Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Назаров: Михалков и Табаков скоро переобуются в воздухе и будут раздавать интервью, как любят Украину и что Путин – враг

Почему российская творческая элита негативно высказывается в адрес Украины, имеют ли право украинские артисты гастролировать в России, а российские – в Украине, почему Владимир Путин пользуется высокой поддержкой российских граждан и выиграет ли он очередные президентские выборы, рассказал в авторской программе Дмитрия Гордона на канале "112 Украина" народный артист России, композитор Владимир Назаров. А также почему он переехал жить в Украину и что узнал, обратившись в больницу "Феофания". Издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Владимир Назаров: Дальше работать в России я не мог
Владимир Назаров: Дальше работать в России я не мог
Фото: Ростислав Гордон / Gordon.ua
Дмитрий ГОРДОН
Основатель проекта
Демократию Россия профукала

– Владимир Васильевич, добрый вечер.

– Добрый вечер.

– Вы из Новомосковска Днепропетровской области. По слухам, даже из запорожских казаков…

– Абсолютно точно.

– Вы чувствуете себя казаком?

– Если вспомнить мою биографию, что я всегда пер на рожон и никогда ничего не боялся, то, наверное, да (смеется).

– Революция достоинства, которая произошла в конце 2013-го – начале 2014 года в Киеве, не напомнила вам события 1991 года в Москве, когда был путч ГКЧП и, в конце концов, все это провалилось. Три дня и три ночи у Белого дома находились сотни тысяч людей – эйфория счастья, ощущение, что вот сейчас наконец заживем как люди, что все только начинается. У вас не возникает никаких аналогий?

– Аналогия есть, и очень устойчивая, особенно после Майдана. Тогда я не мог подобрать названия всему, что произошло, и когда я услышал выражение "Революция достоинства", то подумал, что это, наверное, тоже была революция достоинства, только, к счастью, не такая кровавая. Потому что...

– …погибло три человека...

– …да. Конечно, любая смерть – трагедия, и те молодые ребята, я считаю, погибли не зря. Но самое печальное не это, а то, что после мы так благополучно и уютно уснули и проспали все дальнейшее развитие России. Мы считали, что демократия победила, теперь все пойдет само собой, и мы ее профукали. Мой друг Слава Ростропович стоял рядом со мной все эти три дня и был, я бы сказал, лицом этой революции. Я думаю, что если бы ему кто-нибудь сказал, что начиная с 2000 года будут такие результаты, то он бы там, наверное, застрелился, ей богу…

– …из того автомата, который держал в руках…

– …да. Кстати, как виолончель (смеется).

– Ростропович был интересным человеком, да?

– Потрясающим! Знаете, это был такой сгусток энергии, оптимизма и совершенно чумовой выносливости. Я много раз наблюдал, как он работает. Ростропович умудрялся совершить два-три перелета в день, ему друзья предоставляли частный самолет, и дать три концерта в разных странах, понимаете? А возраст-то уже был достаточно почтенный.

– И был большим ребенком, правда?

– Абсолютно (улыбается).

– Вы написали много прекрасных песен. Наверное, самые известные – "Ах, карнавал" и "Танец маленьких утят", а также – музыку для фильмов и мультфильмов, стали народным артистом России. И, живя в Российской Федерации, вдруг начали резко высказываться против существующего режима и ее агрессии по отношению к Украине. Вам, человеку, обласканному властью, имеющему все мыслимые и немыслимые звания, не страшно было это делать?

– Страшно.

– Почему вы это делали?

(Вздыхает). Вы знаете, есть такое артистическое выражение "не могу молчать". Вот и я так же. После гибели сопредседателя нашей партии ПАРНАС Бориса Немцова молчание было бы не нейтральной позицией, а предательством, поэтому я начал высказываться. Мама говорила мне в детстве: "Держи язык за зубами"…

– …предупреждала….

– …да, но я ее не послушал (смеется). Конечно, "обратка" прилетела сразу: наш театр – Государственный музыкальный театр национального искусства – один из крупнейших в России, был разгромлен…

– …что значит разгромлен?

– Разгромлен полностью. Во-первых, исполнителем этого дела был Мединский. Кстати, по происхождению...

– …украинец...

– …да, так сказать, из наших краев (смеется)

– …из Черкасс, по-моему…

– …да. Нас обвинили во всех мыслимых и немыслимых грехах, как это всегда и бывает. В частности, что мы с Касьяновым проводили там какие-то политические сходки. Но, несмотря на то, что Михаил Михайлович Касьянов, будучи премьер-министром, действительно помог мне в создании этого театра, он ни разу не обратился ко мне с просьбой провести там какое-то политическое собрание. Он понимал, что я из благодарности не смогу ему отказать, а потом у меня будут неприятности. То есть мы там занимались только искусством. Все остальное – обвинение в какой-то политической деятельности – это было чистое вранье.

– Вы же дружили с Касьяновым, да?

– Да, я его знаю со студенческих времен…

– …да?

– Да. Он на моих глазах вырос в большого политического деятеля и стал премьер-министром, поднимаясь ступенька за ступенькой, кстати, в отличие от некоторых товарищей, которые даже в своей конторе не сделали...

– …карьеры...

– …да, а потом, знаете, их, как водолазов, раз – и вынесло наверх. Наверное, поэтому у нашего лидера кессонная болезнь. А Михаил Михайлович шел постепенно: он был начальником управления, заместителем министра, министром, вице-премьером, премьером. А потом стал оппозиционером. И все это время он оставался моим другом: и когда был премьер-министром, и когда на него начались гонения. Нашу партию травили, о том, что произошло с Немцовым, знают все. Мише сейчас очень тяжело, потому что он лидер, и на него сыплются все удары, угрозы и провокации. Ну, это тоже всем известно.  


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Вы были в хороших отношениях с Немцовым?

– Прекрасных. Немцов – уже легенда. Это был человек совершенно потрясающей энергетики, обаяния, веселости и бесстрашия. О нем можно рассказывать сутками. Я его обожал, как и все мы.  

То, что Табаков говорит об украинцах, – лицемерие. Я его давно знаю и не верю, что он не понимает того, что происходит

– У меня в Москве очень много друзей, выдающихся деятелей российской и мировой культуры: писателей, артистов, художников, спортсменов, режиссеров и так далее. И подавляющее большинство из них, к сожалению, "заболело" ненавистью к Украине. Что случилось с российской культурной элитой? Что с ней произошло?

– Вы знаете, как в свое время сказал Булгаков: "…обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…". Так вот, мне кажется, людей искусства тоже "испортил квартирный вопрос". Сытая жизнь, нежелание с ней расставаться, боязнь потерять то, что у них есть. И очень многие совершенно не верят в то, что говорят...

– …не верят?

– Нет. Это абсолютное лицемерие и ложь. Что еще хуже на самом деле! Знаете, когда выступает какой-нибудь товарищ вроде Жириновского, я смотрю как режиссер...

– …он гений…

– …и не могу поверить! Он настолько натуральный в предложенных обстоятельствах, как собака! Понимаете? (Смеется). В том, что он говорит, невозможно сомневаться! А этих я знаю – они врут! Врут и лицемерят. А потом, вне эфира, вне посторонних ушей, говорят мне, что у них за плечами театр, заказы, еще что-то, и вообще, нужно кормить семью. Но курвиться-то зачем? Ну вы же свой некролог портите. Я не знаю, дети, правнуки, внуки, поклонники будут потом вспоминать не то, что ты создал какие-то потрясающие образы в искусстве, а предательство. То, как ты за 30 сребреников изменил своему делу, профессии и, я считаю, родине тоже. Потому что происходящее сейчас – это предательство по отношению к России. Не только к Украине – здесь они, знаете, как-то себя оправдывают: "Ну как же?! Мы же защищаем украинцев от "фашистов!". Я говорю: "Ребята, а с головой как, нормально?". Они: "А что у вас там в Киеве происходит?!". Я сбрасываю ссылки на веб-камеры, предлагаю посмотреть – в интернете можно рассмотреть каждую улицу. Не смотрят. Потому что...

– … смотрят телевизор...

– …телевизор смотрят (улыбается).

– Я, вы знаете, пытаюсь найти какое-то оправдание многим из них...

– …я тоже…

– …начинаю думать: "Ну хорошо, Марк Анатольевич Захаров – пожилой человек, и театр все-таки на нем держится. Ему идут деньги, блага, государство ему ордена цепляет. И дочка у него работает. Мы понимаем, если бы не он, она бы никогда не играла в театре. Ну ладно, Олег Павлович Табаков, – говорю я. – Ну жена, дети, деньги". Там огромные суммы крутятся, как я понимаю…

– …конечно...

– …кстати, вы написали открытое письмо Олегу Табакову, да? По поводу его антиукраинской позиции… 

– Да, я выступил с видеообращением к нему. Я хотел это сделать на заседании Совета по Общественному телевидению...

– …вы были членом Совета?

– Да. Более того, вы будете смеяться, но члены Совета формируются указом президента!

– То есть вас назначил Путин?

– Да. И я хотел выступить на Совете, но потом подумал, что будет так, как на "Первом канале": мой микрофон выключат, а все остальные включат, станут орать и просто не дадут мне сказать. И тогда я выбрал форму видеообращения и записал письмо к Олегу Павловичу. Причем я, конечно, уважал и уважаю его как актера, он, несомненно, мастер…

– …и какой организатор…  

– …да. Но то, что он совершил, я стерпеть не смог. Как и работать под его началом, ведь получается, что я тоже "человек третьего сорта" или какого там еще (смеется)…

– …да, он назвал украинцев "людьми третьего сорта"...  

– …да. А если точнее, он сказал "…во все времена их лучшие представители интеллекта, литературы – они по сравнению с русскими были где-то на второй или третьей позиции. Ну может быть, Тарас Григорьевич как-то выделялся в лучшую сторону, и то – по политическим причинам". И еще Ожешко приплел, которая вообще из Польши…

– …да, полька…

– …с его стороны это было, конечно, тоже лицемерием. Я ведь давно его знаю и не верю, что он не понимает того, что происходит.

– Понимает?

– Понимает.

Михалков бросился к ногам Касьянова и сказал: "Дайте денег на кино!"

– Боже мой, ну ладно, подписал ты это злополучное письмо в поддержку аннексии Крыма – сиди тихо. Хотя я знаю, что покойная уже Елена Васильевна Образцова вообще не ставила своей подписи, ее ознакомили с тем, что она уже расписалась… 

– …да, некоторые попали…

– …некоторые попали в жернова. Но зачем ты начинаешь еще и высказываться, причем так ужасно и отвратительно в адрес людей, которые тебе ничего не сделали, и страны, в которую ты приезжал зарабатывать деньги? Ведь многие российские эстрадные звезды ежегодно вывозили из Украины полмиллиона, миллион долларов и даже больше...

– …конечно…

– …ужасно…

–  На самом деле – это трагедия, причем как украинских артистов и людей искусства, так и российских. Потому что культурные связи, которые у нас были, они взаимообогащали. Нельзя было сказать, что русские научили украинцев. Простите, а сколько нас, украинцев, было в Москве?! Сколько мы поставили спектаклей?..

– …а грузины, армяне, прибалты?..

– …да. Как можно было сказать, что Россия вот такая гениальная, а все остальные – младшие братья, сестры, племянники, и я не знаю, кто еще? Мы же работали на общую мировую культуру и считали, что это общемировое культурное пространство невозможно разорвать. А оказывается, возможно.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Никита Сергеевич Михалков – тоже, безусловно, суперталантливый человек, создавший прекрасные образы в кино как актер и блестящие фильмы как режиссер, так же подлейшим образом повел себя по отношению к Украине. Кстати, это правда, что он в свое время перед вашим другом Касьяновым, когда тот был премьер-министром России, стоял на коленях?

– Чистая правда. Но это было сделано по-артистически. Смотрите, он был первым посетителем недавно назначенного премьер-министра Михаила Касьянова. И секретарша доложила ему, что в приемной ждет Михалков – первый посетитель! И тот влетает в кабинет, по-грузински бросается на колени, едет по паркету к ногам Михаила Михайловича…

– …красиво…

– …и говорит: "Дайте денег на кино!" (Смеется)

– …барин…

– …да. Но понятно, что это была домашняя заготовка. Я думаю, что Никита Сергеевич так делал перед каждым премьером (смеется). Поэтому нельзя сказать, что он в прямом смысле стоял на коленях, просто он артист даже в этом, понимаете?

– Дал ему Михаил Михайлович денег на кино?

– Думаю, что нет (смеется).

– Вы сказали, что в приватных беседах известные режиссеры и актеры все-таки говорят, что любят Украину, но так сложились обстоятельства…

– …да...

– …скажите, а когда все изменится (а ведь это произойдет), они станут говорить то, что сейчас объясняют в приватных беседах, но уже в открытую, что их ввели в заблуждение, на глазах была пелена?

– Я абсолютно уверен, что те люди, которых мы называли, переобуются в воздухе, и мы еще не успеем ничего сказать (смеется), а они уже будут раздавать интервью о том, как любят Украину, что, конечно, их ввели в заблуждение…

– …Путин – враг…

– …да, Путин – враг, администрация – сволочи. То есть точно так же, как они лицемерят сейчас, они будут лицемерить в будущем, сто процентов!..

– ...профессионалы…

– Беда только в том, что существует интернет…

– …да, раньше этого не было…

– …и все, что они сказали, говорят и будут говорить, – зафиксировано. И это не вырубишь ни топором, ничем.

– Вы знаете, я наблюдаю, опять-таки в среде своих российских друзей – нерядовых людей, просто какое-то оболванивание и одурманивание жуткой телевизионной пропагандой. То есть я сомневаюсь, чтобы они мне вот так врали на полном серьезе...

– …есть искренние...

– …оболваненные напрочь! То есть да, "фашисты" ходят по улицам Киева, бьют всех, кто говорит по-русски…

– …и нас с вами…

– …периодически, да …

– …периодически (смеется)...

– …этот бред невозможно повторять. Скажите, пожалуйста, почему вас не одурманила российская пропаганда? Вы что, из другого теста сделаны?

– Думаю, да. И не только я, но и моя семья: супруга Лидия, сын Артем. Начнем с того, что мы никогда не голосовали за Путина. Возвращаясь к Михаилу Михайловичу, когда Путин вступил в должность президента, Касьянов из вице-премьера стал премьер-министром…

– …да, первый срок Путина он был премьером …

– …и он, и его супруга были страшно удивлены, что мы не проголосовали за Путина. Она даже сказала мне: "Как?! Ты что, сдурел вообще? Миша же станет премьер-министром!". Я ответил, что Миша и так им станет, а я голосовать за эту гэбэшную сволочь не буду! Потом прошло много лет, и Касьянов у меня спросил: "А как ты это проинтуичил?". Да ничего я не интуичил, просто я считаю, что те люди, которые работают в спецслужбах, в принципе не должны и близко подходить к государственному управлению, именно к государственному. Пусть они разрабатывают свою узкую нишу.

– А почему не должны?

– Мозги набекрень. Они по-другому видят. Особенно кадровые, которые прошли всю эту школу, главным образом советскую. Я говорю не о молодых ребятах, которые сейчас работают на демократию и в нашей, и в других странах. А вот у тех, советских, у них другие мозги. Были и порядочные люди, я таких встречал, которые спасали нас от каких-то нечаянных, а порой и намеренных проколов. Я же был выездной, ездил по всему земному шару. И сколько наших ребят приходилось защищать от каких-то там...

– …соблазнов...

– …совершенно дурацких наездов гэбэшников. Поэтому я считаю, что эти товарищи должны заниматься своими прямыми обязанностями. Как и артистам не стоит идти на государственную службу, потому что у них тоже мозги набекрень, но в другую сторону (смеется).   

В вопросе запрета российских фильмов и артистов нужен индивидуальный подход

– Сегодня в Украине запрещено много российских фильмов и сериалов. Скажите, пожалуйста, это правильно, на ваш взгляд?

– Вы знаете, в принципе, наверное, правильно, учитывая, что у Украины нет таких средств на контрпропаганду, какие есть у России. То есть там пенсионеры не могут дотянуть от пенсии до пенсии, но в пропаганду вбухиваются огромные деньги. У Украины таких возможностей нет, поэтому украинское руководство выбрало такой способ защиты. Наверное, можно было бы работать тоньше. Но что бы я посоветовал нашим властям: индивидуально, точечно рассматривать каждый случай. Чтобы не рубить чохом, понимаете, по принципу "лес рубят – щепки летят". 


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Сериал "Ликвидация", который я, например, очень люблю, запретили из-за того, что там в одной из главных ролей снимался Михаил Пореченков, стрелявший по нашим солдатам на Донбассе, вы помните...

– …да, я помню…

– …эту идиотскую историю, просто отвратительную и по своей сути, и по наполнению. Стоило ли запрещать весь сериал "Ликвидация", который так любят миллионы людей?

– Я считаю, что не стоило. Об этом и разговор, что надо подходить индивидуально, точечно. Это тонкая сфера, и здесь механизм иногда работает в обратную и наносит вред Украине. Как действия какого-нибудь дурака-чиновника, который не даст себе труда разобраться, а списком – бабах, и всех под одну гребенку.

– Сегодня в Украину не пускают многих российских эстрадных артистов, которые то ли пели в оккупированном Крыму, то ли подписывали какие-то антиукраинские письма. Скажите, пожалуйста, вот их тоже надо не пускать? Или опять-таки подходить индивидуально?

– Смотрите, Украина приняла закон, где совершенно четко прописаны все действия, связанные с оккупацией Крыма. И на основании этого закона посещение полуострова является преступлением. Именно посещение. Закон начинает срабатывать, когда ты незаконно пересекаешь границу суверенного государства. Иногда, конечно, под эту гребенку совершаются какие-то ошибки. Я думаю, что в этом случае можно было бы подходить индивидуально. Но, скорее всего, на это не хватает ни сил, ни времени, ни кадров. Поэтому происходят такие ошибки, которые, конечно же, болезненно воспринимаются теми людьми, которые незаслуженно попадают под эти санкции. Ведь они на стороне Украины, на стороне нашей страны, иногда они рискуют жизнью за ее свободу. И к таким людям должен быть индивидуальный подход.   

– Сегодня, когда более 10 тысяч украинцев убито по вине России, по вине агрессора, когда все это принесло столько горя, целый ряд украинских артистов, в частности эстрадных исполнителей, благополучно гастролируют по Российской Федерации, выступая в том числе на концертах в честь российской армии, МВД, ФСБ, пограничных войск и так далее. Я очень резко высказывался по этому поводу.  В ответ на что мне как-то сказали: "Ты говоришь, что артисты плохо поступают, что поют в России? А несколько миллионов украинцев, в том числе из Западной Украины, едут туда гастарбайтерами – ничего?". И я поприкусил язык, потому что довод – убийственный. Что вы об этом думаете?

– Вы знаете, очень сложно объяснить людям, что они должны отказаться от денег. Когда их много и хочется, чтобы стало еще больше, то ты можешь вспомнить, что ты украинец, сколько людей погибло на востоке Украины, и сделать какие-то выводы. Но когда речь идет о людях, которые в России зарабатывают копейки, а они именно столько и зарабатывают, то я бы подошел к этому вопросу несколько по-другому. Хоть я и не государственный деятель, а артист, но, наверное, можно было бы принять какую-то программу помощи этим людям и попытаться предоставить им возможность для трудоустройства в других странах. То есть не просто: ты туда не езди, потому что… Можно и нужно призывать человека отказаться от этих денег, когда он зарабатывает, я не знаю, $500 в месяц, пашет как проклятый...

– …и отсылает сюда деньги...

– …да. Но делать это стоит деликатно, не рубить сплеча и, прежде всего, предоставить какую-то альтернативу, чтобы он сказал: "Да, действительно, я же могу прокормить свою семью и в Украине"...

– …дома…

– …да. Или, допустим, поехав в дружественную Польшу или какую-то другую страну. И правительство должно работать в этом направлении.

Путин хитрый, но дурак 

– Скажите, Путин вам интересен вообще? Что вы о нем думаете?

– Вы знаете, я думаю, что он хитрый, но дурак.

– Да? Дурак?

– Да.

– Весь мир думает иначе…

(Пожимает плечами). Я думаю, что до 2008 года мы видели другого Путина, и многим он импонировал. Мне он не нравился никогда, но у многих он вызывал симпатию. Была возможность работать, зарабатывать, вести бизнес в России,  то, что называют...

– … золотые докризисные годы…

– …да, тучные годы. Была высокая цена на...

– ...газ, нефть...

– …как там говорят: "Спаси меня, Углеводородица!" (Смеется). И я не понимаю, что с ним произошло. Может быть, это состояние здоровья или еще что-то, но он сейчас совершенно другой.

– А в его рейтинг – 86% – вы верите?

– Нет, не верю.

– Не верите?

– Нет.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Вы так нелицеприятно говорите о Путине – нехорошо вроде. Он вам в Кремле звание вручал, руку жал, что-то говорил. Он говорил вам что-нибудь, когда жал руку?

– Да, говорил, что он следит за мной, за моим творчеством…

– …следит…

– …да, мне понравилось слово "следит". Это был 2004 год. Вручение звания мне было омрачено тем, что вскоре он отправил в отставку Михаила Михайловича Касьянова. И скажу вам честно, я не считаю, что это он дал мне звание народного артиста. Это сделал народ. Я всю жизнь, с 1975 года, работал для народа и ради народа. Ради моих зрителей, которых я очень люблю и которые любят меня. Это всего лишь какой-то условный знак моего безусловного вклада в искусство. Вот и все.

– А что будет с Путиным, на ваш взгляд?

– По-моему, ничего хорошего. Наверное, я романтик, но, честно говоря, надеюсь, что все-таки если не Углеводородица, то Богородица его вразумит, и он ужаснется деяниям рук своих. Потому что я не верю, что сейчас его кто-то там снимет или какая-то оппозиция сделает так, что его не изберут в 18-м году. Изберут…

– …тем более, что лидера оппозиции-то нет...

– В общем, да. Более того, если даже выборы пройдут без фальсификаций…

– …все равно изберут…

– …да. Ну не 86% его поддерживает, но все равно большой процент...

– …плоть от плоти народа, правда?

– Да. Я думаю, что он был нужен России, именно такой лидер, который стал рупором всего затаенного в русском народе. Путин озвучил то, что в них было…

– …абсолютно. В 2018 году в России должен будет пройти чемпионат мира по футболу. Вы заявили о том, что Российскую Федерацию нужно лишить права на его проведение. Я тоже давно об этом говорю, это было бы правильно и логично…  

– …я абсолютно в этом убежден...

– …как думаете, лишат или нет?

– Думаю, нет.

– Да?

– Я думаю, что администрация Трампа взяла курс на такое что ли умиротворение Владимира Владимировича Путина. На то, что он все-таки сам спохватится и начнет откручивать назад…

– …глубокое понимание русской души, да?

– Да, но я думаю, они плохо его знают. Никуда он не открутит и будет переть как баран на новые ворота. Я не говорю, что Путин дурак в плане того, что он какой-то ненормальный. Нет-нет, у него достаточно мозгов для того, чтобы проворачивать все свои дела, что он и делает. И вы правильно сказали, что он плоть от плоти. Путин соответствует чаяниям народа...

– …хорошее слово "чаяния", из 70-х годов…

– …вот он абсолютно соответствует этим чаяниям сегодняшнего российского народа.

– В прошлом году вы сказали в интервью: "Думаю, России наступила хана". Так наступила уже или нет?

– Я думаю, что в том виде, в котором мы наблюдаем это государство, наступила. И весь вопрос только во времени.

– А чем все закончится в России?

– Боюсь, что в этот раз все закончится кровавым распадом нашей страны, в данном случае – России. И это не будет такая вот безболезненная революция роз или достоинства, как это было в 1991 году.  Тогда Господь Бог послал всем нам необычайный, фантастический, волшебный подарок…

– …избавление...

– …избавление от коммунистического ига. Все получилось как-то спокойно, без крови. Но таких подарков Бог дважды не дает, понимаете? Я очень этого боюсь. У меня в России живут дети, внуки, и я, конечно же, всей душой переживаю за все, что происходит с этой страной.

Эйфория после Майдана должна рассеяться и уступить место труду и ответственности за каждое обещание

– В 2016 году вы переехали жить в Украину. Почему?  

– Да вот не смог больше. Просто не смог.

– Усталость материала, да?

– Уже да. Для начала, как я сказал, наш театр полностью разгромили. То есть было отобрано здание, бюджет, рассеяна труппа. Я ушел, бросив заявление. Но если бы даже я этого не сделал, меня бы все равно ушли. Поэтому дальше работать в России я не мог. Здесь, на своей родине, я востребован.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Чем вы сейчас занимаетесь?

– В данный конкретный момент я ставлю в Днепровском музыкально-драматическом театре имени Шевченко мюзикл "Скрипач на крыше". Уже прошли застольные репетиции, и с 15 августа мы приступим к мизансценическим. Там совершенно прекрасный коллектив, очень талантливые люди, энергичный, замечательный директор – Оксана Ивановна Петровская. То есть я был просто очарован ими и работал с огромным удовольствием. Тем более, что это мой родной город, я там знаю каждую улицу…

– …и каждая улица знает вас…

– …(улыбается) да, и каждая улица знает меня. Я обожаю Днепр и Новомосковск. Я там вырос, получил первое образование. То есть для меня находиться там – это никакая не эмиграция, это не то, что называется "начни сначала". Ребята, которые со мной работают, понимают меня с полуслова. Я купаюсь во всем этом, мне по кайфу! Вот просто по кайфу.

– Вам не кажется, что Украина слишком медленно реформируется, уж очень неспешно идет в Европу? После такой революции, смертей, войны хочется, чтобы это было быстро, стремительно. А нас все-таки держат какие-то тормоза…

– Вы знаете, наверное, нам нужно еще многому учиться. У меня такое ощущение, что эйфория после Майдана, чувство, что все произойдет само собой, должны рассеяться и уступить место труду, ответственности за каждое обещание, каждое данное слово, за свои семьи и окружающую среду. Знаете, вот для начала – не бросайте на землю окурки. Просто уберите лужу перед вашим подъездом. Не пишите президенту, а возьмите и вместе с соседями сделайте это. Я не хочу употреблять сильных выражений, но многое из того, что я вижу, это, в первую очередь, – безалаберность самих украинцев. На самом деле моя надежда на молодых. Я считаю, что они должны брать эту страну в свои руки и выводить ее на европейский путь развития. И не болтать языком, а работать! Работать, работать и работать. Никакого другого рецепта нет. И первоочередная задача для страны – это культура и образование. Мы не "банановая республика", а технологическая страна. У нас очень светлые мозги, особенно среди молодняка в хайтековских технологиях. То есть в этом мы можем составить конкуренцию самым выдающимся ребятам, которые сидят в Силиконовой долине…  

– …в том же Днепре, извините, в свое время функционировал лучший в мире ракетный завод, который немного работает и сейчас…

– Но в Днепре еще есть одно знаковое место – это "Менора" – центр европейской иудейской религии. Я вспомнил об этом потому, что они делают очень много хороших вещей, причем тихо, не для прессы, не для понтов – помогают искусству и культуре. Но их, понятное дело, на все не хватит.

В "Феофании" меня не предупредили, что у них нет нужного препарата. Это – убийство!

– Я вам задам очень личный вопрос: я слышал, что недавно вы тяжело заболели. Что случилось?

– Ну, это не недавно. В 2003 году у меня нашли онкологию. Я прооперировался в Германии, потом делал облучение, а дальше все это было в нормальных, так сказать, параметрах. А с 2013 года, видимо, из-за стресса мое здоровье стало ухудшаться. Наверное, ничего такого удивительного тут нет (улыбается).

– Но вы собой занимаетесь?

– Ну как занимаюсь, я проверяюсь, принимаю какие-то лекарства, вакцины.  

– У вас произошел какой-то нехороший случай в больнице "Феофания" в Киеве, да?

– А, ну это не просто случай, это вопиющая ситуация, я считаю! Особенно, если вспомнить, что такое "Феофания".

– А что произошло?

– Понимаете, в чем дело, я попросил сделать мне ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная компьютерная томография для диагностики онкозаболеваний, которая проводится с использованием радиоактивного индикатора. – "ГОРДОН"). А до этого я проходил такое обследование в Израиле, и у меня обнаружили метастазы в лимфоузлах. Я пришел в "Феофанию", они сделали проверку и поздравили  меня с тем, что ничего не нашли. Тогда я сказал: "Друзья, я сейчас с удовольствием накрыл бы стол и выпил с вами шампанского, но вот гвоздь в ботинке у меня все-таки есть, меня терзают смутные сомнения". А эти сомнения – диск с результатами обследования в Израиле, который я им дал. Они его переписали, но не посмотрели. И когда они это сделали, то сказали, что надо доверять израильским результатам. Я поинтересовался: "А почему так? Вы же только что сказали, что я здоров и могу идти пить водку?". Они ответили, что их аппарат не видит того, что показывает израильский. "Как это?! Стоп, ребята! Что значит не видит?!" – спросил я. "Ну вот так, потому что там проводят диагностику на основе галлия, а мы – радиационной глюкозы", – объяснили они. Я говорю: "А аппарат у вас нормальный?". "Да, аппарат у нас современный, но нет необходимого препарата, который используется в качестве контраста", – объяснили они. Тогда я спросил: "А почему вы об этом меня не предупредили?". А теперь представим, что к ним пришел не я, а простой фермер, обычный украинец, который не ездил в Израиль. Он заплатил деньги, ему сделали ПЭТ-КТ...

– …и сказали, что ничего нет...

– … да, сообщили, что он здоров! А пациент так устроен, что больше верит в хорошее, чем в плохое...

– …конечно…

– …то есть я бы сказал: "Спасибо, ребята!", пожал всем руки и через два года умер. Это – убийство, на самом деле убийство! Потому что они обязаны предупреждать, что у них нет нужного препарата! Они должны бить во все колокола, звать журналистов, созывать пресс-конференции и кричать на весь мир, что они отстой! Вот в этом деле – они отстой. И надо срочно что-то решать! Некоторые наши олигархи по $200 тыс. прогуливают в казино, а это ровно та сумма, которая нужна для производства препарата, необходимого для современного обследования людей.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Владимир Васильевич, я хочу пожелать вам здоровья! Чтобы у вас все было хорошо…

– …(улыбается) спасибо!..

– …и чтобы мы не завершали интервью на минорной ноте...

– …нет, давайте закончим культурой…

– …давайте вы что-нибудь исполните из своих самых популярных песен, хоть пару куплетов, чтобы мы порадовались и на этой мажорной ноте закончили интервью…

– Вы знаете, скорее всего, моя самая-самая популярная мелодия – это "Ах, карнавал", все ее помнят, наверное, да?..

– …и фильм "Валентин и Валентина"...

– …Ах, карнавал, удивительный мир,

Где перемешан Париж и Памир.

Если ты с нами всю ночь танцевал,

Снова приедешь на наш карнавал.

Это ладно, а с Петром Магой мы недавно, как вы знаете, выпустили мюзикл "Жил-был пес" в Оперном театре для детей и юношества, а также написали песню о Киеве. Сейчас я спою припев, правда, у меня, как у всех композиторов, тот еще голос:

Київ – місто хороших людей.

Київ – місто святої Софії.

Київ нас пригорнув до грудей,

Древній, освячений Київ.

Київ – місто на двох берегах.

Київ – місто великої мрії.

Київ наш – у серцях і піснях,

Юний, усміхнений Київ.

Ну вот такую песню мы создали.

– Спасибо, Владимир Васильевич.

ВИДЕО
Видео: 112 Украина / YouTube

Записала Виктория Добровольская

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
24 августа, 2016 13.14
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации