гран­При Международного кинофестиваля "Южный крест" в Мар­Дель Плата. На этот фестиваль ­­­ в Аргентине ­­­ Параджанов собирался поехать, но его не выпустили из страны: где­-то в коридоре он в шутку сказал: "А у меня билет в Аргентину только в один конец!" Сразу донесли начальству, и режиссера оставили дома.

Во Франции "Тени забытых предков" шли под названием "Огненные кони". В одном из эпизодов появляется анимационная вставка: новаторски это выглядит даже сейчас, а не только 50 лет назад.

Кадр из фильма "Тени забытых предков"
Кадр из фильма "Тени забытых предков"

В 1978­-м году самый знаменитый кинокритик мира Роджер Эберт написал рецензию на "Тени", называя фильм одним из самых необычных, которые ему доводилось видеть, и с горечью отмечая, что Сергей Параджанов отбывает срок как политический заключенный. "Шквал изображений, музыки, звуков так мощен, что иногда кажется, мы должны пользоваться ремнями безопасности, – ­­­ пишет Эберт. ­­­ – Для всех, кто интересуется украинскими культурой и обычаями, "Тени забытых предков" ­­­ – сокровище, собрание костюмов, масок, суеверий и жизни".

В свою очередь Параджанов уверял: "Мы открывали для себя Карпаты не как этнографический материал. Любовь, отчаяние, одиночество, смерть ­­­ – вот фрески из жития человека, которые мы создавали. Меня не удивило, что этот фильм, сделанный на очень своеобразном материале, хорошо понимался за границей — испанцами, французами, в Латинской Америке".

 
Тень репрессий

"Кино о свободном человеке", как называл "Тени" Параджанов, символично ознаменовала волну репрессий против представителей украинской творческой интеллигенции. С целью прекращения культурно-национального движения партийное руководство Украины в 1965 году арестовало и впоследствии осудило 25 активных участников политического и культурного движения. Однако, к удивлению властей, часть общества с возмущением и протестом встретила эти события .

5 сентября 1965 на премьере фильма "Тени забытых предков" в кинотеатре "Украина" выступили Иван Дзюба, Вячеслав Черновол и Василь Стус в защиту осужденных и против репрессий интеллигенции в СССР. Часть ведущих деятелей культуры, среди которых были Михаил Стельмах, Андрей Малышко, Георгий Майборода, Сергей Параджанов, молодые писатели Виталий Коротич, Лина Костенко, Иван Драч, обратились с запросами в парторганы о разъяснении причин арестов. Группа художников просила пересмотреть дело Заливахи, Свитлычного.

После процессов 1965-1966 годов власть еще больше усилила давление на интеллигенцию. В 1966 году отдел науки и культуры ЦК КПУ создал комиссию, которая прекратила развитие украинского поэтического кино, ограничила в прокате знаменитые фильмы "Тени забытых предков" Параджанова, "Каменный крест" (1968) Осыки, "Белая птица с черной отметиной" (1972) Ильенко. На долгие годы на полках оказались такие творческие достижения как "Киевские фрески" Сергея Параджанова, "Колодец для жаждущих" Юрия Ильенко, фильмы Киры Муратовой и др.

 
 
Культовое кино. Арт-постеры
 
"Тени забытых предков" имеют богатый набор афиш и графики, посвященной фильму, так как картина в свое время демонстрировалась на экранах многих стран мира и в рамках международных фестивалей. Ее влияние на поп-культуру ощущается и сегодня. В Украине недавно сняли молодежный фильм ужасов "Тени незабытых предков", который обыгрывает тему классической ленты Параджанова.
 
 
...
Кадр из фильма "Тени забытых предков"
Кадр из фильма "Тени забытых предков"

 
 
Катерина ЛЕБЕДЕВА
Катерина ЛЕБЕДЕВА
Журналист
 
 
Дневник киевлянки. Часть IV
В июне 2015 года интернет-издание "ГОРДОН"  начало серию публикаций из дневника Ирины Хорошуновой – художника-оформителя, коренной киевлянки, которая пережила оккупацию украинской столицы в годы Второй мировой войны. Этот документ – уникальное историческое свидетельство, не воспоминания, а описание событий в реальном времени. Редакция публикует дневник в те даты, когда его писала Хорошунова, которой в момент начала войны было 28 лет. Записи начинаются с 25 июня 1941 года.