$40.69 €43.88
menu closed
menu open
weather +19 Киев

Экс-глава ГУР, СВР и контрразведки СБУ Кондратюк: Любовница Белоусова недавно получила тюремный срок G

Экс-глава ГУР, СВР и контрразведки СБУ Кондратюк: Любовница Белоусова недавно получила тюремный срок Кондратюк: Франция – единственная страна ЕС с ядерным потенциалом. И вхождение Украины в ЕС автоматически ставит ее под ядерную защиту Франции
Фото: pravda.com.ua

Чего ожидать от назначения Андрея Белоусова новым министром обороны страны-агрессора РФ, почему нелегитимный президент РФ Владимир Путин убрал своего давнего наставника Николая Патрушева с поста секретаря Совбеза РФ, какую опасность для Путина представляет уволенный с поста министра обороны Сергей Шойгу, как F-16 могут изменить ситуацию на фронте, будут ли США продолжать предоставление Украине финансовой помощи, а также – о любовнице Белоусова, которая получила тюремный срок, "похоронах Шойгу", предстоящем саммите мира в Швейцарии и закончится ли война в этом году, рассказал в интервью главному редактору интернет-издания "ГОРДОН" Алесе Бацман бывший глава Службы внешней разведки, экс-начальник ГУР Минобороны и бывший глава департамента контрразведки СБУ генерал-лейтенант Валерий Кондратюк. "ГОРДОН" публикует текстовую версию интервью.

Любовница Белоусова недавно получила тюремный срок 

– Доброго вечора, дорогі друзі. З нами сьогодні генерал Валерій Кондратюк – ексголова ГУР, ексголова Служби зовнішньої розвідки та ексголова контррозвідки СБУ. Пане Валерію, я вас вітаю.

– Слава Україні!

– Героям слава!

– Пані Олесю, я вітаю також наших телеглядачів.

– Пане генерале, оскільки ми зараз маємо ще спільний проєкт із "Репортерами без кордонів", наше з вами інтерв'ю вийде на супутнику, який транслюють на 61 млн домогосподарств по всій Європі, і там найбільше російськомовних домогосподарств, і ми в YouTube виходимо на всі країни, я вам пропоную говорити сьогодні російською.

– Так, підтримую.

– Договорились. Валерий Витальевич, давайте начнем с того, что происходит сейчас в России, в Кремле в связи со всеми перестановками в высших эшелонах власти. В частности, речь идет о перестановках в силовом блоке. [Нелегитимный президент страны-агрессора РФ Владимир] Путин поменял министра обороны: вместо [Сергея] Шойгу он назначил некоего [Андрея] Белоусова. Скажите, пожалуйста: кто такой этот Белоусов и как это повлияет на войну?

– Изменения, которые происходят, скажем так, в силовой вертикали путинского режима, – они закономерны. Потому что Путин получил карт-бланш на следующие шесть лет, и, безусловно, он хочет усилить свою команду. То есть один из, скажем так, уроков, которые всегда Россия использует, – она начинает, как говорится... Знаете, медленно запрягают, но потом быстро едут. И вот наконец-то, после двух лет войны, он все-таки признал, что силовой блок, который гарантировал ему проведение операции за три дня против Украины... эти вещи не были решены. И кроме того, даже не намечается какого-то видимого успеха, кроме определенных тактических. И это подразумевает, что назрела необходимость перевода всей страны на долгосрочные военные рельсы... Это поменялась даже сама картинка. Вы помните, даже перед Новым годом: если Путин всегда там про "специальную операцию" – как-то дистанцировался, то тут он уже на фоне непосредственно из раненых и участников этой "военной операции". То есть он уже себя связывает напрямую с этой "военной операцией".

Назначение Андрея Белоусова – это как раз подтверждение, что Путин подобрал одного из самых сильных в своей команде людей, который действительно способен усилить экономическое, техническое, военное производство, будучи в должности министра обороны. Это человек, который долгое время работал помощником Путина, когда тот был премьер-министром России, и отвечал за многие проекты, которые были связаны с экономическими большими проектами, как, например, строительство дорог или крупных объектов. То есть этот человек получил кредит доверия от Путина еще во время предыдущей его каденции, когда Путин – помните, была ротация с Медведевым? – занимал должность премьер-министра. И вот тогда он попал в поле зрения непосредственно Путина как один из эффективных менеджеров.

Также я хочу отметить, что по своим идеологическим убеждениям он является человеком, который полностью предан Путину и не имеет никаких сомнений по поводу правильности избранного курса на войну в Украине. И тот, который гарантировал Путину, что им удастся не только после того захвата Крыма тогда избежать санкций... Не только избежать, а скажем так, обойти санкции. Он был одним из авторов разработки этих механизмов, которые позволили России минимизировать последствия западных санкций. Он также обещал Путину, что будут разработаны новые механизмы, как обойти санкции при непосредственном начале "военной операции" против Украины. То есть сам по себе человек характеризуется близким окружением как жестокий, который способен к конфликту, отстаиванию своих интересов. Как и все русские чиновники, он, безусловно, связан, скажем так, коррупционным договором с Путиным. То есть имеет свои маржи получения каких-то откатов. Был целый ряд связанных с ним негативных историй по поводу его любовницы, через которую были созданы целые структуры. Проводилось использование и инвестирование в эти крупные проекты, за которые она отвечала.

Экс-глава ГУР, СВР и контрразведки СБУ Кондратюк: Любовница Белоусова недавно получила тюремный срок фото 1 Скриншот: Алеся Бацман / YouTube

– А кто у него любовница?

– Бывшая замминистра образования. Кстати, она получила тюремный срок совсем недавно за именно определенные элементы, связанные с расследованием этой коррупционной деятельности.

– Обалдеть! Так он даже свою любовницу, получается, предал и сдал? Вот это да! Это Путин попросил или что?

– Я так понимаю, что это... Наверное, цинично будет сказано, но, видимо, нашлась более молодая любовница. Ему не было смысла держаться за старую. Хотя, несмотря на то что действительно связаны... Он женат, у него есть сын. И родители... В принципе, родом он из достаточно образованной семьи. Его мать – химик, отец занимал тоже солидное положение в советской иерархии. И это позволило ему получить не только хорошее образование, но и возможности видеть, и анализировать, и делать выводы, как лучше экономически находить решения. И за вот эти способности находить эти решения он и получил должность министра обороны. Кроме всего прочего, он еще внутренне скреплен этими скрепами Российской православной церкви и тоже является одним из тех, кто всячески это все поддерживает. В общем, всю ту ересь, которая там сегодня у них происходит. И даже является, непосредственно служит во время каких-то праздников: не как священник, а непосредственно как человек, который там прислуживает: вернее, будет правильно сказано – во время церковных больших праздников в храмах. В одном из храмов, который непосредственно финансирует.

И для нас это подтверждение того, что действительно Путин рассчитывает на долгую. Почему? Потому что все то, что сегодня движется на фронт, – это, по сути, было снято со складов хранения. Это то, что было создано в свое время маршалом Устиновым во времена Советского Союза. Но ничего нового за это время Россия не производила. Все, на что она была способна, – это, по сути, на восстановление и ремонт. И задачи, которые связаны с министром обороны, – это именно решить эти главные задачи по обеспечению армии и налаживанию контактов в обход санкций западных, опять-таки, с Китаем. Почему? Потому что Китай сегодня является главным партнером, который позволяет России до сих пор поддерживать тот темп и ту интенсивность боевых действий на территории Украины благодаря не только технологиям, но и станкам, которые Россия получает в обход западных санкций от Китая. И это позволит ей вести эту войну еще более длительное время. Шойгу, как вы знаете, получил перемещение на место Патрушева.

Подтверждение того, что Патрушев остается влиятельной фигурой, – это дальнейшее продвижение его сына

– Что это значит?

– Это не значит, что Патрушев попал в опалу, как стали рассматривать многие аналитики. На самом деле все вяжется с тем, что Патрушев физически является очень больным человеком. Он лечится, он борется. И для этого ему уже тот объем задач, который он решал... Это связано с необходимостью перемещения, переездами, проведением каких-то вещей. Патрушев получил должность помощника президента. То есть это позволяет ему иметь более свободный график, необходимый для лечения.

Но вместе с тем подтверждение того, что Патрушев остается влиятельной фигурой, – это дальнейшее продвижение его сына. У него два сына, которые оба окончили академию ФСБ. И оба сегодня интегрированы в правительственные структуры. Как в том анекдоте: может ли сын полковника стать генералом? Не может, потому что у генерала свои дети есть. Тут как раз тот случай, когда у Патрушева не только генеральское звание, но уже и продвижение до уровня вице-премьера правительства. И это как раз подтверждение, что Патрушев не лишился своих полномочий по влиянию непосредственно на Путина. Шойгу, будучи на этой должности, – вот как раз на него не возлагается, наверное, никаких ожиданий. Почему? Потому что это, наверное, должность, которая просто будет легитимизировать его будущее. Скажем так, что он все-таки там и премьер, и бывший министр обороны. На него слишком много было завязано инсайдов путинского режима, которые были связаны и с подготовкой этого вторжения, и со всеми другими аспектами, что происходит внутри. Поэтому, безусловно, таких людей выбрасывать, делать обиженными рискованно, потому что на них слишком многое висит. Их либо убивают, либо они умирают с непонятными последствиями. Что не исключаю. Возможно, это и будет одним из дальнейших развитий событий для Шойгу в этой должности.

Думаю, в ближайшем будущем Шойгу похоронят со всеми почестями

– То есть вы считаете, что стоит ждать у него сердечного приступа или типа от расстройства что-то еще произойдет с ним?

– Я хочу сказать, что это один из, скажем так... Самый приемлемый сценарий для дальнейшей судьбы Шойгу. Почему? Потому что они не только разворовали министерство обороны. Эти аресты, которые произошли, свидетельствуют о том, что сегодня ФСБ все это вскрыло. И тот договор, который был тогда между ФСБ и министерством обороны о ненападении, – по сути, мораторий этот снят. Почему? Потому что предъявление обвинений заместителям Шойгу – это как раз то, что показало, что это была полная профанация: заверение в готовности и в успешности возможности проведения этой "спецоперации" против Украины. То есть, безусловно, Шойгу получит свою плату. Я думаю, в ближайшем будущем мы будем свидетелями, как его похоронят со всеми почестями. Но результат один: его похоронят. Пока политически его хоронят – скоро за этим последует, не исключаю, и физическая смерть.

– Валерий Витальевич, это мне сейчас чуть-чуть напоминает сталинские времена, когда он своих соратников периодически хоронил, таким образом обновляя круг и избавляясь от тех, кто стал сильными и, соответственно, по чуть-чуть подбирался уже к нему и начинал подъедать его. Но Шойгу – он же не совсем дурак, наверное. Он не понимает разве то, о чем вы говорите? И я думаю, что не один Шойгу там такой. То есть побороться за свою жизнь эти все люди, которых Путин сейчас захочет убрать со своего пути: его, собственно говоря, подельники – не захотят? Они не смогут организовать заговор против него?

– Путин очень боится этого заговора. И такие заговоры – действительно, они присутствуют в головах. Но каждый, знаете, ждет, что кто-то это возглавит, а кто-то присоединится и уже воспользуется результатами. Почему? Потому что подавление протеста, мятежа Пригожина показало, что Путин готов на все – не держать никакие слова. То есть никакие договора, обязательства – все это ничего не значит в путинской России. То есть ты будешь все равно наказан. И предполагать, что Шойгу избежит этого, – нет. Спасти свою жизнь? Я думаю, что вопрос стоит не о спасении его жизни, а о гарантировании безопасности для его близких людей. То есть это цена, на которую Шойгу должен согласиться, чтобы принять условия игры в этом коррупционном, мафиозном государстве, которое сегодня называется Россией.

Экс-глава ГУР, СВР и контрразведки СБУ Кондратюк: Любовница Белоусова недавно получила тюремный срок фото 2 Фото: kremlin.ru

– Я сказала о Сталине. Кстати, родной дед нового министра обороны Белоусова работал в охране Сталина – правильно?

– Да, это правда. Эти факты сегодня доступны.

– Сейчас отвлекусь буквально на секунду – и пойдем дальше. На нашем стриме с Дмитрием Гордоном во вторник мы обсуждали это назначение по горячим следам. И знаете, какую он вещь заметил? Что этот Белоусов очень похож на маньяка, серийного убийцу Чикатило. Наш редактор вывел на экраны во время эфира две фотографии: вот так вот рядом поставил этого Белоусова и Чикатило. Такое ощущение, что это либо он, либо реинкарнация, либо его сын внебрачный: Чикатило. 

– Вы знаете, я поделюсь с нашими телезрителями методикой, как проходит отбор людей на работу в специальные службы. Безусловно, одно из ключевых мест – это психологические тесты. Чтобы неизвестного человека раскрыть, применяются разные методики. И одна из методик, которая западными психологами предлагается, – это когда человеку предлагают выбрать фотографии разных людей, которых он никогда не видел. Те, которые ему больше всего нравятся и которые меньше всего нравятся. Эта методика основана на том, что подобное притягивается к подобному. Он не знает, кто эти люди, но эти люди – серийные убийцы, маньяки или люди, которые именно... И когда он выбирает, допустим, те, которые ему не нравятся, те, которые ему нравятся... Уже даже это ведет к пониманию, что за человек и что за ним, чего от него можно ожидать, к чему у него такие склонности имеются.

И когда вы сказали не только о внешнем сходстве, но и упомянули о психологических особенностях... Потому что этот человек – одиночка. У него нет членов команды. Даже долгое время один из его людей – это просто начальник его аппарата, который сопровождает его длительное время. То есть он никогда не отвечает за людей. Это не тот человек, который может заботиться о команде. Это не лидер. Это эффективный менеджер, который любыми средствами, не считаясь с любыми расходами, расходным материалом, чем для путинской России является человеческий ресурс, достигает выполнения поставленной задачи. Знаете, это было в нацистской Германии: такая же политика "все для фюрера". Когда ему достаточно было только озвучить какую-то идею – и целые направления, министерства думали, как эту идею фюрера воплотить в жизнь любой ценой. Это то же самое. Сегодня Белоусов в должности министра обороны – это как "все для фюрера".

– Но дело в том, что там же, чтобы доказать верность Гитлеру, нужно было сдать свою жену в концлагерь, если она вдруг имеет хоть каплю еврейской крови или что-то не то сказала. И вы знаете, когда вы мне сегодня сказали, что Белоусов сдал, предал, посадил в тюрьму свою любовницу... Ну, это точно подтверждает то, о чем вы говорите. Так он и родного сына своего сдаст, когда надо будет. То есть он ни перед чем не остановится. Подлый, действует чужими руками. Все понятно. То есть, соответственно, внешность очень сильно его характеризует.

О другом хочу поговорить, Валерий Витальевич. Буквально на днях состоялся визит [госсекретаря США Энтони] Блинкена в Киев. В его фактически родной Киев с точки зрения его корней. Понятно, он был неанонсированный, для многих очень неожиданный. Оставил он, с одной стороны, приятное впечатление, с другой стороны – были разные дискуссии, в том числе в соцсетях, потому что хотелось большего. Что вы об этом знаете и что осталось за кулисами этого визита?

– Все, что связано с Энтони Блинкеном, – связано с победой Украины. Почему? Потому что люди, которые с ним лично знакомы, которые входят в его пул во время его западных визитов, – они говорят, что Украине исключительно повезло, что на нашей стороне Энтони Блинкен. Это высокопорядочный, высокопрофессиональный дипломат. Это человек, который все события, которые происходят в Украине, воспринимает лично. И они были свидетелями неоднократно тех моментов, когда даже на его глаза наворачивались слезы по поводу каких-то кадров или ситуаций, которые сегодня происходят в Украине. То есть он воспринимает это лично.

И хотя его визит не анонсировался, он ожидался на самом деле в пятницу [17 мая]. Но именно то, что Путин летит в Китай, заставило его изменить планы и прилететь раньше. То есть когда Путин находится в Китае и Китай принял для себя решение продолжать помогать Путину, поднимая ставки в войне в ответ, даже несмотря на угрозы применения санкций против своих банков и компаний, которые занимаются этими поставками, Энтони Блинкен нашел для себя возможность в свое время прибыть в Украину. Это больше визит не только моральной поддержки – это визит совсем другого качества. Первое: то, что американская сторона отдает себе отчет, что те проблемы, с которыми мы сегодня столкнулись на фронте, – эта ответственность лежит на них и на западной поддержке. Второй момент – это то, что они понимают и делают выводы из этих уроков и пытаются исправить эту ситуацию. И я так понимаю, что один из моментов, который положительный, – это не только то, что они нам пока еще не разрешили применять американское или западное оружие по территории России, но эта помощь может быть и в другом. Я бы, например, рассматривал то, что ключевые моменты – это производства не только нефтеперерабатывающей отрасли в России, но и военно-промышленный комплекс. И эти данные, которыми мы сегодня владеем, они могут быть уточнены с помощью западных спецслужб. И тогда удары наших беспилотников будут иметь не только экономические эффекты по экономике России: имеется в виду, нефтеперерабатывающей отрасли, – но и непосредственно для ведения войны, то есть военно-промышленной. Почему? Потому что много предприятий разбросано. Исходя даже из того, что сегодня крупные российские компании закупают на свои собственные деньги системы противовоздушной обороны, чтобы прикрывать объекты: большое количество разбросанных на самом деле по территории России, в том числе военно-промышленных объектов, – как раз не позволит создать эффективную систему для того, чтобы избежать поражения этих объектов. И для нас вот эти вещи являются тоже очень важными.

Ну и по поводу F-16, безусловно, которых мы ждем с нетерпением. Сегодня это вопросы не только того, что они уже там... Принятые решения будут переданы. Вопрос стоит сегодня в оборудовании и оружии, которое эти самолеты будут способны нести. Ведь есть большое количество боеприпасов уникальной мощности. И до двух тонн, которые американцы разработали, применяли для ударов по лагерям Талибана в Афганистане, когда они прятались в горах Тора-Бора. И эти все вещи, которые способны уничтожать целые подразделения россиян. То есть это как раз то, что нам нужно: максимальная утилизация и уничтожение на подступах во время наступательной операции России. Поэтому потери и цена этих наступательных действий России будет расти.

И хотя мы еще сегодня тактически... Допустим, Россия, учитывая количество своих призванных людей, призывает сегодня до 30 тысяч ежемесячно… Это все люди, как правило, после 40 лет. То есть качество из них, соответственно, никакое, но они берут количеством. То есть вопрос не про качество, вопрос про количество. Точно так же, как и про технику. Но даже при том, что Россия обеспечивает эти сумасшедшие потери, которые в ближайшее время у них будут возникать, безусловно, будут иметь место последствия на все то, что происходит в самой России и вокруг России. А самое главное – на те страны, которые сегодня продолжают поддерживать Россию, помогают ей обходить санкции и, по сути, таким образом дело это продлевают. Но не только агонию режима Путина, но и ведение этой сумасшедшей войны против Украины.

– Валерий Витальевич, смотрите. Вы сейчас упомянули о НПЗ. Вы упомянули историю с тем, разрешает ли нам США бить их вооружением по территории России. Но мы услышали уже от Великобритании, от Кэмерона впервые, когда он сказал, что пусть Украина сама решает, где и как она будет применять вооружение. То есть Великобритания впервые сказала, что "пожалуйста, бейте по территории России, там законные военные цели". Мы услышали что-то подобное сейчас и от Америки. Потому что Блинкен сказал... Формулировку я себе не выписывала, но примерно звучало так, что "мы не поддерживаем и не провоцируем, чтобы Украина била американским оружием по России, но в то же самое время мы не можем указывать Украине, как распоряжаться и как воевать этим оружием". Что, по сути, мы понимаем, что означает. Плюс учитывая тот эффект, которого Америка боялась от наших ударов по НПЗ российским – что рухнут цены и так далее, это скажется на экономике США – я так понимаю, что этого не произошло, как говорят экономисты, в глобальном виде. И поэтому Украина будет продолжать это делать, ведь это на самом деле эффективно очень.

– Я бы сформулировал, Алеся, таким образом: что сегодня вместе с тем, что американские и наши западные партнеры поддерживали стратегию разгрома российских вооруженных сил на территории Украины, – вместе с тем сегодня они поддерживали стратегию асимметричную. Это открытие второго и третьего фронта на территории России. И вот эти все удары – это как раз является асимметричными ответами. Почему? Потому что наше производство дронов, которое никто не ожидал и к которому мы технологически в принципе – наш военно-промышленный комплекс был не готов за два года выпускать... Появился частный сектор, который это успешно освоил.

Я скажу то, что наверняка многие знают, но это также состоялось благодаря тому, что этот частный сектор финансировался – эти все проекты, стартапы – не нашим, скажем так. Была поддержка правительства, но больше это была западная поддержка частных инвесторов, которые не стали ждать поддержки от своих, пока будут политические решения приняты со стороны правительства. Именно они создавали специальные фонды, через которые и шли поддержки этих стартапов и вливание вот этих возможностей для закупки технологического оборудования, для закупки всего необходимого, чтобы эти производства увеличивались. И сегодня мы достигли тех возможностей, которые позволяют более 100 дронов ежедневно на большие расстояния запускать по ключевым критическим объектам военной и экономической инфраструктуры России.

– О перспективах. Скажите, пожалуйста: о чем говорят многие сейчас? Будет ли этот $61 млрд помощи от США последним?

– Сам законопроект, который был принят, – он уже подразумевает, что эта сумма будет гарантирована и на следующий год. То есть это уже говорит, что эта сумма не будет последней. И так как этот закон был подписан, то есть даже в случае победы любого другого кандидата отменить это через Конгресс и Сенат, по сути, является невозможным. Знаете, я бы сравнил нашу ситуацию: это когда тяжелобольному наконец-то попал не просто врач, который осматривал, брал кучу анализов и не мог правильно подобрать лечение. Вот сегодня Запад уже именно разобрался с причинами не нашей болезни, а нашей слабости. Это в том числе их проблемы. И они, уже понимая это все, прописывают нам правильное лекарство и делают, дают все возможное, чтобы мы набирались сил. И знаете, хотя мы очень слабы, но мы уже понимаем характер нашей болезни, необходимое правильное лечение и, самое главное: мы каждый день добавляем, чтобы уже в ближайшее время  перейти к более успешному состоянию, чем мы находимся сегодня. Еще раз повторюсь: несмотря на то, что мы еще слабы, Запад уже наконец-то определился. Определился, что нужно делать, как нужно делать и как максимально эффективно сегодня увеличить наши возможности по противодействию как на территории Украины российской агрессии, так и непосредственно созданию этого второго и третьего фронта на территории России.

Один из примеров хочу привести для наших зрителей. Вы знаете, что долгое время Запад не соглашался посылать своих военных представителей на территорию Украины. И тренировка всех наших бригад и Вооруженных сил происходила на территории западных стран. Что занимало очень много времени: перевозка, логистика, потом возвращение. Сегодня эти заявления и [президента Франции Эммануэля] Макрона, и западных стран, что готовность направить связана с тем, что эта подготовка будет развернута на территории Украины. Что значительно сократит время, что значительно увеличит наши возможности по ускоренной подготовке этого мобилизационного резерва, помощи фронту и замены и ротации тех боевых бригад, которые долгое время уже стоят на первой линии огня. Это также касается и промышленных возможностей, которые также западные компании, подрядчики... Это которые сегодня также дали добро – сняли свои ограничения. И на территории Украины разворачивается целое предприятие по ремонту западной техники. То есть раньше если, допустим, те же вооружения и все остальное, которое необходимо, тут же вывозилось на Запад, в Польшу – и все, и там происходили все эти ремонты, – то теперь все это будет происходить на территории Украины. Я не говорю уже про даже экономический эффект всего этого. Это не только рабочие новые места для наших людей – это прежде всего возможности. Чтобы мы, наконец-то уже понимая, вышли из этого пике и достигли своих целей, которые мы ставим по отношению к России.

Франция – единственная страна ЕС с ядерным потенциалом. И вхождение Украины в ЕС автоматически ставит ее под ядерную защиту Франции

– Давайте сейчас пойдем на этой позитивной динамике дальше. Впервые на таком высоком уровне из США прозвучало заявление на днях от лидера демократов в палате представителей США Хакима Джеффриса, который сказал, что не исключает участия американских войск в войне в Украине. Впервые на таком уровне прозвучало такое заявление. До этого разве что Макрон из Европы рассказывал – и он, кстати, продолжает это делать в разных вариациях – о том, что не исключает, а вернее, даже он настаивает, что французские войска будут в Украине. Тут мы, кстати, услышали от Эстонии тоже недавно, что эстонские военные тоже могут появиться в Украине. Как вы это прокомментировали бы? Потому что я не понимаю, насколько это заявление из США является позицией. Или это случайное эмоциональное заявление человека, который нам сочувствует?

– Вы знаете, я бы начал с того, что так же, как и с заявлением Макрона, точно рассчитывал бы, что это не была какая-то минутная смелость по поводу размещения французских войск, а на самом деле за этим есть и лежит, скажем так, целая стратегия дальнейшая. И то, что Макрон заявил, что Франция готова выступать ядерным гарантом для Европейского союза... Почему? Потому что Франция – единственная страна Европейского союза, которая имеет ядерный потенциал. И по сути, вхождение Украины в Европейский союз автоматически ставит ее под ядерную защиту Франции. То есть это тоже такой аспект, который нужно рассматривать в этом контексте.

И соответственно, исходя из этого, Эммануэль Макрон наверняка рассчитывает своей этой стратегией, что такая позиция Франции позволит в том числе принять большинство контрактов по восстановлению Украины именно Франции, французским компаниям. Почему? Потому что сама стратегия Западной Европы, как и плана Маршала в свое время, подразумевает то, что эти контракты будут даны западным компаниям, а украинские предприятия, украинские предприниматели будут уже субподрядчиками, подрядчиками. Но именно на получение большинства контрактов наверняка и рассчитывает Макрон вот этой стратегией заявления, что Франция сегодня должна лидировать и помогать.

По поводу американских вот этих изменений в риторике конгрессменов и сенаторов. Это общественное мнение на самом деле, которое меняется. И если даже они тогда вообще не рассматривали, то сегодня они говорят: возможно, это громко сказано – о том, чтобы принимать участие в войне. Потому что все-таки это то, чего больше всего администрация сегодняшняя и, наверное, любая пытается избежать: обострения. Но вместе с тем именно то, что ремонтные предприятия... Почему? Потому что очень много американской техники. И обслуживание, и подготовка – будет принято решение о создании направления на территории Украины. Именно про эти вещи, я так понимаю, идет изучение общественного мнения, которое потом перерастает уже в политику непосредственно Конгресса и Сената – и потом в законодательную поддержку уже, принятие администрацией президента Америки. Поэтому эти все вещи сигнализируют о положительных моментах. И они не случайны абсолютно. То есть это то, что мы давно ожидали. И наконец-то мы начинаем получать подтверждение, что эти изменения происходят.

– Слава богу, слушайте. Хорошо, а закроет ли НАТО небо над Украиной, например, силами Польши, Румынии и других стран?

– Обязательно. Почему? Потому что направление вот этих контингентов своих военнослужащих для обслуживания, для тренировки, для подготовки именно и будет подразумевать необходимость усиления противовоздушной обороны, создание именно для обеспечения безопасности этих военнослужащих НАТО. Поэтому эти же вещи – они идут параллельно. То есть если принимается одно решение, то автоматически и следующие решения – они также уже обеспечивают и тянутся за этим.

Поэтому это будет не только усиление ПВО... Ситуация, про которую вы неоднократно вспоминали после Израиля: что будет сбиваться и небо будет над Украиной закрыто. И тогда вообще все возможности России по поводу продоления этих вещей – они будут настолько затратными... Знаете, вы можете запустить три сотни ракет, но эффект – это будет, может быть, 10%, что несоизмеримо с затратами на их производство и связано с экономическими вещами, которые сегодня происходят в России.

Экс-глава ГУР, СВР и контрразведки СБУ Кондратюк: Любовница Белоусова недавно получила тюремный срок фото 3 Фото: EPA

– А что значат заявления Путина по поводу того, что он впервые хочет провести ядерные учения по нестратегическому использованию нестратегического ядерного оружия, которые, конечно, звучат как ядерный шантаж?

– Знаете, чтобы к себе привлечь внимание, нужно обязательно о чем-то таком громком заявить и вернуть эту тему опять на первую полосу, на первые строчки международных новостей. Смотрите: исходя из российской стратегии, ядерное оружие, если бы был какой-то такой локальный конфликт где-нибудь в другом месте... Я, безусловно, считаю, что Россия и русские давно бы приняли решение о применении тактического ядерного оружия. Почему? Тактическое ядерное оружие – даже не так решение вопроса на поле боя, как сдерживание. Оружие сдерживания. То есть напомнить всем, что "не лезьте, потому что у нас есть кроме тактического еще и ядерное стратегическое оружие". Но в отношении с Украиной это как раз не работает. С точностью до наоборот. Почему? Потому что жесткая позиция Соединенных Штатов и жесткая позиция Китая. Если такие события произойдут, то это не только не сдержит их от вовлечения, а наоборот, напрямую еще больше усилит их вовлечение в то, что происходит непосредственно в Украине. Это значит, помощь Америки будет вообще безгранична: будут сняты все ограничения. Мы получим даже то, что Россия сегодня в страшных снах себе представить не может. Это не ракеты на, извините, 50 километров, а на максимальную дальность. Плюс технологии. И по сути, это – знаете, что мне кажется? Это будет время принятия нестандартных шагов. А нестандартными шагами – это, возможно, будет, чтобы Украина смогла себя защищать. Это и содействие, чтобы мы восстановили свой ядерный потенциал. Это как раз, я считаю, будут нестандартные шаги, которые будут сдерживающими для Путина в этой ситуации. Это будет запущена цепная реакция, прямо противоположная тому, на что рассчитывало бы российское командование, используя этот ограниченный тактический ядерный удар.

– Потому что я, например, вижу только два варианта, как Украина может получить гарантии безопасности для себя вперед на десятилетия. Первый вариант – это чтобы нас приняли в НАТО. Второй вариант – это чтобы мы восстановили свой ядерный потенциал. Потому что все остальные истории с какими-то гарантиями от кого-то как-то в рамках каких-то просто договоров – они выглядят повторением ошибок Будапештского меморандума лично для меня.

– Я думаю, что пришло время как раз сегодня не только чертить очередные красные линии перед Путиным, а на самом деле Западу ответить. Скажем так, в том числе какие вот такие нестандартные шаги могут действительно сегодня создавать те возможности, которые бы остановили Путина. Поэтому это будет время принятия нестандартных решений, и они могут быть в разных направлениях.

Проигрыш России в войне с Украиной – это шанс для России вернуться к нормальной жизни и к нормальным отношениям со всем Западом

– Валерий Витальевич, обязательно хочу вас спросить по поводу готовящегося в июне саммита мира в Швейцарии, который инициировал президент Зеленский. Конечно, мы до сих пор не знаем, примут ли в нем участие Китай и Индия, что является очень важным для результатов этого саммита. Но что интересно: министр Дмитрий Кулеба заявил недавно, и это впервые, мне кажется, прозвучало на таком высоком уровне украинской власти, что если саммит мира пройдет успешно и будет подготовлена консолидированная выработанная позиция западных всех наших партнеров правильно, то тогда возможны переговоры Украины с Россией. О чем раньше мы вообще даже не говорили, украинская официальная власть отметала эту историю. Теперь нам с политического на человеческий переведите: что это означает?

– Это означает то, что мы рассчитываем и надеемся, что международное воздействие и консолидация всех усилий, чтобы оказать давление на Путина, будет достаточным, чтобы действительно возникли вещи, которые возможно обсуждать. И уже неоднократно наши политики заявляли, что, безусловно, все заканчивается переговорами. И рано или поздно надо обсуждать. И вопрос стоит в том, что сегодня... На каких условиях на самом деле обсуждать? Вопрос даже не "с кем", а "на каких условиях". Почему? Потому что позиция России и позиция Китая – она состоит в следующем: что, по сути, признание не только границ, но и права – как бы Китай говорит – страны иметь, получать свои зоны безопасности. То есть право сильного, по сути. То есть если я считаю, что мне что-то угрожает, – все остальное неважно. И это как раз диктаторские такие вещи...

– Жизнь по законам джунглей. 

– Именно это является сегодня теми неприемлемыми вещами, которые лежат в основе китайской стратегии. И то, что они пытаются навязать всему миру через свою политику экономической экспансии малоразвивающимся странам. То есть инвестиции в их экономику без международных европейских или американских банков, а чисто финансирование через Китай и за счет этого увеличение их влияния. Все это ведет к тому, что Китай хочет столкнуть США с пьедестала страны, которая не только поддерживает мировой порядок, но и непосредственно также ограничивает импорт технологий, которые для Китая там очень важны. То есть сдерживание вот этих технологий – то, что останавливает Китай.

Поэтому будем надеяться, что этот саммит мира – он вообще будет являться важным. Почему? Потому что сама по себе позиция, что собраны будут государства, будут озвучены им экспертные мнения и будут обсуждаться, – это уже дипломатическая победа над Россией. И победа – вы знаете, она не бывает, как правило... Сразу после этого возникнут условия. Но шаг за шагом это приближение других стран или других лидеров к пониманию, что должно быть окончательной победой Запада. А окончательной победой – мне кажется, это должно быть... Знаете, вот как бы я сформулировал так позицию или стратегию по отношению к России. Проигрыш России в войне с Украиной – это шанс для России вернуться к нормальной жизни или нормальным отношениям со всем Западом. Вот и все.

– Валерий Витальевич, вы сказали про дипломатическую победу. А я про реальную хочу узнать. Скажите, пожалуйста, как вы чувствуете, как вы анализируете, как вы считаете: в этом году война может закончиться? Или какая у нас перспектива, на ваш взгляд?

– Перспектива такая, что достичь результатов или границ 1991 года – это сегодня будет стоить нам огромного числа жертв со стороны наших Вооруженных сил – к тем жертвам, которые мы уже заплатили. И безусловно, нужно соизмерять сегодня вот эти будущие потери с тем, чего мы в результате хотим достичь. Почему? Потому что, вы знаете, сохранение нации или государственности, в том числе, является одной из главных задач государства. И если любой ценой вернуть те территории, которые сегодня уже на протяжении длительного периода находятся под оккупацией, – безусловно, это, наверное, не та стратегия Жукова – или тактика Жукова, – которую могут сегодня позволить себе и политическое руководство Украины, и высшее военное руководство Украины. То есть должно быть четкое понимание этих потерь и того риска, на который мы можем пойти.

Задача, которую мы должны решить, – не позволить сегодня стабилизировать фронт, не позволить России оккупировать новые территории. То есть наносить, продолжать уничтожать их со всеми возможностями, которые сегодня дают технологии Запада, технологическое оружие. Нанести такие потери, в том числе по экономике России на ее территории, – чтобы война эта действительно стала настолько дорогой не только для Путина. Он рассчитывает на какой-то период. Чтобы все это катализировалось – годы перешли в месяцы. И те запасы, которые у них там спрятаны, все это самое... Чтобы они просто горели и таяли прямо на днях – и все. И тогда никакие возможности даже мобилизации или получение новых технических... Это все будет запаздывать. Почему? Оно просто будет уничтожаться этими новыми возможностями, которые Украина получит с помощью и уже с пониманием наших западных партнеров, что победа Украины – это шанс для России вернуться к нормальной жизни. Имеется в виду военный проигрыш России на войне против Украины. Что Китай, кстати, пытается остановить. Почему? Потому что для него это является ключевым моментом. Это его союзник на будущее. И он не может и не хочет допустить проигрыш России в этой войне. То есть поэтому отсюда вот эта какая-то понятная, но для нас неприемлемая политика в отношении его мирного плана, которую он пытается нам навязать или предложить.

– В финале нашей беседы как у опытного разведчика не могу вас не спросить. Совсем недавно разразился скандал в Украине: громкое задержание сразу двух полковников Управления госохраны, на минуточку. Полковники эти, по данным следствия, готовили убийство Владимира Зеленского и руководителей украинских силовых ведомств. А что это такое?

– Смотрите: это агентура, которая... Я бы сказал, не полковники готовили, а российские спецслужбы готовили. Рассматривается уничтожение высшего руководства как одна из возможностей ослабить сопротивление Украины и ускорить поражение путем создания вот этого внутри нашего государства хаоса в военном управлении. И для этого рассматривался такой сценарий. Если объяснить по-простому: где тонко, там и рвется. Эти же полковники – они же были и до этого. Но с начала войны они, я уверен, были перепуганы тем, что все пошло не так. Где-то они не выходили на связь российских кураторов. Но после того, как война затянулась, они осмелели и получили давление от российских кураторов, что "либо разоблачение, либо вы продолжаете сотрудничать". Именно это активизировало их для таких радикальных действий. Почему? Потому что это уже последнее, что сегодня готовы применить российские спецслужбы: это теракты против руководства. Не просто военные удары, а именно вот такие теракты. И посмотрите на это все. То, что они получали доступы, – это все тоже про ошибки или просчеты Службы безопасности.

И когда сегодня мы получаем эту информацию о том, что это успех... Я бы не назвал это большим успехом. Почему? Потому что на протяжении длительного периода они действовали. До этого, возможно, только ограничивалось передачей информации. Представляете, насколько нужно было иметь на них влияние, чтобы активизировать к непосредственному выполнению таких активных мероприятий, выйти из которых незамеченными невозможно? Российские спецслужбы гарантировали, что будет несколько ударов ракетами, чтобы скрыть этот удар дроном, который они планировали. Но это на самом деле все показывает, что наши системы безопасности требуют дальнейшего усиления. И это та работа, которая никогда не должна прекращаться. И всегда должно быть мало тех усилий, которые применяются. И всегда нужно находить уязвимые места: точно так же, как их находят российские спецслужбы, чтобы проникать и саботировать эти действия.

Если позволите, я также хочу обратить внимание на факт, что сегодня западные спецслужбы в Европе отмечают активизацию российских спецслужб на территории именно по диверсионным действиям. А диверсионные действия – это, по сути, и есть уже объявление боевых действий. Помните, как у нас подрывали склады и в Артемовске, начиная и перед войной, и перед 14-м годом, и во время 14-го года? То же самое сейчас происходит на территории Европы. И это не только центры по передаче оружия Украине. Это все, до чего сегодня российские спецслужбы могут дотянуться. А это значит, что сегодня уже российскими спецслужбами рассматривается и европейский театр как театр будущих военных действий. И поэтому задействована именно диверсия. Не просто агенты, которые получают информацию, а диверсанты по уничтожению и таким вещам. То есть, по сути, то, что Европа пытается думать, что когда-то будет война с Россией, – я бы сказал так: что Россия эту войну уже начала. И идет ее первая фаза, которая непосредственно ведет как раз к таким действиям.

– Валерий Витальевич, спасибо вам огромное за эту беседу – как всегда, очень содержательную и интересную. Сегодня у нас было больше позитива, чем негатива. Объективно. Мы же обсуждаем то, что происходит, и просто получаем фидбек и вашу аналитику. Я желаю, чтобы наша следующая беседа еще более нас вдохновила, чем эта. Сегодня то, что я от вас услышала, мне лично очень настроение улучшило. Спасибо вам за это тоже.

– Слава Украине!

– Героям слава!

Видео: Алеся Бацман / YouTube