Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Записки бывшего подполковника КГБ: Провокационная деятельность генерала Питовранова в ГДР

Владимир Попов – один из авторов книги "КГБ играет в шахматы". Он служил в Комитете госбезопасности СССР с 1972-го по 1991 год, работал в отделах, которые курировали выезжающих за границу, творческие союзы и международное спортивное сотрудничество. В августе 1991 года отказался поддерживать путч, был уволен из спецслужбы в звании подполковника и вскоре эмигрировал в Канаду. Не так давно 72-летний Попов завершил работу над документальной книгой "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ", в которой рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, а также о своей работе в комитете. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно по средам публикует главы из книги.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Попов: О неординарных способностях Питовранова свидетельствует его умение находить выход из сложнейших жизненных ситуаций
Попов: О неординарных способностях Питовранова свидетельствует его умение находить выход из сложнейших жизненных ситуаций
Фото: shieldandsword.mozohin.ru
Владимир ПОПОВ

Непотопляемый генерал Питовранов

В 1951 году, планируя очередную чистку, а по некоторым сведениям, еще и высылку всего еврейского населения СССР в отдаленные районы страны, Иосиф Сталин решил провести реорганизацию Министерства государственной безопасности (МГБ) Советского Союза. В этой связи 11 июля 1951 года было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) "О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР":

2 июля 1951 года ЦК ВКП (Б) получил заявление старшего следователя следственной части по особо важным делам МГБ СССР тов. [Михаила] Рюмина, в котором он сигнализирует о неблагополучном положении в МГБ со следствием по ряду весьма важных дел крупных государственных преступников и обвиняет в этом министра государственной безопасности тов. [Виктора] Абакумова.

Получив заявление тов. Рюмина, ЦК ВКП(б) создал комиссию Политбюро в составе тт. [Георгия] Маленкова, [Лаврентия] Берии, [Матвея] Шкирятова, [Семена] Игнатьева и поручил ей проверить факты, сообщенные тов. Рюминым. В процессе проверки комиссия допросила начальника следственной части по особо важным делам МГБ тов. [Александра] Леонова, его заместителей тт. [Михаила] Лихачева и [Владимира] Комарова, начальника 2-го главного управления МГБ тов. [Федора] Шубнякова, заместителя начальника отдела 2-го главного управления тов. [Абдул-Гамид] Тангиева, помощника начальника следственной части тов. [А. В.] Путинцева, заместителей министра безопасности тт. [Сергея] Огольцова и [Евгения] Питовранова, а также заслушал объяснения тов. Абакумова.

Ввиду того, что в ходе проверки подтвердились факты, изложенные в заявлении тов. Рюмина, ЦК ВКП (б) решил немедля отстранить тов. Абакумова от обязанностей министра госбезопасности и поручил первому заместителю тов. Огольцову исполнять временно обязанности министра госбезапасности. Это было 4 июля с. г.

На основании результатов проверки комиссия Политбюро ЦК ВКП (б) установила следующие факты.

1. В ноябре 1950 года был арестован еврейский националист, проявляющий резко враждебное отношение к советской власти, врач [Яков] Этингер. При допросе старшим следователем МГБ тов. Рюминым арестованный Этингер без какого-либо нажима признал, что при лечении тов. Щербакова А. С. имел террористические намерения в отношении его и практически принял все меры к тому, чтобы сократить ему жизнь.

ЦК ВКП (б) считает это показание Этингера заслуживащего серьезного внимания. Cреди врачей, несомненно, существует законспирированная группа лиц, стремящихся при лечении сократить жизнь руководителей партии и правительства. Нельзя забывать преступления врача [Дмитрия] Плетнева и врача [Льва] Левина, которые по заданию иностранной разведки отравили В. Куйбышева и Максима Горького. Эти злодеи признались в своих преступлениях на открытом судебном процессе и Левин был расстрелян, а Плетнев осужден к 25 годам тюремного заключения.

Однако министр госбезопасности тов. Абакумов, получив показания Этингера о его террористической деятельности, в присутствии следователя Рюмина, зам. начальника следственной части [Михаила] Лихачева, а также в присутствии преступника Этингера, признал показания Этингера надуманными, заявил, что это дело не заслуживает внимания, заведет МГБ в дебри, и прекратил дальнейшее следствие по этому делу. При этом тов. Абакумов, пренебрегая предостережением врачей МГБ, поместил серьезно больного арестованного Этингера в заведомо опасные для его здоровья условия (в сырую и холодную камеру), вследствие чего 2 марта 1951 года Этингер умер в тюрьме.

Таким образом, погасив дело Этингера, тов. Абакумов помешал ЦК выявить безусловно существующую законспирированную группу врачей, выполнявших задание иностранных агентов по террористической деятельности против руководителей партии и правительства. При этом следует отметить, что тов. Абакумов не счел нужным сообщить в ЦК ВКП (б) о признаниях Этингера и таким образом скрывал это важное дело от партии и правительства.

На основании вышеизложенного ЦК ВКП (б) постановляет :

1. Cнять тов. Абакумова с работы министра государственной безопасности СССР как человека, совершившего преступления против партии и Советского государства, исключить из рядов ВКП (б) и передать его дело в суд.

2. Снять с занимаемых постов начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР тов. Леонова и заместителя начальника следственной части тов. Лихачева как способствовавших Абакумову обманывать партию и исключить их из партии.

3. Объявить выговор первому заместителю министра тов. Огольцову и заместителю министра тов. Питовранову за то, что они не проявили необходимой партийности и не сигнализировали ЦК ВКП (б) о неблагополучии в МГБ.

4. Обязать МГБ возобновить следствие по делу о террористической деятельности Этингера.

Российский государственный архив социально-политической истории.
Фонд 17, опись 162, дело 46, листы 19-21. Копия.

4 июля 1951 года министр госбезопасности Абакумов был освобожден от занимаемой должности, а через восемь дней последовал его арест. Обвинялся бывший министр в сокрытии "сионистского заговора" в МГБ СССР. Вслед за министром были арестованы его заместители Огольцов и Питовранов, а также ряд руководителей подразделений центрального аппарата министерства госбезопасности СССР.

Евгений Питовранов, родившийся в 1915 году, был русский. В 1938 году он окончил Московский институт инженеров транспорта, затем Высшую партийную школу при ЦК КПСС. C 1938 года служил в органах государственной безопасности. Карьера его была стремительной.

Первая должность Питовранова – заместитель начальника отдела управления НКВД СССР по Горьковской области. Cпустя четыре года он возглавил это управление. Затем перевелся на равноценную должность в Киров и в возрасте 28 лет получил звание генерала. В 1944 году Питовранова направили в Куйбышев. В 1945 году он стал министром госбезопасности Узбекистана.

В 1946 году Питовранова перевели в Москву и вся его последующая служба была в основном связана с Центральным аппаратом советских органов госбезопасности. Сначала он возглавил 2-е главное управление, но вскоре получил должность заместителя министра государственной безопасности. Питовранову в эту пору было 35 лет.


Евгений Питовранов. Фото: shieldandsword.mozohin.ru
Евгений Питовранов. Фото: shieldandsword.mozohin.ru


О неординарных способностях Питовранова свидетельствует его умение находить выход из сложнейших жизненных ситуаций. Генерал советских спецслужб [Павел] Судоплатов в своих воспоминаниях писал, что "Питовранов резко выделялся своим интеллектом и кругозором среди руководства МГБ". Его непосредственный начальник министр госбезопасности Абакумов был расстрелян в 1954 году. Заместитель министра Огольцов был лишен воинского звания и наград. И лишь генерал Питовранов уцелел, хотя...

Заместителя министра госбезопасности СССР генерал-лейтенанта Питовранова арестовали в октябре 1951 года. Это случилось вскоре после ареста Абакумова. Проведя несколько месяцев под следствием по делу "о сионистском заговоре в МГБ СССР" Питовранов 23 апреля 1952 года обратился с личным письмом к Сталину. Новый министр госбезопасности [Семен] Игнатьев, которому передали письмо, не знал, как с ним поступить. По совету Маленкова он доложил о письме Сталину.

В своем письме Питовранов писал: "Все, что делалось по борьбе против еврейских националистов, которые представляют сейчас не меньшую, если не большую опасность, чем немецкая колония в СССР перед войной с Германией, сводилась к спорадическим усилиям против одиночек и локальных групп. Для того, чтобы эту борьбу сделать успешной, следовало бы МГБ СССР смело применить метод, о котором вы упомянули, принимая нас, работников МГБ, летом 1951 года, а именно: создать в Москве, Ленинграде, на Украине (особенно в Одессе, Львове, Черновцах), в Белоруссии, Узбекистане (Самарканд, Ташкент), Молдавии, Хабаровском крае (учитывая Биробиджан), Литве и Латвии националистические группы из чекистской агентуры, легендируя в ряде случаев связь этих групп с зарубежными сионистскими кругами. Если не допускать шаблона и не спешить с арестами, то через эти группы можно основательно выявить еврейских националистов и в нужный момент нанести по ним удар".

Питовранов в своем письме затронул также деятельность руководства советской разведки: "В разведке много лет не было хороших руководителей. При т. [Всеволоде] Меркулове – бездарный [Павел] Фитин, при Абакумове – проходимец [Петр] Кубаткин, а затем, хотя и умный, но не очень оперативный и острый [Петр] Федотов. Я убежден, что т. [Сергей] Савченко тоже не тот человек, который должен возглавить разведку, чтобы она обеспечила выполнение требований ЦК... Если вами будет признано необходимым, я мог бы свои соображения по этому вопросу и предложения, вытекающие из них, доложить т. Игнатьеву. Зная вашу строгость, но и ваше великодушие, я как родного отца прошу вас, товарищ Сталин, дать мне возможность исправиться".

Это письмо спасло генералу жизнь. При очередной встрече с вновь назначенным министром госбезопасности Игнатьевым Сталин, по привычке неторопливо прохаживаясь по своему кабинету с неизменной трубкой в руках, вспомнил о Питовранове: "Не зря ли он сидит? Давайте через какое-нибудь время его выпустим... и снова возьмем на работу в органы госбезопасности".

По личному указанию Сталина в ноябре 1952 года Питовранова освободили из тюрьмы, следствие в отношении него прекратили. 15 декабря Сталин принял руководство советской госбезопасности в составе министра Игнатьева и его заместителей генералов Сергея Огольцова, Сергея Гоглидзе и Питовранова. Рассматривался вопрос и об очередной реорганизации спецслужб СССР.

"Главный наш враг – Америка, – сказал Сталин. – Но основной упор нужно делать не собственно на Америку. Нелегальные резидентуры нужно создавать прежде всего в приграничных государствах. Первая база, где нужно иметь своих людей – Западная Германия".

5 января 1953 года генерал Питовранов возглавил советскую разведку. Через несколько месяцев он получил новое назначение – уполномоченным МВД СССР в Германской Демократической Республике.

Маркус Вольф

Через несколько дней после капитуляции гитлеровской Германии в Берлине появился неизвестный молодой человек, имя которого станет символом выдающихся достижений разведки нового государства – ГДР. Этот человек "без лица" многие годы был неизвестен его противникам, но ему суждено было стать выдающимся разведчиком ХХ века. Звали его Маркус Вольф.

Родился Маркус Вольф в зажиточной и интеллигентной еврейской семье 19 января 1923 года. Его отец Фридрих Вольф был врачом и талантливым писателем и драматургом. Во время Первой мировой войны Фридрих Вольф находился на фронте в качестве военного медика. По окончании войны он стал коммунистом.

С приходом к власти в Германии нацистов еврей и коммунист Фридрих Вольф вместе с семьей бежал в Советский Союз. Там он написал пьесу "Профессор Мамлок" – о преследовании в нацистской Германии профессора-еврея. Пьеса шла во многих театрах СССР, на ее основе был поставлен одноименный фильм, имевший широкий прокат.

Сыновья Фридриха Вольфа – Маркус и Конрад – учились в Москве в немецкой школе имени Карла Либкнехта. После нападения Германии на Советский Союз семья Вольфа была эвакуирована в Казахстан. Старший сын Вольфа Маркус был направлен в разведывательную школу Коминтерна для подготовки к заброске в тыл германской армии. Располагалась школа в небольшом башкирском селе Кушнаренково.

Во время жизни в СССР Маркус Вольф познакомился с Вильгельмом Пиком, ставшим первым президентом ГДР, и будущим главой Социалистической Единой Партии Германии Вальтером Ульбрихтом, а также с известным немецким певцом и актером Эрнстом Бушем. Маркус сохранит с ними отношения на долгие годы.

Немалая часть курсантов школы Коминтерна, заброшенная на территорию нацистской Германии, погибла в застенках Гестапо. Позднее было принято решение о сохранении молодых немецких эмигрантов для их использования в послевоенной Германии. Маркус Вольф, мечтавший об авиации, поступил в Московский авиационный институт. Однако закончить его ему не удалось. В мае 1945 года он в составе "группы Ульбрихта" был направлен в Берлин. Немецкие коммунисты должны были заложить основы будущего просоветского режима.


Маркус Вольф. Фото: Bundesarchiv / Wikipedia.org
Маркус Вольф. Фото: Bundesarchiv / Wikipedia.org


Первое время Маркус Вольф работал на радиостанции "Berliner Rundfunk" и как репортер принимал участие в освещении Нюрнбергского процесса. В 1949 году он вернулся в Москву в качестве помощника посла ГДР в Советском Союзе. В действительности же он в течение двух лет проходил углубленную подготовку в разведшколе МГБ СССР. По окончании обучения он был направлен в ГДР для работы во вновь созданной разведке страны, действовавшей под прикрытием "Института научно-экономических исследований".

Первоначально Маркус Вольф занимал должность заместителя руководителя разведки, а спустя год он ее возглавил – в возрасте 28 лет – и занимал эту должность до своей добровольной отставки в 1986 году, когда в СССР уже началась перестройка и Маркус почувствовал приближение конца советской системы.

Совместная деятельность двух разведчиков – Питовранова и Вольфа, начавшаяся в 1950-е годы, продлилась до конца 1980-х – переломного периода в жизни СССР и его сателлитов. Биограф НКВД/КГБ Киселев пишет:

"С писателем Фридрихом Вольфом Евгений Петрович [Питовранов] познакомился еще в военные годы, когда интеллектуалы-антифашисты активно трудились над политическим "перевоспитанием" высокопоставленных немецких военнопленных. А с Маркусом Вольфом он познакомился на приеме в посольстве ГДР в честь Дня Победы в 1951 году... Профессиональный багаж Маркуса значительно уступал питоврановскому, и в первые годы он благодарно относился к постоянной и разносторонней помощи со стороны более опытного коллеги. Очень благоприятствовало их дружескому общению блестящее знание Вольфом русского языка, который с раннего детства был для него таким же близким, как и родной, немецкий... Самый краткий обзор операций, проведенных в те годы под руководством и при самом непосредственном участии Питовранова, занял бы много томов. Притом не все они к нынешнему времени рассекречены" ("Сталинский фаворит с Лубянки". Александр Киселев. – Попов).

Ложные заставы

Метод, о котором говорил Сталин во время совещания с руководством советской госбезопасности летом 1951 года, о чем ему напомнил Питовранов, заключался в изощренной провокации. Заключался он в создании псевдоантисоветских заграничных организаций и структур. Посредством этого советским спецслужбам удавалось вводить противника в заблуждение и получать достоверную информацию о его целях, разработчиках и исполнителях провокационных заданий. Наиболее известными из подобных операций в 1920-е годы были оперативные игры "Трест" и "Синдикат".

Генерал Питовранов в своей чекистской практике использовал опыт чекистов первых лет советской власти по созданию аналогичных ложных структур. На границах СССР в режиме повышенной секретности создавались ложные пограничные заставы якобы иностранных государств. На этих заставах чекисты, владевшие соответствующими иностранными языками, выдавали себя за пограничников сопредельных государств. Подобные заставы перехватывали беглецов из СССР, эмиссаров антисоветских организаций и представителей зарубежных разведывательных органов. Перехваченные сотрудниками ложных застав лица, введенные в заблуждение, полагая, что они находятся в безопасности, рассказывали то, что не сказали бы даже под пытками.

В июле 1947 года Питовранов, занимавший тогда должность начальника 2-го главного управления МГБ СССР, создал "ложные заставы" в Тюрингии (Германия), на стыке советской, английской и американской зон. В документе, посланном по этому поводу из МГБ СССР в ЦК ВКП(б) принцип работы ложных застав описывался следующим образом:

"Обмундирование для личного состава английской заставы имеется в наличии. Для американской заставы будет также подготовлено соответствующее обмундирование. Офицерский состав будет укомплектован (четыре человека) оперативными работниками, свободно владеющими английским языком и обладающими необходимыми качествами – оперативным опытом, выдержкой, умением ориентироваться в обстановке. Рядовой состав – проверенными, выдержанными сержантами и солдатами войск МГБ, изучавшими ранее английский язык. Для исполнения ролей советских пограничников подбираются проверенные сержанты и солдаты внутренних войск МГБ, обладающие необходимыми качествами. Они же обеспечивают охрану объекта во избежания случайного посещения его местными жителями. Личный состав ЛЗ [ложных застав] в течение месяца до начала работы объекта пройдет специальную подготовку. От всех участвующих в операциях будут отобраны подписки о неразглашении".

Советская ложная застава была создана также неподалеку от Берлина на территории замка Даммсмюле, рядом с которым оказались оккупационные секторы бывших союзников. Замок располагался в лесной местности в окружении озер и к нему вела единственная шоссейная дорога. В подвальных помещениях замка сохранились камеры для заточения, в которых содержались военнопленные, работавшие на территории замка в период, когда он являлся резиденцией рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Место было более чем подходящее для тайных операций советских чекистов.


Замок Даммсмюле. Фото: ru-abandoned / livejournal.com
Замок Даммсмюле. Фото: ru-abandoned / livejournal.com


Провокационная деятельность Питовранова в ГДР этим не ограничилась. Александр Киселев пишет:

"Вскоре после приезда в Берлин Питовранов на базе глубокого анализа поведения и деятельности некоторых лиц, вызывающих определенные подозрения, предложил план внезапного удара по всем предполагаемым разведывательно-диверсионным группам. Операция получила условное наименование "Кольцо". В условный день и час на территории ГДР было задержано большое количество лиц, среди которых оказалось более 300 агентов... Не менее значимым оказался и захват на конспиративных квартирах резидентов сразу всех западных разведок – американской, английской, французской и западногерманской... За операцией "Кольцо" в следующем году последовала аналогичная акция "Стрела", за ней – "Весна". Их результаты оказались ошеломляющими: ликвидировано [было] пять резидентов ЦРУ США, по четыре [резидента] английской и западногерманской разведок, арестовано более 600 человек, причастных к антигосударственной деятельности" ("Сталинский фаворит с Лубянки". Александр Киселев. – Попов).

Питовранов арестовывал в ГДР "шпионов" с тем же рвением, с которым их арестовывали в Советском Союзе в 1930-е годы. Эти массовые аресты требовали увеличения состава госбезопасности Восточной Германии. Если в 1952 году госбезопасность ГДР (Штази) насчитывала около 4 тыс. офицеров и вольнонаемных, то в конце 1954 года – уже 9 тыс., а в 1959 году – около 13 тыс. человек ("Конец Штази: История одной секретной службы". Анне Ворст. – Попов). К этому следует прибавить 300 тыс. завербованных Штази граждан своей страны.

Торгово-промышленная палата СССР

Спустя много лет Питовранов вспоминал совет генерала КГБ Филиппа Бобкова: "не искать золото близко к помойке". Фраза эта звучала двусмысленно, и Питовранов не сразу понял, о чем шла речь – до тех пор, пока Бобков не посоветовал Питовранову в 1966 году уйти в отставку и пойти служить в Торгово-промышленную палату (ТПП) СССР. "Там есть хорошие выходы по внешнеэкономической линии, а может быть, и по другим направлениям", – уточнил Бобков. И действительно, ТПП курировалась министром внешней торговли СССР Николаем Патоличевым, с которым Питовранов давно был знаком, с тех пор как работал в ГДР и сопровождал Патоличева в поездках по этой стране.

Через несколько дней после разговора с Бобковым Питовранов действительно был назначен на пост заместителя председателя ТПП, которая следующим образом описывается Большой советской энциклопедией:

"Торгово-промышленная палата СССР (ТПП СССР), общественная организация, содействующая развитию внешней торговли и экономических связей, ускорению прогресса науки и техники в СССР. Создана в 1932 г. как Всесоюзная торговая палата (ВТП).

В 1972 году реорганизована в ТПП СССР в связи с развитием экономики, ростом объема торговли и изменениями в ее структуре, образованием торгово-промышленных палат в союзных республиках, расширением экономических и научно-технических связей СССР с зарубежными странами. В сентябре 1974 г. на внеочередном съезде ТПП СССР принят действующий устав. Высшие органы ТПП СССР – съезд, Совет и Президиум ТПП (избираемые съездом).

В 1975 г. действительными членами ТПП СССР состояли: промышленные предприятия (1927), торговые организации (729), научно-исследовательские институты (169), внешнеторговые организации (65), строительные и транспортные организации (93), учреждения связи, учебные заведения, общественные организации и др. (98).

Ежегодно палата совместно с министерством внешней торговли СССР, Государственным комитетом по науке и технике, министерствами и ведомствами, промышленными предприятиями – членами палаты отбирает и направляет на международные выставки до 70 тыс. машин, приборов, различных товаров народного потребления. Палата организует в СССР иностранные выставки (ежегодно зарубежные фирмы ввозят для демонстрации до 80 тыс. экспонатов).

ТПП СССР осуществляет патентование иностранных изобретений в СССР и советских – за границей; регистрацию товарных знаков; выдает удостоверения о происхождении товаров, вывозимых из СССР; проводит экспертизы качества товаров. Связи с деловыми кругами зарубежных стран ТПП СССР поддерживает через смешанные торговые палаты. ТПП СССР имеет секции права, торгового мореплавания и морского права, по охране промышленной собственности, которые разрабатывают вопросы, связанные с деятельностью палаты. При ТПП СССР постоянно действуют Внешнеторговая арбитражная комиссия, Морская арбитражная комиссия и Бюро диспашеров".

Иными словами, ТПП была империей и по сути являлась подразделением министерства внешней торговли с фиктивным статусом общественной организации, что в 1990 году подтверждал журнал "Власть" (№ 50, 24 декабря): "ТПП СССР является общественной хозрасчетной организацией по развитию экономических, научно-технических и торговых связей СССР с другими странами. Насчитывает около 7 тыс. членов-предприятий и организаций различной формы собственности. Годовой доход – 200 млн. руб.".

Одним из структурных подразделений ТПП являлось Всесоюзное объединение "Совинцентр", в ведении которого находился Центр международной торговли (ЦМТ) на Красной Пресне в Москве. По информации журнала "Власть", только за девять месяцев 1990 года объединение заработало около 80 млн. долларов.

Таким образом, генерал запаса КГБ Питовранов оказался причастен к обороту огромных валютных средств. Он быстро сообразил, что было бы неплохо от государственных валютных потоков отвести "ручеек" в нужном ему направлении – в не подконтрольные директивным органам партии новым структурам, создаваемым КГБ.

Через год с момента вступления Питовранова в новую должность в ТПП в КГБ при Совете министров СССР произошла очередная смена в руководстве. 18 мая 1967 года советские спецслужбы возглавил Юрий Андропов, занимавший до этого назначения должность секретаря ЦК КПСС и заведующего отделом по связям с коммунистическими и рабочими партиями соцстран.

Спустя месяц пребывания в новой должности повысился и политический статус главы КГБ: Андропов был утвержден кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. В апреле 1973 года он стал членом Политбюро. После 1953 года, когда госбезопасность возглавлял Берия, это был первый случай членства руководителя советских органов госбезопасности в высшем партийном органе.

Вскоре у нового председателя КГБ состоялась беседа с Питоврановым. Андропов слышал о нем от многих ветеранов-чекистов, представителей разведки и контрразведки, и заинтересовался этим неординарным человеком. О чем был их разговор, известно было только им двоим. Но много позже появились публикации, в которых покойному Андропову приписывалось стремление создать параллельную органам госбезопасности структуру, целью которой была перепроверка информации, добываемой по линии разведок – КГБ и ГРУ. Эта идея была подброшена Андропову именно Питоврановым, осевшим к тому времени в ТПП. Как указывал Киселев, "с приходом в 1967 году в КГБ Ю. В. Андропова Борис Семенович [Иванов], заручившись поддержкой начальника внешней разведки А[лександра] М. Сахаровского, увлек председателя КГБ предложенной Питоврановым идеей активизации разведывательной работы с позиций торгово-экономических кругов".

КГБ при Совете министров (СМ) СССР, равно как и любое иное государственное ведомство, осуществлял свою практическую деятельность в строгом соответствии с положением о Комитете государственной безопасности при Совете министров СССР и его органах на местах, утвержденном решением Президиума ЦК КПСС 8 февраля 1954 года. В указанном положении, как и в последующих документах ЦК КПСС, под строгим контролем которого действовали органы госбезопасности, регламентировалась деятельность советских спецслужб, четко прописывались их задачи и организационная структура. Статья 3-я Положения гласила:

"Комитет государственной безопасности работает под непосредственным руководством и контролем Центрального комитета КПСС. Комитет государственной безопасности при СМ СССР несет ответственность за обеспечение государственной безопасности в стране и систематически отчитывается о всей проводимой работе перед ЦК КПСС и Советом Министров СССР".

Статья 8 положения указывала: "Для выполнения поставленных задач Комитет государственной безопасности имеет соответствующую структуру и штатную численность, утверждаемые ЦК КПСС и Советом министров СССР".

Из содержания приведенного выше документа со всей убедительностью становится очевидным, что создание какой-либо параллельной или альтернативной структуры было исключительной прерогативой ЦК КПСС и Совета министров СССР. По этой причине действия председателя КГБ при СМ СССР Андропова и воплотившего в жизнь идею создания "параллельной" структуры Питовранова изначально были противозаконны и, соответственно, преступны.

Предыдущая часть опубликована 22 января. Следующая выйдет 5 февраля.

Все опубликованные части книги Владимира Попова "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" можно прочитать ЗДЕСЬ

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 

Публикации

 
все публикации