Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Невероятные приключения гопника в ООН, или Чем Путин отличается от Обамы

Выступая на заседании Генассамблеи ООН, президент США Барак Обама произносил речь без бумажки, стараясь обращаться ко всему залу, в то время как его российский коллега Владимир Путин отрывался от написанного лишь в тех случаях, когда мимикой хотел подчеркнуть беспощадную иронию своих слов, пишет в своей новой статье колумнист издания "ГОРДОН" Евгений Кузьменко.

Путин это человек с ментальностью гопника, нарушающий дворовые правила по нескольку раз на дню
Путин – это человек с ментальностью гопника, нарушающий дворовые правила по нескольку раз на дню
Фото: ЕРА
Евгений КУЗЬМЕНКО

Хорошо иметь врага, исповедующего одни с тобой ценности. Ну, там, понятие чести, уважение к сопернику, пиетет к правилам игры, милость к поверженному. Война при таком раскладе напоминает рыцарский поединок, на котором на первый план выходит доблесть, воинская выучка, тактический талант и стратегический дар.

Мир смотрит и не очень понимает, за что нынешнюю Россию уважать и бояться

Украине, увы, достался враг, для которого все вышеперечисленное – наивные благоглупости; с его точки зрения, побеждает в политике тот, кто шарит в подковерных интригах и умеет нагадить противнику первым. Российский президент действует по принципу Карабаса-Барабаса: "Да, я готов на подлости, но лишь бы в потасовке хватило бы мне бодрости…". Бодрости хватает практически всегда. Подлости – тоже.

С Карабасом у Владимира Владимировича вообще много общего: ходит, размахивает кнутом направо и налево; с помощью теледуремаров превратил свою страну в кукольный театр, в котором куклы заунывным хором поют:

"Да здравствует наш Карабас удалой,
Уютно нам жить под его бородой,
И он никакой не мучитель,
А просто наш добрый учитель".

Впрочем, что там поют его куклы, российскому диктатору уже как-то и не очень интересно. В родных пенатах Путину стало скучно и одинаково: все равно здешние куклы будут пить, лежать на печи и ругаться матом. Куда больше Владимира Владимировича интересует потайная дверца в мир большой геополитики. Он уверен, что дверца эта дает власть над мировым кукольным театром. Пока этим театром заправляют США, Китай, Германия и еще несколько больших игроков. Владимир же Владимирович хочет не только быть постоянным, как прежде, членом этого престижного клуба. Он хочет, чтобы в мире его уважали и боялись.

Мир, однако, смотрит и не очень понимает, за что нынешнюю Россию уважать и бояться. Побаиваться – это да: вон как отхватила часть Украины; не поморщившись, бросила тысячи человек в мясорубку Донбасса и Сирии. Но бояться? Ерунда: что в глобальном масштабе может сделать страна с такой экономикой и такой наукой?!

Вчерашний парад речей на сессии ООН стал хорошей выставкой ценностей, исповедуемых Владимиром Путиным и его идейным антиподом Бараком Обамой. Оставалось лишь помечать себе в блокноте разные аспекты одной большой разницы:

Итак, Барак Обама прибыл на сессию вовремя, демократично общался с делегатами. – Владимир Владимирович демонстративно покинул свой самолет в тот самый момент, когда американский президент начал свое выступление.

Слушая Путина, можно было подумать, что он проводит сеанс саморазоблачительной критики

Обама произносил речь без бумажки, стараясь обращаться ко всему залу. – Владимир Владимирович отрывался от написанного лишь в тех случаях, когда мимикой хотел подчеркнуть беспощадную иронию своих слов. (Поскольку с лицом Путина за последние годы произошли необратимые хирургические изменения, выглядело это подчас жутковато).

Президент США просто и доступно разъяснял логику действий своего государства с учетом доводов оппонентов. Взять хотя бы вот эту реплику: "У иранцев – своя гордая история и огромный потенциал. Но скандировать: "Смерть Америке" не прибавит Ирану ни рабочих мест, ни безопасности…".

Российский же президент – ничего не разъяснял, а просто сыпал шпионскими штампами и язвительными намеками вроде: "И тогда у тех, кто оказался на вершине этой пирамиды, возник соблазн думать, что если они такие сильные и исключительные, то лучше всех знают, что делать".

Барак Обама озвучивал тезисы, вполне сообразные с реальными действиями его администрации. – Слушая Путина, можно было подумать, что после аннексии Крыма и агрессии на Донбассе он проводит сеанс саморазоблачительной критики. Зрители в зале, надо полагать, не раз и не два приподнимали брови, соприкасаясь с такими откровениями:

"…Мы все разные, и к этому нужно относиться с уважением. Никто не обязан подстраиваться под одну модель развития, признанную кем‑то раз и навсегда единственно правильной…".

"…Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: "Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?". Но, боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежит самоуверенность, убежденность в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались…".

"…В такой ситуации лицемерно и безответственно выступать с громогласными декларациями об угрозе международного терроризма и при этом закрывать глаза на каналы финансирования и поддержки террористов…".

"Считаем любые попытки заигрывать с террористами, а тем более вооружать их, не просто недальновидными, а пожароопасными…".

"Нельзя допустить, чтобы эти головорезы, которые уже почувствовали запах крови, потом вернулись к себе домой и там продолжили свое черное дело. Мы этого не хотим. Ведь этого никто не хочет, не так ли?..".

Путина принимали как вполне себе обыденного диктатора

Этот нескончаемый парад двойных стандартов как нельзя лучше характеризует Путина – человека с ментальностью гопника, нарушающего дворовые правила по нескольку раз на дню – но при том пафосно их цитирующего в тех ситуациях, когда это ему выгодно. Сам он себе при этом кажется невесть каким крутым политиком и полководцем – практически Наполеоном.

Однако достаточно было посмотреть на то, как слушали Обаму – внимательно, с живой реакцией в самых удачных или спорных местах. И на то, как принимали Путина – как вполне себе обыденного диктатора. Небезопасного, правда – с атомной бомбой и непомерными амбициями. На улице его стараются не задирать, это верно, – но и в гости домой ни за что не пригласят. В отличие от Обамы – такому жениху в любой семье рады.

Огромная разница, правда? А небезопасному гопнику, в крайнем случае, можно будет сообща навалять. Право слово, не впервой.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000

 
 

Публикации

 
все публикации