Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Журналист Кулида: "Кроты" ФСБ России и их агенты влияния до сих пор пронизывают украинские госструктуры

Украинские правящие элиты если и не напрямую сотрудничают с российскими спецслужбами, то подыгрывают им, убежден украинский журналист и писатель Сергей Кулида. В эксклюзивном интервью изданию "ГОРДОН" он рассказал, почему не доверяет украинским политикам и не верит в скорый возврат оккупированных российскими войсками территорий, а также о своей новой книге "Красные шпионы", о дружбе с отставными сотрудниками советских спецслужб, эмигрировавшими в США, о том, как снимал комнату в доме однокурсника Путина майора Юрия Швеца.

Кулида: Из истории знаю "Красные бригады", Ирландскую республиканскую армию. А это что за террористическая организация с танками и "Градами" на Донбассе?
Кулида: Из истории знаю "Красные бригады", Ирландскую республиканскую армию. А это что за террористическая организация с танками и "Градами" на Донбассе?
Фото: Анатолий Бальчос
Елена ПОСКАННАЯ

Сергей Кулида – главный редактор газеты "Бучанські новини", которая издается в городе Буча Киевской области. Постоянно пишет для газет "МК в Украине" и “Тайны прошлого”, журнала Penthouse. Он с детства увлекался шпионской литературой. И когда начал работать журналистом, также писал о разведчиках и шпионах. С 1981 года работал в литературной редакции Украинского радио и вел программу "Детектив-ревю". Был корреспондентом Европейской ассоциации детективного и политического романа в Киеве. Во время эмиграции в США издавал собственный журнал "Досье секретных служб". Благодаря этому познакомился со многими именитыми советскими разведчиками, бежавшими в Америку. После теракта 11 сентября 2001 года Кулида уехал из Штатов и устроился главным редактором журнала "Секретная служба" в Санкт-Петербурге. С 2004 года в Киеве издавал газету "Секретное досье".

В конце прошлого года вышла в свет первая книга Кулиды "Красные шпионы", в которой он рассказал о ранее неизвестных фактах шпионской деятельности знаменитостей прошлого – поэта Николая Гумилева, актрисы Веры Холодной, балерины Анны Павловой, артиста Александра Вертинского, кузины британского премьер-министра Уинстона Черчилля и других, а также рассказал настоящую историю жизни соратницы Василия Чапаева Анки, которая на самом деле оказалась сотрудницей ГРУ Марией Поповой и работала в советском торговом представительстве в Германии. Первый тираж издания быстро разошелся. Совсем скоро из печати выйдет вторая книга серии "Красные шпионы. Под грифом "Секретно". 

В интервью изданию "ГОРДОН" Кулида рассказал, откуда получает данные об актерах, литераторах, политиках, работавших в прошлом на советскую разведку, а также о своей работе в США, о том, почему уехал из Америки и не смог работать в издательстве Санкт-Петербурга.

Объясните мне, как технически возможно тайно изменить закон. Это как в низкосортном шпионском романе: кто-то, в плаще и маске, под покровом темной ночи пробрался в главный компьютер, вписал один пункт и сохранил?..

– Вы сами случайно не шпион? По заграницам ездили, с разведчиками общались, может, вас уже и завербовал кто…

– А, может, я кого?.. Пусть это останется маленькой тайной. Но я действительно дружил с бывшим генерал-майором КГБ Олегом Калугиным и бывшим советским разведчиком и однокурсником Путина майором Юрием Швецом. К слову, я даже какое-то время жил в доме Швеца – снимал комнату. Но моя профессия – журналист. Это точно.


Кулида: . Фото: Из личного архива Сергея Кулиды
Кулида: Я дружил с бывшим генерал-майором КГБ Олегом Калугиным и какое-то время жил в доме бывшего советского разведчика Юрия Швеца. Фото: Из личного архива Сергея Кулиды


– У вас тренированный аналитический ум, можете глядя на человека сказать – вот этот шпионит? Сколько таких в украинских политических элитах?

– Как говорил булгаковский герой, меня терзают смутные сомнения. Некоторые действия определенных высокопоставленных чинов вызывают у меня недоумение. И не только, думаю, у меня. Складывается впечатление, что "кроты" ФСБ или их агенты влияния до сих пор пронизывают многие украинские госструктуры. Чтобы понять, что это так, не надо быть аналитиком.

Когда говорят о наших депутатах (не хотелось бы, конечно, обобщать), министрах, руководителях различных ведомств, что это, мол, истеблишмент, чуть ли не соль земли украинской, мне просто стыдно. Поражен поведением людей, которые у нас наверху сидят, их интеллектуальным уровнем. Видно, что это “редиска, нехороший человек”, а он у власти и определяет нашу жизнь…

Последний случай с обсуждением бюджета в Верховной Раде. Все, в том числе коллеги-журналисты, делают большие глаза: неизвестно, кто незаметно вписал пункт в документ! Объясните мне, как технически такое возможно. Это что, как в низкосортном шпионском романе: кто-то, в плаще и маске, под покровом темной ночи пробрался в главный компьютер, вписал один пункт и сохранил?.. Нонсенс!..

Или еще. Вот говорят, что мы все делаем, как в Европе заведено. А кто будет ездить без виз? Эти же 10 процентов, с позволения сказать, "истеблишмента", которые и сейчас не сильно напрягаются для получения “шенгена”? Я на свою зарплату могу только пересечь границу, и не выходя из поезда, назад ехать. Почему талдычат о безвизовом режиме, но не говорят, что вообще-то и зарплату надо на европейский уровень выводить? Понимаю, страна в кризисе, но сколько можно списывать все на войну и кризис?

А это командование армии, а эта война, которую войной не называют, прикрываясь фиговым листочком АТО?.. Какие же это террористы? Из истории, я знаю, например, итальянские "Вооруженные коммунистические ячейки" и "Красные бригады", Ирландскую республиканскую армию, немецкую "Фракцию Красной армии" и прочие, и прочие. А это что за террористическая организация такая с танками и "Градами"?

Смотрю на все происходящее и понимаю – мы никогда не заберем Крым назад, если будем все время молчать и заниматься междусобойчиком с Россией. Возникает вопрос: что конкретно собираются делать для освобождения оккупированных территорий? Ударить всей "мощью" Черноморского флота по Севастополю или Балаклаве?

А где наша надежда и отрада – молодые депутаты, которые пришли в Верховную Раду? Чем они заняты, где их свежие идеи и дела? Модный прикид и недешевые "Айфоны" в их холеных руках я вижу… В общем, в Украине и шпионы-то не очень нужны, сами справимся с дестабилизацией…

Вообще у нас шпионы-то какие-то непутевые. Точно как у Карела Чапека описаны. А разведчиков украинских вообще не представляю. Что за спецы такие, которые наблюдали, как в Крыму и на Донбассе бегала сотня человек, и ничего не сделали? Сейчас эти дурацкие игры продолжаются. Двойные стандарты во всем. Потому я и живу в прошлом – там были удивительные истории и люди. А современники мне просто не интересны. Не о ком писать.

Приятель, работавший в архивах КГБ-ФСБ, пару лет назад сказал, что Путин прикрыл информацию. Теперь в архив так просто никого не пускают и ничего искать не дают

– Думаете, шпионские истории советского прошлого сегодня интересны читателю?

– Безусловно. Об этом говорит уже тот факт, что первое издание книги “Красные шпионы” раскупили. Недавно на полках появился второй тираж. Совсем скоро выйдет из печати вторая часть книги – “Красные шпионы. Под грифом “Секретно”. Активно работаем с издателем над третьей книгой – об истории советской контрразведки СМЕРШ. Многие не в курсе, таких организаций было аж три! Сегодня книгоиздание – все-таки бизнес. Если бы тема была не интересна читателю, вряд ли кто-то сейчас решился бы издавать эти книги.

– Почему вы начали писать о разведчиках?

– Это мое увлечение с детства. Я рос в поселке Клавдиево, что неподалеку от Киева. Когда мои друзья летом бегали на пруд купаться, я предпочитал провести день с книгой. Мой отец был врачом и всю жизнь собирал книги, поэтому дома была шикарная библиотека. Я выбирал манящий томик, укладывался во дворе на раскладушку и запоем читал. Любимые книги, конечно, “Приключения Тома Сойера” Марка Твена и “Тореадоры из Васюковки” Всеволода Нестайко. В детстве прочел все произведения Твена, а также Жюль Верна, Роберта Льюиса Стивенсона, Фенимора Купера и так далее. Потом посмотрел фильм “Сильные духом” о разведчике Николае Кузнецове. Он настолько меня потряс, и главный киношный герой – красавец мужик, стреляет и немцев бьет, – что я рисовал себе немецкие (с орлом) документы и представлял себя разведчиком в стане врага. Мой дядя, служивший на флоте, подарил мне черную фуражку, так я и к ней нарисовал немецкую кокарду и прицепил на околыш. Потом мальчик вырос, поступил на филологический факультет университета имени Тараса Шевченко, и началась обычная жизнь.


Кулида: Фото из архива Сергея Кулиды
Кулида: В США я начал издавать журнал о шпионах – “Досье секретных служб”. И тема затянула. Фото из личного архива Сергея Кулиды


На пятом курсе я уже работал в литературной редакции украинского радио. Вел программу “Детектив ревью” и был корреспондентом Европейской ассоциации детективного и политического романа в Киеве. Потом познакомился с историком и сценаристом Михаилом Канюкой. Вместе с ним, а также журналистом и писателем Владимиром Кулебой, преподавателем журфака Никитой Василенко, делали первую в Украине "криминальную" газету “Кто виноват”. Кстати, сотрудничал с нашим изданием и ныне известный художник Сергей Поярков.

После эмиграции в США я начал издавать журнал о шпионах – “Досье секретных служб”. И тема затянула. Был редактором журнала “Секретная служба”, который выходил в Санкт-Петербурге, и киевской газеты "Секретное досье".

– И как от журналистики пришли к книгописанию?

– Года три назад мне позвонили из издательства. Сказали, что читают мои статьи для рубрики “Секретная служба” в газете “Тайны прошлого”, и предложили издать книгу, предложили хороший гонорар. Но тогда не случилось… Покойный ныне главред издания, мой добрый друг Владимир Гоцуленко, хотел сам издать мою книгу, однако скоропостижно скончался. С тех пор все тянулось, и только теперь сложилось. Первое издание книги “Красные шпионы” вышло из печати в конце 2015 года. И если раньше у меня не было амбиций писателя, то теперь появились. Меня вдохновляет и поддерживает жена Тамара. Так что уже планирую и следующие книги.

– Снова о шпионах?

– Не только. Кроме книг “Гламурные шпионы” и "Трехликий СМЕРШ", написал книгу об украинских меценатах, в работе книга об авторах советских детективов (среди них, к примеру, Юрий Дольд-Михайлик и мой товарищ Георгий Вайнер). У каждого из них своя интересная история. Кого-то запрещали, кто-то клепал доносы на друзей, кого-то чуть не посадили. Их книги уходят, но они достойны стать героями повествования.

– Как вы подбираете героев для повествования?

– Каждый мой персонаж – тема для отдельного романа, по большому счету. Просто я наметил тенденции и иду дальше, хотя историю каждого человека можно развивать. Мне интересна личность. Я действую, как сотрудники аналитических отделов спецслужб. Они читают газеты, роются во всемирной паутине, а затем выбирают крохи, факты, и из таких пазлов складывают мозаику. Точно так работаю я – штудирую все доступные источники, выбираю факты, выстраиваю их по годам, сопоставляю с биографическими сведениями и глядишь – интересная картина складывается.

Я вообще много читаю, имею, наверное, самую крупную в Украине библиотеку шпионской литературы. Чтобы зацепить персонаж, мне достаточно одного упоминания. Например, где-то вычитал, что соратница Чапаева Анка-пулеметчица служила в ГРУ. И начал копать, собирать данные. Так и появилась ее история.

Тем для книг – масса. Сейчас много источников в интернете. В постсоветский период опубликовали много архивных сведений, мемуарной литературы, которая для таких исследователей, как я, просто кладезь ценных сведений. Проблема только в том, чтобы знать, где и что искать, а также грамотно систематизировать. 

– Вы и в архивы спецслужб обращаетесь?

– Конечно. В некоторых у меня есть друзья, которые ищут для меня всю необходимую  информацию.

– А в российских архивах тоже имеете своих людей?

– У меня приятель работал в архивах КГБ-ФСБ и помогал искать нужные сведения. Но он еще пару лет назад сказал, что Путин прикрыл информацию. Теперь в архив так просто никого не пускают и ничего искать не дают. Все, что было возможно достать, уже изучили и опубликовали, а сверх того пока не доступно.

После инсценировки расстрела поэт Гумилев мог по заданию чекистов побывать в Монголии и на Тибете

– Один из героев книги “Красные шпионы” известный поэт Николай Гумилев, расстрелянный советскими чекистами. Неожиданно узнать, что он был разведчиком, еще более изумительно ваше предположение, что его казнь инсценировали.

– Я не утверждаю, что так и было. Просто анализирую события его жизни, делаю предположения. Вместо меня говорят факты, которые я собрал воедино и привожу в книге.


Кулида: Я полагаю, что расстрел поэта Николай Гумилева в 1921 году – инсценировка. Считаю, что пока он был жив, его книги издавали. Только с 1927 года резко перестали появляться даже упоминания о нем. Фото: lektorium.rgo.ru
Кулида: Я полагаю, что расстрел поэта Николай Гумилева в 1921 году – инсценировка. Считаю, что пока он был жив, его книги издавали. Только с 1927 года резко перестали появляться даже упоминания о нем. Фото: lektorium.rgo.ru


– Все равно остается вопрос: почему вы полагаете, что на самом деле Гумилев погиб только в 1927 году?

– Я считаю, что пока он был жив, его книги издавали. Только с 1927 года резко перестали появляться даже упоминания о Гумилеве. Трудно предполагать, как именно погиб поэт. Я не претендую на истину. Но очевидно: он слишком много знал. И по сей день вопрос о судьбе Гумилева остается открытым.

Почему я полагаю, что его расстрел в 1921 году – инсценировка? Вдруг планируется экспедиция на русский Север (Кольский полуостров), куда прежде в 1904 году отправлялся сам Гумилев. Откуда ни возьмись появился репортер по фамилии Семенов. Его ни до экспедиции 1922 года, которую возглавил оккультист и чекист Александр Барченко, ни после больше никто не видел. Этот журналист был прекрасно осведомлен о предмете, не менее, чем сам Гумилев, проводивший исследования. Возникает множество вопросов, а главный – откуда он мог почерпнуть информацию. Этот журналист потом бесследно исчез. И я полагаю, весьма высока вероятность того, что под именем репортера Семенова как раз и скрывался поэт.

– Но с 1922 до 1927 года Гумилев должен был еще что-то делать…

– Я допускаю, что он мог по заданию чекистов побывать в Монголии и на Тибете.

Старший сын эмигрировавшего разведчика Швеца все время рвался в Москву, хотел уехать из США, но тот его не отпустил

– Как вы начали знакомиться с именитыми шпионами и разведчиками?

– Все банально. Когда в газетах работал, брал интервью. Так познакомился с Олегом Калугиным, Юрием Швецом, писателем и бывшим сотрудником ГРУ Виктором Суворовым, бывшим подполковником КГБ Константином Преображенским, известным "перебежчиком" майором КГБ Станиславом Левченко, с сыном американского летчика Гари Пауэрса Фрэнсисом (1 мая 1960 года американец Пауэрс пилотировал самолет U-2, который проводил разведку. Его сбили над городом Свердловском (нынешний  Екатеринбург). Пилот выжил. Суд приговорил его к 10 годам заключения за шпионаж. Но через полтора года Пауэрса обменяли на разоблаченного в США советского разведчика Вильяма Фишера, который более известен как Рудольф Абель. – “ГОРДОН”), и прочими отставными сотрудниками ФБР, ЦРУ, полицейскими, экспертами из Израиля. Тематика затянула.

– Вы сказали, что даже снимали комнату у бывшего советского разведчика Швеца. Как такое могло случиться?

– Я оказался в ситуации, когда из газеты ушел и перестал издавать журнал. Безвременье. Тогда он позвал меня к себе. Он живет в штате Вирджиния. Там основал телефонную компанию и набирал русский персонал. Тогда и он сам, и его жена работали в этой фирме.


Кулида: Фото: Gordonua.com
Кулида: Одно время Швец жил на широкую ногу, поскольку только издал свою книгу Washington Station и получил хороший гонорар. Фото: Gordonua.com


У него был нормальный американский дом, где жил с женой, детьми и мамой-старушкой. Одну из комнат выделили мне.

Одно время Швец жил на широкую ногу, поскольку только издал свою книгу Washington Station и получил хороший гонорар. Но позднее аппетиты поубавил. Он консультировал мигрантов, которые хотели легализоваться в Штатах, и судя по его знакомствам, еще и Госдеп. Но не буду утверждать, что так и было. Просто думаю, это естественно для таких людей, как Швец и Калугин.

– И как вам жилось под одной крышей с разведчиком?

– Нормально жилось. По вечерам пиво пили, иногда вино, барбекю жарили, разговоры разговаривали, по окрестным городам и весям ездили на экскурсии... Это был интересный период. Кстати, старший сын Швеца, Лешка, все время рвался в Москву, хотел уехать из США, но Юра его не отпустил. А вот младший – типичный американский подросток.

В США я пек еврейские бублики бейглы, когда работал в итальянской кондитерской на Пятой Авеню. Каждый день приходил миллионер с Уолл-стрит, покупал выпечку и давал чаевые по 100 долларов, а бейгл стоил 5 долларов

– Как вы познакомились с  писателем Юлианом Семеновым?

– Смешная вышла ситуация. Я поехал в Ялту в командировку. Меня поселили в гостинице с одноименным названием. Поднимаюсь, захожу в номер. Там невероятный бардак – вещи разбросаны по всей комнате, а за столом сидит бородатый дядька и что-то строчит на машинке. Говорю, извините, это вроде как мой номер. А он в ответ: “Удивительно, а я здесь живу”. Оказалось, на самом деле я ошибся этажом, мой номер был выше. Я собрался уходить, а потом скзаал: “Знаете, вы на кого-то похожи”. Он уточнил: “Неужели на Юлиана Семенова? Представляете, мне многие об этом говорят!" Так мы и познакомились. Потом подружились и очень часто общались. Созванивались и накануне того дня, когда с ним случилось несчастье. Не исключаю, что его кто-то отравил.


Фото: semenov-foundation.org
Кулида: Мы с Юлианом Семеновым дружили и часто общались. Созванивались и накануне того дня, когда с ним случилось несчастье. Не исключаю, что его кто-то отравил. Фото: semenov-foundation.org


Так случилось, что у меня довольно много именитых знакомых. Мой папа учился вместе с Виталием Коротичем, и я его хорошо знаю. Меня всегда поражала его публицистика. В ней между строк можно было прочесть много ценного. Я, кстати, до сих пор так читаю книги советского "Политиздата". Если отбросить всю пропагандистскую мишуру, остаются крайне ценные факты.

На заседании Международной ассоциации детективного и политического романа я познакомился с Артемом Боровиком, который после смерти Семенова возглавлял редакцию газеты “Совершенно секретно”. Кстати, мы с ним сотрудничали и собирались вместе издавать “Досье секретных служб”. Последний раз созвонились накануне его гибели. Мне нужно было решить какой-то деловой вопрос, а он отложил разговор, сказал, что все равно летит в Киев, когда прибудет, все дела решим при встрече. Не долетел. Он был в том самолете Як-40, который потерпел катастрофу в Шереметьево в марте 2000 года.

В США познакомился со многими известными теперь людьми. Почти год работал в Нью-Йорке на Второй Авеню. Там был украинский анклав – множество этнических ресторанов, сувенирных магазинов. Кстати, в одном из них купили одежду для героини второй серии фильма “Индиана Джонс”. Там же располагалась редакция газеты Конгресса украинских националистов “Национальная трибуна”, для которой я писал. В тот период я познакомился с сестричкой Викой из группы “Брати Гадюкіни” (Виктория Врадий,“ГОРДОН”), Сашей Игнатушей, который в сериале “Сваты” играет милиционера. С художником Иваном Марчуком мы довольно часто встречались и общались. А как-то сидели с друзьями в кафе "Веселка", что на той же Второй Авеню. К нам подошел официант. Такое знакомое у него было лицо. Оказалось, это нынешний народный артист Украины Остап Ступка. Его мама тогда работала беби-ситтером. А Богдан Сильвестрович через меня им из Киева письма передавал.

Хочу сказать, что в "простой" работе ничего стыдного нет. Мне самому приходилось трудиться в компании, которая перевозила мебель. Тяжелый труд, но в день можно было заработать от 500 до 700 долларов. А еще я овладел профессией и пек бейглы (такие еврейские бублики), когда работал в итальянской кондитерской на Пятой Авеню. Чаевые какие были! Ко мне каждый день приходил миллионер с Уолл стрит, покупал выпечку и давал чаевые по 100 долларов. При том, что бейгл стоил 5 долларов.

Среди моих близких друзей были писатель и публицист Эдуард Тополь, оператор фильмов Федор Добронравов (снявший “Неуловимых мстителей” и "Новые приключения неуловимых"), с кинорежиссером Леонидом Головней мы по соседству жили на Брайтон-Бич.

В газете “Вечерний Нью-Йорк”, где я работал, встретил журналиста из Киева Петра Немировского (он потом стал наркологом-психотерапевтом и практикует в США до сих пор, написал несколько книг) и некогда очень популярного в СССР писателя, автора детективов Анатолия Ромова.


Фото из личного архива Сергея Кулиды
Кулида на пресс-конференции Шимона Переса в Нью-Йорке. Фото из личного архива Сергея Кулиды


Позже познакомился с киевским писателем и сценаристом Владимиром Лобасом (автором романа “Желтые короли”), дочерью "культового" советского киноактера Петра Алейникова Ариной, певцом Мишей Гулько, скульптором Эрнстом Неизвестным, женой Сергея Довлатова Еленой, писателем Игорем Ефимовым и его американским коллегой Стюартом Каминским, бывшим советским политобозревателем Мэлором Стуруа, Сергеем Хрущевым, Бубой Касторским (он же Борис Сичкин) и многими-многими другими известными эмигрантами.

Тогда же заприятельствовал с Георгием Вайнером. Вскоре мы очень подружились. Я к нему часто ездил на Лонг-Айленд. Однажды он предложил совместно издавать газету “Место встречи изменить нельзя”. Мы сделали "пилот", и он отправился к брату решать вопрос с авторским правом на название. Аркадий не разрешил, да и денег тогда найти не удалось. А проект был замечательный и мог стать весьма успешным.

11 сентября 2001 года погиб мой товарищ. Мы договорились встретиться в башнях-близнецах. Вышел из метро и направился к башням. Совсем немного прошел, и вдруг увидел, как прилетел первый самолет

– Судя по вашим рассказам, в Украине ваша карьера складывалась вполне успешно. И зачем вы решились на переезд в США?

– Детская жажда приключений. Хотелось мир посмотреть. Я решил все поменять в своей жизни, и даже профессию. К тому же, у меня были родственники в США. Так что все само собой решилось. Я уезжал навсегда. Не предполагал, что вернусь, поэтому продал все, что имел: и квартиру, и свои коллекции. У меня была одна из лучших коллекций плит (пластинок) в Киеве. Точно больше 200 и среди них много редких. Продал и свою коллекцию машинок. Я с детства собирал модели английских фирм Matchbox, Corgi Toys и Dinky Toys. Интересно, что полтора года назад зашел в магазин к одному человеку – он коллекционер и создатель музея автомобилей. Смотрю, стоит модель автобуса Daimler 1911 года, которую в ГДР выпускали. У меня такая же была. Я страшно жалел, что пришлось продать. Взял модель в руки и увидел на ней характерный значок в виде буквы S. Это была машинка из моей коллекции. Расспросил, откуда она появилась. Оказалось, ее принес мой бывший коллега, которому я перед отъездом в Америку продал всю коллекцию. Я решил, это знак, тут же ее выкупил и снова начал собирать машинки.

Жалею, что не уберег свой архив – газеты, журналы, удивительные фотографии со знаменитыми людьми – все оставил в Америке. Скорее всего, эти вещи утеряны навсегда. Так уезжал, что не подумал о сохранности.

– Почему ваш отъезд был больше похож на бегство?

– Я действительно резко принял решение уезжать из Америки. Это случилось после трагедии 11 сентября 2001 года. Тогда погиб мой товарищ. Мы договорились с ним встретиться как раз в башнях-близнецах. Там внизу был замечательный книжный магазин, где я любил полазить, где нашел много замечательных книг. Товарищ в то время был на совещании, на 110 этаже. Попросил подождать его. Помню, вышел из метро и направился к башням. Совсем немного прошел, и вдруг увидел, как прилетел первый самолет. В шоке остановился, слово вкопанный. Видел, как люди падали, как рушился небоскреб. Это было ужасное зрелище. Когда такая махина начинает оседать, первая мысль, которая приходит в голову: сейчас на тебя рухнет. Я, как и все остальные зеваки, бежал дальше, чем видел… Это была просто инфернальная картина, жуткое пекло. После такого оставаться в США я уже не мог. Тем более, что поступило интересное предложение издавать мой журнал в Санкт-Петербурге.

– А в Питере почему не задержались?

– Все там было хорошо, и деньги платили, но, оказалось, это все не то, что мне было нужно. Каждую субботу и воскресенье мы коллективом выезжали на отдых за город. И как сядем за стол, начнем разговор, так все время звучит “эти хохлы”, да “эти хохлы”. В 2003 году! Еще ни о каком конфликте между двумя странами речи не шло, а уже столько ненависти по отношению к Украине было. Как-то разозлился и спросил: “А вы-то сами кто? Через одного украинские фамилии. Губернатор у вас и та украинка, Валентина Матвиенко. На кой вам “хохлы” дались?” И честно говоря, так достало, что все бросил и уехал в Киев. На пустое место. Тут в 2004 году начался какой-то подъем, и я был востребован. Поселился в Буче, где встретил адекватного, умного, а главное, - профессионального человека – мера города Анатолия Федорука. И он мне предложили возглавить местную газету "Бучанські новини". Тут и прижился.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
2 февраля, 2016 12:03
 

 
 

Публикации

 
все публикации