Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Фукс: Если мы сосредоточимся на политике, то мемориал в Бабьем Яру вряд ли когда-нибудь построят

Фонд "Мемориальный центр Холокоста “Бабий Яр” планирует к 2021 году открыть в Киеве мемориальный комплекс в память о жертвах массовых расстрелов в годы Второй мировой войны. В наблюдательный совет организации вошли главный раввин Киева и Украины Яков Дов Блайх, музыкант Святослав Вакарчук, экс-президент Польши Александр Квасьневский, боксер Владимир Кличко, бизнесмен Виктор Пинчук, экс-вице-канцлер Германии Йошка Фишер и другие известные меценаты. Удается ли найти поддержку власти, влияет ли на сбор средств политика и отношения с Россией, есть ли у фонда взаимопонимание с еврейскими организациями, ”ГОРДОН” выяснил у бизнесмена, члена оргкомитета по строительству мемориала Павла Фукса.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Павел Фукс: Для осуществления проекта необходимо приложить невероятные усилия, выходящие за пределы одной страны
Павел Фукс: Для осуществления проекта необходимо приложить невероятные усилия, выходящие за пределы одной страны
Фото: пресс-служба Павла Фукса
Без серьезной поддержки реализовать такой масштабный проект – невозможно

– Почему за столько лет после трагедии не был построен мемориальный комплекс?

– Каждый год разные политики и чиновники приезжали в урочище Бабий Яр. Они возлагали цветы, говорили речи перед камерами и уезжали, чтобы вернуться опять через год. И почему-то никого не заботило состояние парка, где отсутствовали даже элементарные удобства, не было нормального освещения, периодически вандалы разрушали то один, то другой постамент. Мы обсудили ситуацию с мэром Киева Виталием Кличко, и его реакция не заставила себя долго ждать. Территорию заповедника очень быстро привели в порядок, обустроили тысячи квадратных метров новых дорожек, газонов с травяным покрытием и системами полива, освещение, скамейки и урны.


– Получается, город поддержал идею?

– Нас поддерживает не только городская, но и государственная власть. Мэр Киева и Администрация Президента уделяют огромное внимание этому проекту. Я благодарен им за помощь, ведь такие масштабные проекты ни в одной стране мира невозможно реализовать без поддержки местной и государственной власти. Создание Мемориального центра памяти жертв Холокоста "Бабий Яр" – важный международный социальный проект не только для имиджа Киева, но и для всей Украины, уровня Яд ва-Шем в Иерусалиме и Мемориального музея Холокоста в Вашингтоне.

– Вы лично ведете переговоры с главой Администрации Президента и мэром Киева? 

– В этом проекте я не один. Задействованы десятки людей, и мы поддерживаем общение со множеством других влиятельных фигур. Они конструктивно настроены и всячески содействуют во всех аспектах подготовки строительства мемориала. С мэром Кличко мы находимся в постоянном рабочем контакте относительно проекта, он очень активно вовлечен в процесс. Еще раз повторюсь, что без серьезной поддержки реализовать такой масштабный проект – невозможно.


Виталий Кличко и Павел Фукс входят в оргкомитет по строительству мемориала. Фото: пресс-служба Павла Фукса
Виталий Кличко и Павел Фукс входят в оргкомитет по строительству мемориала. Фото: пресс-служба Павла Фукса


– В СМИ пишут, что создавать фонд вам помогали консультанты компании Ernst & Young. Это правда? 

– Да. Все прежние попытки создать мемориальный комплекс ограничивались только заявлениями и закладкой первого камня. Мы же создали юридическое лицо – фонд развития проекта. Более того, создавался он при помощи консультантов всемирно известной компании Ernst & Young, которая победила в тендере. Вообще идеология этого проекта такая, что мы открыты для всех международных партнеров. В результате нашей работы появилась структура, в которую вошли и благотворительный фонд, и общественная организация, что важно для привлечения средств.

На данный момент мы готовим проект одного из самых запоминающихся мемориальных комплексов в мире. Отмечу, есть нюансы с территорией заповедника “Бабий Яр”. Некоторые организации выступили против того, чтобы застраивались места захоронения. Поэтому сейчас мы рассматриваем разные варианты, ведем переговоры, исследования, и начнем действовать тогда, когда интересы всех сторон будут учтены именно для того, чтобы избежать конфликтов. Мы в состоянии договариваться друг с другом, особенно учитывая важность этого проекта.

– Есть ли у вас взаимопонимание с еврейскими организациями Украины о том, как должен выглядеть и называться мемориал?

– Мы сотрудничаем со всеми еврейскими организациями. В первую очередь, это Всеукраинский еврейский конгресс, в который входит более 120 различных объединений и фондов. Мощная поддержка исходит от самого президента конгресса – Вадима Рабиновича, он оказывает большую помощь в переговорах и организационном процессе. И если с названием более-менее понятно, рабочая версия – это Мемориальный центр Холокоста “Бабий Яр”, то относительно вопросов размещения комплекса есть множество спорных моментов и мы в поисках компромисса относительно месторасположения. Мы должны учесть пожелания всех сторон, это трудоемкий процесс.

Первоначально мы хотели построить локальный тематический музей. Но со временем присоединились известные и влиятельные меценаты. Идея стала развиваться, постепенно переросла в масштабный международный проект мемориального комплекса. В общем, многие годы из-за различных перетягиваний одеяла проект мемориала так и не сдвигался с места. Однако сегодня мы объединили максимум людей вокруг этого проекта, и достаточно успешно. Все они – с разными взглядами, разных национальностей, и нас объединяет общая цель – создать мемориал. Это первый центр памяти Холокоста на территории бывшего Советского Союза. В его структуру войдут образовательные программы, исследовательский центр и музей. Я верю, что у нас получится. 

Я совсем не хочу политизировать эту тему, мы объединяемся не вокруг политических взглядов

– Ряд историков подписали в марте этого года письмо-обращение, в котором отметили, что музей Холокоста и музей Бабьего Яра должны быть отдельными институтами. Как вы это прокомментируете?

– В Бабьем Яру было расстреляно более 100 тысяч жертв разных национальностей. Я уверен, что мы сможем найти комплексный подход, который будет включать в себя память обо всех жертвах трагедии. 

– Есть ли среди поддержавших проект меценатов россияне? Среди тех, кто в 2016 году подписал декларацию о намерениях создать Мемориальный центр "Бабий яр", связанных с Россией – двое: вы и Михаил Фридман. Он львовянин, гражданин Израиля. Но у него есть и российское гражданство, и бизнес тесно связан с Россией. Нет ли в этом конфликта? 

– Мы готовы сотрудничать со всеми, кто намерен содействовать реализации проекта. Я совсем не хочу политизировать эту тему, мы объединяемся не вокруг политических взглядов, а вокруг памяти о трагедии, которая многонациональна и мультикультурна, ведь на этом месте погибли десятки тысяч людей разных национальностей и вероисповеданий. Дело в том, что если мы сосредоточимся на политике, то мемориал вряд ли когда-нибудь построят. Мы же поставили цель реализовать проект к 2021 году и у нас нет времени на идеологические спекуляции. Этот проект, наоборот, несет в себе идею объединения здравомыслящих людей. Мы должны напоминать друг другу, что если вдаваться в крайности, делить людей по расовому и национальному признаку – трагедий не избежать. Происхождение человека или его гражданство не имеют значения, важны только его поступки.


Фото: evreiskiy.kiev.ua
Памятник ”Менора” в Бабьем Яру установлен 29 сентября 1991 года, в 50-летнюю годовщину первого массового расстрела евреев. Фото: evreiskiy.kiev.ua


– Зачем миллионерам нужны благотворительные проекты?

– Знаете, всю свою жизнь я занимаюсь бизнесом. Мне удалось создать большое количество успешных проектов и достигнуть целей, которые я перед собой ставил. Сегодня мне 45 лет, у меня прекрасная семья, дети, которых я очень люблю. Я достаточно много работаю и зачастую из-за загруженности вижусь со своей семьей меньше, чем хотелось бы, и я точно не хочу, чтобы это была просто работа ради работы. Это труд ради моей семьи, детей, близких людей, и я считаю, что если Бог дал кому-то больше возможностей, то их надо использовать во благо людей, а не зацикливаться только на себе.

Это все я говорю к тому, что жизнь не сводится только к бизнес-проектам. Есть нечто большее, ради чего мы все живем, наш мир намного сложнее устроен. Он достаточно переменчивый и не всегда в хорошую сторону. К примеру, многие люди не ценят здоровье, пока его не потеряют, не ценят мирное небо над головой, пока не начнется война. И это касается всех сфер жизни – мы начинаем ценить только тогда, когда теряем. Если не будем себе напоминать о трагедиях прошлого, то можем об этом забыть. В современном мире часто забывается трагическое прошлое, и тогда оно может повториться. Это первое. Второе – я говорил о том, что много работаю, так вот, как бы это ни прозвучало, но я хотел бы после себя оставить что-то больше, чем бизнес-проект.

Именно поэтому в моем родном Харькове мы с младшим братом построили храм благоверной царицы Тамары, где работает столовая, в которой каждые выходные питаются сотни бездомных, именно поэтому я считаю, что очень важно построить самый крупный в мире мемориальный комплекс на месте трагедии в Бабьем Яру в Киеве. Люди должны знать, где и как это произошло. Ведь сейчас, когда мы читаем или слышим рассказы, это кажется нам далеким. Но ведь эти события происходили в Киеве, в нашем городе, каких-то 70 лет назад, около метро Дорогожичи. На этих местах просто уничтожали десятки тысяч людей за национальность, язык, вероисповедание и убеждения. Если мы не будем постоянно напоминать об этой трагедии себе, нашим детям, внукам, то она может повториться через несколько поколений. В этом и состоит важность подобных социальных проектов. 

– Сколько планируется потратить средств на создание мемориала?

– Наш проект совсем необычный не только по концепции, но и по масштабу. Точная стоимость его просчитывается. По предварительным подсчетам, она составит до $100 миллионов. Но, помимо денег, это затрата невероятного количества человеческих ресурсов, это время и согласовательные процессы, порой нелегкие переговоры, десятки командировок и встречи, которые заинтересованные люди в достижении результата оплачивают из своего кармана. И никто не выставляет это напоказ, мы просто идем к своей цели. 

В конце каждого года будет проводиться финансовый аудит, результаты которого будут доступны на сайте проекта

– Какие гарантии, что фонду удастся собрать деньги?

– Наша задача – собрать всех меценатов, заинтересованных в реализации проекта. Повторюсь, это все сложный переговорный процесс, в котором задействованы десятки людей высочайшего уровня. В наблюдательный совет уже вошли такие известные меценаты, как мэр Киева Виталий Кличко, бизнесмен Виктор Пинчук, акционеры "Альфа-Групп" Михаил Фридман и Герман Хан, певец Святослав Вакарчук и другие. Одному человеку это не потянуть, но я уверен, что вместе нам по силам создать мемориальный комплекс в память о трагедии.

Сейчас наша главная задача – успеть завершить работы до круглой даты в 2021 году, когда исполнится 80 лет со времени страшных событий в Бабьем Яру. Также важно, что в конце каждого года будет проводиться финансовый аудит, результаты которого будут доступны на сайте проекта. Это исключит даже теоретические шансы для проявлений коррупции и поможет нам привлечь международных спонсоров и меценатов. Мы открыты для журналистов и общественности. 

– Что вы сейчас делаете для продвижения проекта?

– Полноценно осуществить его возможно только с привлечением международного сообщества. Один из очередных шагов на пути к цели был сделан в конце июня – в Европарламенте мы провели конференцию, посвященную проекту. На мероприятии присутствовали руководство Европарламента, евродепутаты, послы Украины и США при Евросоюзе и представители украинской стороны. Во вступительной речи на открытии конференции вице-президент Европарламента Иоан Пашку заявил, что подобные проекты – это фундамент для роста демократического общества. Другие европарламентарии отмечали, что это колоссальный вклад в поддержку Украины в Европе. И в том числе именно потому, что проект имеет невероятное значение и важность, его настолько тяжело было ранее осуществить.

Для осуществления необходимо приложить невероятные усилия, выходящие за пределы одной страны, найти взаимопонимание между всеми заинтересованными людьми и организациями и, собственно говоря, довести дело до завершения.

– Вам присвоили звание почетного гражданина Харькова. Что вы делали для города? 

– Так как я родился и вырос в Харькове, то и проектов больше реализовано здесь. Я помогаю родному городу с 2000 года: участвовал в реставрации Харьковской областной филармонии, построил Храм благоверной царицы Тамары, поставил памятник легендарному основателю города казаку Харько. А звание почетного гражданина – это благодарность городского совета за эти и другие проекты. Я там родился и вырос, но судьба так сложилась, что долгое время жил в разных городах, и только приезжая в Харьков, могу ощутить себя по-настоящему дома.

– В СМИ все чаще упоминается ваша фамилия в контексте покупки одного из украинских банков и в связи со сферой газодобычи. Что это за проекты?

– Тут никакого секрета нет. Я и мои партнеры заинтересованы в покупке "Проминвестбанка", подали заявку в НБУ. Украинский банковский сектор – перспективная сфера для вложения средств. Более того, я считаю, что правильная работа банков только укрепит экономику страны.

То же самое можно сказать и о газодобыче. Украина сейчас идет по пути энергозамещения, а в перспективе стремится к полной энергонезависимости. Если государство продолжит вести правильную политику в этом направлении, например, будет снижать рентные платежи при добыче нефти и газа, то мы сможем заменить импортный газ за счет притока частных инвестиций. А потенциал газодобывающей отрасли Украины очень велик, если сейчас в год добывают 20 млрд кубометров газа, то в течение пяти лет этот показатель можно увеличить в два раза, до 40 млрд кубометров. Опять же, при правильном подходе.

– Российское издание "Коммерсантъ" сообщало, что на "Проминвестбанк" претендует также харьковский бизнесмен, ваш земляк Александр Ярославский. Вы знакомы с Ярославским? Обсуждали с ним "Проминвестбанк"?

– Да, мы с ним хорошо знакомы, но эту тему не обсуждали.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации