ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Пенсионеры "особого статуса": умереть от голода или от пули

16 сентября Верховная Рада приняла закон об особом статусе для Донбасса. Вскоре после этого появилась информация о том, что в городах, подконтрольных "ДНР" и "ЛНР", не будут выплачиваться пенсии, социальные пособия и зарплаты бюджетникам. По словам заместителя губернатора Донецкой области Елены Петряевой, ситуация в оккупированных городах на грани гуманитарной катастрофы. Журналист издания "ГОРДОН" выяснял, на чью помощь могут рассчитывать пенсионеры, оставшиеся без средств к существованию.

Ситуация в оккупированных городах Донецкой области на грани гуманитарной катастрофы
Ситуация в оккупированных городах Донецкой области на грани гуманитарной катастрофы
Фото: korrespondent.net
Татьяна ОРЕЛ
Сегодня в Донецкой области не получают пенсии примерно 700 тысяч человек

На оккупированных боевиками территориях в Донецкой и Луганской областях с сентября не выплачиваются пенсии и социальные пособия. При том, что поначалу никаких официальных заявлений на этот счет не было, жители оккупированных территорий могли только гадать у банкоматов, почему в назначенный срок на счет не поступили деньги, ожидая их со дня на день. Украинские телеканалы в этих районах отключены уже давно, газет почтальоны не носят (да и почта работает далеко не везде), а гаджетами для входа в интернет старики за всю свою жизнь обзавестись как-то не успели – хватило бы пенсии на лекарства…

16 сентября Верховная Рада приняла закон об особом статусе для некоторых районов Донецкой и Луганской областей, о чем на оккупированных территориях люди, не имеющие доступа к интернету, также узнавали по слухам. Ну и от российских телеканалов, конечно, которые там наперебой вещают взамен украинских. Суть закона, опять же, пересказывали из уст в уста, обмениваясь мнениями в бесполезных очередях к банкоматам. Люди все еще надеялись на то, что мудреная для большинства пенсионеров формулировка "особый статус" – термин сугубо политический, и пенсии здесь ни при чем.

Но вскоре после принятия закона премьер-министр Украины Арсений Яценюк выступил с заявлением о том, что Украина не даст "ни копейки террористам", и заверил жителей Львова и Киева в том, что их пенсии и зарплаты в безопасности, и на нужды "особых районов" не пойдут. Киевляне и львовяне вздохнули спокойно, а вот для пенсионеров оккупированных территорий, узнавших об этом заявлении от продвинутых внуков и родственников из других регионов, не лишенных возможности смотреть украинские телеканалы, началась жизнь, полная тревог, проблем и обид на государство, которое, по сути, мирных людей причислило к террористам.

По словам заместителя губернатора Донецкой области Елены Петряевой, ситуация в оккупированных городах "на грани гуманитарной катастрофы".

"Ситуация катастрофическая. В какой степени? Катастрофа – она и есть катастрофа. Люди не получают заработную плату, пенсии, у них нет средств, чтобы жить. Предприятия не получают средства для того, чтобы продолжать свою деятельность, а больницы не получают денег на медикаменты", – сказала она во время онлайн-конференции.

Как сообщает Донецкая облгосадминистрация, на сегодня в регионе не получают пенсии примерно 700 тысяч человек. Местные чиновники рекомендуют пенсионерам, проживающим на оккупированных территориях, переоформить пенсии в городах, подконтрольных украинской власти. Казалось бы, выход найден: можно взять с собой необходимые документы, сесть в автобус и выехать в один из соседних городов, освобожденных от террористов, прийти в отделение Пенсионного фонда, написать заявление о переоформлении с указанием реквизитов банковского счета и ждать, пока его рассмотрят.

Донецкая республика пенсии вроде платит, по 1800 гривен, обещают даже в рублях давать. Так я от них ничего не хочу. Они людям всю жизнь покалечили

Судя по информации, на днях появившейся на сайте Пенсионного фонда Украины, каждому, кто пройдет процедуру переоформления, выплаты гарантированы. Это касается не только пенсий, но и социальных пособий – по рождению ребенка и многодетным семьям.

Но с этого момента начинаются "бумажные ужасы", о которых поэт Владимир Маяковский писал еще в 1927-м: "Человек постепенно становится кляксой на огромных и важных бумажных полях". Сегодня же, век почти спустя, о них рассказывают жители оккупированных территорий Донбасса. Ни один не согласился на то, чтобы в материале было названо его настоящее имя: генетическая память срока давности не имеет, тем более, что доносы на оккупированных территориях весьма популярны. Чуть что (сосед с соседом не поладил, коллеги в политических взглядах не сошлись) – я на тебя сейчас в "ДНР" (или "ЛНР") заявлю. И заявляют, надо сказать.

Итак…

Антонина Петровна, жительница Донецка, 77 лет:

– Я в Донецке одна осталась – дети и внуки, когда боевики в город зашли, уехали сразу. Уговаривали и меня к сестре в Харьковскую область перебраться, но я из дома уехать не могу. У меня цветов полный подоконник и кошка – как я их оставлю? Пенсию не получаю с августа. Мне ее почтальонша носила, а потом почту закрыли, я подумала, что причина в этом. Уже и почту открыли, а денег все равно нет. А потом дочка позвонила и рассказала, что теперь совсем платить не будут. Плакала, извинялась, что не может мне денег отправить. Они флигель снимают где-то под Киевом, работу уже два месяца найти не могут, а возвращаться нельзя. Их дом возле аэропорта стоит, а там все время стреляют. Что я теперь буду делать? У меня 157 гривен осталось, еще немного протяну, я привычная. Кошка только бы не голодала, она у меня домашняя, из мусорника есть не будет. Говорят, куда-то ехать надо, документы по-новой подавать. Мы с бабками во дворе договорились в Мариуполь ехать. А где там что искать, где ночевать – не знаю. Автобус только бы не обстреляли. У нас соседку недавно по дороге на дачу убило через стекло. Тут рассказывают, что республика донецкая пенсии вроде платит, по 1800 гривен, обещают даже в рублях давать. Так я от них ничего не хочу. Они людям всю жизнь покалечили…

Ирина М., преподаватель вуза, жительница Горловки, 59 лет:

– Я не получаю ни зарплату, ни пенсию уже больше двух месяцев. Живу с отцом. Он инвалид 1-й группы, бывший шахтер. В нашем пятиэтажном доме не сталось ни одного целого окна. Сосед помог забить проемы фанерой, так теперь не только на холоде живем, но и в темноте – и днем, и ночью. Мы уже столько всего натерпелись под обстрелами, что заслужили, наверное, человеческого отношения к себе. Решение о прекращении пенсионных выплат жителям оккупированных территорий считаю предательством. Я с российскими флагами на митинги не ходила, на референдуме за "ДНР" не голосовала, перед телевизором, когда на Майдане людей расстреливали, плакала от горя. Чем же я провинилась перед Украиной? Денег я не скопила – с преподавательской зарплаты разве что-то отложишь? Лекарства покупать отцу нужно, стекла вставлять – зима на носу. Отец говорит: "Не плачь, я скоро умру, ты отсюда уедешь, работу найдешь, квартиру продашь и будешь жить заново". Он же старый человек, не понимает, что квартиры в нашем "Приднестровье" теперь гроша ломаного не стоят. Мне сказали, что можно переоформить пенсии в другом городе Донецкой области. А смыл? Сегодня там украинская армия, а завтра – "ДНР". Потом снова ехать куда-то для переоформления? Да и как я вывезу отца, если он уже два года не встает?

Паспорта жителей регионов с особым статусом от паспортов остальных украинцев не отличаются ничем – государственный герб на обложке у всех один и тот же

Риторический вопрос Ирины издание "ГОРДОН" переадресовало заместителю начальника Управления информационной политики и по вопросам прессы Донецкой облгосадминистрации Илье Суздалеву. Он ответил, что пенсионер, не имеющий физической возможности выехать в другой город, может оформить нотариальную доверенность на своего поручителя.

Кстати, стоимость нотариальной доверенности – 250-300 гривен. Если же явиться к нотариусу лично доверитель не может, тот придет к нему домой – но уже за 600 гривен. Впрочем, для человека, который  несколько месяцев не получает пенсию, что 250, что 600 – большой разницы нет.

Сергей К., житель Новоазовска, предприниматель, внук 93-летнего Константина Александровича:

– Дед у меня не видит, не слышит, не ходит почти. Я его до скамейки у дома довожу, так он сидит и спит полдня, как ребенок. Вызвал я нотариуса, оформили доверенность, я поехал в Запорожье, в Пенсионный фонд. Там очередь – не протолкнуться. Простоял часа два, тут из кабинета женщина выходит, плачет. Я так понял, она из Донецка. Рассказывает, что доверенность от тетки у нее не взяли. Сказали, что 97-летнюю тетю без ноги нужно положить в машину и привезти, чтобы сотрудники Пенсионного фонда на нее посмотрели воочию. А то в последнее время мошенников развелось, оформляют пенсии как бы по доверенностям от имени соседей и дальних родственников, а пенсионеры об этом и знать ничего не знают. У меня все закипело внутри: как старикам пять-шесть часов в дороге трястись, да если еще и на всех блокпостах останавливают и машины, и автобусы? В общем, я плюнул на все, развернулся и уехал ни с чем. Иначе разнес бы этот Пенсионный фонд от злости. У них, видите ли, инструкции из Киева, от главного управления. А у меня – дед, живой пока еще. Войну пережил, два раза в сталинских лагерях сидел. Может, Киев на нас отыгрывается за эту войну? Я слышал, по всей Украине переселенцам из Донбасса квартиры не сдают. Как будто мы враги какие-то … Я деду вместо государства сам пенсию платить буду. Только, не дай Бог, он об этом узнает – умрет от обиды.

Социальные сети переполнены сигналами SOS: в Торезе на последнем этаже девятиэтажного дома, где полгода не работает лифт, умирает от голода прикованная к постели одинокая старуха, пенсионер из Ясиноватой покончил с собой, открыв в доме газ, под окнами воют голодные собаки умершей недавно пожилой хозяйки… В ответ на каждый пост – десятки откликов: какой адрес, чем помочь, как спасти, куда перевести деньги? Может, потому, что горе в непосредственной близости кажется осязаемым, а с расстояния в тысячу километров воспринимается абстрактно?

Для того чтобы собрать воедино информацию, касающуюся переоформления пенсий и хотя бы этим помочь пенсионерам из оккупированных территорий, мы созвонились с Пенсионным фондом Украины, но у специалистов уважаемого ведомства времени для нас не нашлось. Бюрократическая процедура оказалась важнее, чем проблемы конкретных людей, ставших заложниками не только террористов, но и государства. Хотя паспорта жителей регионов с особым статусом от паспортов остальных украинцев не отличаются ничем – государственный герб на обложке у всех один и тот же.

Не удалось добиться ответов и от государственного "Ощадбанка", услугами которого пользуется большинство пенсионеров Донецкой и Луганской областей. Вернее, хотели бы пользоваться…

Поэтому вопросы, адресованные чиновникам, мы публикуем в этом материале – в надежде все же получить на них ответ.

1. Если пенсии и социальные выплаты начисляются из госбюджета, а Пенсионный фонд располагает электронным реестром, в котором уже есть данные всех пенсионеров Украины, почему нельзя переводить положенные и давно уже утвержденные для каждого суммы на банковские карты пенсионеров без переоформления, которое сопряжено для них с такими трудностями?

(Полагаем, что этот вопрос не приведет к отмене решения о прекращении выплат на оккупированных территориях, но поможет пенсионерам хотя бы понять логику этого решения. Как говорится, понять – это почти что простить).

2. Как много времени занимает процедура переоформления? Придется ли искать ночлег в другом городе или же можно успеть обернуться за один день?

3. На сайте Пенсионного фонда в информации для жителей Донецкой и Луганской областей написано, что для переоформления пенсии необходимо указать место фактического проживания в том городе, где происходит переоформление. Какой адрес должен указать человек, приехавший в этот город на один день?

4. Можно ли переоформить пенсию по просьбе родственника или одинокого человека по предъявлению нотариальной доверенности?

5. Что делать одиноким людям, которые не имеют физической возможности выехать в другой город и опасаются передоверить свои документы чужому человеку?

6. Если пенсия переоформлена в городе, который вдруг перейдет под контроль "ДНР" или "ЛНР", придется ли повторять процедуру переоформления снова – уже в другом месте?

7. Если у пенсионера уже есть открытый ранее счет в "Ощадбанке", будет ли на него переводиться пенсия или же придется открывать счет в отделении "Ощадбанка" в том городе, куда он приедет для переоформления?

8. Открывает ли банк пенсионный счет по нотариальной доверенности и выдает ли карту с пин-кодом предъявителю доверенности?

9. Могут ли пенсионеры воспользоваться счетами и картами других банков для зачисления на них пенсии?

Сотрудник Пенсионного фонда Украины порекомендовал нашему изданию внимательно прочитать информацию для пенсионеров Донецкой и Луганской областей на сайте ведомства. Прочитали. Ответов на эти вопросы не нашли. Потому что официальная информация, как правило, не учитывает человеческий фактор. Но ознакомиться с ней полезно для того, чтобы знать перечень необходимых документов и адреса отделений пенсионных фондов в разных городах Украины.

http://www.pfu.gov.ua/pfu/control/uk/publish/article?art_id=218427&cat_id=184068

В этой информации Пенсионный фонд опирается на закон Украины "О борьбе с терроризмом", в данном случае осложняющий жизнь почему-то вовсе не террористам, а старикам, которым вряд ли удастся пожить в Украине по-европейски. Не потому, что Украине долго шагать в Европу, а потому, что жизнь на склоне лет бежит особенно быстро. В оккупированных городах тем более – день за три.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации