$41.49 €45.18
menu closed
menu open
weather +24 Киев
languages

У нас расцветает шарлатанство в БПЛА и радиоэлектронике. Люди решили, что они до фига инженеры, и впаривают волонтерам решения, ни на что не способные на линии фронта

Сейчас три основные сложности. Деньги, чтобы покупать необходимое фронту. Именно эти необходимые вещи (потому что, как правило, то, что нужно, на полках в магазинах не лежит). И время. Между сбором денег и закупкой. И вот временной лаг от сбора и закупки – это недопустимая роскошь.

Поэтому уже давно не проводим сборы на что-то конкретное. Потому что сейчас в разряд обычных расходных материалов вошли вещи, которые стоят тысячи долларов. Это и "мавики", которые теряют каждый день, и автомобили, которые все больше и больше нуждаются в восстановлении, и очень многое другое. А все закупки, которые несут какую-то медийную составляющую, – это с вероятностью в 99,9 очень долгий период. Потому что все известные качественные производители технически сложных изделий, которые используются на войне, "забиты" на недели и месяцы вперед.

А все, что здесь и сразу, то есть за дурные деньги, и с "неслыханными ТТХ", и "у нас 100 500 отзывов от бойцов", скорее всего, – это шарлатанство. Потому что у нас сейчас расцветает БПЛА-шарлатанство и шарлатанство в радиоэлектронике, когда люди с образованием, но без опыта в отрасли решили, что они до фига инженеры и что, кроме них, никто не смог годами додуматься до очевидных вещей. И впариваются за сумасшедшие средства волонтерам решения, работающие на уютных ламповых аэродромах, но ни на что не способные на линии фронта.

Мы не можем себе позволить такую роскошь, потому что все, что передаем в подразделения, или сами используем в боевых условиях, или испытываем на фронте. И, как показала практика, очень многое требует доработок. Не говоря уже о том, что РФ неплохо работает по адаптации и доработке средств РЭБ и РЭР. Поэтому на рабочие и эффективные модели ударных дронов уже приходится производить апгрейды стоимостью по пол базовой комплектации. Потому что с каждым месяцем россияне все более адаптируют свои системы под реалии. Нравится или нет, но они сильны в этом вопросе.

О времени, которого не хватает, даже говорить не буду. Одни подразделения выходят на восстановление, другие заходят в ад бить чертей. Все это требует решений сейчас, чтобы вопрос закрывался за часы. Особенно по коптерам и автомобилям. Проблема последней мили никуда не делась. И там обычные вещи спасают жизнь.

А еще организуем обучение сержантов и немного выполняем работу в интересах пехоты и арты в небе. И у нас настолько до фига расходов на вещи не пафосные, что даже говорить о таком неудобно. Например, у нас сейчас на учебе почти полсотни сержантов и инструкторов живут в помещении, которое выбили военные у государства. Но отопление жилых помещений и вспомогательных помещений – волонтерскими конвекторами. И все расходные материалы – это тоже волонтерская помощь. Это важно или нет? Сейчас на базе одного из подразделений будет создаваться пара обучающих "организмов". Потому что воевать будем еще долго. И воевать все больше и больше придется не новейшим технологиям, а пехоте. Потому что россияне перешли к тактике, которую они практиковали в каждой войне и в которую они умеют лучше всех. Заваливать трупами, пока не кончатся патроны у защитников.

Помимо восстановления подразделений, воевавших с первых дней вторжения, формируются новые подразделения. И от обученности пехоты и младших командиров будет зависеть, как будут обстоять дела на фронте. Сейчас стараемся уделять внимание при боевой подготовке всем мелким вещам, которые считаются несущественными, но могут парализовать деятельность целого подразделения. К примеру банальное обращение со связью. Те, кто имел дело с необстрелянными бойцами, знают, как часто во время первого контакта, на адреналине, один боец может зажать клавишу или тангету на рации и просто положить эфир всему подразделению. Или когда, кроме истерики одного, никто ничего не слышит. О переходе/переключении на резервные или запланированные каналы вообще молчу. Это всегда квесты и куча мата. Поэтому стараемся такие мелочи обкатывать еще в начале учебы. Чтобы люди не просто слышали, а руками умели делать все, что им нужно будет делать в бою. Потому что теория, которую дают на обучении в боевых условиях стресса, отличается от практики.

И, к сожалению, это тоже ложится на наши плечи. Закупили две сотни аналоговых тренировочных раций, чтобы каждый боец умел пользоваться. И десяток телевизоров для учебы. Бинокли для учебных занятий, потому что приходят бойцы, не знающие значения слова "наблюдать". Потому что государство сейчас не может обеспечить всем необходимым подразделения для войны, не то что для обучения.

Так бывает. Это – война. Война с врагом, превосходящим нас по ресурсам. Даже если эти ресурсы примитивны. И победа будет не скорой и тяжелой. Поэтому нам надо каждый день готовиться, чтобы заменить людей, которые выигрывают нам время в окопах, зачастую ценой своей жизни. Сейчас очень тяжело на востоке. И боюсь, что легче не станет в короткой перспективе. Наоборот, может быть еще несколько направлений, где враг активизируется. Поэтому делаем что можем. Потому что, кроме как выстоять и победить, другого выбора у нас нет.

Источник: Роман Донік / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.