Клуб читателей
Гордон
 
ВОЙНА В УКРАИНЕ ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Ермолаев: Каждый украинский политик наметил себе свое малороссийское княжество и видит его в конкретном объеме и размере

Западные партнеры начинают понимать, что действия украинских властей не имеют поддержки населения страны, заявил изданию "ГОРДОН" директор института стратегических исследований "Новая Украина" Андрей Ермолаев.

Ермолаев: Украину в конце 90-х, с точки зрения геополитической и исторической перспективы, неоднократно называли "чекой для Европы". Кстати, пророческие слова
Ермолаев: Украину в конце 90-х, с точки зрения геополитической и исторической перспективы, неоднократно называли "чекой для Европы". Кстати, пророческие слова
Фото: zn.ua

Новая волна сепаратизма в Украине будет более жесткой и скоротечной, чем это было на Донбассе. Такое мнение изданию "ГОРДОН" выразил политолог, директор института стратегических исследований "Новая Украина" Андрей Ермолаев.

К сожалению, Украина была и остается своеобразной "картой розыгрыша"

Будапештский меморандум отражал конкретную историческую ситуацию. Не случайно документ назвали меморандумом. Это декларативный документ, который предполагал определенный характер взаимодействий и выработки каких-то длинных практических планов. Проблема реализации Будапештского меморандума заключается в том, что он так и не был воплощен в плане взаимодействия подписавших его стран. Историческая суть данного меморандума заключалась в координации действий по неконфликтной трансформации постсоветского пространства.

Украинский вопрос на тот момент был ключевым, учитывая ядерный статус страны и ее особенность как одной из самых развитых республик распавшегося СССР. Однако значение меморандума было гораздо шире, чем украинский вопрос. Другое дело, что страны-подписанты не нашли нужным на основании этого подхода вырабатывать какие-то долгосрочные стратегии. Украину в конце 90-х, с точки зрения геополитической и исторической перспективы, неоднократно называли "чекой для Европы". Кстати, пророческие слова.

Украина, оказавшись в плену бесконечных драк за власть и ресурсы, оказалась не в состоянии поддерживать тот уровень и масштаб подхода, необходимый для решения проблемы неконфликтной трансформации. Мы ограничились только вопросом европейской интеграции и сотрудничеством с Россией. Нужно учитывать, что будущее миропорядка и его правила будут определяться не Будапештским меморандумом. Они будут определяться на уровне G8 и G20. Сейчас некий период застоя. Многие поспешили назвать его "холодной войной", но это несколько легкомысленно.

Имея историческое и моральное право апеллировать к Будапештскому меморандуму, Украина может ставить вопрос о выработке нового документа. В его основе должна быть связь между политической безопасностью – защита территории и суверенитета – и экономической. В практическом плане Украина не сможет вынудить глобальных игроков действовать только в ее интересах. К сожалению, Украина была и остается своеобразной "картой розыгрыша". Но мы можем рассчитывать на политическую, дипломатическую и информационную поддержку, а также выработку стратегии по долгосрочной модернизации страны. Это необходимое условие усиления экономической и политической составляющей.

Мы стали заложниками неэффективных, коррумпированных, декларативных  реформ, которые отталкивают и разочаровывают наших партнеров. Нужны контраргументы. Глобальным игрокам, дававшим нам свои гарантии безопасности в обмен на ядерное оружие, нужно предложить новый подход. Украине необходимо выполнить два домашних задания. Первое – национальный диалог, поиск внятной формулы долгосрочного разрешения конфликта на востоке. Такой формулы сейчас у Украины нет. Поэтому упреки со стороны наших западных партнеров вполне объективны.

Второй момент – формирование общенациональной с высоким уровнем доверия консенсусной власти, которая возьмет ответственность за эффективный для общества социально-экономический курс. Частью которого, конечно, будут реформы. Но реформы сами по себе – это только инструмент. Сейчас недоверие к власти приводит к недоверию к комплексу политических мер и подходов в целом. Поэтому нет поддержки общества. И это видят наши партнеры. Они понимают, что действия наших властей не имеют поддержки населения. Учитывая кризисную ситуацию, это все несет новую угрозу – от социальных потрясений до политического кризиса.

Не решив эти две задачи, Украине будет крайне сложно рассчитывать на понимание со стороны глобальных игроков. Что касается внутреннего формата – путь к миру еще тяжелее, чем путь реформ. Это просто нужно понять и принять. Новая тарифная политика, сложности на рынке труда, низкий уровень доходов, преодоление коррупции – все это, конечно, сложно, нужно переждать и вытерпеть. Но формирование новых правил взаимоотношений между населением в разных регионах, конфликт с участием внешнего агрессора и поиск компромисса в переходный период – еще более сложный путь.

Мы давно перестали замечать, что крики, парады, ура-патриотические призывы приводят лишь к оттягиванию времени

Вопрос вовсе не в том, как еще раз пересказать те обязательства, которые украинская сторона декларировала в ходе минского и нормандского форматов. Вопрос в выработке практических шагов, важной составляющей которых являются превентивные меры первого. Важно, кто первый. С историей нельзя шутить. Рано или поздно конфликт на востоке выльется в какое-то долгосрочное решение. И будет очень плохо, есть это решение будет принято не нами. Мы имеем дело с гибридным конфликтом. Все эти жесткие условия с разведением "без единого выстрела" очень условны и сложно реализуемы. Любой алкоголик-диверсант может сорвать их за одну минуту.

Системное решение с восстановлением экономических связей, более жестким регламентированием поведения регулярных частей, соблюдением непопулярных мер по разведению вооруженных сил могут сыграть свою роль и привести к тому, что конфликт станет управляемым. Более того, этот конфликт имеет смысл регулировать новыми документами. Для этого должен повышаться статус переговорщиков.

Далее – новая форма территориального устройства страны. Я остаюсь сторонником развития института автономии. Ее пределы могут меняться в зависимости от региона. Предложения по созданию на оккупированных территориях субавтономии могло бы стать вполне дееспособной формулой.

Мы давно перестали замечать, что крики, парады, ура-патриотические призывы приводят лишь к оттягиванию времени. А время играет против нас. Также нужно сказать и о сфере информации. Общество, вслед за политиками, разделяется по группам в соответствии с интересами и симпатиями. Те, кто проповедуют единственную формулу национального патриотизма, сами выступают источником новых сепаратистских процессов в стране. Новая волна сепаратизма в Украине будет более жесткой и скоротечной, чем это было на Донбассе. Это в том случае, если будем терять время.

Кто-то должен взять на себя ответственность. В истории европейских стран такими фигурами, лидерами становились либо государство, либо объединенные политические силы. И это главная проблема в нашей ситуации. Президент, правительство, лидеры коалиции не в состоянии и даже не делают шагов для политической консолидации вокруг новых идей. Большинство наших политиков отдают себе отчет, что им нужно было бы делать для объединения страны. Но игнорирование друг друга – это их сознательная позиция. Я их не считаю дураками. Им выгодна трансформация Украины, где каждый наметил себе свое маленькое княжество. Так уже было.

До сих пор у многих политических лидеров отношение к стране как к ресурсу. Они прикрываются правильными фразами, вышиванками, патриотической риторикой и так далее. Каждый украинский политик наметил себе свое малороссийское княжество и видит его в конкретном объеме и размере. Вот в чем беда. И вот эту двуличность и лживость наших политиков уже видят западные партнеры. Они убедились, что представители украинской власти ведут двойную, а то и тройную политику. Используя риторику мира и консолидации, на самом деле они играют на свой интерес. Это стало очевидно.

Именно с этой очевидностью я связываю резкое недовольство и негодование, которое уже не скрывают многие европейские политики. В частности те, кто выступал в Парламентской ассамблее Совета Европы и приезжал в Украину на переговоры. И времени у нас для решения этой проблемы катастрофически мало. Ситуация динамично начала меняться после прошедших в сентябре переговоров G20. Будет иметь место и технология холодной войны, и форсирование кризиса Евросоюза в контексте избирательных кампаний, и нового глобального противостоянии США и РФ. И если мы войдем в это пространство, у нас будет намного меньше союзников и возможностей.

История начинает играть с нами злую шутку. 2016 год был ключевым. Мы катастрофически потеряли время для принятия решения. Мы входим в период, когда большинство элит из помогавших нам стран занимают эгоцентричную позицию. Каждый из них начинает думать о выборах, о ситуации в своих регионах и так далее. Каждый уже думает о себе, и Украина превратилась из проблемы в угрозу.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
21 сентября, 2016 22:38
14 сентября, 2016 19:22 |обновлено
5 сентября, 2016 18:42
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
 
 
 

Публикации

 
все публикации