Клуб читателей
ГОРДОН
 
КУЛЬТУРА ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Жадан: Сегодня есть большая угроза потерять все вообще, а не только политические преференции и независимость

Украина должна бороться за Донбасс. Нельзя объявить его жителей предателями и отгородиться стеной, уверен поэт и гражданский активист Сергей Жадан. В интервью изданию “ГОРДОН” литератор рассказал, почему его волнует судьба жителей оккупированных территорий и как он сочетает творчество и волонтерство.

Жадан: Вдохновение придумали французы, чтобы не платить деньги. Я же профессиональный писатель и работаю каждый день
Жадан: Вдохновение придумали французы, чтобы не платить деньги. Я же профессиональный писатель и работаю каждый день
Фото: VedmidStepan / Facebook
Елена ПОСКАННАЯ

Сергей Жадан – известный украинский писатель, поэт, переводчик и гражданский активист, один из организаторов Евромайдана в Харькове. После начала боевых действий на востоке Украины он занялся сбором помощи для раненых солдат и участников АТО.

Поэт считает оставшихся на оккупированной территории украинцев заложниками, которые нуждаются в спасении. Он убежден, что людей с иной точкой зрения нельзя объявлять чужими. Именно поэтому старается чаще бывать на Донбассе.

В конце февраля вместе с художественным объединением "ОsтаNNя Барикада" Жадан организовал фестиваль “Украинская весна” в Северодонецке, Славянске и Краматорске. Для жителей этих городов и бойцов ВСУ провели литературно-музыкальные вечера. В них участвовали группы "Собаки в космосе" и Kozak System, певица Марьяна Садовская, а также украинские писатели Андрей Курков, Андрей Кокотюха, Александр Ирванец и другие.

После фестиваля Жадан уехал с концертами в Вильнюс и Минск, а затем – на литературный вечер в США. Сейчас у него плотный график. С группой “Собаки в космосе” он собирается выступить 27 марта в Киеве в клубе “Атлас”. Специально к концерту подготовил несколько новых стихов. В ближайшие дни выйдет в свет новая книга “Життя Марії”. Поэт собирается с 30 марта по 15 мая объехать 33 города Украины с презентацией этого издания.

Мы живем в очень драматический момент. Это требует от нас концентрации, большей душевности и сердечности, готовности поддерживать даже незнакомых людей

– У вас такая бурная жизнь, много поездок, концертов, встреч. Как сочетаются гражданская деятельность с творчеством?

– Именно из всех этих событий, поездок, эмоций и вырастает творчество. Вдохновение придумали французы, чтобы не платить деньги. Я же профессиональный писатель, поэтому работаю каждый день, как и любой другой человек.

– В каком состоянии, по-вашему, сейчас пребывает украинское общество?

– Я ощущаю невероятное напряжение и в то же время желание дальше бороться за свою страну. Мне кажется, большинство людей уже поняли, что сегодня есть большая угроза потерять все вообще, а не только какие-то политические преференции и независимость. Угроза оккупации и полномасштабной военной агрессии не столько пугает и парализует, сколько объединяет и заставляет держаться во что бы то ни стало.

Это и в Харькове тоже ощущается. Все теракты, которые произошли, должны были запугать людей, держать их в постоянном напряжении и страхе. Но я не вижу страха. Скорее, есть определенная злость и готовность бороться.

Все, что с нами сегодня происходит, приводит к вдохновляющим трансформациям, когда вся страна находит в себе внутренние ресурсы, раскрывает новые черты характера. Мы живем в очень драматический момент, который неизвестно когда и чем закончится. Это требует от нас концентрации, большей душевности и сердечности, готовности поддерживать даже незнакомых людей. Это время, когда надо быть более внимательными и ответственными.

– Что из происходящего в стране больше всего вас беспокоит?

– Меня беспокоит ситуация на Донбассе. Я очень хочу, чтобы закончилась война. Но сейчас там множество разных проблем, и реального завершения не видно.

– Вы недавно участвовали в фестивале “Украинская весна” и вообще часто бываете в прифронтовых городах Донбасса. Что вы хотите донести жителям региона?

– Я не пропагандист. Я езжу на Донбасс не агитировать, а поддерживать людей, общаться с теми, кто интересуется литературой и искусством.


Жадан: Я не пропагандист. Я езжу на Донбасс не агитировать, а поддерживать людей. Фото: Сергій Жадан (офіційна сторінка) / Facebook
Жадан: Я езжу на Донбасс не агитировать, а поддерживать людей. Фото: Сергій Жадан (офіційна сторінка) / Facebook


Когда мы выступаем в городах Донецкой и Луганской областей, приходится говорить с непосредственными участниками и свидетелями военных событий. Местное население в прошлом году пережило бомбардировки, смену власти, приход украинской армии и возвращение украинского государства. Они все видят иначе, поскольку находятся в центре событий. Понятно, что люди разные, у каждого свои представления и претензии. Но важно общаться, обсуждать спорные темы, смотреть друг другу в глаза. Это сегодня особенно необходимо тем, кто живет в зоне проведения АТО.

– Военные действия и культурные фестивали совместимы?

– Встречи с артистами для местных жителей дополнительный аргумент в пользу того, что у них есть единая страна, где много разных регионов, но все поддерживают Донбасс, приезжают, чтобы проявить солидарность и быть вместе с ними.

Каждый регион Украины имеет свою специфику, но она не настолько разная, чтобы мы не могли между собой договориться

– Люди, живущие на Донбассе, чем-то действительно отличаются от всех остальных или это некий стереотип восприятия региона?

– Статистический учет людей в процентах и электоральных измерениях мне никогда не был симпатичен. Народ Донбасса – идеологическая выдумка. Я придерживаюсь такой точки зрения, что люди, в принципе, разные. Даже в одной семье родственники могут иметь противоположные взгляды, вкусы, убеждения. Каждый регион Украины имеет свою специфику, но различия не настолько кардинальные, чтобы мы не могли между собой договориться.

– А обладатели противоположного мнения хотят, чтобы с ними искали взаимопонимание?

– Вряд ли по ту сторону линии фронта есть монолитная точка зрения, доктрина, и все, кто там остался, ее поддерживают. Там очень сложный комплекс взглядов, претензий, страхов, ожиданий, надежд или безнадежности. Я не уверен, что людей, которые сейчас живут в “ДНР” и ”ЛНР”, все устраивает.


Фото: Татьяна Давиденко / Facebook
Жадан вместе с координатором объединения "ОsтаNNя Барикада" Вячеславом Пономаревым на фестивале "Украинская весна" в Северодонецке. Фото: Татьяна Давиденко / Facebook


Убежден, что Донбасс – неотъемлемая часть Украины. Отказаться от него в такой ситуации, отгородиться и забыть о живущих там конкретных людях – самое простое. Легче всего назвать людей изменниками, отступниками и переложить на них всю вину. А можно посмотреть на них иначе: они – заложники, оказавшиеся на оккупированной территории, которых использовали с политической целью, не спросив их мнения.

Теракт не случайно произошел именно в Харькове. Очевидно, город – важный центр, за который ведется невидимая нам борьба

– Вы раньше говорили, что надо принимать тех, кто против нас, искать компромисс. После терактов и стольких смертей вы не поменяли свою позицию?

– Не поменял, а наоборот, еще больше убедился в том, что она верная. Мне кажется, именно наши проблемы и угроза войны объединяют нас, а не разъединяют. Надо просто искать точки соприкосновения. Убежден, они есть. И их достаточно для того, чтобы мы могли остановить войну и чтобы Россия ушла из Донбасса.

– Теракты, которые произошли в Харькове, изменили город и его жителей?

– Формально война от нас за 300 км, но все равно ощущается, что Харьков – первый тыловой город по количеству военных и раненых, которыми постоянно пополняется наш военный госпиталь. Теракт не случайно произошел именно в Харькове. Очевидно, что город – важный центр, за который ведется невидимая нам борьба.

После трагедии стало понятно, что следующий теракт может коснуться каждого харьковчанина лично. Правда, в Харькове еще много людей, для которых война и терроризм – нечто абстрактное.

Вообще, в Украине сложилась странная ситуация. Многих устраивает, что война очень локализована. Стоит только отъехать немного в сторону – и уже все закончилось. Это заметно даже на Донбассе. Когда попадаешь в населенный пункт, который находится непосредственно на линии огня и куда в любой момент может прилететь снаряд, – там напряженная ситуация. Отъехал на 15–20 км – и уже обычная мирная жизнь, работают магазины, кафе и клубы. Вроде и нет никакой угрозы.

С одной стороны, можно понять желание людей дистанцироваться от проблем, закрыть глаза и сделать вид, будто вокруг ничего не происходит. Но это фикция. Война касается каждого. Каждый может завтра оказаться на фронте или стать жертвой террористического нападения.

У меня с властью равные дистанцированные отношения, и меня это устраивает

– Год назад вы сказали, что "страну надо перезапустить, поскольку она не работает". Как считаете, перемены начались?

– Попытки совершить перезапуск происходят. От них еще никто не отказался. Но каких-либо особенных изменений я пока не вижу.

– А ваше отношение к власти изменилось?

– У меня с властью равные дистанцированные отношения, и меня это устраивает. Для художника это лучшая и естественная позиция. Когда есть критичное отношение и нет зависимости от власти, всегда появляется возможность говорить то, о чем думаешь, и не бояться за последствия. Это и есть свобода.

– Вы, как и многие другие литераторы, критикуете Министерство культуры и считаете, что его нужно ликвидировать. Почему не верите в реформирование этого учреждения?

– Я не понимаю глубинный смысл существования такой структуры. Министерство должно влиять на власть и социум, чтобы изменить отношение к культуре, а оно совершенно беспомощное. Государственная институция исходит из того, что культура – нечто второстепенное, существующее на маргинесе, находящееся на самых низких ступенях в нашей системе ценностей. Это в корне неверное трактование. Культура сегодня может быть мощным фактором общественной жизни и существования страны, но не при таком министерстве.


Жадан: Фото: Татьяна Давиденко / Facebook
Жадан: У меня с властью равные дистанцированные отношения, что меня устраивает. Фото: Татьяна Давиденко / Facebook


Не знаю, как выживает человек, интегрированный в государственную систему и зависящий от Минкульта. Я всегда был независимым, живу за счет своего творчества и стараюсь зарабатывать этим деньги. Министерство культуры мне для этого не нужно.

Мне всегда было интересно социальное искусство, которое реагирует на события окружающего мира, не прячется, не боится жизни, не избегает реакции на политические и идеологические вызовы

– Вы недавно провели несколько встреч в США. Что за люди пришли пообщаться с вами?

– Я поехал на конференцию “Харьков – город украинской культуры”, организованный украинской студией в Колумбийском университете. А мои друзья организовали еще несколько выступлений. Например, была большая встреча в городе Амхерст на юге Нью-Йорка. Это родина поэтессы Эмили Дикинсон. Там находится три колледжа (в одном из которых, кстати, преподавал Иосиф Бродский), поэтому пришло много студентов. Также были встречи в украинском музее в Нью-Йорке и Филадельфии.

Я уже несколько раз бывал в Америке с выступлениями. Раньше приходили представители украинской диаспоры, а на этот раз среди гостей оказалось большинство американцев и, что особенно интересно, много выходцев из СССР – россиян, грузин, белорусов.

В США тоже наблюдаются удивительные метаморфозы. Вследствие политических событий, революции и войны множество американцев поддерживают Украину, стараются ходить на митинги, демонстрации, культурные акции.

Мы говорили о культуре, но больше всего интересовались ситуацией на Донбассе. Не все американцы доверяют своим политикам и СМИ. Они пришли, чтобы перепроверить информацию. Люди остро реагируют на факт российской агрессии, высказывают поддержку и солидарность с Украиной.

– Какой проект вы собираетесь представлять в украинском павильоне на Венецинском биеннале?

– В прошлом году ко мне обратился харьковский художник Николай Ридный и рассказал, что делает инсталляцию на основе фотографий разрушенного Донецкого областного краеведческого музея. Я был в этом музее осенью 2013 года и, когда случилась трагедия, написал текст. Ридный взял его в проект. Выставка прошла в Берлине зимой. И теперь ее собираются представить в Венеции.

Для меня важно это событие. Оно дает возможность донести миру информацию о происходящих на востоке Украины событиях, привлечь внимание к нашей беде – уничтожению культурной среды как таковой. Музей ведь не просто помещение, а определенная метафора памяти и истории, всего, что так просто теряется с началом боевых действий. Снаряду все равно, куда упасть, – в завод, супермаркет или в помещение, где сохраняется история.

– О чем ваша новая книга, которая в конце марта выйдет из печати?

– “Жизнь Марии”, с одной стороны, – реакция на внешние события, политику, войну. С другой стороны, в ней много личных, я бы даже сказал, интимных вещей. Мне показалась интересной идея писать стихи, как дневник. Я так и создавал книгу: постоянно фиксировал свои эмоции в течение последнего года.

В сборнике около 60 стихов. Они дополнены переводами польского поэта Чеслава Милоша, чье творчество очень люблю. Я переводил его произведения, написанные в 1943–1945 годы, после подавления Варшавского восстания, стихи о приближении апокалипсиса. Мне кажется, Милош чрезвычайно актуально сегодня звучит.

МУЛЬТИМЕДИА
Жадан прочитал одно из новых стихотворений "Снег". Видео: ЛітАкцент / youtube.com

– Современное искусство обязательно должно быть остро социальным и актуальным?

– Когда речь заходит об искусстве, я стараюсь не использовать слова “должно” и “правильно”. Они не помогают пониманию этого явления. Искусство может быть социальным, а может и не быть. В каждом случае это выбор самого художника и потребителя (зрителя, читателя, слушателя).

Лично мне всегда было интересно социальное искусство, которое реагирует на события окружающего мира, не прячется, не боится жизни, не избегает реакции на политические и идеологические вызовы.

Сейчас страна меняется. Происходят болезненные трансформации, за которыми невозможно наблюдать отстраненно. Меняется и сфера искусства. Если же художник не реагирует на эти перемены, значит, он лишен каких-то важных рецепторов, живет своей внутренней жизнью, которая никак не соотносится с действительностью.

Ранее люди отправлялись на встречи с литераторами, чтобы интересно "убить" время. Сейчас приходят с вопросами и потребностью в общении

– Благодаря многочисленным концертам и литературным вечерам вы постоянно общаетесь со своими читателями. Понимаете, чего они хотят?

– У каждого свои ожидания. Кто-то воспринимает искусство как отдушину, лакуну, куда заходишь и забываешь обо всех опасностях, нервозности внешнего мира. Кто-то старается найти ответы на свои вопросы об истории, политике, идеологии.

Мне кажется, что сегодня, когда так много негативных новостей и беспокойства, с помощью музыки, театра, литературы человек пытается компенсировать нехватку веры, надежды, уверенности в завтрашнем дне, которые формируются в нашем политическом и идеологическим пространстве. Украинцы острее реагируют на культурные месседжи и больше ходят на акции и встречи.

– Вы хотите сказать, что культурные события стали популярнее, несмотря на военные действия и кризис?

– По всей Украине на встречи с литераторами приходит намного больше людей, чем раньше. А главное – сама атмосфера изменилась. Ранее подобные события воспринимались как нечто развлекательное, что помогает интересно “убить” время. Сейчас читатели приходят с вопросами, с потребностью в общении.

Еще заметил такой интересный момент: на всех вечерах, акциях, концертах много людей, переехавших из Луганской и Донецкой областей. Им нужна социализация и поддержка. Они заброшены в другие места, лишены нормального общения. Я постоянно с этими людьми сталкиваюсь и в Харькове, и во Львове и в Запорожье. Они себя ищут в новом окружении, пытаются почувствовать свою причастность, найти подтверждение, что они не чужие, а часть украинского социума. Это удивительно, драматично и очень трогательно. Мне важно видеть этих людей и что-то делать для них.

МУЛЬТИМЕДИА
Жадан и группа "Собаки в космосе" часто проводят благотворительные концерты. Вырученные деньги передают в военные госпитали и волонтерам. Видео: Сергій Жадан Собаки / youtube.com
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
http://gordonua.com/news/culture/zhadan-mozhno-ponyat-zhelanie-lyudey-distancirovatsya-ot-problem-i-sdelat-vid-chto-vokrug-nichego-ne-proishodit-no-eto-fikciya-voyna-kasaetsya-kazhdogo-72235.html (23.05.2017 08:16)
MySQL Error:
Invalid SQL: SELECT DISTINCT a.absnum FROM articles_pages a WHERE a.langid = 1 AND a.category IN(2207,2804,2675,2456,2815,2468,2194,2195,2256,2255,2196,2197,2254,2800,2714,2801,2658,2657,2353,2660,2661,2662,2670,2671,2674,2663,2664,2665,2666,2673,2550,2807,2640,2428,2892,3398) ORDER BY a.adate DESC LIMIT 150

(3065) Expression #1 of ORDER BY clause is not in SELECT list, references column 'gordon_prod.a.adate' which is not in SELECT list; this is incompatible with DISTINCT

Backtrace:

file: -
call: backtrace()

file: 309 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/globals.php
call: call_user_func_array("backtrace", Array(0))

file: 424 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/classes/mysql.class.php
call: coreola("backtrace")

file: 278 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/classes/mysql.class.php
call: MySql->halt("Invalid SQL: SELECT DISTINCT a.absnum ...")

file: 212 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/classes/mysql.class.php
call: MySql->execQuery("SELECT DISTINCT a.absnum FRO...", Array(0))

file: 143 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/coreola/function.getarticles.php
call: MySql->exquery("SELECT DISTINCT a.absnum FRO...")

file: 526 - /var/www/gordon-prod/htdocs/cache/smarty3/templates_c/a9/2d/b8/a92db8253cc80e4f3faeb64e2a7661fa4c16faa9_0.file.0.article.center.tpl.php
call: smarty_function_getarticles(Array(5), Object(Smarty_Internal_Template))

file: 372 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_internal_template.php
call: content_59230ae8bf0d12_44950540(Object(Smarty_Internal_Template))

file: 202 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_template_compiled.php
call: Smarty_Internal_Template->getRenderedTemplateCode()

file: 246 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_internal_template.php
call: Smarty_Template_Compiled->render(Object(Smarty_Internal_Template))

file: 456 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_internal_template.php
call: Smarty_Internal_Template->render()

file: 112 - /var/www/gordon-prod/htdocs/cache/smarty3/templates_c/c0/c4/5e/c0c45efb1bff94a7fca6458bf870d00d053c4788_0.file.0.default.tpl.php
call: Smarty_Internal_Template->getSubTemplate("0.article.center.tpl", Null, Null, 0, 120, Array(0), 0)

file: 372 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_internal_template.php
call: content_59230ae83ae8d6_79161697(Object(Smarty_Internal_Template))

file: 202 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_template_compiled.php
call: Smarty_Internal_Template->getRenderedTemplateCode()

file: 246 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/sysplugins/smarty_internal_template.php
call: Smarty_Template_Compiled->render(Object(Smarty_Internal_Template))

file: 822 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/Smarty.class.php
call: Smarty_Internal_Template->render(True, False, True)

file: 836 - /var/www/gordon-prod/htdocs/lib/smarty_new/Smarty.class.php
call: Smarty->fetch("0.default.tpl", Null, Null, Null, True)

file: 93 - /var/www/gordon-prod/htdocs/pages/default.php
call: Smarty->display("0.default.tpl")

file: 647 - /var/www/gordon-prod/htdocs/index.php
call: include("/var/www/gordon-prod/htdocs/pages/default.php")