Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Богословская: Когда во время Майдана мы с супругом вышли из Партии регионов, это был ад! Автоматчики подошли к нашему дому, и муж отстреливался по льду

Может ли женщина попасть в политику не через постель, кто из украинских олигархов финансировал Майдан, прослеживается ли российский след в расстреле Небесной сотни, кто на самом деле посадил Юлию Тимошенко и как Геннадий Кернес откупился от Арсена Авакова, рассказала в авторской программе Дмитрия Гордона на канале "112 Украина" бывший народный депутат Инна Богословская. А также кто угрожал ей физической расправой, а кто из политиков предлагал физическую близость. Издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Мне не хочется в президенты, но, возможно, это нужно будет сделать
Мне не хочется в президенты, но, возможно, это нужно будет сделать
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Дмитрий ГОРДОН
Основатель проекта
В политику я пришла одной из самых богатых женщин, а ушла из нее, не заработав ни цента

– Инна Германовна, добрый вечер.

– Здравствуйте.

– Зачем политика комплексующим людям, мне понятно. Зачем политика вам: умной, яркой, красивой и талантливой – объясните?

– Я пришла в политику в 38 лет. К этому возрасту я уже создала одну из крупнейших консалтинговых компаний в Украине. Я юрист, а для человека моей профессии политика – это следующий этап, квинтэссенция самореализации и профессионализма. И для меня это была следующая профессиональная ступень.

–То есть вы в 38 были наивной?

– Я и сейчас наивна. Я считаю, что это мой плюс, а не минус.

– Вам не стыдно находиться в украинской политике?

– Нет, потому что в политику я пришла одной из самых богатых женщин, а ушла из нее, не заработав ни цента. Я поставила все на то, чтобы реализовать "План развития страны" (книга о долгосрочных перспективах развития Украины."ГОРДОН"), ради которого я три года отказывалась от всех благ, и мы с моей командой его создали. Он был написан 12 лет назад и вышел тиражом в 3 миллиона экземпляров. До сих пор украинцы говорят, что нет стратегии развития страны, а мой план актуален до сегодняшнего дня на 90 процентов. Поэтому я не остановлюсь в своей работе до тех пор, пока не реализую его.

– Вы меня сейчас расстроили. Я только хотел спросить, много ли вы заработали в политике, а вы говорите, что ни цента. Зачем тогда туда шли?

(Смеется). Я для другого шла в политику. Я хотела что-то изменить, и если вы сравните мою избирательную программу в мажоритарном округе в 98-м году, когда мне было 38, и то, что мы сделали – это практически одно и то же. Я не буду всего перечислять, потому что меня просили отвечать коротко...

– ...вы смелая женщина, вы так легко рассказываете, сколько вам было лет в каком году...

– А чего мне стесняться? (Говорит на камеру). Здравствуйте, мне 56 лет, у меня дочь и двое внуков...

– ...давайте все так будем выглядеть в 56 лет, как Инна Богословская...

– Спасибо, стараюсь (улыбается).

– 20 лет в политике. Вы поменяли четыре партии и пять фракций. Вместе со сменой партий и фракций убеждения менялись или нет?

– Нет, убеждения все время одни и те же. 25 лет в политике – это звучит ужасно...

– ...20 или 25?

– На самом деле мало кто знает, что у меня были огромные перерывы. Просто я не меняю тип деятельности независимо от того, депутат я или нет. В 98-м году я пришла в политику, а через четыре года – ушла, у меня был перерыв в пять лет. И эти периоды чередовались. Но я все время делала то дело, в котором я уверена. Я не пошла в этот парламент принципиально, потому что, во-первых, нужно сделать паузу, осознать все после Майдана, который для каждого из нас стал началом новой жизни. Для кого-то жизни мародера, для кого-то – героя, для кого-то – гражданина, но Майдан обновил каждого из нас. Я очень рада тому, что не пошла в этот парламент, потому что я многое осознала за это время, и у меня сейчас гораздо больше моральных сил, чем было бы, если бы я, не дай бог, пошла в эту власть.

– Лично я не люблю ни одну украинскую партию и отношусь к ним с одинаковым презрением…

– …их нет, Димочка, партий нет...

– …но нет хуже партии, на мой взгляд, чем Партия регионов, для меня она самая отвратительная. Вы состояли в первой пятерке Партии регионов, вам не было стыдно находиться в авангарде этой клоаки? Извините меня за выражение...

– Тогда нет. Это был 2007 год, досрочные парламентские выборы. А в 2006-м, если вы помните, в ходе очередных парламентских выборов я со своей партией "Вече" прошла весь кошмар массовых фальсификаций. Мы заставили Верховный Суд месяц рассматривать дело о незаконности выборов и доказали подделку всех протоколов избирательных комиссий.

– ...всех?

– Да. Только два не были подделаны. И при этом Верховный Суд все равно вынес решение, что выборы были законными...


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– ...хорошо у нас считали и считают, да?

– Сейчас нужно опять об этом говорить, потому что тогда был единственный случай, когда удалось вскрыть мешки с бюллетенями. И в одних оказалось содержимое мусорных корзин с избирательного участка, в других – рулоны обоев, в третьих – туалетная бумага. Вот так у нас считали! И я боюсь, что так происходит и до сегодняшнего дня. Не говоря уже о том, что ЦИК подводит итог выборов, работая незаконно. То есть в каждой конкретной ситуации настоящий политик должен выбирать. Черчилля когда-то спросили…

– … да, он много партий поменял...

– Нет, он из одной партии в другую переходил четыре раза. Так вот, его спросили, почему он меняет партии с диаметрально противоположными идеологиями? На что Черчилль ответил, что он ищет ту, которая примет его идеологию. Так и я ищу сейчас тот момент, когда страна примет мои убеждения, потому что я имею на это право. Я пропахала всю свою жизнь для того, чтобы сделать "План развития страны".  

– ...не дождетесь!

– Не скажите. Чудеса случаются.

Порошенко слишком жадный, трусливый и больше всего боится собственного народа

– В свое время вы были в сильной конфронтации с Николаем Азаровым, и даже запустили термин "азаровщина". Что вам так в нем не нравилось?

– Это была не просто конфронтация, я была первым и, пожалуй, единственным человеком в Украине за всю историю, который ушел из Кабинета Министров по собственному желанию, и не просто ушел, а по пунктам объяснил причины. И то, что я тогда назвала "азаровщиной" (идеология и принципы работы экс-премьера Николая Азарова и его соратников."ГОРДОН"), сейчас можно назвать "яценюковщиной", "порошенковщиной", "аваковщиной", потому что, к огромному сожалению, в стране ничего не изменилось, осталась постсоветская система: ржавая, отвратительная, гнилая. И особенно гадко из-за того, что люди до сегодняшнего дня платят за это жизнями. Недавно боевики обстреляли Авдеевку, в результате погибли четыре мирных жителя, а двое детей остались сиротами и так далее. Это наша плата за то, что мы инфантильны, за то, что общество не хочет взрослеть, за то, что, по опросам, Порошенко и Тимошенко опять фавориты президентской гонки (у каждого рейтинг не ниже 10-11 процентов ). Но это же социальное безумие! Общество не хочет взрослеть, значит оно будет платить кровью!

– ...проблема же не в Порошенко и Тимошенко, и даже не в Ляшко…

– …а в головах избирателей...

– ...народ такой. Другого же не завезли...

– Народ в своем бытовом состоянии значительно лучше, чем в день выборов. Вот не поймешь: на кухнях послушаешь людей – говорят умнейшие вещи, просто мудрецы. На выборах же становятся как стадо, потому что когда-то в Украине внедрили технологию, что нужно голосовать только за фаворитов, ведь "маленькие" все равно проиграют. Создают через социологические исследования фаворитов, и сгоняют людей в голосование...

– Как говорил Сталин: "Других писателей у меня для вас нет"...

– У нас хороший народ, ему просто нужно поверить в себя. Комплекс неполноценности – это главная проблема сегодня.

– Что за человек Виктор Янукович?

– Пора уже перестать о нем говорить, потому что президент, который сбежал из собственной страны, вообще не заслуживает разговора о нем. Это абсолютно точно. Единственное, что я бы хотела сказать: никогда дурак и идиот не станет президентом...

– ...100 процентов....

–  Он, безусловно, имел и таланты, и способности, но оказался слишком жадным и трусливыми, отчего вся страна и пострадала. Но то же самое можно сказать и о сегодняшнем президенте. Об этом свидетельствует его недавняя пресс-конференция. Слишком жадный, слишком трусливый и больше всего боится собственного народа, поэтому пока – это диагноз.

– У вас с Януковичем были личные контакты?

– Да, конечно, он лично приглашал меня в первую пятерку.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Какой он в личном общении, каким вам показался?

– Фантазер, он очень много…

– …придумывал...

– ...да.

– Что было самое яркое из придуманного?

– Что он являлся чемпионом Европы по автомобильным гонкам (смеются). 

Мне звонили и рассказывали, как будет выглядеть мой обугленный труп в моем сгоревшем автомобиле

–  В мае 2009 года вы первая и единственная открыто заявили о подготовке соглашения между Партией регионов и БЮТ, о фактическом конституционном перевороте и захвате власти. Благодаря публичному скандалу переворот был сорван. Что, БЮТ и Партия регионов хотели просто поделить сферы влияния и царствовать вдвоем?

– Нет, они не просто хотели, а поделили. И стране очень важно это знать: был подготовлен текст Конституции, который полностью менял какое-никакое, но демократическое устройство страны, на совершенно авторитарно-тоталитарное. Например, в первом же разделе Конституции была записана такая норма: СМИ, допустившее публикацию дезинформации, лишается лицензии без права восстановления...

– ...отлично...  

– Да, вот такой маркер. Это была безобразная Конституция, но еще возмутительнее был договор, который они уже фактически парафировали. Янукович и Тимошенко договорились менять власть в Украине по схеме Путин – Медведев. То есть до 2029 года было расписано: сегодня Янукович президент, Тимошенко – премьер, завтра – наоборот. Территория Украины была поделена по количеству избирателей, каждый избирательный округ. Были расписаны все должности, вплоть до директоров школ, и кто за каким учебным заведением закреплен...

– ...кошмар!

– Это реальность! Кто не ленив, может найти Конституцию в архивах "Украинской правды", а договор Сергей Лещенко напечатал несколько лет назад в том же издании.

– Этот договор между Януковичем и Тимошенко готовился при помощи Путина или нет?

– Он 100 процентов готовился под руководством Медведчука, а поскольку Медведчук и Путин, с моей точки зрения, одно и то же для Украины, то, скорее всего, Путин в этом участвовал.

– То есть два таких ненавидящих друг друга человека, как Янукович и Тимошенко, смогли найти общий язык?

– Их сводили. Была огромная переговорная группа. Я об этом узнала совсем внезапно. Было непонятно, что происходит, начались какие-то...

– …шевеления...

– …да, какие-то непонятные шаги. Я об этом узнала практически одновременно с Юлией Мостовой (украинский журналист, сооснователь и главный редактор еженедельника "Зеркало недели. Украина". "ГОРДОН"), которая и напечатала текст Конституции. Очевидно, где-то за четыре-пять дней до этого была утечка информации. И Юля опубликовала текст Конституции, а я пошла в прямой эфир на телевидение. Вы себе представить не можете, что там творилось!

– ...не могу...

– Узнали, что я еду на телевидение, мне звонили по телефону, рассказывали, как будет выглядеть мой обугленный труп в моем сгоревшем автомобиле!

– ...вот так?

– А как вы думаете?! Когда я на Майдан вышла – это было просто так?! Но мне не привыкать. Если помните, защита Никопольского завода была?

– ...да, ферросплавного, конечно...

– Четыре дня там баррикады стояли.

А что, это драйв такой у вас появляется?

– Это принцип. Потому что ситуацию с Никопольским заводом вообще невозможно было выдержать. Я тогда фактически выступила против Тимошенко, у которой был рейтинг 82 процента, против раскачанного в обществе требования полной реприватизации. А я пошла в защиту института частной собственности в целом! Если бы я тогда отстаивала только один завод, никогда в жизни его бы не удалось защитить!

– Завод принадлежал Виктору Пинчуку?

– Тогда да.

– Пинчук платил вам за то, что вы его защищали?

– Нет, вообще!

– Вообще не платил?

– Вообще!

– То есть вы просто пошли и защищали завод?

– Просто Витя мне позвонил и сказал: "Инна, будут забирать". А у меня к тому времени на руках уже был план, по которому за неделю должны были  забрать еще семь предприятий. И это же была не реприватизация. Это просто забрали у одних в пользу других!


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Если Пинчук вам не заплатил за то, что вы так героически защищали ферросплавный завод...

– ...он не должен был платить!

– …он – неблагодарный человек...

– Нет, неправда.

– ...я шучу...

– У нас с Виктором дружба, и это абсолютно правильные отношения. Он мне очень помог во время избирательных проектов. Когда-то мы вместе были инициаторами "Команды озимого поколения". И Андрей (Кузьма Скрябин. – "ГОРДОН") написал нам в поддержку целый альбом. Так что настоящие отношения могут строиться только вокруг принципов и целей.

Тимошенко пришла в политику из-за депутатской неприкосновенности

– В свое время вы заявили, что Тимошенко была бы более опасным тираном, чем Янукович. Это так?

– Да. Они одинаковые: оба авторитарные, фрустрированные полностью. Они пошли в политику, чтобы зализать свои раны детства. Они очень алчные и совершенно беспринципные.

– У Тимошенко тоже были раны детства?

– Ну конечно. Папа, прежде всего. Но не будем в это лезть. Кто захочет – сам разберется. И самое важное, что оба эти человека жаждут безграничной, неконтролируемой власти и безмерных денег. Но если Янукович шел к своему избирателю через желудок, то Тимошенко – через сердце. А опаснее как раз тот, кто через сердце.

– Почему вы так не любили Юлию Владимировну?

– Юлия Тимошенко – это человек, который пришел в политику на воровстве, лжи и коррупции. В 1996 году она первый раз стала депутатом только потому, что ей нужна была депутатская неприкосновенность. На нее тогда уже было заведено уголовное дело за контрабанду. А вместе с Лазаренко она совершила самую страшную коррупционную махинацию в истории Украины. Потому что те миллиарды долларов, которые они украли у страны, фактически разбомбив ее экономику в начале 90-х – сегодня это сотни миллиардов долларов. Эта женщина не имела права идти в политику. Цинизм, когда зло одевается в белые одежды – самый страшный. Помните песню Высоцкого, когда зло напоило добро и пошло гулять по миру в его одеждах. Это та же история.

– В эфире "112 канала" вы сказали, что Юлия Тимошенко дарила своему возлюбленному газовые вышки.

– Да, это все знают.

– ...кому и когда?

– Не буду называть, нехорошо лезть в такие личные отношения.

– Это правда, что Юлию Тимошенко посадили именно вы?

– Нет, конечно. Работала большая машина. Но то, что я, благодаря работе комиссии по газу (Временная следственная комиссия по вопросам газовых соглашений, которую возглавляла Инна Богословская. "ГОРДОН"), вытянула все документы, связки и так далее – это правда. До меня никто за это не брался.

– Это правда, что Юлию Владимировну Тимошенко посадили в день вашего рождения?

– Да. Пресса много шутила, что это был подарок. Но я об этом не знала.

– ...то есть это не был подарок?

– Нет (смеется).

– Это совпадение?

Да. Если кто-то и собирался сделать такой подарок, то мне об этом ничего не сказали.

– Юлия Владимировна – женщина интересная, красивая, умная, талантливая, мы не можем этого отрицать.

– Безусловно.

– Когда она оказалась в тюрьме на нарах, вам, как женщине, не было ее жаль?

– Если вы заметили, я ни разу по этому поводу не ликовала, и у меня за все эти годы не было ни одного подобного интервью. Но Тимошенко должна была сидеть, она совершила страшное преступление, в результате которого украинская экономика теряла приблизительно 6 миллиардов долларов в год. Сегодня уже не теряет, потому что мы наконец-то отказались от привязки к газовым контрактам.

– Но сейчас вы говорите как юрист, а как женщине – женщину вам было ее жаль хоть раз?

– У меня такого нет. Многие говорят, что я как белый мрамор, который невозможно пробить. Но когда ты в политике собираешься сделать что-то значительное, гендерная принадлежность уходит. Женщина – это дома, с любимыми, родными, с вами, может быть, в разговоре. Но когда ты входишь в политику, там уже кокетничать нельзя: или ты как белый мрамор, или тебя делают дерьмом.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Сегодня ваши отношения с Тимошенко восстановились, нормализовались?

– Нет, у нас как не было никаких отношений, так и нет.

– Ну хорошо, вы иногда с ней пересекаетесь?

– Мы практически никогда не пересекались.

– Но бывают моменты, когда вы сталкиваетесь лицом к лицу?

– У Шустера в студии были (улыбается).

– И?

– Когда-то сталкивались на заседании комитета по бюджету.

– Вы смотрели друг на друга?

– Да, конечно.

– И нормально?

– А что, мы волосы друг другу рвать должны?!

– ...ну мало ли...

– Нет, нет, нет (смеется).

– Спокойно, нормально?

– Я думаю, и у меня, и у Тимошенко хватает ума не поступать как женщины в политике. Мы должны поступать как политики.

Все украинские олигархи прямо или косвенно финансировали Майдан

– В свое время вы заявили, что Сергей Левочкин был последним островком демократии в окружении Януковича.

– Да, это правда. 

– В чем это выражалось?

– Это было либеральное крыло фракции: Левочкин, Тигипко, я. Мы умышленно не голосовали, пусть и через жуткие скандалы, за законы, которые толкала "семья". Я с мужем специально улетела из Украины, чтобы не голосовать за Арбузова, когда его назначали первым вице-премьером. И Левочкин был последним из ближайшего окружения Януковича, кто сопротивлялся. Он же первым подал заявление об отставке, после того как Янукович на своем дне рождения в 2012 году заявил, что молодым нужна дорога, что все должны уйти. Но Янукович его заявление не принял, и с тех пор, с того дня рождения, начался очень большой раскол в Партии регионов.

– Вы долго работали с Сергеем Тигипко. Он трусливый человек, на ваш взгляд?

– Я считаю, что это главный его недостаток как политика. Это нельзя назвать "трусливый"...

– …нерешительный?

– Нет, это не то. В политике наступает момент, когда принципы становятся важнее всего. Как для президента страна должна быть на первом месте, так и для политика в момент выбора принцип должен быть самым важным, важнее личного интереса и так далее! Опять же, вернемся к Черчиллю, у него есть гениальная фраза, одна из моих самых любимых: "По-настоящему бесстрашным может быть только тот, кому нечего терять"...

– ...сто процентов...

– Мне очень нравится фильм "Гладиатор". В чем была фишка главного героя: Господь забрал у него все, чтобы он мог вести себя абсолютно свободно и не оглядываться. И в политике тебя ничего не должно держать. В бизнесе у Сережи все отлично, потому что бизнес не требует такой самоотверженности. А настоящая политика и государственная деятельность требуют, чтобы в момент "Ч" ты забыл обо всем. Тогда, на Никопольском заводе, у меня не было депутатской неприкосновенности. Все считают, что я была такой смелой на баррикадах именно поэтому, но тогда я не была депутатом!

– Правда ли, что Майдан финансировали Левочкин, Фирташ и Бойко?

– В том числе. Я не знаю насчет Бойко, но у меня есть информация, что Левочкин и Фирташ – да.

– Но Левочкин и Фирташ давали деньги?

– Конечно.

– И много?

– Безусловно, все украинские олигархи...

– …и Ринат Ахметов?

– Все украинские олигархи так или иначе, прямо или косвенно финансировали Майдан.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– И Ринат Ахметов, и Виктор Пинчук финансировали Майдан?

– Насчет Рината Ахметова не знаю (улыбается). Прямо или косвенно. Давайте на этом остановимся.

В расстреле Майдана были задействованы не наши профессиональные спецподразделения

– Кто организовал Майдан, вы знаете?

– Нет.

– У вас есть догадки по этому поводу?

– Я не знаю. Вы спросили, наивна ли я. Я считаю, этот Майдан начался действительно со студентов…

…я тоже так считаю…

– И когда Янукович бегал по потолку и кричал, требовал от Яценюка, Кличко и кто там еще был?

– ...Тягнибок…

– …Тягнибока, чтобы они справились с Майданом, он абсолютно ошибался. Они не могли справиться с Майданом, потому что Майдан жил, как Солярис, это было поле смыслов.

– А Яценюк и Тягнибок взаимодействовали с Януковичем? Это были его люди, в хорошем смысле этого слова?

– Это не были его люди, но он их прекрасно знал, и они, конечно, взаимодействовали. Но главным по взаимодействию с Януковичем был Яценюк. 

– Кто расстрелял Майдан, вы знаете?

(Задумалась). Вы имеете в виду 18-19-20-е числа?

– Да, Небесную сотню...

(Вздыхает) Давайте попробуем. Первое и самое главное – там точно присутствовали россияне. Причем, исходя из того, что у меня есть достоверные сведения от одного из беркутовцев о том, что 20 человек из его подразделения вывезли в Конча-Заспу, забрали обмундирование, жетоны, а потом это все на кого-то одели…

–  …потрясающе…

– …то это дает мне четкие основания считать, что там были задействованы не наши профессиональные спецподразделения. Это первое. Второе: я лично видела видеоматериал, который передал "Беркут", что некто, одетый в форму беркутовца, стрелял с крыши сначала в сторону Майдана, а потом – в сторону полиции...

– ...и туда, и сюда…

– Да. 20-го числа нам это показали беркутовцы прямо на входе в Верховную Раду. И третье: без Януковича этого не смог бы сделать никто. Я знаю, как тогда была устроена система власти. Кто-то недавно говорил, что Левочкин разогнал Майдан – это смешно по одной простой причине…

– …смешно?

– Да. Потому что за все уличные акции всегда отвечал только Клюев, а курировал только Саша Янукович. То есть у Януковича все было построено жестко. Никто не мог залезть в сектор ответственности другого человека. Это было невозможно.

– Сергей Клюев был талантливым человеком?

– Талантливым, но абсолютно безнравственным. В смысле политики, как человека я его не знаю.

– Во время Майдана вы совершили, я думаю, главный поступок в вашей жизни – вы публично отмежевались от Януковича, от Партии регионов. Это было самостоятельное решение или сделано под чьи-то гарантии?

– Нет, конечно, самостоятельное.

– Вам никто не сказал: "Не волнуйся, мы подстрахуем"?

– О чем вы говорите?! Это был ад! Особенно первые две недели, потому что не только я вышла из Партии регионов, но и мужа (Владимир Мельниченко – народной депутат, бывший член фракции Партии регионов."ГОРДОН") с собой забрала. 

– Муж сам бы не решился, правда?

– Я думаю, что нет (смеется). И в нас лупили из всех стволов, что называется. Автоматчики подошли к нашему дому, и муж отстреливался по льду.

– Отстреливался?

– Да. И мне в карман бросали записки

– Какого содержания?

– С угрозами убийства.

Напротив моего мужа положили несколько миллионов долларов, чтобы он вернул меня во фракцию Партии регионов

Что там было написано?

– Ну, сука, сожжем, спалим, зальем свинец в рот и так далее. Много радостного. Всех наших друзей, кого могли, подняли. Со мной никто не стал разговаривать, потому что поняли, что меня невозможно...

– …настроить...

– Да. А заявление мужа мытарили и не объявляли в Раде две недели. За это время всех членов его семьи дернули, просили повлиять на Володю, чтобы тот уговорил меня. Его вызывали первые лица Партии регионов.

– Кто?

– Не буду говорить. И руководство Верховной Рады тоже. Напротив него положили несколько миллионов долларов, чтобы он меня вернул во фракцию и так далее. Было очень много всего…

– …так вы завидная невеста, слушайте?!

– Да! (Смеется).


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Несколько миллионов долларов положили, да? Потрясающе!

– Да. Но все это было очень сложно. У нас разбили стекла в машине. За секунду, пока мы были в магазине, вытащили оттуда все. А поскольку тогда мы деньги возили с собой, вот их у нас и украли. Все деньги, которые были.

– И все вытащили?!

– Да.

– Сколько там было?

– 10 тысяч долларов. Это все, что было в заначке в семье вообще. Потом друзья помогали. То есть мы пережили очень много сложностей.

– Вам не страшно было чисто по-человечески и по-женски?

– Нет. Вообще.

– Ну терять-то есть что?

– Нет, это другое состояние. Это состояние, когда я знаю, что делаю правильно. И вот тогда меня поколебать невозможно! Знаете, у меня же еще мама! (улыбается) Она юрист, но, в первую очередь, мама, конечно. И когда была зачистка Майдана, с 10-го на 11 декабря 2013 года, мы приехали, а там тысяч семь-восемь спецназа...

– …я был там на сцене, я все это видел...

– …и тут звонит мама. А она же всю жизнь преподавала в юракадемии…

– …харьковской...  

– …и у нее повсюду масса учеников. И какой-то высокий чин из ее бывших студентов позвонил и говорит: "Людмила Алексеевна, там у вас Инна на сцене, заберите ее, потому что сегодня будет беда". И мама рыдает мне в телефон: "Инночка, уйди!". Вы знаете, у меня даже не дернулось ничего. Я сказала: "Мама, нет!" Сказала так, что больше она звонить не стала.

– У меня в самом начале Майдана было абсолютно четкое ощущение, твердая уверенность, что Янукович все равно уйдет, его не будет...

– ...да...

– Когда я говорил об этом всем лидерам Майдана, они отвечали, что это невозможно. Яценюк сказал: "Ты что! Дай бог довести его ослабленным до 15-го года". Вы тоже верили, что его не будет?

– Нет, я знала, что его не будет.

– Это кармическая уверенность, правда?

– Да, но не только. Многие спрашивают, почему я 30 ноября 2013 года, после избиения студентов, написала в блог, что началась операция по расчленению Украины? Вот откуда я это знала, никакой информации на этот счет у меня не было! Но если ты занимаешься делом, а политика – это не бла-бла-бла и не зарабатывание денег. Это тяжелейшая работа, это анализ, учиться нужно с утра до ночи, много читать, чтобы у тебя все поры воспринимали информацию, чтобы ты даже не понимал, откуда она пришла, но она пришла, и тогда ты можешь моделировать. И когда я 30 ноября сказала, что это начало операции Путина по расчленению Украины, сколько прессы сказало, что Богословская пиарится хрен знает на чем! А когда 31 января я сказала, что он пойдет на Украину и будет забирать Крым, Донбасс, Харьков и Запорожье, – это вообще такой гвалт начался! 

– Скажите, пожалуйста, Евгения Кушнарева, очень талантливого, на мой взгляд, человека – убили или он погиб сам?

– Я не знаю. Не хочу говорить об этом, просто не знаю.

– Вы знали, что Кушнарева планировали на замену Януковичу из Москвы, как лидера Партии регионов?

– Нет. А у вас точно есть такая информация?

– Мне об этом говорили.

– Я не в курсе. Он, совершенно очевидно, составлял конкуренцию Януковичу. Тогда я не была в Партии регионов, но Харьков – большая деревня, и многие харьковчане говорили, что, конечно, должен быть Кушнарев, а не Янукович.

– А я знаю, что у них были напряженные отношения, и однажды дошло до того, что во время президентских выборов (когда Янукович сражался с Ющенко) была их совместная поезка в Харьков. Янукович увидел огромное количество билбордов и сказал Кушнареву: "Я же просил поменьше!". Кушнарев ответил: "Вы не знаете Харьков, тут надо так". И тот его ударил по лицу...

– О, господи!

– Мне об этом рассказал человек, находившийся на первом сиденье этого автомобиля.

– Я не склонна верить таким разговорам. Зная Женю, могу сказать: если бы он получил по лицу, он больше и секунды не оставался бы рядом с Януковичем. Кушнарев – человек не конъюнктурный, а с четким пониманием основных ценностей и чувством собственного достоинства...  

– ...после эфира я вам скажу, кто мне это рассказал... 

– Серьезно?! Ну хорошо (смеется).

Я могу поверить в то, что Кернеса заказал Аваков

– Вы заявили, что за время пребывания у власти в Харькове Геннадий Кернес стал долларовым миллиардером.

– Да, это так.

– Это так?

– Он имеет улицы за рубежом, вертолеты-самолеты, машины огромной стоимости. Конечно, каждый харьковчанин, что бы он ни делал – платит Кернесу. Потому что у нас в Харькове светофор, к примеру, может стоить несколько миллионов, а иногда и десятки миллионов гривен, скамейка – 170 тысяч и так далее (улыбается).

– Ну, это Харьков!

– Поэтому харьковчане платят Кернесу каждую секунду...

– ...мне Геннадий Кернес представляется очень умным человеком...

– ...безусловно.

– Скажу непопулярную вещь, наверное...

– …он очень сильный организатор…

– ...скажите, вам сейчас жаль его такого немощного?

– Да.

– Жаль по-человечески?

– Да, конечно.

– Вы заявили, что Кернес до сих пор находится на должности мэра Харькова, а не в тюрьме, потому что откупился от Авакова, вернув ему газовые вышки. Что это значит?

– Да, это правда. Когда Аваков сбежал из Харькова, после того как он был там губернатором, он же сбежал не просто так – по нему было заведено огромное количество уголовных дел. В том числе за незаконное отведение земель, хищение и так далее. Он отсиживался в Италии, а в это время здесь команда Добкина и Кернеса нелегально забрала практически всю его собственность. И когда он вернулся во весь этот кошмар, точнее, мы получили кошмар Авакова в должности министра внутренних дел, то ему были возвращены все его газовые вышки в Харькове. Более того, Аваков у нас крупный делец в сфере нефти и газа: нефть в Полтаве, масса месторождений и прочее. И, конечно, история с Игорем Котвицким (депутат от фракции "Народный фронт", бизнес-партнер Арсена Авакова."ГОРДОН"), который вывел 40 миллионов долларов. Помните, как замяли эту историю? 40 миллионов долларов вывели из страны якобы по долговому обязательству!

– Будем завидовать...  

– Нет, будем наказывать! Они должны сидеть.

– У нас остается немного времени, поэтому переходим в режим полублица...

– ...давайте.

– Что за человек Аваков?

– Это плохой человек. Он не должен быть в должности министра внутренних дел.

– Что сейчас происходит в Харькове? У кого в городе власть?

– В городе сейчас власть у Кернеса, но Аваков пытается сделать комбинацию, при которой он получит в следующей итерации власть над городом. И как сейчас он оседлал все старые схемы в милиции, он оседлает схемы Кернеса в Харькове.

– В интервью интернет-изданию "ГОРДОН" Геннадий Кернес сказал, что его заказал Аваков.  Вы с этим согласны? 

– После того, как я прочитала в интернете переписку Авакова с бывшим харьковским губернатором Балутой, я могу в это поверить.

– Что, на ваш взгляд, сейчас происходит в Украине, если в двух словах?

– Полный распад старой системы и не созданная новая. Потому и такая коррупция – когда кровь не может течь по сосудам, она начинает течь сверху. Сейчас это так.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Безвиз – это победа Украины?

– Да, конечно.

– Однозначная?

– Да.

– Что будет с Крымом и Донбассом?

– Здесь я не могу сказать, что будет, я могу сказать, что должно быть.

– Крым и Донбасс вернутся в состав Украины, на ваш взгляд?

– Да. Но только Крым может вернуться как кондоминиум, как территория под управлением нескольких государств. Если мы хотим покоя в Черноморском регионе – это должен быть кондоминиум Украина–Турция–Россия. Но это возможно только после того, как в России не будет Путина.

Если мы не выйдем на досрочные президентские выборы следующей весной – в стране будет восстание

– Кто был лучшим президентом Украины за все годы независимости?

– Безусловно, Кучма.

– Чем он вам нравится больше остальных президентов?

– Это не нравится, это объективная оценка того, что он сделал. Кучма полностью создал постсоветскую Украину. Он ввел институт частной собственности, упрощенное налогообложение для малого бизнеса, хорошую базу для создания украинских компаний с транснациональным капиталом, он ввел оппозицию как легальный институт во власти, он начал свободу слова, потому что если бы не было свободы слова, то не было бы и "Украины без Кучмы" и так далее. Он полностью отрезал нас от совка и заложил основы постсоветского государства.

– Почему такой низкий уровень украинских политиков? Почему у нас во власть пробиваются не лучшие, а, наоборот, худшие?

– Я считаю, что большая беда произошла тогда, когда Ющенко сломал тенденцию развития, заложенную Кучмой. Ведь когда Кучма уходил, мы три года подряд имели самый высокий темп развития ВВП в мире! 9, 12, и 12 процентов соответственно. Когда Ющенко смалодушничал и назначил Тимошенко премьер-министром, он открыл двери войне во власти. И эта война похоронила Украину.

– Появление в Верховной Раде независимых людей в принципе возможно?

– Да, конечно. Я там появилась как независимый человек. Сейчас очень много молодых людей, у которых есть шанс стать политиками. Но они должны понять, что политика – это тоже профессия, в ней есть свои правила, законы, требования и так далее.

– Осенью президентские и парламентские выборы будут в Украине?

– Нет, я не вижу осенних выборов, но я считаю, если мы не выйдем на досрочные президентские выборы следующей весной – в стране будет восстание.

– Вам не хочется опять в Верховную Раду?

– Нет. Я пойду, скорее всего, другим путем. Но не в Верховную Раду.

– Вам в президенты не хочется?

– Мне не хочется, но, возможно, это нужно будет сделать.

– Красивой женщине среди мужчин в украинской политике сложно?

(Задумалась). Уже нет. Вначале было сложно, когда все считали, что я такая, как многие женщины, которые заходят в политику через постель. Когда поняли, что не такая – стало легко.

– Большинство женщин в украинскую политику заходит через постель?

– Многие заходят либо через постель, либо через связи, либо через патернализм. Но многие заходят и по-другому. Знаете, ведь женщина в украинском бизнесе, например, это хорошая рабочая лошадь. Как правило, бизнесмен мужчина, но управляющим у него – женщина. И очень многие бизнесмены заводят таких женщин в политику. То есть там нет ни постели, ни банального протектората, там есть продвижение верного, надежного профессионала в политику...

– ...что логично...

– ...да.

– Сексуальные домогательства по отношению к вам со стороны украинских политиков, может быть президентов, были?

– Были (улыбается).

– Чем они заканчивались?

– Ничем.

– Почему?

– У меня всегда был любимый муж, это приятно.  

– Но это было при пикантных обстоятельствах? Как это происходило? Хоть один пример...

– Нет, не буду приводить примеров. Такого не должно быть в политике. Сейчас есть один очень яркий, заметный политик в Украине, и при всех его плюсах, когда он едет и видит красивую женщину, эту женщину затягивают к нему в машину вне зависимости ни от чего...

– ...так он Лаврентий Павлович Берия прямо!

– Таких политиков нельзя в Украине принимать. Нам нужно становиться другими. Мы заслуживаем другого качества власти, только мы сами должны в это поверить, потому что все время верим только в то, что дерьмо может нами управлять.

– Инна Германовна, я благодарен вам за хорошую, искреннюю беседу. Мне было с вами очень здорово общаться...

– ...спасибо, и мне.

– Хочу вам пожелать всего самого хорошего. И последний вопрос: Украина пробьется, да или нет?

– Да!

– Однозначно?

– Еще при моей жизни (улыбается).

– Спасибо.

– Спасибо вам.

ВИДЕО
112 Украина / YouTube

Записала Виктория Добровольская 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации
 

Спецпроекты

Все Спецпроекты