УКРАИНЦЫ, ПРОШЕДШИЕ НАЦИСТСКИЕ КОНЦЛАГЕРЯ
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения начинают спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе этой серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года в День памяти и примирения возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство, о неравнодушии, разделенной горбушке хлеба, о силе воли, веры и любви, о победе надежды. В первой публикации цикла  история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках.

"Система концлагерей была большим искажателем ценностей.
Ее история – это история тех мутаций, которые нормализовали
экстремальное насилие, пытки и убийство. И эту историю будут
продолжать писать, она будет жить, как и будет жить память тех,
кто был ее свидетелями, палачами и жертвами".

Николаус Ваксманн, британский исследователь истории нацистских концлагерей


"Мы, бывшие жители концентрационных лагерей, помним людей,
которые ходили между бараками, успокаивая других, отдавая
последний кусок хлеба. Пусть их было лишь несколько, но их поведение –
неопровержимый довод, что человека можно лишить всего, кроме одного:
последней человеческой свободы – выбирать собственное отношение
к любым имеющимся обстоятельствам, выбирать собственный путь".

Виктор Франкл, австрийский психиатр, психотерапевт, философ, узник Аушвица


Что такое нацистский концентрационный лагерь?

В массовом воображении концентрационный лагерь стойко ассоциируется с тоталитарным режимом Адольфа Гитлера. Однако нацисты не создали ничего принципиально нового. Первые концлагеря основала Британская империя во время Англо-бурской войны, в 1899–1902 годах в Южной Африке. Места принудительного заключения под названием "концентрационные", или "трудовые лагеря", существовали в советской России с 1918 г.

А в 1923 году коммунисты основали Соловецкий лагерь особого назначения ОГПУ (СЛОН) – прототип исправительно-трудовых лагерей системы ГУЛАГ. До постройки первого гитлеровского концлагеря Дахау оставалось еще 10 лет…

Однако концентрационные и другие лагеря Третьего рейха оказались наиболее смертоносными из всех, которые знала история. Планомерное уничтожение миллионов людей поставили на конвейер, как на промышленных предприятиях. На протяжении 1933–1945 годов через концентрационные лагеря нацистов прошло около 2,3 млн людей. Более 1,7 млн там погибло. То есть 74% тех, кто переступил ворота концлагеря, остались там навеки.

Для сравнения: в советских концлагерях погибло такое же количество – около 1,7 млн узников. Это составляет 8% от 21 млн человек, которые прошли ГУЛАГ в 1930–1953 годах (по данным Музея истории ГУЛАГа в Москве). Коммунистический тоталитарный режим массово убивал своих граждан вне лагерей.

Основанием для организации концентрационных лагерей Третьего рейха стал указ канцлера Адольфа Гитлера "О защите народа и государства", изданный 28 февраля 1933 года после поджога Рейхстага. Этот декрет вводил понятие "защитного ареста", то есть позволял арестовывать "врагов нации" без санкции суда на неопределенный срок. Это делалось с целью изоляции и запугивания политических противников нацистов.

Первые концлагеря были скорее импровизацией, поскольку еще не выглядели собственно как лагеря. Чаще всего узников содержали на заброшенных заводах, в ангарах или специально выделенных корпусах государственных тюрем министерства юстиции. Охраняли их боевики штурмовых отрядов нацистской партии (СА).


Над главными воротами Аушвица – надпись "Труд делает свободным". Подобные пафосные надписи венчали ворота многих концлагерей, потому что нацисты считали, что они вершат правосудие над "опасными преступниками". Фото:
Над главными воротами Аушвица – надпись "Труд делает свободным". Подобные пафосные надписи венчали ворота многих концлагерей, потому что нацисты считали, что они вершат правосудие над "опасными преступниками". Фото: auschwitz.org


В мае 1933 года свой концентрационный лагерь организовали охранительные отряды (СС). Его соорудили неподалеку от баварского города Дахау. Это был прямоугольный участок территории, огороженный колючей проволокой и окруженный пулеметными вышками. Внутри располагались однотипные бараки для узников, плац, а извне к лагерю примыкал квартал зданий для администрации и охраны. Как СЛОН был образцом для всех последующих лагерей ГУЛАГа, так по образу и подобию Дахау гитлеровцы выстроили систему своих концентрационных лагерей.

После "ночи длинных ножей" 1934 года всех штурмовиков отстранили от управления концлагерями. С тех пор над ними установилось верховенство СС. Уже летом 1935 года в Германии существовало пять концлагерей СС: Дахау, Лихтенбург, Колумбия-Хаус, Заксенбург и Эстервеген, в которых содержалось почти 3 тыс. узников.

Руководила ими Инспекция концентрационных лагерей, которая подчинялась сначала Гестапо, а вскоре – Главному управлению СС. Во главе инспекции стал Теодор Эйке – комендант Дахау и протеже рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Этих двух людей без преувеличения можно считать главными архитекторами нацистской системы концлагерей и всех тех ужасов, которые там происходили. Соединениями "Мертвая голова" – элитными частями СС, которые осуществляли охрану концлагерей, – командовал также Эйке.

Теодор Эйке (17.10.1892–26.2.1943) был человеком, который определил форму и сущность концентрационных лагерей нацистского режима.


Эйке. Фото: wikipedia.org

Фото: bild.bundesarchiv.de


Будущий инспектор концлагерей воевал на фронтах Первой мировой войны, но в гражданской жизни оказался неудачником. Эйке длительное время не мог найти работу, а найдя, все равно не был в состоянии адаптироваться к мирной жизни. Послевоенная бедность отразилась на его психике: в поведении проявились злость и садизм.

Но слепой фанатизм, ненависть и преданность высшим авторитетам – это было то, что надо для СС. Эйке стал эсэсовцем в 1930 году и сделал молниеносную карьеру. Однако в марте 1933-го из-за буйного нрава Эйке само же руководство СС отправило его в сумасшедший дом.

В июле рейхсфюрер СС Гиммлер распорядился выпустить Эйке. Ему поручили "навести порядок" в концлагере Дахау. Эйке превратил Дахау в образцовый лагерь СС, благодаря чему в 1934 году его сделали руководителем всех существующих концентрационных лагерей.

Жестокость и ненависть к заключенным Эйке сделал основой морали лагерных охранников. Своих людей он видел в качестве "политических солдат", которые борются на внутреннем фронте против "врагов расы и нации". "Никакого сожаления к противникам партии. Это чувство не достойно эсэсовца! Германия нуждается в твердых и решительных мужчинах, а слабаки ей не нужны!" – говорил своим подчиненным комендант Дахау.

В 1939 году Эйке одновременно стал командиром дивизии СС "Мертвая голова", сформированной из одноименных караульных подразделений лагерей. Это формирование отмечалось чрезвычайной жестокостью и фанатизмом, несло большие потери в боях. После гибели Эйке под Харьковом должность инспектора концлагерей занял его заместитель Рихард Глюкс.

Хотя нацистские концлагеря вошли в историю как главный инструмент террора и последовательного уничтожения целых категорий людей, ничто сперва не предвещало такой страшной функции. В довоенное время узниками концлагерей становились прежде всего политические и идеологические противники национал-социализма: социал-демократы, коммунисты, анархисты, известные политические фигуры других кругов, "Свидетели Иеговы". К ним также добавились "неполноценные", с точки зрения нацистов: евреи, гомосексуалы и так называемые асоциалы (уголовные преступники, душевнобольные, безработные, ромы, беспризорные, проститутки и так далее).

Узники концлагерей страдали от унижений, побоев охраны и ужасных условий содержания. Однако смертность в довоенных лагерях была исключением, а не правилом. Руководство СС практиковало даже освобождение пленников через некоторое время, ведь официально содержание в лагере считалось "перевоспитанием". Например, большинство евреев, которые оказались в лагерях после волны погромов "хрустальной ночи" 9–10 ноября 1938 года, через несколько месяцев вышли на свободу для того, чтобы выехать за границу. Нацисты всячески поощряли такой способ еврейской эмиграции.

На протяжении довоенного периода лагерная система еще не была устойчивой: новые концлагеря возникали, старые закрывались. К 1 сентября 1939 года в тогдашних границах Третьего рейха насчитывалось шесть лагерей: Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд, Маутхаузен, Флоссенбюрг и Равенсбрюк. За их проволокой находилась 21,4 тыс. заключенных.


Концлагерь Дахау с высоты птичьего полета. 1945 год. Фото:

Концлагерь Дахау. Аэрофотосъемка. Май – июнь 1945 год. Фото: waralbum.ru


Мощным катализатором разрастания системы концлагерей до невиданных размеров стала Вторая мировая война. Необходимость борьбы с движениями сопротивления завоеванных стран и усмирение страхом их граждан привели к появлению новых мест для "защитного ареста". В 1940 году в оккупированной Польше СС построили концлагеря Аушвиц (возле города Освенцим) и Майданек (на окраине Люблина).

В целом за короткую историю Третьего рейха, по данным британско-немецкого исследователя Николауса Ваксманна, появилось 27 больших концлагерей и свыше 1100 более мелких лагерей-филиалов. Количество узников только возрастало: от 315 тыс. в конце 1943 года до 707 тыс. в начале 1945-го.

Война также превратила концлагеря в инструмент геноцида. Первыми жертвами массового уничтожения стали советские военнопленные, которых расстреливали как "политических комиссаров" Красной армии (на самом деле большинство из них политработниками не были). С июля 1942 года лагеря приобщились к осуществлению "окончательного решения" еврейского вопроса. Сотни тысяч западно- и центральноевропейских евреев были депортированы в Аушвиц и Майданек, которые стали выполнять функции лагерей смерти. Слабых, больных или старых сразу по прибытии отправляли в газовые камеры. Остальных должна была убить каторжная работа.


Карта концлагерей. Автор: Леонид Криницкий
Карта концлагерей. Автор: Леонид Криницкий


Независимо от концентрационных лагерей на части оккупированной Польши (так называемое генерал-губернаторство) начали действовать лагеря уничтожения. Само их название говорило о том, что единственное их назначение – массовое убийство и ничто иное. Операцию по уничтожению евреев и ромов на этих территориях нацисты назвали "Рейнгард" – в честь убитого британско-чешскими диверсантами в июне 1942 года начальника Главного управления безопасности Рейха Рейнгарда Гейдриха.

Лагеря уничтожения Треблинка, Собибор и Белжец появились по инициативе командующего СС и полиции Люблинского округа Одило Глобочника. Отдельно от них действовал лагерь уничтожения Хелмно (Кульмхоф), который существовал еще с сентября 1941 года в Познанском округе. В лагерях смерти немедленному убийству подлежали все, кроме незначительного меньшинства, которое оставляли для уборки и сжигания трупов, а также сортировки вещей замученных.

На протяжении 1942–1943 годов в лагерях Глобочника казнили около 1,4 млн человек из Нидерландов, Польши и Западной Украины. И это без учета тех, кто нашел свою смерть в собственно концентрационных лагерях СС и других местах.

Затяжная война легла бременем на немецкую экономику. Концентрационные лагеря превратились в резервуары бесплатных рабов для немецких индустриальных концернов. Поэтому в 1942 году Инспекцию концлагерей присоединили к Главному административно-хозяйственному управлению СС. Каждый лагерь оброс густой сетью лагерей-филиалов, которые располагались при определенном предприятии. Покоренные нации вынуждены были работать на благо экономического могущества своих завоевателей.

В 1943 году концентрационные лагеря принесли Рейху прибыль в 200 млн рейхсмарок, в следующем году – уже 500 млн.


Концлагерный быт

Лагерный режим, известный нам, сформировался во время войны. Жизнь в концлагере начиналась с конфискации всего, что узник привез с собой, включительно с одеждой. Вместо этого выдавали штаны и легкую куртку из полосатой ткани. На одежде нашивали номер и небольшой треугольник ("винкель"), цвет которого указывал на категорию, к которой принадлежал узник. Обувью были деревянные колодки, которые привязывали к ногам шнурками.

Дезинфекция означала обривание всех волос на теле и общее купание под душем, который мог быть или холодным как лед, или практически кипятком. После этого узника регистрировали, внося данные о нем – имя, фамилию, место и дату рождения, профессию, национальность, черты внешности – в специальную карточку. Заключенных также фотографировали в профиль и анфас.

"Винкели" узников концлагерей


         Красный – политические узники

         Зеленый – уголовники

         Фиолетовый – "Свидетели Иеговы"

         Черный – "асоциалы"

         Коричневый – ромы

         Розовый – гомосексуалы

       Звезда Давида – евреи



После этого узники попадали в бараки. Внутри барак представлял собой длинное помещение, под стенами которого стояли двух- или трехэтажные нары, в центре – длинная "параша" на 40–50 мест. Бараки предназначались исключительно для сна, днем там находиться заключенным было запрещено.

Стандартный день в лагере начинался с подъема в шесть часов утра. После умывания узники строились на проверку. Здесь должны были присутствовать все пленники – мертвых складывали рядом со строем. Узники должны были стоять в идеально ровных рядах, которые "ровняли" старосты бараков палками.

Дальше узников ожидал завтрак из "кофе" и куска эрзац-хлеба (такая еда готовилась из низкокачественных заменителей или испорченных продуктов). Потом их разводили на работы, с которых они возвращались только вечером. Во время рабочего дня был перерыв на обед – миска похлебки из брюквы и гнилого картофеля и эрзац-хлеб.

Любое непослушание каралось побоями, карцером, а то и смертью. Избиения вместе с голодом, холодом и физическим истощением были одной из главных причин высокой смертности заключенных.

Заболеть в концлагере приравнивалось к смерти, ведь лекарств в лагерном госпитале не было. Зато госпиталь был главным полем для "селекций", то есть отбора нетрудоспособных узников в газовые камеры.


Лагерный жаргон

Узники концлагерей пользовались в разговорах между собой специфическим жаргоном, который был смесью немецкого, польского и русского языков с добавлением тюремного арго, присущего польскому языку. Часть этого жаргона представляла собой своеобразный новояз, сформированный для лагерного употребления эсэсовской бюрократией.


Блокфюрер, блокэльтестер – староста барака.

Штубендинст – староста отделения барака.

Шрайбер – дословно "писарь", фактически заместитель старосты барака с функцией ведения делопроизводства.

Проминенты – общее название тех узников, которые занимали должности в лагерной иерархии, при этом явным образом выслуживаясь перед администрацией; аналог гулаговского понятия "придурки".

Пипли – узники низшего ранга, как правило, криминальные, которые составляли свиту высокопоставленного "проминента".

Командо – группа узников, откомандированная на работу определенного типа.

Канада – название командо, которое сортировало вещи, конфискованные у новоприбывших узников.


Узники Бухенвальда на перекличке. Фото: thegreat-ww2.weebly.com

Узники Бухенвальда на перекличке. Фото: waralbum.ru


Ауфнамекомандо – командо, узники которого учитывали новоприбывших и составляли транспортные списки.

Капо – узник, назначенный администрацией, для руководства узниками в командо.

Форарбайтер – руководитель рабочих "командо" (прораб).

Мусульмане – крайне изможденные узники (аналог "доходяг" в лагерях ГУЛАГа).

Цуганги – новоприбывшие узники, другое название – "миллионовцы", которое они получили, потому что обычно имели шестизначные номера.

Высокие нумеры – узники, которые длительное время находились в концлагере, числовое значение номеров которых было существенно ниже, чем основной массы.


Эсэсовцы концлагеря Майданек с контейнерами гранул газа "Циклон-Б", которым убивали в газовых камерах. Снимок сделан 30 июля 1944 года. Фото:???

Эсэсовцы концлагеря Майданек с контейнерами гранул газа "Циклон-Б", которым убивали в газовых камерах. Снимок сделан 30 июля 1944 года. Фото: waralbum.ru


Ревир – госпиталь в концлагере. Другое название – "умиральня", поскольку, как правило, туда попадали только больные в крайне тяжелом состоянии, а в самом госпитале не было никаких лекарств.

Розвалка – расстрел.

Кролики – женщины, которые были жертвами псевдомедицинских экспериментов с целью исследования генетики и оплодотворения.

Пойти на провода – способ самоубийства узников, состоявший в бросании на лагерную изгородь, через которую был пропущен электрический ток. Часто таких заключенных еще до момента соприкасания с "проводом" расстреливали дежурные за пересечение так называемой постенкетте, то есть условной полосы, отделявшей собственно лагерь от полосы между лагерем и изгородью.

Пойти в газ – быть убитым в газовой камере.

Выйти через трубу – быть сожженным в крематории.

Шприца, сьвенты Фенолы – название смертельной инъекции в сердечную мышцу, как правило, из соединений семейства фенольных, откуда и название.


Сколько украинцев было в концлагерях Третьего рейха?

Концентрационные лагеря были неким подобием Вавилонского столпотворения с узниками самых разных наций из оккупированных стран и воюющих армий. Иностранные узники должны были носить на робе отметку о стране своего происхождения. В соответствии с этим критерием арестантов расселяли по баракам.

Украина не была независимым государством, поэтому СС не признавали украинцев как отдельную нацию. Наши соотечественники вынуждены были идентифицировать себя с теми странами, в составе которых украинские земли были до войны.

Уроженцы советской Украины в лагерной статистике проходили как граждане Советского Союза. Всех их нацисты обозначали буквой R – "россияне". Западных украинцев идентифицировали как P – "поляков", поскольку до войны они были гражданами Польши. Кроме того, украинцам в лагерях приходилось быть "румынами", "чехами" и так далее. Лишь маленькая, но сплоченная группа украинских националистов в концлагере Аушвиц добилась, чтобы их признали отдельно как украинцев.

По этой причине дать ответ на вопрос, сколько же всего украинцев было в концлагерях Третьего рейха, невозможно. Очевидно, что счет идет на сотни тысяч лиц. Более миллиона попали в лагеря для военнопленных.


Статистика узников концлагерей Николауса Ваксмана. Графика: tsn.ua

Статистика узников концлагерей Николауса Ваксманна. Рисунок: tsn.ua


После Второй мировой войны Лига украинских политических узников выяснила, что украинцы были в 26 концлагерях и их филиалах. Чаще всего это были Аушвиц, Бухенвальд, Миттельбау-Дора, Флоссенбюрг, Гросс-Розен, Эбензе, Майданек, Берген-Бельзен и Дахау.

По приблизительным оценкам лиги, в Бухенвальде на 1942 год из 15 тыс. граждан СССР ("россиян") 5 тыс. были украинцами. В начале 1943 года украинцы составляли 15% пленников Майданека. В лагере Флоссенбюрг украинцев насчитывалось четверть из заключенных "поляков" и не меньше половины из "россиян". Историки говорят о приблизительно 110 тыс. выходцев из Украины, которых депортировали в концлагерь Аушвиц: 15 тыс. красноармейцев, 95 тыс. евреев из Закарпатья и около 600 членов ОУН.

Безгосударственность украинской нации обернулась тем, что современное Украинское государство не знает точно, сколько ее сыновей и дочерей прошли ад гитлеровских фабрик смерти.

Авторы проекта:

Игорь Бигун, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения

Владимир Бирчак, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения

Олеся Исаюк, Phd, научная сотрудница Национального музея-мемориала "Тюрьма на Лонцкого"

Команда:

Зоя Бойченко, Владимир Вятрович, Петр Клим, Андрей Когут, Леонид Криницкий, Анна Олейник, Елена Шарговская, Виктория Яременко,  Назар Ясиневич, Ярина Ясиневич.

Консультанты:

Мария Вуйцицкая, Светлана Гуркина, Юрий Данилец, Евгений Завгородний, Виталий Нахманович, Татьяна Пастушенко, Михаил Тяглый.

Организаторы:

Украинский институт национальной памяти

Центр исследований освободительного движения

Национальный музей истории Украины во Второй мировой войне

Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Национальный музей-мемориал жертв оккупационных режимов "Тюрьма на Лонцкого"

 
Невольницы за колючей проволокой: украинки в концлагерях Третьего рейха
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года в День памяти и примирения возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках. Во второй публикации цикла – рассказ о женщинах, которые прошли жестокие испытания в концентрационных лагерях, история их взаимовыручки и сопротивления. Среди узников концлагерей женщин было меньше, чем мужчин, но их судьба была иногда страшнее мужской.
Украинцы, прошедшие нацистские концлагеря
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения начинают спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе этой серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года в День памяти и примирения возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство, о неравнодушии, разделенной горбушке хлеба, о силе воли, веры и любви, о победе надежды. В первой публикации цикла  история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках.
Дневник киевлянки
В июне 2015 года интернет-издание "ГОРДОН"  начало серию публикаций из дневника Ирины Хорошуновой – художника-оформителя, коренной киевлянки, которая пережила оккупацию украинской столицы в годы Второй мировой войны. Этот документ – уникальное историческое свидетельство, не воспоминания, а описание событий в реальном времени. Редакция публикует дневник в те даты, когда его писала Хорошунова, которой в момент начала войны было 28 лет. Записи начинаются с 25 июня 1941 года.