Клуб читателей
Гордон
 

Танкист, прорвавшийся на трофейном танке из Иловайска: Я видел, как мы били российские войска и они разбегались во все стороны

Танкист Евгений Сидоренко рассказал о боях с российской армией под Иловайском.

Евгений Сидоренко вырвался из Иловайского котла на российском танке Т-72
Евгений Сидоренко вырвался из Иловайского котла на российском танке Т-72
Фото: Юрий Бутусов / Facebook

Главной ударной силой украинской армии был под Иловайском была бронегруппа из 4-х танков и 4-х БМП из состава 17-й танковой бригады. Об этом рассказал полковник, офицер оперативного командования "Юг", танкист Евгений Сидоренко, вырвавшийся из Иловайска на российском танке Т-72. Рассказ танкиста выложил в Facebook журналист Юрий Бутусов.

Как сообщил полковник, украинская техника в Иловайске была далеко не новой, поэтому за ней был нужен квалифицированный уход

"Я штабной офицер, полковник, но у нас острая нехватка квалифицированных специалистов, и потому приходилось лично брать в руки инструмент и заниматься ремонтом. Это острая проблема, поскольку техника, которую мы ставим сейчас на вооружение, давно выстояла сроки по ресурсу хранения", – рассказал Сидоренко.

По словам военного, при среднестатистическом сроке хранения боевой техники 15 лет, украинская техника превысила этот срок в полтора раза.

"Операция по захвату Иловайска и взаимодействие всех наших подразделений были проведены тактически грамотно. Многие пути снабжения противника были отрезаны. Бронетехники было мало – каждый танк и БМП были на счету, лично командующий их распределял по позициям", – сообщил офицер.

По словам Сидоренко, можно было полностью захватить Иловайск, но для этого нужно было усиление.

"24 августа мы получили информацию о вторжении российских войск. Генерал Хомчак запросил разрешения на немедленный отход от Иловайска, но получил приказ "Держаться", отход был запрещен. Поэтому Хомчак подготовил наши войска к круговой обороне. К сожалению, в результате неорганизованного отхода наших войск из сектора "Д", в результате ухода из района Кутейниково 5-го и 9-го батальонов Территориальной обороны наши тылы остались совершенно ничем не прикрыты", – заявил Сидоренко.

Как рассказал полковник, во время первого огневого контакта с российскими войсками отряд прикрытия в Кутейниково уничтожил передовую разведгруппу россиян – БМД и БТР.

"Мы осмотрели БМД – номера и знаки замазаны, но машина была почти новая", – заявил он.

В это же время в другом бою под Кутейниково было разбито подразделение российских десантников из состава 98-й воздушно-десантной дивизии, взято в плен 10 российских солдат.

"24 августа ночью начались серьезные бои – наши позиции подверглись ураганному обстрелу тяжелой артиллерии. Наши полевые укрытия были надежны, но тяжелая артиллерия с помощью беспилотных разведчиков громила эти легкие укрепления. Мы понесли большие потери в технике и транспорте, погибли люди. Тем не менее, наша импровизированная боевая группа военных инженеров с помощью БМП подбила российский танк", – рассказал Сидоренко.

По словам офицера, экипаж бросил машину и бежал.

"Я залез в танк и обнаружил, что это новейшая российская модификация Т-72Б –3, которая поступила на вооружение российской армии в 2012 году. Особенность модификации – тепловизионный прицел у командира и у наводчика танка типа "Сосна-У". Прицелы были повреждены нашим огнем, но были еще в рабочем состоянии. В остальном танк был полностью исправен", – рассказал Сидоренко.

Офицер рассказал, что украинские солдаты обнаружили документы, что танк принадлежит воинской части РФ № 54096. Танк был принят на вооружение украинскими войсками.

"От Саур-Могилы вечером 24-го сквозь заслон российских войск к нам пробилась группа наших бойцов из состава 93-й механизированной бригады на семи БМП. Но артиллерии пришлось покинуть наш маленький район обороны – как только наши делали несколько залпов, противник засекал нас станциями артразведки и накрывал весь район несколькими дивизионами. Были серьезные потери, и артиллерию вывели. 24 августа мы могли ночью без всяких помех выйти из кольца окружения. Но не было приказа. Остались минометы, но у них был ограниченный запас мин, и скоро они остались без боеприпасов. Очевидно, без наличия артиллерийской поддержки, и линий обороны, прочных укрытий от огня артиллерии и без наличия запасов снабжения, мы могли продержаться под Иловайском очень недолго. Но задачи отходить не было, и наши войска спокойно и без паники готовились отбивать российские атаки", – говорит Сидоренко.

По словам офицера, район украинского командного пункта представлял собой "лунный пейзаж".

Четвертый день перемирия на востоке Украины. 9 сентября. Онлайн-репортаж

"25 августа в 15.00 по дороге от Кутейниково на Иловайск была обнаружена колонна российской бронетехники – 16 единиц, включая танки, которая двигалась прямо на наши позиции, подвергшиеся артобстрелу. Мне сообщили о движении колонны. Я был один рядом с российским танком, экипаж не был сформирован. Поэтому я сел на место мехвода, и поехал на угрожаемое направление. На позиции, прикрывавшей дорогу, я обнаружил одну нашу противотанковую пушку "Рапира" из состава 2 противотанковой батареи 51-й механизированной бригады. У орудия стоял сам комбат Константин Коваль. Он прорвался из окружения. Наводчика орудия я также записал имя, но он пока не значится в списках вышедших из "котла", поэтому говорить сейчас об этом героическом воине и его расчете пока не буду. Парни проявили себя просто блестяще и профессионально. Первым же выстрелом была уничтожена головная машина противника – это была МТЛБ-6М, которая состоит на вооружении только российской армии. В этот момент я понял, то надо прикрыть наше орудие во время перезарядки и отвлечь внимание от нашей засады, и резко выехал вперед на дорогу, перебрался в кресло командира и открыл огонь из крупнокалиберного пулемета по вражеской колонне и разбегающимся солдатам. Было немного тревожно, конечно, я же не знал, кто там за моей спиной – вдруг их сейчас накроют огнем, или они побегут, а я тут один останусь, на открытой местности вообще без шансов. Но ребята оказались настоящими героями и профессионалами. Они подбили две следующих машины противника. Россияне открыли беспорядочный огонь, и под прикрытием дыма и пожара трех передовых бронемашин скрылись, бросив своих убитых, и одного тяжелораненого солдата из состава 31-й десантно-штурмовой бригады", – продолжает Сидоренко.

По словам полковника, все другие украинские подразделения в районе Кутейниково и Старобешево отошли, так как не имели сил для защиты этих населенных пунктов. В результате оставшимся подразделениям пришлось прорываться из окружения с боем.

"Мы шли, полагаясь на свой маневр и огонь. Моя задача была идти как таран, подавлять и отвлекать на себя огонь противника. Огонь был очень плотным со всех стороны.  Удивительно, что мы уцелели – под огнем противника мы прошли с боем около 22 километров. Нас спас уровень боевой подготовки, уникальное мастерство механика-водителя Евгения Мартынюка. Он вел бой постоянно маневрируя, используя складки местности, давая возможность вести огонь, и при этом не задерживался выходя из под прицельного огня. Мы получили множество попаданий. В ответ бил наш пулемет, и работала пушка. Важно было подавлять огневые точки с первого выстрела, работать на упреждение, не давать им пристреляться. Получалось неплохо. По нашим танкам противник бил сосредоточенным огнем. Второй танк в нашей колонне вскоре подбили, но нам везло", – рассказал Сидоренко.

По словам полковника, танк был подбит в 22 километрах от рубежа с которого начинал движение.

"Боеприпасы почти кончились. И последние российские заслоны были расположены у нас на флангах на двух высотках – нам пришлось прорываться между ними. Я довернул башню на одну из высот, тогда как со второй нас расстреливали в борт. Там был окопан танк, и я не мог поразить его, у него была в прицеле только башня. В результате попаданий все мы получили множественные ранения вторичными осколками танковой брони, были полностью разбиты все приборы наблюдения, прицел. Мы почти прорвались, но тут прямое попадание танкового снаряда вывело машину из строя. Танк заглох и Мартынюка резко бросило на прибор наблюдения, он очень сильно разбил голову.

Под прикрытием огня пулемета я вытащил Евгения из танка. Перевязались. Повезло – остались целы глаза, хотя на лицах были многочисленные осколочные ранения. Отремонтировать машину своими силами мы не смогли, пришлось ее бросить. У нас был автомат у Сергея, а мой автомат мог стрелять только одиночными и не очень надежно – он был рядом со мной в танке, и оказался искорежен осколками. Нас спасло поле подсолнухов и ложбина, по которой мы прошли мимо всех дозоров и засад и вышли к своим войскам", – завершил он рассказ.

В конце рассказа Сидоренко заявил, что по итогам сражения за Иловайск может сказать, что сражался среди героев.

"Трусов под Иловайском я не видел. Я видел как мы били российские войска и как они разбегались во все стороны. Мы можем защитить нашу Родину от российской агрессии. Но для этого необходим профессионализм – на всех уровнях. На уровне командования, на уровне мобилизации, на уровне оснащения, разведки, взаимодействия, технического вооружения, снабжения. Мы обязаны бороться и победить ради светлой памяти тех парней, с кем мы ходили в бой под Иловайском", – подытожил он.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
9 сентября, 2014 11.46  
8 сентября, 2014 17.19
8 сентября, 2014 13.33
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
 
 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации