Клуб читателей
Бульвар Шоубиз
09 декабря, 2019
 
Новости ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Вдова Касьяна: Я просила мужа работать меньше. Но он сказал: "Мамка, я буду жить для людей!"

Вдова украинского врача-костоправа Николая Касьяна Андриана Николаевна заявила в интервью изданию "ГОРДОН", что намерена добиться присвоения своему супругу (посмертно) звания Героя Украины, поделилась воспоминаниями о начале жизни с Касьяном, рассказала, как сложилась судьба представителей семьи Касьяна. На некоторые вопросы также отвечал сын Николая и Андрианы Касьян Ян, который после смерти отца возглавил Центр мануальной терапии в Кобеляках.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Андриана Касьян: Хочу, чтобы внук продолжил дело деда и отца. Говорю ему: "Так хочу видеть тебя в белом халате, чтобы ты меня еще немного полечил!"
Андриана Касьян: Хочу, чтобы внук продолжил дело деда и отца. Говорю ему: "Так хочу видеть тебя в белом халате, чтобы ты меня еще немного полечил!"
Фото предоставлено Яном Касьяном
Виктория ВОРОНИНА
журналист

Николай Касьян родился в городе Кобеляки Полтавской области в семье потомственных врачей-костоправов. В 1993 году он попал в Книгу рекордов Гиннесса как человек, сделавший самое большое количество операций по своему направлению: он вправил позвоночные диски 41 251 человеку. После 2003 года Касьян, выйдя на пенсию, продолжал принимать пациентов. Он умер в 2009 году. Похоронен в родном городе. 

Звание героя Касьяну не дал ни Кучма, ни Ющенко. Сейчас я хочу добиться справедливости

Фото предоставлено Яном Касьяном
Фото предоставлено Яном Касьяном


– Андриана Николаевна, 10 лет, как нет Николая Андреевича. Летом на сайте петиций появилось предложение наградить его званием Героя Украины посмертно. При жизни Касьян хотел получить это звание?

– Когда Николаю Андреевичу исполнялось 70 лет, в Кобеляки приезжало много гостей. И он ждал, что к юбилею его наградят званием Героя Украины. Но этого не произошло. Тогда муж загрустил и не верил уже ни во что. Еще прожил два года и умер.

– Что означало для него это звание?

– Для него это было важно как признание государством его работы, вклада в здоровье, жизни людей. Он завоевал это звание, заслужил. И люди, которые его знали, которым он помог вернуть здоровье, просили, чтобы ему присвоили Героя Украины. Глава Черниговской администрации Николай Бутко, который был советником президента Виктора Ющенко, приехал и сказал, что Касьяну звание дадут. Но Ющенко воспротивился и ответил, что только через его труп. Там была ситуация, когда мой муж в лицо назвал Ющенко лгуном: президент пообещал Николаю Андреевичу довести до конца остановившуюся стройку медицинского центра, но не сделал этого.

Получилось, что звание Героя Украины Кучма не дал, потом Ющенко, потом Янукович (его, кстати, об этом лично певец Иосиф Кобзон просил). Поэтому я хочу сейчас добиться справедливости. Но я маленький человек, ноль...

Ян: – Отец не стремился к получению званий как таковых. Он просто ежедневно выполнял свою работу – помогал людям. При СССР ему давали награды, в Украине наградили орденом Ярослава Мудрого. Но, конечно, отец заслужил и заработал звание героя. Он много делал для людей, для нашего края. Еще при Союзе благодаря ему газ в отдельные села провели, построили при его помощи психоневрологический диспансер. Строились общеобразовательные и музыкальная школы.

А.Н.: – Муж поддерживал Кобеляцкий районный дом детского и юношеского творчества, который сейчас носит его имя. Вообще, он помогал улучшить жизнь жителей своего города.

Есть люди, которые при малейшем симптоме обращаются к врачам. Он был другого склада. Если бы он хотел лечиться, еще прожил бы не один год 

Фото предоставлено Яном Касьяном
Фото предоставлено Яном Касьяном


– Ян Николаевич, в одном из интервью вы рассказывали, что Николай Андреевич не хотел лечиться и не доверял врачам. Почему?

Ян: – Я не могу сказать, что отец не доверял медицине. Обидно, что он просто не хотел лечиться. Есть люди, которые при малейшем симптоме обращаются к врачам. Он был другого склада. Если бы он хотел лечиться, еще прожил бы не один год. Говорил: "Я устал". Через отца прошло столько людей! Это сложно и физически, и психологически.

А.Н.: – Он устал. Его и в тюрьму посадить хотели при Союзе, не признавая методов лечения. Он боролся за свою работу, жил для людей.

– Была ли у Николая Андреевича какая-то отдушина? Как он отдыхал?

Ян: – Он постоянно был на работе. Отец любил посидеть душевно за столом. Каждый день люди приезжали, уезжали. Мать несколько раз в день столы накрывала. Когда был отпуск, ездили в Крым, в Карпаты. Отец постоянно общался с людьми, и в этом была его отдушина. Он рисовал. Это были портреты семьи, и родителей, и сестер, и натюрморты. Писал стихи. И писал их до конца своих дней – произведений очень много: философских, патриотических. Он медициной занимался, куховарил. Все, что делал, делал от души. Вообще, не любил выезжать из Кобеляк. Для него это было сложно. Отец был честным и принципиальным человеком. Таких людей сейчас мало.

А.Н.: – За несколько дней до смерти Николай Андреевич попросил лист бумаги и ручку и написал такое стихотворение:

Жизнь наша не щедра на многолетия.
Идут года, ты станешь стар и сед,
О, если б мог прожить ты два столетия,
То было б мало этих двести лет!
Но и тогда не смог бы насмотреться
На радости безумные ребят.
От тропиков до края полуночи,
Далекий друг, позволь тебя спросить,
Будь ты студент, солдат или рабочий,
Ты любишь жить? Ты тоже хочешь жить?
Тогда послушай, как за облаками,
Упрямо набирая высоту,
Ревут бомбардировщики над нами
С горячим водородом на борту.
Чтоб на свободу смерть не вышла снова,
Бей по рукам, протянутым к мечу,
Скажи, как я, единственное слово: "Не хочу".

Многие завидовали жене Иосифа Кобзона Неле. Думали, что она живет, как вареник в масле. А я лично видела, каково ей. Со знаменитыми людьми нелегко


Фото предоставлено Яном Касьяном

Фото предоставлено Яном Касьяном


– Андриана Николаевна, вам не было сложно, обидно, что муж мало времени вам и семье уделяет? Пробовали переубедить, чтобы он больше отдыхал?

– Были такие разговоры. Я просила мужа работать меньше. Но Николай Андреевич сказал: "Мамка, я буду жить для людей!" Он для разных занятий находил время, но в первую очередь посвящал себя людям, Родине. Ему предлагали в Москве квартиру, но муж никуда не хотел переезжать. Отказался и от работы в Карловых Варах. Он говорил, что везде люди и помощь его нужна не только в Москве или на курорте. Он предпочел остаться в маленьком городе – родных Кобеляках. И сюда к нему приезжали пациенты со всего Союза.

Да, с такими людьми нелегко жить. Многие завидовали жене Иосифа Кобзона Неле. Думали, что она живет, как вареник в масле. А я лично видела, каково ей. Со знаменитыми людьми нелегко.

– А почему Неле с Кобзоном было нелегко?

– Он же постоянно на гастролях был, а потом еще дети появились. Неля ездила с мужем поначалу, а потом Андрей, Наташа родились... Мы дружили семьями. А Кобзон и Касьян были кумовьями. Иосиф каждое лето приезжал в Кобеляки и давал концерты для людей.

– А вы поддерживаете сейчас отношения с вдовой Кобзона?

– Мы с Яном были на концерте в Кремле по случаю 80-летия Кобзона. А на похороны поехать не смогли. Попросили друзей из Москвы передать от нас венок. Получилось, что и на похоронах Касьяна Кобзона не было. Он тогда лежал в больнице в Германии. Тоже у человека судьба сложная: 20 лет воевал со своей болезнью.

– Из известных пациентов с кем-то поддерживаете отношения?

– Кому я нужна после того, как не стало Николая Андреевича? Друзья есть, но у них свои семьи. Но, если мне нужна помощь, я могу обратиться, и мне они помогают сделать что-то.

Пенсия мужа позволяет мне только заплатить за газ в доме


Фото предоставлено Яном Касьяном

Фото предоставлено Яном Касьяном


– Ваш сын живет в Кобеляках, продолжает дело отца...

– Да. В центре работает. Окончил мединститут. 12 лет возле отца работал, а теперь – сам.

– И у вас есть внуки. Они хотят продолжать дело отца и деда?

– Старший внук Андрей ходит в 10-й класс, Алеша – в седьмой. Андрей говорит, что хочет быть врачом, как отец и дед. Я говорю: "Андрюша, я так хочу видеть тебя в белом халате, чтобы ты меня еще немного полечил!" Но это все жизнь, неизвестно, как дальше будет. Сын Ян с первой женой развелся. Сейчас женат во второй раз. У них есть двухлетний сын Иван. Вообще, не хочу вмешиваться в отношения сына. Сохраняю нейтралитет. Я со второй невесткой отношения не поддерживаю, а с первой, Олей, общаюсь. Она с детьми живет в Полтаве. Работает гинекологом. Поддерживаем контакт, ведь она мать моих внуков.

– Часто к вам внуки приезжают?

– Они у меня с пятницы по воскресенье. На каникулах – у отца. Конечно, он занимается ими больше, чем я. Мне 73 года, я старая уже. Андрюшу я нянчила с двух лет, а Лешу – Нина Прокофьевна, мама Оли. Они уже большие сейчас, более самостоятельные.

– У Николая Андреевича были звания народного врача СССР, заслуженного врача Украины. Эти титулы дают вам как вдове какие-то льготы?

– А что они мне сейчас могут дать? Я получаю 4064 грн его пенсии. Это мне позволяет заплатить за газ в доме. Если бы не Янык, я не знаю, что делала бы.

– С учениками общаетесь?

– Чигрин умер, Руденко Алексей принимает в гостинице у нас. Они живут, ездят к своим детям. А зачем я им?

– Бывшие пациенты мужа, которых он поставил на ноги, вас поддерживают морально или материально?

– Я ни в чем не нуждаюсь. Люди, которым Николай Андреевич сделал много добра, конечно, об этом помнят. А в Кобеляках меня знают. Я в музыкальной школе проработала 33 года. А так я ни с кем не общаюсь. Пойду на кладбище, поплачу и возвращаюсь домой. На десятую годовщину смерти Николая пришли 37 человек. Мне хватает... Муж жил для людей, принимал и днем, и ночью. Мы, его семья, старались его поддерживать, надеялись, что ему удастся воплотить свои мечты: открытия медицинского центра он добивался, еще будучи депутатом при СССР. Когда почти на 90% центр был построен, распался Союз. Центр развалили, разворовали. По прошествии времени его таки построили – спасибо Оксане Марченко, Виктору Медведчуку, они помогли. И сейчас ремонт сделали, спустя 15 лет после открытия. А тогда Марченко сняла фильм о Касьяне для проекта "Имена" и начала строить центр в Кобеляках, и за год он был построен. И что потом? Николай поработал четыре года и умер. А все время до этого? Дома, в летней кухне, тысячи людей принимал. Всю жизнь добивался возможности для людей центр создать. Он не шел депутатом в Москву, чтобы заработать, а хотел, чтобы в Украине был такой центр. Сейчас до сих пор ему даже посмертно звание героя не дали, а Николай Андреевич помогал всем! Не могу говорить... (Плачет).

– Известно, что Николай Андреевич имел веселый нрав, но мог и крепкое словцо сказать. Сложно было привыкать к такому характеру?

– В жизни всякое бывает. Муж был очень целеустремленным, он всего добивался. Мы жили вместе с родителями Николая Андреевича: с мамой пять лет, с отцом 23 года. И у нас были очень хорошие отношения. Они были просто золотые.

– А ваша мама не любила Николая Андреевича...

– Она говорила: "Куда ты лезешь? У него трое детей". Мы несладкую жизнь прожили: Николай на работе, я работала, трое детей жили с нами…

– Со временем ваши родители приняли зятя?

– Почти год я не ездила в родной Галич. Потом папа принял его, мама – нет.

– А с дочерьми Николая Андреевича общаетесь?

– С Людой – да, с Таней, которая в Киеве живет, не общаемся. Третья, Руслана, умерла. У нее есть внучка Зина, которая живет в Полтаве. Вот с ней общаемся.

– Потомки дочерей Касьяна пошли в медицину?

– Нет. Танин сын по образованию ветеринар. Таня работала на Бессарабском рынке. Устроилась благодаря Валентине Шевченко, на тот момент председателю Президиума Верховного Совета УССР. Ее Николай Андреевич лечил, и она его отблагодарила. Тогда Тане помогли и с работой хорошей, и с квартирой. Из его дочерей никто не обижен.

– Сестра Николая Андреевича тоже умела лечить?

– Да, Паша тоже принимала. Она в 93 года умерла. Из ее детей никто не стал врачом.

– Касьян исцелил более 2 млн человек за 43 года. А были те, кому он отказывал?

– Если приходил человек с искривлением позвоночника третьей-четвертой степени, конечно, он не брался. И Яна так учил. Но чаще всего мог помочь: к нему приходили люди на костылях, а уходили своими ногами.

– Какие у вас были семейные традиции?

– Праздновали Рождество, Пасху, День святого Николая. Все праздники отмечали семьей – с мужем и сыном.

Ян Касьян: Я работаю по методу отца. Ничего не менял. Тогда были отличные результаты, и сейчас есть



Фото предоставлено Яном Касьяном

Фото предоставлено Яном Касьяном


– Ян Николаевич, ваш отец принимал по 500 человек в сутки. Это просто нереально представить. Такие нечеловеческие силы...

– Это и терпение, и здоровье должно быть...

– А вы по сколько сейчас принимаете?

– По-разному. На пошлой неделе было 53, на этой – 37, но не сравнить с потоками пациентов моего отца.

– У вашего отца были ученики. У вас тоже есть?

– Были люди, которые спрашивали, могу ли я их обучить методике, но я учитель никакой. У отца – да, учились. Некоторые приезжали посмотреть. Он разрешал. Говорил: "Хотите – смотрите, а до остального своим умом дойдете". Отец работал с Алексеем Чигриным и называл его своим учеником, как и Джалала Саидбегова.

– Вы по методу отца пациентов лечите?

– Да, ничего не меняем. Тогда были отличные результаты, и сейчас есть.

– Мастерству мануальной терапии можно научиться каждому или это дар?

– У отца точно был дар. Возможно, он перешел ему от отца, моего деда. Тот тоже лечил людей. Я – приемный сын Николая Касьяна, но он смог меня научить. Хотя бы частично перенять его умения мне удалось. Но то, что делал отец, это фантастика!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 
 
АНОНС
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook