УКРАИНСКИЕ СВЯЩЕННИКИ В НАЦИСТСКИХ КОНЦЛАГЕРЯХ
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года, в День памяти и примирения, возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках, во второй – рассказ о женщинах-узницах, как они выживали и поддерживали друг друга в заключении. В этой части цикла – истории священников, которые оказались за колючей проволокой.

Одной из категорий заключенных-украинцев в нацистских концлагерях было духовенство. Данная тема является малоисследованной, но можно утверждать, что количество священников в концентрационных лагерях было небольшим.

Такая ситуация связана прежде всего с немецкой политикой в отношении церкви как таковой. Немцы открыто не преследовали украинские церкви разных конфессий. В начале оккупации в 1941 году некоторые из них смогли восстановить свою деятельность. Речь идет об Украинской автокефальной православной церкви (которая была полностью независимой) и Украинской автономной православной церкви (которая признавала верховенство Москвы).

Такое отношение после преследования церкви советской властью привело к тому, что украинское духовенство в ранний период нацистской оккупации лояльно относилось к власти, по крайней мере декларативно. Однако были и такие священники, которые чуть ли не с первых дней оккупации открыто выступали против немецкой репрессивной политики, в частности  против преследования евреев. Среди них был отец Емельян Ковч.

Емельян Ковч (1884 – 1944 г.)

Этот греко-католический священник всю свою жизнь посвятил помощи ближнему. В качестве капеллана Украинской Галицкой армии находился с военными на передовой, чтобы поддержать их морально и физически.


Отец Емельян Ковч

Отец Емельян Ковч. Фото из книги Анны-Марии Баран-Ковч "За Божьи правды и человеческие права"


В приходах, где он служил, сразу брался за организацию общественной и культурной жизни верующих. Даже в советские времена организовывал паломничества и евхаристические праздники. Был активным в общественно-политической жизни, за что его неоднократно преследовали польские, советские и нацистские власти.

Во время одного из своих заключений Ковч написал книгу "Почему наши от нас убегают". Поляки в полицейских отчетах охарактеризовали его как "особо опасного государственного преступника – украинского националиста". И действительно, отец Емельян был членом ОУН, в частности, находясь в приходе в Перемышлянах, возглавлял районную реферантуру пропаганды организации.

Но это не помешало отцу поддерживать самих поляков, когда в 1939 году пришла советская власть и их начали преследовать. Отец Емельян был первым, кто бросался помогать нуждающимся. С продуктами, или с деньгами, или просто с добрым словом он наведывался к семьям польских офицеров, которых отправили в Сибирь. Их жены спрашивали у священника: "Как ты можешь нам помогать, если мой муж еще недавно проводил в твоем доме обыски?" В ответ он только улыбался и говорил, что это его обязанность.


По центру сидит митрополит Андрей Шептицкий, отец Ковч сверху ‒ крайний слева. На фотографии дети отца Ковча ‒ Роман (первый ряд, крайний справа), Ирена (второй ряд, вторая слева), Лида (справа от Митрополита), Анна (слева от Митрополита)
По центру сидит митрополит Андрей Шептицкий, отец Ковч – в верхнем ряду, крайний слева. На фотографии дети Ковча  Роман (в первом ряду крайний справа), Ирена (вторая слева во втором ряду), Лида (справа от митрополита), Анна (слева от митрополита). Фото из книги Анны-Марии Баран-Ковч "За Божьи правды и человеческие права"


Через два года оккупант изменился. Теперь под репрессии попали евреи. И Ковч опять был у того, кто нуждался в помощи.

В сентябре 1941 года группа немецких эсэсовцев закрыла синагогу города Перемышляны, наполненную людьми, которые пришли молиться. Внутрь бросили зажигательные бомбы. Начался пожар. Люди бросились к двери и поняли, что попали в смертельную ловушку.


Раввин Аарон Рокеах. Фото: ???
Раввин города Белза Аарон Рокеах. Фото: vnu4ka.livejournal.com


Бывший житель Перемышлян Леопольд Кляйман-Козловский так описал эти события:

"Римско-католический ксендз и группа людей из Перемышлян прибежали к отцу Ковчу с просьбой, чтобы тот помог спасти синагогу. Ковч, который в совершенстве знал немецкий язык, крикнул солдатам, чтобы пустили его в синагогу. Последние онемели от удивления, но пустили его. А отец бросился выносить людей из горящего здания. Среди прочих, кого спас отец Ковч, был раввин Белз Аарон Рокеах, который тогда находился в Перемышлянах".

Ковч был способен не только на разовый геройский поступок, но и на длительную рискованную работу.

Когда в Перемышлянах организовали гетто, отец Емельян неоднократно на свой страх пробирался туда, чтобы помочь евреям. Он приносил с собой еду, медикаменты, чистое белье и другие необходимые вещи, чтобы хоть как-то помочь людям в их беде.

Еще одним способом спасения евреев от гибели, к которому прибег священник, было изготовление так называемых арийских документов (метрические выписки из церковных книг о крещении), которые могли спасти от смерти. В частности, благодаря справкам от отца Ковча удалось выжить во время Холокоста Рубину и Итке Пизем (Карчаг).


Отец Емельян (во втором ряду, первый слева) среди монахов Уневской лавры
Отец Емельян (во втором ряду, первый слева) среди монахов Уневской лавры. Фото из книги Анны-Марии Баран-Ковч "За Божьи правды и человеческие права"


За такую деятельность Ковча в начале января 1943 арестовала немецкая служба безопасности (SD) и посадила во львовскую тюрьму на Лонцкого. Семья, знакомые и митрополит греко-католической церкви Андрей Шептицкий делали все возможное для его освобождения из-за решетки. Нацисты поставили единственное условие: украинский священник должен письменно обязаться ничем не помогать евреям.


Отец Емельян вместе со своими детьми. Самый маленький мальчик ‒ ребенок, которого Ковч взял к себе на некоторое время. У одного жителя Перемышлян умерла жена и ему приходилось нелегко. Ковч, видя трудности, с которыми столкнулся его прихожанин, предложил взять к себе самого младшего его сына (это при том, что у самого отца было шестеро своих детей). Фото: ???
Отец Емельян вместе со своими детьми. Самый маленький мальчик – ребенок, которого Ковч взял к себе на некоторое время. У одного жителя Перемышлян умерла жена, и ему приходилось нелегко. Ковч, понимая трудности, с которыми столкнулся прихожанин, предложил взять к себе самого младшего его сына. При этом у самого отца было шестеро своих детей. Фото из книги Анны-Марии Баран-Ковч "За Божьи правды и человеческие права"


Отец Емельян ответил отказом. "Послушайте меня, господин Ставицкий, – сказал он тогда офицеру SD. – Вы офицер полиции. Ваша обязанность – разыскивать преступников. Пожалуйста, отдайте Божьи дела в Божьи руки". Офицер, возмущенный дерзким ответом священника, приказал вернуть его в тюрьму. Там его долго пытали, а затем отправили в концлагерь Майданек. Но даже пребывание на "фабрике смерти" не сломило священника. В одном из писем он попросил родных оставить попытки добиться его освобождения:

"Я понимаю, что вы стараетесь освободить меня. Но я прошу вас ничего не делать. Вчера здесь они расстреляли 50 человек. Если меня не будет здесь, кто поможет им перейти в другой мир? Они уйдут навеки со своими грехами в глубоком отчаянии, которое нависает над этим адом. Но сейчас они отходят с высоко поднятыми головами, оставляя свои грехи позади себя. Они переходят мост с радостью в сердцах, и я вижу, как мир и покой утверждаются в них, когда я в последний раз разговариваю с ними".

Ковч считал, что именно среди обреченных на смерть лучше всего выполнит свою миссию:

"Я благодарен Господу за его доброту ко мне... Кроме небес, это единственное место, где я бы хотел быть. Мы здесь все равны. Поляки, евреи, украинцы, русские, литовцы или эстонцы. Я здесь единственный священник. Я не могу представить, что они будут делать без меня. Здесь я могу видеть Бога – Бога, который один для всех, независимо от наших религиозных различий. Возможно, наши церкви разные, но во всех из них царит Всемогущий Господь. Когда я служу литургию, все они молятся. Они молятся на разных языках, но разве Господь не понимает всех языков? 

Они умирают по-разному, и я помогаю им перейти мост. Это ли не благословение? Это ли не лучшая корона, которую Господь мог положить мне на голову? Это так. Я благодарю Господа тысячи раз в день за то, что он послал меня сюда. Я не мог бы просить у Него большего. Не впадайте в отчаяние из-за меня. Радуйтесь вместе со мной. Молитесь за тех, кто создал этот лагерь и эту систему. Они больше всех нуждаются в вашей молитве... Пусть Господь смилостивится над ними".

Емельян Ковч, заключенный №2399 в Майданеке, работал наравне со всеми другими заключенными в лагере, а после тяжелого физического труда выполнял функции священника. Духовное утешение давал всем, независимо от их национальности или вероисповедания.


Тюремная карта отца Емеляна из концлагеря Майданек. Фото: ???
Тюремная карта Емельяна Ковча из концлагеря Майданек. Фото: ipn.gov.pl


Страшные лагерные условия окончательно сломили здоровье уже немолодого священника. Он умер за колючей проволокой 25 марта 1944 года, не дожив нескольких месяцев до освобождения Майданека. Официальной причиной смерти названа сердечная недостаточность. Тело отца, как и тысяч других, сожжено в одном из крематориев лагеря.

Но память о праведнике не удалось уничтожить так легко, как его тело. Спасенные им люди напоминали другим о жизненном подвиге священника. 9 сентября 1999 года Еврейский совет Украины присвоил ему звание "Праведник Украины". А в 2001 году во время визита в Украину папа Иоанн Павел II провозгласил отца Емельяна Ковча блаженным священномучеником.


Концлагерь Майданек действовал на окраине польского города Люблин с 1941 по 1944 год. Сначала в лагере содержали заключенных из СССР, затем туда стали привозить евреев из Словакии и Польши. Через Майданек прошло около 150 тыс. узников, почти 80 тыс. из них погибли. Фото:
Крематорий концлагеря Майданек, в котором было сожжено тело отца Ковча. Майданек действовал на окраине польского города Люблин с 1941-го по 1944 год. Сначала в лагере содержали заключенных из СССР, затем туда стали привозить евреев из Словакии и Польши. Через Майданек прошло около 150 тыс. узников, почти 80 тыс. из них погибли. Фото: Goku122 / wikipedia.org


Аресты и преследования не повлияли на организованное спасение евреев

В июне – августе 1942 года прокатилась волна арестов греко-католических священников в Самборе, Подгайцах, Раве-Русской, Перемышлянах, Львове. Их обвиняли в крещении евреев, чтобы скрыть их от власти, в противодействии "немецкому делу".

Аресты и преследования не повлияли на организованное митрополитом и его церковью спасение евреев. Об этой деятельности знали не только священнослужители, но и рядовые верующие. В условиях засилья тайной полиции, доносов, провалов опытных членов ОУН немецкая власть не смогла обнаружить сотен еврейских детей, женщин, мужчин, которым помогала греко-католическая церковь.

В то же время духовенство греко-католической церкви арестовывали и за непосредственное участие в украинском освободительном движении.

Семен Ижик (1913 – 1995 г.) 

Семен Ижик родился 19 марта 1913 года в селе Нижнее Высоцкое Турковского уезда (Львовская область). Его жизнь была тесно связана с ОУН. Во время учебы находился в Юнацтве ОУН, за что его исключили из Львовской академической гимназии.


Ижик Семен Иванович
Отец Семен Ижик. Фото из книги "Смех сквозь слезы"


В 1933 году, во время учебы в частной польской школе в Турке, Ижика арестовала польская полиция. За принадлежность к ОУН его приговорили к одному году лишения свободы.

В 1935 – 1939 годах учился в семинарии УГКЦ в Перемышле. В связи с началом Второй мировой войны рукоположен в сан диакона. Некоторое время учительствовал в селе Лиски на Лемковщине. Впоследствии его рукоположил епископ Григорий Лакота. Отец Ижик служил в приходах сел Лески, Дверник и Пыняны. 

11 ноября 1943 года за принадлежность к ОУН отца Ижика арестовала SD. Священника держали в тюрьмах Дрогобыча и польских городов Устрики-Долишни, Сянок, Тарнов и Краков. Впоследствии он прошел целый ряд концентрационных лагерей: Гросс-Розен, Бухенвальд и Дора-Миттельбау.


Обложка книги отца Ижика с воспоминаниями о пребывании в тюрьмах и концлагерях. Фото предоставлено Центром исследований освободительного движения

Обложка книги отца Ижика "Смех сквозь слезы" с воспоминаниями о пребывании в тюрьмах и концлагерях. Фото: diasporiana.org.ua


В концлагерях неизбежными испытаниями для узника были холод, голод и издевательства со стороны тех, кто занимал административные должности. Отец Ижик в своих воспоминаниях описывает один из таких эпизодов: 

"Ужасом для нашего командо был русский капо Василий. Родом он был из Москвы. В 1941 году попал в немецкий плен, после из плена передали его в кацету. Это бывший старшина Красной армии. Он так зверски издевался над заключенными, что его прозвали "Сталиным". Василий был капо для уголовного отдела. Рассказывают, что в 1942 году он почти каждый день убивал по несколько заключенных во время работы, чтобы у этих "законченных" (умерших) забрать "фриштиг" (второй завтрак), чтобы самому съесть. Попасть в его команду означало на самом деле то же самое, что быть осужденным в крематорий".

В лагере отец Ижик занимался священнической работой. В 1945 году его перевели в концлагерь Берген-Бельзен, откуда освободили британско-канадские войска. После войны священник организовал Лигу украинских узников немецких тюрем и концентрационных лагерей, в английской оккупационной зоне такой филиал насчитывал 700 заключенных.

В 1945 ‒ 1947 годах был священником в лагере для перемещенных лиц в городе Ганновер. Впоследствии уехал в Канаду. В городе Виннипег издавал украинский католический еженедельник "Поступ" и детский журнал "Мой друг".

Входил в состав Антибольшевистского блока народов. В 1968 году архиепископ Иосиф Слепой назвал его крилошанином (высший титул священника в епархии, которым дается право носить особые отметки – пелерину и нарукавники), а в 1977 году – митратом-архипресвитером (такой титул присваивается за особые заслуги, а его обладатель получает право носить митру – головной убор для богослужений в форме короны). Комитет украинский Канады отметил отца Ижика Шевченковской медалью.


Бухенвальд, через который прошел отец Ижик, – один из крупнейших нацистских концлагерей. Он располагался недалеко от города Веймар (Германия). Действовал с 1937 до 1945 года. За 8 лет здесь отбывали заключение около 250 тыс. человек, 56 тыс. из них замучили и убили. После 1945 года Веймар оказался в советской оккупационной зоне и Бухенвальд использовался как специальный лагерь НКВД до 1960 года. Фото: Michael J. Zirbes / wikimedia.org
Бухенвальд, где отбывал заключение отец Ижик, – один из крупнейших нацистских концлагерей. Он располагался недалеко от города Веймар (Германия). Действовал с 1937-го до 1945 года. За 8 лет через этот концлагерь прошли около 250 тыс. человек, 56 тыс. из них замучили и убили. После 1945 года Веймар оказался в советской оккупационной зоне и Бухенвальд использовался как специальный лагерь НКВД до 1960 года. Фото: Michael J. Zirbes / wikimedia.org


Сначала священники находились в более привилегированном положении, но уже в сентябре 1941 года привилегии отменили

Под репрессии попадали и православные. Концлагерем для священников называли Дахау. Именно здесь было сконцентрировано их значительное количество. К концу 1940 года в Дахау начали свозить священников из других лагерей. К концу войны через лагерь прошло 2720 священников более 20 национальностей.

Особенно много среди них было поляков, немало было немцев, чехов, французов, украинцев. Таким образом нацистская Германия проводила политику уничтожения национальных элит покоренных стран.

Сначала священники находились в более привилегированном положении – они меньше работали, их лучше кормили. Но уже в сентябре 1941 года привилегии отменили, священники стали объектом еще больших издевательств, чем над другими узниками, на них чаще проводили медицинские опыты.

Василий Иваняс (1901 – 1964 г.)

Игумен Иоанн (Василий Иваняс) родился 29 августа 1901 года в селе Кошелево Хустского района (Закарпатская область) в крестьянской семье. В 1907‒1913 годах учился в народной школе. В 1923 – поступил послушником в Свято-Николаевский мужской монастырь в селе Иза. 20 августа 1924 года пострижен в монашество.


Игумен Иоанн (Василий Михайлович Иваняс) родился 29 августа 1901 года в селе Кошелево (ныне Хустского района Закарпатской области) в крестьянской семье. Фото: ???
Игумен Иоанн. Фото предоставлено исследователем Юрием Данильцом


В начале 1924 года Иваняс отправился в Сербию, где поступил в монашескую школу при монастыре Раковица. 3 декабря 1925 года епископ Новосадский-Бачкский Ириней (Чирич) рукоположил Иоанна в сан иеродиакона. 21 ноября 1925-го патриарх Сербский Димитрий (Павлович) рукоположил его в иеромонахи.

Вернувшись в Подкарпатскую Русь (Закарпатье), получил  назначение священником в селе Нижний Быстрый. Обслуживал приходы в селах Нанково, Вонигово, Русское Поле, Лисичово, Прислоп, Воловец, Волово (ныне поселок Межигорье). Со 2 марта 1936 года находился в селе Канора в Воловецком районе.

25 мая 1941 года венгерские органы безопасности арестовали иеромонаха Иоанна по подозрению в сотрудничестве с советскими партизанами. Сначала его держали под стражей в ужгородской тюрьме, а 23 июня 1941 года перевезли в Будапешт. Затем в ноябре 1941 года этапировали в концлагерь в городе Вац (Венгрия), где 16 мая 1943-го его приговорили к 10 годам заключения по обвинению в измене венгерскому государству. С 27 октября 1944-го по 29 апреля 1945-го находился в концентрационном лагере Дахау в Германии.

Иеромонаха Иоанна освободили из заключения американские войска. По возвращении в Закарпатье он получил назначение настоятелем прихода в селах Богдан и Выдричка Раховского района. С 1951 года работал в селе Квасы того же района. Его возвели в сан игумена. Умер в 1964 году. Похоронен на сельском кладбище в селе Кошелево Хустского района.

Тома Росоха (1903 – 1983 г.)

Тома Росоха родился 11 апреля 1903 года в селе Нижний Быстрый Хустского района (Закарпатская область). Его семья участвовала в возрождении православного движения в начале ХХ века, из-за чего ее преследовали венгерские власти. Деда убил венгерский жандарм, а отца и мать приговорили на Мараморош-Сигетском процессе к двум годам заключения.


Иеромонах Феодосий (Тома Иванович Росоха). Родился 11 апреля 1903 в селе Нижний Быстрый (ныне Хустского района Закарпатской области).
Иеромонах Феодосий (Тома Росоха). Фото предоставлено исследователем Юрием Данильцом


В годы Первой мировой войны Тома батрачил, а с 1918 года работал на лесоразработках в Гуменном, Драгово, Долгом, Сваляве.

В 1924 году поступил послушником в Свято-Николаевский мужской монастырь в селе Иза. 9 июля 1927-го пострижен в монашество, 7 октября 1928-го рукоположен в иеродиакона, а 2 марта 1929 года – в сан иеромонаха.

Первый приход, где служил отец Феодосий, находился в селе Ребрин возле Михайловцев (ныне территория Словакии). С 1931 года был настоятелем прихода в селе Воловец (районный центр в Закарпатской области).

В 1939 году отец Феодосий создал подпольную группу, которая собирала информацию и передавала советским пограничникам. 24 мая 1941 года его арестовала венгерская контрразведка и перевезла в Ужгород, а в июне ‒ в Будапешт.

С ноября 1941-го находился в концлагере в городе Вац (Венгрия), где 16 мая 1943-го его приговорили к пожизненным каторжным работам. Затем иеромонаха держали в тюрьме города Комарно (Словакия), а позже перевели в концлагерь Дахау.

Освобожден из заключения американскими войсками 29 апреля 1945 года. После возвращения домой под давлением советских органов Росоха оставил монашество, женился. Работал на различных государственных должностях, в частности директором санатория "Карпаты". Умер в Ужгороде 14 апреля 1983 года.


Дахау – первый концлагерь, созданный СС. Фото: wikipedia.org
Концлагерь Дахау, где содержались игумен Иоанн и иеромонах Феодосий. Дахау действовал с 1933-го по 1945 год недалеко от Мюнхена (Германия). В концлагере отрабатывались различные способы физических и психологических издевательств над заключенными. Через Дахау прошло около 200 тыс. заключенных из 24 стран мира. Из них погибло более 40 тыс. человек, в том числе почти 12 тыс. граждан СССР. Фото: Iuliia mr / wikipedia.org


Авторы проекта:

Игорь Бигун, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения

Владимир Бирчак, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения

Олеся Исаюк, Phd, научная сотрудница Национального музея-мемориала "Тюрьма на Лонцкого"

Команда:

Зоя Бойченко, Владимир Вятрович, Петр Клим, Андрей Когут, Леонид Криницкий, Анна Олейник, Елена Шарговская, Виктория Яременко, Назар Ясиневич, Ярина Ясиневич.

Консультанты:

Мария Вуйцицкая, Светлана Гуркина, Юрий Данилец, Евгений Завгородний, Виталий Нахманович, Татьяна Пастушенко, Михаил Тяглый.

Организаторы:

Украинский институт национальной памяти

Центр исследований освободительного движения

Национальный музей истории Украины во Второй мировой войне

Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Национальный музей-мемориал жертв оккупационных режимов "Тюрьма на Лонцкого".

 
Украинские священники в нацистских концлагерях
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года, в День памяти и примирения, возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках, во второй – рассказ о женщинах-узницах, как они выживали и поддерживали друг друга в заключении. В этой части цикла – истории священников, которые оказались за колючей проволокой.
Невольницы за колючей проволокой: украинки в концлагерях Третьего рейха
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года в День памяти и примирения возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках. Во второй публикации цикла – рассказ о женщинах, которые прошли жестокие испытания в концентрационных лагерях, история их взаимовыручки и сопротивления. Среди узников концлагерей женщин было меньше, чем мужчин, но их судьба была иногда страшнее мужской.
Украинцы, прошедшие нацистские концлагеря
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения начинают спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе этой серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года в День памяти и примирения возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство, о неравнодушии, разделенной горбушке хлеба, о силе воли, веры и любви, о победе надежды. В первой публикации цикла  история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках.