Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Перман: Зеленский создал громадную компанию, которая дарит смех и радость людям, а не конфеты, от которых жиреешь и дохнешь в итоге

Действительно ли музыкальный рынок в Украине вырос за последние пять лет, почему нельзя сравнивать выступления украинских артистов в России с работой в нацистской Германии, какую музыку любили Леонид Кучма и Виктор Янукович. Об этом, а также о том, как Петр Порошенко обманул Романа Виктюка и Ани Лорак, в авторской программе главного редактора интернет-издания "ГОРДОН" Алеси Бацман на телеканале "112 Украина" рассказал известный украинский продюсер Сергей Перман. "ГОРДОН" эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Сергей Перман: Виктюк так красиво матерится! Как никто другой!
Сергей Перман: Виктюк так красиво матерится! Как никто другой! 
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Алеся БАЦМАН
Главный редактор
Самые мои приятные впечатления о молодости связаны с Машей Распутиной, Ирой Аллегровой, которая меня учила пить водку

– Сережа, привет.

– Привет, Алесечка.

– Скажи, пожалуйста, сколько лет ты в шоу-бизнесе?

– 30 лет будет в следующем году. Если брать официально, с 90-го года, а до этого я уже пару лет на побегушках был.

– То есть можно сказать, что с пеленок: всю сознательную и несознательную жизнь (улыбается).

– Да, рано начал, было дело. Так сложилось.

– Кто был первым большим артистом, которого ты опекал?

– Самые мои приятные впечатления  о молодости, наверное, связаны с Машей Распутиной, Ирой Аллегровой, которая меня учила пить водку, с группой "Ласковый май"... Свои первые деньги я заработал на группе "Ласковый май".

– Тогда много кто на них поднялся.

– Да. Вот такие у меня были первые артисты. Иосиф Давидович Кобзон, безусловно. Я работал практически со всеми артистами. Я жил в Донецке, и мы делали гастроли... Ты знаешь, как тогда колесили: не пропускали ни одного маленького города...

– Скажи мне, Аллегрова могла много принять на грудь?

– Ирина Александровна женщина боевая, да.

– Сколько вы могли выпить?

– Я не помню.

– Много?

– Нет, немного абсолютно, потому что очень тяжело, утомительно. Бывало по два концерта, потом тяжелые переезды на страшных дорогах. 

– А условий никаких.

– Это сейчас мерседесы, майбахи. А тогда мы ездили в ужасных вагонах, [жили] в жутких гостиницах.

– Без горячей воды...

– И конечно же, когда у тебя каждый день концерт, ты ночами садишься в машину и переезжаешь. И, естественно, пару глотков... Да, было дело.

– Один из твоих самых больших друзей – это Роман Виктюк, которого я тоже очень люблю и уважаю. Скажи, как он себя сейчас чувствует?

– Роман Григорьевич – это счастье в моей жизни, было большой удачей повстречаться с ним 20 лет назад. Ты знаешь, Роман Григорьевич – очень боевой человек: он работает, ставит, каждый день в театре, каждый день на интервью, то есть он в бесконечном движении. Конечно же, ему это уже не так легко дается, как раньше, но он старается, он боец. Один из немногих остался, к сожалению. Он держится – молодец! – спектакли выдает каждый год.

– У него безупречное чувство юмора и у него есть легендарные специальные шуточки. Расскажи самые смешные истории, афористичные выражения.

– Я не могу, потому что это нецензурные выражения (улыбается).

– Давай!

– Впервые безупречную українську мову я услышал от Романа Григорьевича Виктюка...

– Он львовянин, конечно. 

– Він розмовляє бездоганно!

– Вишукана українська, так.

– И он так красиво матерится! Как никто другой! Я не могу, к сожалению, в прямом эфире это повторить. Но историй было очень много. Он большой модник, большой шопоголик, обожает поездки – мы объездили с ним много стран. Есть два человека в моей жизни – это Филипп и Роман Григорьевич, – которые обожают шмотки.

– Ты имеешь в виду Киркорова?

– Да. Безусловно, какие-то курьезные ситуации всегда случались, но я тебе скажу другую вещь: он очень много рассказывает историй. Ты неоднократно с ним общалась и, конечно же, слышала. Я думал, что часть этих историй выдумана. Про перстень от Версаче, который он носит не снимая, и так далее... 


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Его встреча с Фаиной Раневской в детстве...

– Да. Его истории с Людмилой Марковной Гурченко, с Ульяновым и так далее. И мне казалось, что он чуть-чуть привирает. К моему великому удивлению, в какой-то момент я стал получать подтверждения всех этих историй, которые на самом деле невероятны! Я не могу, к сожалению, его лексикон воспроизвести – это может сделать только Роман Григорьевич.

– Давай, хоть чуть-чуть!

– Ты хочешь, чтобы...

– Запикали (смеется).

– Нет, это невозможно (улыбается).

Порошенко пообещал дать деньги Роману Виктюку на постановку. Я ходил за ним год. Каждый раз он говорил "Как не дали? Быть не может! Завтра", "Послезавтра"... Мы отсылали сметы, но все осталось на том же уровне. Рома был очень расстроен

– Давай одну историю – и пойдем дальше.

– Я просто вспомнил его определение... у мальчиков и девочек. Ты помнишь, наверное? Чичирка, манюрка, а если вместе – будет гедзалка (смеются).

– С Виктюком связана и наша с тобой история. Благодаря ему мы познакомились: я тогда была редактором программы Савика Шустера и хотела пригласить на эфир Романа Григорьевича. Я позвонила тебе, ты его благополучно привез. Это год 2009–2010 был...

– Он обожал и обожает тебя, очень уважает Савика, постоянно спрашивает о нем...

– Не помню уже, какая была тема программы, помню только, что он рассказывал о каком-то совершенно прекрасном проекте. Говорил, что все прекрасно, но денег нет. На этой же программе тогда был Петр Алексеевич Порошенко, и он в прямом эфире предложил Роману Григорьевичу помощь, сказал: "Вам нужны деньги? Приезжайте, завтра я вам их дам".

– Алесечка, к сожалению, эта история печальна, и она не лучшим образом иллюстрирует нашего президента. Как всегда, у Савика были политические темы, а к концу эфира он переходил на культуру. Был Роман Григорьевич, Петр Алексеевич остался после политического эфира (был он тогда министром или депутатом, я не помню – он же у нас побывал на большом количестве должностей)...

– Да, разные посты занимал.

– И Роман Григорьевич мечтал поставить пьесу о Лесе Украинке, о ее жизни в Грузии. И Петр Алексеевич (они не были знакомы) вдруг встает...

– Да, он сам предложил помощь.

– "Роман Григорьевич, я вас так уважаю, вы мой любимый режиссер"...

– Я помню.

– "Хочу дать денег на спектакль". По-моему, мы говорили о 50–70 тысячах на всю постановку. Это смешные деньги для театральной постановки. 

– Долларов?

– Естественно, долларов. И все – Рома пустил слезу на эфире.

– Я еще тогда так обрадовалась, думаю, как удачно знакомство началось, помогли реально гениальному режиссеру...

– Роме повезло по жизни на самом деле. Ему всегда кто-то помогал и помогает. Он на сегодняшний день имеет театр своего имени...

– Он очень хотел этого.

– ... мало кто может этим похвастаться. И ему всегда на его достаточно нелегком пути встречались люди...

– К чему ты ведешь? Денег не дал, что ли?

– Я ходил за Петром Алексеевичем год. Он меня отсылал к каким-то помощникам, руководителям фондов.

– Он же сказал "завтра".

– Мне заказывали пропуска в Верховную Раду, я его вылавливал...

– Что он тебе сказал?

– Каждый раз он говорил "Как не дали? Быть не может! Завтра", "Послезавтра"... Мы отсылали сметы, но все осталось на том же уровне, к великому сожалению. Это была печальная история. Рома был очень расстроен...

– Ты меня сейчас тоже расстроил.

– Но это не одна история с Петром Алексеевичем.

– В смысле?

– У нас была еще история с Петром Алексеевичем: после этого случая прошло много времени, я работал с певицей Ани Лорак.

– Ты несколько лет был ее продюсером...

– Шесть лет. Она с детства к слову "продюсер" плохо относилась, прямо аллергия.

– Прозвище Серый кардинал она придумала?

– Нет, это меня Forbes назвал.

– Когда ты вошел в пятерку самых влиятельных...

– Я не вошел, я возглавил эту пятерку! (Улыбается).

– Извините!

– Так вот, история с Каролиной. Это было до Революции, естественно. Тогда Каролина была большой певицей здесь, это было после "Евровидения", она была на слуху. Мы затеяли очень большое шоу с ней, грандиозный концерт. Но все прекрасно понимают, что шоу с таким количеством аппаратуры, декораций и прочего не окупаются за счет продажи билетов, – и мы начали искать деньги. Мы наметили для себя четыре фамилии – у кого бы мы хотели попросить помощи. Первый человек, к которому мы обратились, – наша покойная подруга Ира Бережная (экс-нардеп от Партии регионов Ирина Бережная погибла в августе 2017 года в ДТП в Хорватии. – "ГОРДОН"). Она была в хороших отношениях с Петром Алексеевичем и организовала нам встречу. Мы пришли – и Петр Алексеевич меня узнал… как ни в чем не бывало (улыбается)… 

– Кстати, это же было сразу после…

– Ну десяток лет прошел…


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Он тебя узнал?

– Да. Мы сидели, значит, в ресторане друг напротив друга, говорили. "Петр Алексеевич, мы не просим просто так. Она – большая певица, готова выступить амбасадором брэнда Roshen, отработаем рекламой. Все что угодно сделаем! Помогите!" Он сказал: "Каролина, я так тебя люблю, обожаю, ты такая хорошая… Все что угодно. Но не могу… Я не управляю деньгами Roshen" (смеется).

– Видишь, он уже честно поступил (улыбается).

– "Я не имею никакого отношения [к Roshen], только зарабатываю на нем" (смеется). "Но я решил, что дам тебе $20 тысяч (эта сумма была названа, 100%) от своего фонда. Я тебе помогу. Серега, звони завтра…" 

– Я уже где-то слышала эту историю (улыбается)

– Да, точно та же история. Значит, я звоню завтра: да-да, конечно. Звоню послезавтра… Потом я снова вылавливаю Петра Алексеевича. "Как?! Вот сволочи, не дали?!" (Смеется). Вся эта история длилась месяца полтора… Роман Григорьевич дольше верил в эту сказку. А Каролине я сказал: давай я тебе отдам эти $20 тысяч (я неплохо зарабатываю), только не буду больше за ним ходить. Вот так закончились две истории с обещаниями Петра Алексеевича.

– Тогда переходим к Ани Лорак, раз ты затронул тему…

– А кто дал денег, не хочешь спросить?

– Ты же сказал, что сам дал 20 тысяч.

– Да нет, на шоу… 

– Расскажи.

– Мы обратились к четырем людям: Петру Алексеевичу, еще одному олигарху (он отказал, не буду называть его имени)… И я обратился к Ринату Леонидовичу… Моя молодость связана с Ринатом Леонидовичем: я работал у Александра Сергеевича Брагина (Ахать Брагин, бизнес-партнер Ахметова, был убит в 1995 году в Донецке. – "ГОРДОН"). Ты знаешь, кем был этот человек… Тогда Ринат был его самым близким соратником. Так вот, я обратился к Ринату. Они были знакомы с Каролиной только шапочно – я их сам познакомил. Я знаю, что Ринат помогает многим людям – и не афиширует этого… Он сказал: "Каролина, я недавно смотрел передачу о вашем детстве; как шпроты были для вас любимым деликатесом. А ведь это и мое детство". В итоге я к нему обратился – и на следующий день нам передали деньги.

С Ани Лорак мы разошлись после того, как у меня была ссора с ее супругом Муратом. Для меня был очень тяжелый момент, и Каролина не подобрала правильных слов, которые были мне так нужны. Я психанул – и мы расстались за одну минуту

– Много?

– Большая сумма. И второй человек, который нам помог, – это Дмитрий Васильевич…

– Фирташ.

– Да.

– Слушай, ну у тебя и знакомства!

– Он ничего не требовал взамен, это было меценатство. 

– У меня родилась идея: раз тебе так легко дают деньги олигархи, тебе нужно взять какого-нибудь кандидата…

– Могу тебя взять (улыбается).

– Нет-нет, я не иду в политику (смеется). Возьми того, кто идет. У нас много желающих…

– Алеся, за такие деньги идут все! (Смеется).

– Ты моментально соберешь фонд на президентские выборы! Знаешь, как говорят? Политика – это тот же шоу-бизнес.

– Абсолютно! Но, к сожалению, с более печальным концом. 

– Ты сам, кстати, не хочешь выдвинуться?

– Никогда не хотел.

– Вернемся к Ани Лорак. Почему вы разошлись? У вас ведь все хорошо получалось в творческом плане.

– Просто все когда-нибудь начинается и когда-нибудь заканчивается. Быть вместе шесть лет, в тяжелый момент, когда она покоряла рынок, когда выходила на новые территории… Естественно, мы практически жили одной семьей. Есть такая поговорка: когда все хорошо – хороший артист, когда все плохо – плохой менеджер.

– Как футбольная команда и тренер, конечно.

– У нас все было хорошо, у нас все развивалось по нарастающей, но, может быть, мои излишние амбиции (как говорил Филипп Киркоров, "надел корону на голову") привели к тому, что мы поняли: нужно будет расставаться. [Расстались мы после того, как] у меня была ссора с Муратом, супругом Каролины…

– С языка снял! Как раз хотела спросить, не приложил ли он руку к этому.

– Это и была причина. Сейчас, по прошествии пяти лет, я понимаю, что не должен был так поступать… Но тогда для меня был очень тяжелый момент, и Каролина не подобрала правильных слов, которые были мне так нужны. Я психанул – и мы расстались за одну минуту. Вот так, к сожалению, произошло.

– Уже бывший муж Ани Лорак Мурат – хороший человек?

– Я не хочу обсуждать Мурата, Алеся. Прости, но это та тема, на которую я говорить не хочу (улыбается).

– Это был неравный брак?

– Что ты имеешь в виду?

– Интеллектуальные способности…

– У Мурата очень высокие интеллектуальные способности.

– … способность зарабатывать деньги…

– Я тебе так скажу: он – Остап Бендер. 

– Исчерпывающая характеристика.

– Он умный парень, безусловно. Но турки – это очень специфическая нация, и когда он попал сюда…

– Сейчас телезрители подумают, что ты расист.

– Боже сохрани! Я хотел сказать, что моногамных турецких мужчин не существует. 

– Почему ее терпение лопнуло сейчас, после 10 лет брака?

– Думаю, это нужно спросить у Каролины.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


Рынок Украины на самом деле очень маленький, люди обеднели, а цена билета в 150–200 гривен достаточна лишь для того, чтобы прокормить свой коллектив

– Хорошо. Не личный вопрос. Ани Лорак очень сильно любили в Украине, у нее была куча фанатов…

– Да. Я думаю, что ее любят и сейчас.

– Но когда она выбрала Россию, уже после того, как Россия стала агрессором, напала на Украину, Ани Лорак потеряла уважение большинства фанатов в Украине и, соответственно, украинский рынок. Она понимает, к чему привел ее выбор или даже не задумывается об этом?

– Это очень сложная тема, но раз уж мы ее затронули, скажу так: я не обсуждал с Каролиной, как она себя чувствует… Мы с ней не так много общаемся... Встречались несколько раз, недавно виделись, когда я летал в Сочи на "Новую волну", виделись, когда она была в Киеве… После нашего расставания мы три года вообще не общались, и теперь очень аккуратно идем на контакт. 

Знаешь, ко мне очень часто приходят люди и просят: я хочу быть артистом, давай, продюсируй меня, вот тебе деньги… У меня есть один важный вопрос, который я задаю своим собеседникам: что ты будешь делать, если не будешь петь? Одни начинают говорить: ну я, может быть, буду… И только тот человек, который скажет "Я умру", может идти на сцену. Так вот, Каролина умрет, потому что сцена – это ее жизнь, она создана для сцены, а сцена создана для нее. Почему женщина, певица, артистка, которая имеет бесконечное количество поклонников, у которой концерты проходят только на аншлагах, у которой бесконечное количество корпоративной работы, должна чувствовать себя плохо? Да, безусловно, Каролина – украинская девочка, родилась в Кицмани, ты знаешь, при каких обстоятельствах, папа у нее был очень националистически настроен… Безусловно, для нее это большая боль.

– Хочу тебе возразить: если бы она осталась здесь, да, это были бы меньшие деньги, но это родная Украина, те же полные стадионы…

– Полные стадионы, Алеся, у нас собирает только Святослав Вакарчук раз в год.

– Оля Полякова… 

– Алесь, я тебе скажу такую вещь: рынок Украины на самом деле очень маленький, люди очень обеднели, а цена билета в 150–200 гривен достаточна лишь для того, чтобы поддерживать, прокормить свой коллектив. Спроси у Оли Поляковой, Иры Билык – у кого угодно: если раньше артист ехал в тур по 10–11 крупным городам, то сейчас – 27. 

– Но тем не менее Оля Полякова сделала свой выбор и не поехала в Россию, хотя были предложения…

– Корпоративы.

– Твой друг Андрей Данилко, для которого Россия – шикарнейший рынок, сказал: пока идет война, я туда не поеду. Я уважаю эту позицию.

– Кто без греха, пусть первый бросит в меня камень. Я не считаю, что мы вправе осуждать  [Ани Лорак] за ее выбор. Жизнь одна, война не объявлена… Вот говорят: представьте себе Клавдию Шульженко, которая едет в фашистскую Германию, чтобы зарабатывать деньги… Но, во-первых, давай не будем сравнивать эти ситуации – война не объявлена…

– От этого война не перестает быть войной! Больше 10 тысяч украинцев погибло.

– Подожди! На тот момент, когда началась… начались эти события, Каролина уже была востребованной певицей в России, в отличие от Клавдии Ивановны Шульженко. Во-вторых, Клавдия Ивановна, как и все большие артисты того времени, была обласкана государством. Эти артисты имели квартиры, машины, полное обеспечение. Ты же это понимаешь?! Чтобы осуждать человека, надо ему что-то дать, надо ему что-то сделать…

– Но те, кто остался, не ждали дач…

– Это их выбор. 

– Они сказали, что их совесть чиста.

– Совесть – это дело каждого. 

– Давай обсудим другой аспект. Я посмотрела линейку топ-певиц в российской попсе, и получается (ты, наверное, можешь меня поправить), что это украинки. Лорак, Лобода, Брежнева…

– Я живу в Украине, поэтому не в курсе.

– Может, с профессиональной точки зрения. 

– Украинские артисты имеют самый большой успех на территории России, безусловно.

– Почему? У тебя есть объяснение?

– Почему вообще так развивается украинская музыка? Я когда-то обсуждал это с одним российским артистом, и он говорил: мы приносим песню на радио, а нам говорят – не формат, не формат… А в Украине этого нет, музыка имеет больше возможностей развиваться. То есть украинскую музыку не так "жмут", нет рамок, форматов. Это во-первых. Почему так успешны наши артисты [в России]? Для меня это загадка. 

– По твоему мнению, тут есть политическая составляющая?

– Абсолютно никакой! А какая может быть политическая составляющая?

– Они просто талантливее?

– В России есть много талантливых артистов.

– Какой примерно гонорар украинского артиста в России? У Лободы, Лорак.

– Думаю, от 50 до 100. Тысяч евро.

Сейчас из-за квот на радио стало больше украинской музыки… Господи, какое говнище крутят!

– Украинские артисты, признавая, что война – это огромное горе, с профессиональной точки зрения (с кем бы я ни говорила!) говорят, что когда для России закрылся украинский рынок, тут же стали "взлетать" наши певцы. По твоим наблюдениям, это так?

– Не совсем. Дима Монатик взлетел бы независимо от того, был бы рынок открыт для российских артистов или нет.

– Дима Монатик прекрасен! Кстати, он тоже отказался от выступлений в России, несмотря на то что его там слушают.

– Да, мы говорили об этом с Димой. Он очень востребован в России! Ты не понимаешь, какое количество людей звонило мне и просило: помоги, привези его за любые деньги…

– Да, он рассказывал. 

– У Димы это принципиальная позиция. Он так хочет, так живет – и молодец, честь ему и хвала.

– Хотя теряет [деньги].

– Теряет очень много. А по поводу развития… Я слушаю радио… Сейчас же из-за квот стало больше украинской музыки… Господи, какое говнище крутят!

– Да ладно!

– Это же просто невозможно! Мне плохо становится.

– Kazka тебе не нравится? Hardkiss?

– Подожди секундочку… Кстати, Kazka – это единственная группа, которая возникла… Винник был, Ирина Федышин была, Hardkiss уже были, и они очень хорошо развивались. Как я уже говорил, талантливым артистам не мешали развиваться никакие другие артисты на нашей территории.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Мы с тобой уже говорили о связи шоу-бизнеса с политикой. С твоей точки зрения как продюсера, кто из украинских топ-политиков был бы успешен в шоу-бизнесе, кто занимается политикой именно как шоу-бизнесом?

– Чистый шоу-бизнес – это, конечно же, Ляшко. Чистейший шоу-бизнес.

– Ты бы смог сделать из него артиста, который собирает стадионы?

– Думаю, да. Он может гениально играть трагедию, комедию. Я к нему иначе как к артисту не могу относиться. Юлия Владимировна тоже артистка, безусловно. У меня была одна встреча с Юлией Владимировной, кажется, во время какой-то избирательной кампании. Она подошла ко мне, взяла под локоток… Ты, наверное, знаешь о ее магнетической силе? 

– Тают все!

– И когда она взяла тебя под локоток, сказала: "Я так признательна"… Если бы в этот момент она сказала: отдай ключи от квартиры, машину – я бы отдал! (Смеются). Она, конечно, гениальная женщина! Проходит 15–20 минут, чары чуть-чуть растаяли – и ты начинаешь понимать…

– Вот кого нужно было посылать к Петру Алексеевичу!

– Она артистка, но, к сожалению, подпортила себе репутацию благодаря советам не тех людей. Это известная история: ее выход из тюрьмы, коляски, лабутены… Невозможно всегда идти прямо – иногда свернешь куда-то не туда, а потом возвращаешься (улыбается)… Но она сильная женщина.

Я хочу дать шанс не системному политику. Пусть я буду жалеть об этом, но хочу попробовать один раз – и проголосую за Володю Зеленского

– Кто еще?

– К сожалению, украинская политика скудна на яркие личности.

– У нас не так много времени. Скажи: за кого ты будешь голосовать?

– Я буду голосовать за Володю Зеленского.

– Ты его хорошо знаешь, он твой друг?

– Он не мой друг, он мой очень хороший знакомый. Мы не созваниваемся, не поздравляем друг друга с праздниками, но когда видимся, можем отлично пообщаться. Я больше дружу с ребятами из "95 квартала". Но голосовать я буду не поэтому. Я хочу попробовать дать шанс не системному политику. Надоели они все! Ну невозможно! Все они прошли коррупционный порочный круг, из которого выйти невозможно! Пусть я буду жалеть об этом, но я хочу попробовать один раз – и проголосую за Володю! Все говорят о нем "комик". Да что ж за хрень такая?! Он талантливейший бизнесмен! Я помню, как эти ребята только переезжали в Киев… Он создал структуру, громадную компанию, которая дарит смех и радость людям… Не конфеты, от которых жиреешь и дохнешь в итоге…

– Сладкое тоже поднимает настроение (улыбается).

– Он дарит удовольствие! Сколько благодаря ему людей работает и сколько зарабатывает…

– Сережа, ты, наверно, смотрел интервью, то, которое Володя Зеленский давал Дмитрию Гордону.

– Безусловно, смотрел.

– В этом интервью он рассказал о том, как "95 квартал" пригласили работать на корпоративное загородное мероприятие. Там были президент Украины Виктор Янукович, президент России Дмитрий Медведев – вот и все зрители. И что самое интересное – они были в халатах. Какие самые яркие истории, связанные с олигархами, президентами, ты помнишь?

– Ох, столько всего было за долгие годы. 

– Расскажи парочку.

– Леонид Данилович [Кучма] мог забрать гитару у Тото Кутуньо и давать ему концерт... С Колей Басковым была гениальная история – я ее обожаю! Можно я ее быстро расскажу? Это было во время, когда Леонид Данилович был президентом... Я очень уважаю Леонида Даниловича, считаю, что годы его правления были лучшими... Так вот, была умопомрачительная история с Колей Басковым: на дне рождения Кучмы он пел "Шарманку"  20–30 раз, ну и Леонид Данилович заснул, а Коле надо было срочно в Москву...

– Наверно, было очень интересно (смеется).

– Он устал. Было большое празднование... Коля на чартерном самолете вылетает в Москву, засыпает. Потом просыпается, когда самолет садится, смотрит в иллюминатор – и не понимает, где он. А в это время Леонид Данилович проснулся и сказал "Где Коля?" Самолет развернули – и Колю опять вернули в Фарос (смеется). На самом деле смешных историй много, но не могу все рассказать – многие живы еще! Опишу в мемуарах.

– Да, ты обещал. Мемуары ждут многие!

– Да мемуары будут знатные, но пока не могу все рассказывать (смотрит в мобильный телефон).

– Кто тебе пишет? Не Ахметов с Фирташем?

– Пишут люди, которые смотрят наш эфир сейчас.

– Им нравится, надеюсь. Можешь передать привет.

– Большой привет моим друзьям в Вене и в Москве.

– Значит, Фирташ все-таки нас смотрит. Я правильно понимаю?

– Нет-нет.

– Давай пройдемся по музыкальным вкусам и предпочтениям наших олигархов, для которых ты организовывал много мероприятий. Назови любимых исполнителей Ахметова.

– У Рината такой изумительный вкус. Он Бейонсе очень любит.

– Еще Гайтану, Аллегрову.

– С Аллегровой у него особые отношения, потому что когда-то она привезла Игоря Крутого в Донецк. Благодаря этому познакомились Игорь Яковлевич с Ринатом Леонидовичем, и вот уже долгие годы – они самые близкие друзья. Ринат вообще добродушный, хлебосольный, любит артистов. Хотя наверняка ты помнишь времена, когда мы летали в Донецк на матчи "Шахтера" или на открытие стадиона, – пели абсолютно все артисты. У него нету какой-то особой привязанности.

– У Фирташа?

– Дмитрий Васильевич любит красивых артистов. Женя Кемеровский – постоянно! (Смеется).

– Это самый любимый. Кто еще?

– Нет такого.

– Коломойский?

– У Игоря Валерьевича не знаю. Я думаю, "95 квартал". Игорь Валерьевич в жизни достаточно скромный... Помню, наблюдал в Юрмале: стоит за заборчиком, ручкой машет – заберите меня, я здесь стою. Он мне импонирует. Смешной.

Андрей Данилко свой первый большой гонорар получил из моих рук. Он тогда ездил один, с чемоданчиком с костюмом Верки, сиськи еще надувал из презервативов

– Давай пройдемся по президентам. Леонид Макарович Кравчук кого любит?

– Я не знаю, кого любил Леонид Макарович, потому что это было очень давно. Это при Кучме начались пышные гуляния. Леонид Данилович, точно знаю, любил Малинина, Баскова, Таисию Николаевну [Повалий], безусловно, Тото Кутуньо.

– Виктор Ющенко?

– Виктор Ющенко был демократичный человек. Он не любил пышных гуляний, но с Романом Григорьевичем Виктюком очень дружил.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Да, это я знаю.

– Мы были у Виктора Андреевича в гостях с Романом Григорьевичем. Он нас принимал, кормил. У меня варенье из бузины, по-моему, до сих пор стоит как сувенир. Я не открываю, потому что это лично от президента Украины.

– Внукам передашь. Бывший (Виктор Федорович).

– Тая, конечно же. [Янукович] любил артистов, концерты. Знаешь, я с Виктором Федровичем был знаком очень много лет.

– Наверное, в Донецке?

– Да, я даже работал у него в областной администрации, делал мероприятия. Когда-то он и Людмила Александровна очень любили Данилко. И Андрей свой первый большой гонорар получил из моих рук. Он тогда ездил один, с чемоданчиком с костюмом Верки, сиськи еще надувал из презервативов (улыбается)... Первый большой гонорар он получил из моих рук – в Донецке. Как раз мы праздновали какую-то победу "Шахтера". Я привез Андрея за бешеные деньги! У нас с Андреем данные разнятся: он говорит – за 500, я говорю – за 300 долларов (смеется)!

– Петр Алексеевич Порошенко.

– Я боюсь, что он настолько экономный человек, что он себе артистов на мероприятия не заказывал (смеется).

– А субботники?

– Я никогда не слышал о его гуляниях. Он, конечно, такой скряжечка...

– Что ты такое говоришь?! Наговариваешь явно!

– Ну да, прошу прощения.

– Правда, что в тот день, когда в ложе на стадионе подорвали Брагина, ты должен был быть рядом с ним?

– 15 октября 1995 года... Помню этот день очень хорошо. Я был помощником... Знаешь, была смешная история: я работал помощником генерального директора фирмы "Люкс" Александра Сергеевича Брагина...

– Какое у тебя богатое...

– Я привозил артистов на футбольные матчи: они не пели, ему нравилось, что они сидели в ложе... чтобы объявляли, что сегодня на матче присутствует такая-то артистка...

Работая у Алексадра Сергеевича Брагина, я знал, что существует всемогущий человек, его имя произносилось вполголоса – (шепчет) Алик Грек (уголовное прозвище Брагина. – "ГОРДОН"). Как-то, проработав три-четыре месяца, я пришел к Александру Сергеевичу и спросил у него, кто такой Алик Грек (смеется). Он долго смеялся, а потом сказал: меньше знаешь – дольше живешь. Потом я узнал, что это один и тот же человек (улыбается).

Да, было правило: все всегда были на матчах... Я дружил с Вадиком Писаревым – это прославленный украинский балерун, на тот момент премьер донецкой оперы, большая величина мирового балета. У него был бенефис в Вахтанговском театре в Москве, и Вадик меня попросил помочь ему по административным делам. Я пришел к Александру Сергеевичу и отпросился. Он меня отпустил, потому что прекрасно относился к Вадику... В антракте я спустился в буфет Вахтанговского театра – помню каждую минуту – и увидел в новостях по "Первому каналу", что произошел взрыв на стадионе и погиб Александр Сергеевич Брагин.

– Писарев тебя спас, по сути.

– Так получилось. Это трагическая история. Я безмерно уважаю Александра Сергеевича, это был удивительный человек с удивительной судьбой. Так же я уважаю Рината, потому что видел, каким он был тогда и каким стал сейчас. Простой парень из поселка шахты "Октябрьская"…

Ахметов был простым человеком, ходил в спортивном костюме

– То есть ты видел Ахметова до того, как он стал Ахметовым?

– Он был Ахметовым всегда, но он был простым человеком, ходил в спортивном костюме (улыбается)

– Как ты считаешь, мог ли он, если бы взял на себя ответственность, как Коломойский в Днепре, остановить агрессию?

– Алесечка, я не знаю… Мог бы, не мог бы… Для Рината это большая боль, однозначно. Но я хотел бы о другом сказать: моя тетя, которая недавно скончалась, с начала боевых действий каждый месяц, как и все пенсионеры Донбасса, получала большой продуктовый набор (это не тот ужас, который Ляшко бабкам раздает), а большой набор, чтобы человек мог выжить…

– Она жила в Донецке?

– Да, и умерла там буквально недавно.

– Ты не хотел ее перевезти?

– Я хотел, и она жила какое-то время здесь… Но ей было 80 лет, а ты знаешь, что такое старый человек… "Я хочу умереть и быть похороненной рядом с мужем", "Что мне тут делать?" и так далее… И они молились на Рината, потому что это единственная помощь, которую пенсионеры получали и получают по сегодняшний день. А мог или не мог… Если бы мог, он бы не допустил, не сомневаюсь.

– Правда ли, что у тебя нет высшего или средне-технического образования? Если да, то почему ты не купил диплом?

– Я считаю, что это очень неправильно. (Смотрит в камеру) Прошу, не повторяйте этого, у меня просто так сложились жизненные обстоятельства: я рано остался один, стал сиротой… Я окончил восемь классов, потом меня друзья покойной мамы воткнули в кулинарное училище, которое я не закончил, – сбежал с дипломной практики. Я не мог сидеть и полгода чистить картошку, потому что уже в тот момент зарабатывал деньги. Образования у меня действительно нет, и это неправильно, я от этого страдаю. 

– Купил бы себе корочку.

– Понимаешь, у меня никогда не было проблем с работой, чтобы покупать корочку… Когда-то очень уважаемый мной человек, наш с тобой большой друг Михаил Поплавский позвал меня преподавать. А я говорю: "Я не могу – у меня нет образования". "Как?! Давай ты будешь у меня учиться!" (Смеется). Нет, говорю, спасибо, у меня сейчас нет на это времени. Но мне этого не хватает…

– Сережа, почему мама умерла?

– Рак. Она была в Чернобыле и, к сожалению, это сказалось [на ее здоровье]… Рак крови.

– Сколько тебе было?

– 11.

– Ты с тетей жил?

– Нет, с бабушкой. Потом бабушка умерла… Я достаточно давно остался один… Но не будем говорить на эту грустную тему.

– Назови, кто для тебя самый крутой украинский артист и самая крутая украинская артистка.

– Я не могу назвать одного человека.

– Назови нескольких.

– Конечно, у нас есть хедлайнеры, яркие артисты. Для меня артист – это, прежде всего, песня.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


Столько, сколько сделали группа Kazka и Юра Никитин для развития украинской песни в мире, больше никто не сделал

– Хит.

– Да. Артист, у которого нет песен, – я этого не понимаю. Например, Тина Кароль – гениальная певица, артистически роскошная женщина, большая звезда в этой стране, но ни одной песни за последние годы. Ни одного хита. Я считаю, что звездой может быть только тот артист, у которого есть хиты. Дима Монатик – это звезда, у него есть хиты. Светлана Лобода – это звезда, безусловно, она выдает хит за хитом. 

– Она уже российская звезда.

– Оля Полякова, Олег Винник… Винник и Ирина Федышин – это самые ротируемые украинские артисты, и у них есть хиты, они востребованы и интересны. Оля Полякова – это вообще явление (смееется)!

– Трудяжка!

– Я знаю Олю столько лет, мы даже когда-то пытались с ней вместе что-то делать. Она удивительная артистка, революционерка! Слава Богу, украинские артисты есть, они работают. Kazka! Недавно проводилась наша единственная большая музыкальная премия…

– М1.

– Да. И приз за вклад в украинскую культуру получила Тина Кароль. А я считаю, что эту награду должна была получить группа Kazka и Юра Никитин. Потому что столько, сколько они сделали для развития украинской песни в мире, больше никто не сделал!

– Сейчас начнется национальный отбор на "Евровидение". Надо туда стремиться украинским артистам?

– Надо! Конечно, надо!

– Спасибо тебе за разговор.

– Все?! Так быстро?!

– Время пролетело!

– Спасибо (улыбается).

ВИДЕО
Видео: 112 Украина / YouTube

Записал Дмитрий НЕЙМЫРОК

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 

Публикации

 
все публикации