ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Израильский медик Гольдман: В Украине некорректный карантин. Если сейчас не опомниться, страна может стать еще одной Италией

В интервью изданию "ГОРДОН" руководитель Ассоциации медицинских центров Израиля МЕДЕС, генеральный директор Первого медицинского центра Тель-Авива Роман Гольдман рассказал, как в Израиле борются с коронавирусом, почему в стране самая низкая в мире смертность от COVID-19, как действуют врачи и почему израильтяне поддерживают свое правительство, несмотря на самые жесткие ограничения.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Роман Гольдман и врачи скорой помощи Первого медицинского центра Тель-Авива
Роман Гольдман и врачи скорой помощи Первого медицинского центра Тель-Авива
Фото из архива Романа Гольдмана
Елена ПОСКАННАЯ
журналист

Руководитель Ассоциации медицинских центров Израиля МЕДЕС, генеральный директор Первого медицинского центра Тель-Авива  Роман Гольдман родом из Киева. Он уже 30 лет живет в Израиле. Последние 10 лет заведует международным департаментом Первого медицинского центра Тель-Авива. В этой университетской клинике работает 1,5 тыс. врачей в 143 отделениях.

Сейчас здесь проходит лечение 1600 человек, в том числе пациенты с коронавирусом. В интервью изданию "ГОРДОН" Гольдман рассказал, как в клинике помогают пациентам, как защищают своих врачей, а также об особенностях карантина в Израиле и результатах ограничительных мер.

В Израиле на большее количество зараженных смертей меньше. Почему? Потому что у вас в Украине гораздо больше пациентов, но вы их не выявляете

– В вашей клинике принимают пациентов с коронавирусом. Никто в мире не готовился к встрече с этой болезнью. Как вы подготовили своих врачей и справляетесь с этой угрозой?

– У нас сейчас нет понятия "частная медицина", потому что все больницы ориентированы на борьбу с пандемией. Все сложные операции и плановые мы перенесли. И тут есть большой недостаток, потому что это будет иметь последствия. Пациенты боятся прийти в больницу, коронавируса боятся больше онкологии. Я считаю, что это не очень хорошо.

Сегодня мы проводим 10 тыс. проверок в день. Мы проверили и выяснили, что примерно 30% тестов ошибаются. На сегодня ПЦР-тесты самые точные, но и они ошибаются. В итоге мы не видим вирус у зараженных пациентов. 12% пациентов вообще не имеют никаких симптомов и даже не подозревают, что могли переболеть.

Основная нагрузка сейчас идет на первичку, на поликлиники, разбросанные по городам. Там находятся все топовые врачи. У вас же старая система и поликлинический подход очень слабый. Там сидят бабушки общей практики, которые не умеют правильно температуру измерять. 

Из пациентов, приходивших в приемный покой, только 20% госпитализированы. У нас нет такого понимания, как инфекционное отделение. У нас все пациенты вместе. Есть отдельные боксы и отдельные палаты. На весь Израиль 2864 аппарата искусственной вентиляции легких и меньше коек. У вас все иначе: постоянная госпитализация и огромное количество коек. Для сравнения: на весь Израиль – 500 неврологических коек, а в Киеве – около 4 тыс.


Экипировка врачей израильской больницы, которые работают с пациентами с коронавирусом. Фото из архива Романа Гольдмана
Экипировка израильских врачей, которые работают с пациентами с коронавирусом. Фото из архива Романа Гольдмана


У нас 12 тыс. пациентов и 123 смерти. А в Украине на почти 3,4 тыс. зараженных 98 смертей. В Израиле на большее количество зараженных смертей меньше. Почему? Потому что в Украине гораздо больше пациентов, но вы их просто не выявляете. При этом в Украине некорректный карантин. Если сейчас не опомниться, страна может стать еще одной Италией или Испанией.

– Можете рассказать, что происходит с пациентами? Мы знаем, что пневмония может быть осложнением и при гриппе. Есть ли значительное отличие пневмонии при коронавирусе?

– У нас в клинике недавно умерла 40-летняя пациентка. Так что не нужно недооценивать ситуацию. Эта болезнь касается не только бабушек. Да, дети практически не болеют или переносят вирус в легкой форме. Но в реальности никто не застрахован. Болезнь развивается непредсказуемо. Мы даже не знаем, какие в дальнейшем могут быть последствия для здоровья людей, перенесших коронавирус, может ли это спровоцировать другие заболевания.

Вопросов без ответов много, потому что это новый вирус. Он отличается тем, что заболевание быстро прогрессирует. И не надо сравнивать с гриппом. При гриппе такого стремительного ухудшения мы не наблюдаем. Даже если появляются осложнения, все происходит совсем не так. И от гриппа хотя бы есть прививка. Надеемся, скоро появится и прививка от коронавируса. В Израиле активно работают над ее созданием, и мы ждем, что это произойдет примерно через полгода.

– В Украине 500 заболевших – это медработники. И Италии и Испании тоже тысячи заболевших – медицинский персонал. А как у вас?

– Нас часто звали проводить операции в Украине. Мы были в шоке – там нет понимания, что такое перчатки, мусорный бак со специальными педалями. Ваши медики в операционной трогают баки руками! Что вы хотите?

У нас тоже есть случаи заражения, но их немного. В основном они связаны с нарушением устава или нехваткой оборудования. Но если врач правильно надевает экипировку, он защищен и, по большому счету, не может заразиться.

Мы разделили персонал на смены и серьезно его защищаем. Мы понимаем, что медики могут разносить вирус. Кроме того, мы понимаем: если сотрудник заразится и будет болеть, даже в легкой форме, его придется отправить в изоляцию на две недели. И тогда у нас не останется врачей. Так что в первую очередь все необходимое, особенно экипировку, мы дали медицинскому персоналу. 

Ортодоксальные евреи и мусульмане сопротивлялись карантину до последнего. Но неделю назад в районы их компактного проживания заехал спецназ, навел порядок. Даже в Иерусалиме введен комендантский час

– На сегодня, по данным Университета Джонса Хопкинса, в Израиле зарегистрировано 12 046 случаев заражения и 123 смерти. Роман, расскажите, пожалуйста: как вам удается спасать людей?

– Израиль вошел в список топ-стран, где образцово борются с коронавирусом. И это не просто слова, а объективная статистика. Мы первыми закрыли границы, закрыли все синагоги, храмы, мечети. Полный карантин у нас с 16 марта.

В легкой форме у нас болеет более 9 тыс. пациентов, средней тяжести – около 170 и тяжелой – почти 180. Когда мы говорим о легкой форме, это означает, что люди находятся дома под карантином.

– Какое лечение для заболевших?

– Это вирусное заболевание. Даже наши инфекционисты признаются, что терапии нет. Я спрашиваю: "Ты назначаешь лечение, в которое не веришь?" Он отвечает: "Я надеюсь".

Хочу напомнить всем: не нужно покупать никаких профилактических препаратов. Антибиотики тоже не нужны, потому что это не бактериальный процесс, а вирусный. От вирусов нет антибиотиков. Не нужно тратить деньги и покупать что попало. В тяжелых случаях в условиях стационара проводится очень серьезное лечение. Все, что вы можете делать для профилактики, – переждать эпидемию дома.

– У нас многие считают, что можно лечиться чесноком, имбирем, перекисью водорода...

– Жуть. Как и вся конспирология вокруг пандемии. Это все – глупости.

– Что такое карантин в Израиле?

– У нас обеспечением всех карантинных мероприятий занимается армия, потому что только она может реализовать такие большие проекты. У нас все очень строго.

На днях моя знакомая вышла вниз к подруге, которая к ней приехала, и получила штраф почти $150. Они решили прогуляться в половине второго ночи. Подошел патруль. Попросили паспорта, поинтересовались, почему они на улице. Подруга зарегистрирована в другом городе, сказала полицейским, что поссорилась с мужем и поэтому приехала к знакомой пожить, мол, не чувствует себя безопасно. Пригласила полицейских подняться и посмотреть, что у нее тут чемодан. Пока один полицейский поднимался, второй нашел мужа этой девушки в базе (у них есть планшеты с доступом к данным обо всех людях, членах их семей и так далее), позвонил ему и спросил, почему его жена не дома. Тот, ничего не подозревая, сказал: "Она у подруги, сейчас приедет". 500 шекелей штраф! А в воскресенье выписали штрафы серферам, которые ловили волны на пляже. Штрафы от 150 до 1400 долларов. Это не шутки. У нас все очень строго. Но дисциплина, мне кажется, у израильтян все же на высоком уровне. И есть понимание: лучше быть на карантине – тогда быстрее все закончится.


Квитанция штрафа за нарушение карантина. Фото: Роман Гольдман
Квитанция штрафа за нарушение карантина. Фото: Роман Гольдман


Можете не верить в карантин и выступать против него. Но приведу такой пример. Мы заметили, что среди не соблюдающих карантин людей количество заражений в пять-шесть раз выше. У нас не придерживались карантина религиозные люди и арабское население. Примерно 30% населения страны – это ортодоксальные евреи. Сложно было им сказать: не молитесь, не ходите в синагогу. Им же святые книги говорят: каждый день молись, ходи в синагогу, не ленись, соблюдай традиции... Представляете, какой это конфликт! За всю историю человечества такое происходит впервые. И вот они не соблюдали карантин. Каков итог?

Только цифры. В Тель-Авиве на почти 436 тыс. населения приходится 450 людей с коронавирусом. Рядом расположен Бней-Брак. Это ультра-ортодоксальный город. У них своя иерархия. Они даже в полицию не жалуются, потому что у них свой раввинат, свой суд. У них на 186 тыс. населения почти 3 тыс. заражений. Вот насколько этот чертов карантин важен! Это не шутки.

– У нас, к слову, церкви закрывать пока не собираются...

– Это очень опасно. Евреи не менее религиозны, чем христиане. Но у нас к этому вопросу подошли радикально. Закрыты все синагоги, храмы, мечети. Ортодоксальные евреи и мусульмане сопротивлялись карантину до последнего. Но неделю назад в районы их компактного проживания заехал спецназ, навел порядок – и полностью закрыли районы и города, где были повышены показатели заболеваемости. Даже в Иерусалиме введен комендантский час.

Страшно говорить такое, но я воспринимаю это как вызов, биологическую атаку на человечество

– Что такое комендантский час у вас?

– Никто не может выходить из дома вообще. Ни под каким предлогом. У нас сейчас Песах – праздник, который длится неделю. И все это время – комендантский час.

Дело в том, что когда был праздник Пурим, люди праздновали, и вирус стал распространяться быстрее, количество пациентов стало увеличиваться. Власти испугались, что Песах приведет к увеличению количества, поэтому ввели запрет на нахождение на улицах и в общественных местах. Только люди с соответствующим разрешением (если они работают в больнице, или на инфраструктурных предприятиях, или в полиции) могут передвигаться. По всему Израилю установили 58 блокпостов. Для контроля за соблюдением запретов выделили специальные подразделения войск и полиции.

– Вообще нельзя выходить из дому?

– Никому, никуда, даже в магазин.

– А поесть же людям надо...

– К этому надо было подготовиться заранее, чтобы без причины не покидать дом. Было только одно исключение – экстренная ситуация, связанная со здоровьем. Либо вызываешь врачей, либо сам едешь в больницу.

Сейчас, когда этот период заканчивается, ограничения сохранились, но не такие строгие. Нельзя отходить от дома более, чем на 100 метров (например, для выгула собак). Можно посещать медицинские учреждения и сходить в супермаркет.

– А если магазин дальше, чем 100 метров от дома?

– Каждого человека на улице может остановить патруль и проверить. Задают вопросы, как в аэропорту при въезде в Израиль: куда едешь, покажи деньги, есть ли список продуктов, на какой улице супермаркет. По правилам, можно посетить магазин только в радиусе 3 километров от дома. И если ты из Иерусалима едешь в супермаркет в Тель-Авив, тебе дадут штраф и развернут домой.

– И нет недовольных?

– Часто вижу, как во многих странах, и в Украине в том числе, из-за карантина начинается травля правительства. Я не понимаю: откуда такая манера поливать грязью свою страну, свою власть? Мне кажется, сейчас время объединиться. Поддержать свое государство. Какое бы оно ни было. У нас, в Израиле, все поддерживают правительство, премьер-министра. Все объединились. Мы забыли на время, какие они плохие.

В Украине, я вижу, постоянно никто не поддерживает страну. Я понимаю, что это имеет предпосылки в прошлом. Но вы все-таки выбрали эту власть, это легитимный президент, парламент, правительство. Надо дать им поддержку сегодня, как это делают израильтяне. Ну, невозможно быть всегда против всех. Пандемию в таком масштабе человечество последний раз видело сто лет назад. Я не хочу использовать это выражение, но оно часто у меня на языке вертится: это же как третья мировая война. Страшно говорить такое, но я воспринимаю происходящее сегодня, как вызов, как биологическую атаку на человечество. Сейчас не тот момент, чтобы выяснять отношения.

У вас консультация врача стоит дешевле, чем педикюр. О какой медицине может быть речь в такой ситуации?

Хочу обратить ваше внимание на ситуацию в США. У них самое большое количество протестированных людей, самое большое количество зараженных и погибших. Они очень поздно ввели карантин. Также есть одна особенность, которая влияла на распространение вируса: американцы не сидят на месте, они постоянно передвигаются по штатам, переезжают. Из-за этого им сложно быть на карантине. И это имеет определенные последствия. Также свою роль сыграл посыл американского президента Дональда Трампа, который сказал: "Все это – ерунда, идите на работу". В итоге сложилась такая ситуация. Отыграть назад ее очень сложно.

– Есть и другие президенты, вроде белорусского Александра Лукашенко, который до сих пор говорит нечто подобное своим гражданам и отказывается вводить карантин.

– Если Лукашенко считает, что коронавируса нет, это не означает, что его нет.

Приведу пример с показателями смертности. В Израиле – 0,9% от заболевших, в Германии – 2,5%, в США – 4,5%, во Франции – 10,5%, в Испании – 11%, в Великобритании – 12%, в Италии – 13%. Это нереальная статистика.

Как думаете, почему в Израиле и Германии мало смертей? Потому что правильная система здравоохранения. В США, если нет страховки, в клинике тебя никто не будет обслуживать. У большого количество американцев нет страховки. По разным соображениям: кто-то не верит в систему, кто-то экономит деньги. В Израиле обязательная национальная страховка. По умолчанию с зарплаты снимают деньги и никого не спрашивают, хочешь платить или нет.


Отделение Первого медицинского центра Тель-Авива. Фото из архива Романа Гольдмана
Отделение Первого медицинского центра Тель-Авива. Фото из архива Романа Гольдмана


Момент страхования важен. Откуда у государства будут деньги на здравоохранение, если пациенты не платят своими деньгами? Украинцы сразу задают вопрос: а как моя бабушка в Ровно может заплатить, если у нее минимальная пенсия? Значит, должны платить пропорционально – кто больше зарабатывает, платит большую страховку, кто меньше – меньшую. Но все должны иметь медицинскую страховку. У вас консультация врача стоит дешевле, чем педикюр. О какой медицине может быть речь в такой ситуации? Людям легче заплатить парикмахеру, чем врачу. Это должно измениться.

Давайте посмотрим медицинские бюджеты стран: Израиль – $11 млрд на 9 млн населения ($1222 на человека), в Украине – 4,4 млрд на 40 млн ($110). То есть в Израиле на одного пациента – в 10 раз больше денег. Это открытые данные.

К сожалению, в Украине всегда инвестировали в антураж. Купить кресло или какую-то хрень, которой потом никто не сможет научиться пользоваться, – это было всегда и с удовольствием. Но инвестировать в людей никто не хотел. Купить врачу билет и послать его в США учиться – это воспринималось как потраченные деньги и аморальное лоховство. А сегодня вы видите результат этих действий. Я хочу подчеркнуть, что израильские топовые врачи – это в том числе выходцы из Украины, закончившие украинские медицинские вузы. Они прилетели в Израиль, и в них вложили знания, дали им технологии. И теперь к ним едут лечиться селебритис, дипломаты, первые лица разных государств.


Гольдман: Фото: Roman Goldman / Facebook
Гольдман: У нас после пандемии будет много изменений в области системы здравоохранения. Фото: Roman Goldman / Facebook


В конце еврейской Пасхи мы будем первыми выходить из карантина. Так что даем миру мастер-класс. В течение недели постепенно снимется карантин, некоторым группам людей разрешат вернуться к работе, кого-то переведут на удаленку. Но для этого нужно вернуть и их компанию. Для этого уже есть специальная программа.

– Какую поддержку предложило бизнесу правительство Израиля?

– Государство влило $25 млрд в экономику. Безработица сейчас 25%. К безработным относят и тех людей, которых отправили в неоплачиваемый отпуск. Статус дается на семь месяцев, и государство выплачивает 75% месячной заработной платы. Это дает возможность бизнесу сохраниться. Кроме того, банки предлагают бизнесу кредит под гарантии страны. Банк может дать кредит на пять лет в размере до 16% годового оборота компании под 3,1% годовых. Причем в первый год – каникулы для заемщика, а процент будет оплачивать государство.

Уверен, что после этой пандемии бизнес изменится, а медицина станет лучше, в том числе и в Украине. Все вип-пациенты увидели, что не могут никуда улететь. Это означает, что надо иметь медицину у себя дома, в своей стране. Потому что есть ситуации, когда никакие деньги не могут помочь. Израиль входит в топ-5 стран с развитой медициной. Но и у нас после пандемии будет много изменений в области системы здравоохранения. Поэтому я лично воспринимаю ситуацию положительно. Ведь чтобы создать лучшую армию, нам в свое время надо было понять, что у нас нет армии. Так и многие страны, увидев, что у них нет медицины, смогут создать у себя современную систему медицинской помощи.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации