ГОРДОН
 
 
Роман Гольдман

Эксперт в области пациент-менеджмента, Первый медицинский центр Тель-Авива.

ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Единственная сработавшая модель – жесткий карантин. Шведская модель не сработала. Про белорусскую даже писать не хочется, нет цензурных слов

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

Пандемия: середина начала.

С утра до вечера, независимо от ситуации, я нахожусь в больнице. Но в сегодняшней ситуации особенно часто общаюсь с докторами с самой передовой – старшим врачом инфекционного отделения и вирусологом, отвечающими за исследования по текущей пандемии. Это те, кто каждый день принимает и лечит больных коронавирусом.

Решил поделиться с вами небольшим брифом со своими наблюдениями.

Вирус.

Нет однозначного мнения ни у медиков, ни у исследователей. С этим мы столкнулись в этот раз.

Откуда взялся вирус, как передается и, главное, как будет вести себя в дальнейшем? Изначально предполагалось, что вирус передается капельным путем, оседая на поверхностях, потом – воздушно-капельным, сегодня появились работы, в которых идет речь о возможности передачи заболевания даже половым путем. Нет четкого распределения, кого больше поражает и какие вызывает последствия: у одних протекает бессимптомно, у других, даже молодых, людей вызывает серьезные поражения. Причем не только органов дыхания, но и всего организма. С некоторой натяжкой это можно сравнить с толерантностью к алкоголю. Один выпьет литр виски и уйдет домой своими ногами, другой от двух рюмок упадет под стол. Но если наличие или отсутствие толерантности к спиртному более-менее изучено, то с вирусом нет четкого понимания по очень простой причине. Мало времени и мало данных. Для того чтобы делать выводы, необходимо накопить и обработать больший объем информации. Возможно, это займет годы, пока мы окончательно разберемся, что такое COVID-19, откуда он взялся и как с ним бороться. Даже тесты не дают 100-процентного результата – доктора рассказывают, как брали тест у больного, находящегося на искусственной вентиляции легких со всеми симптомами "короны". Один, два, три – только шестой дал положительный результат.

Лечение.

Протоколов, получивших клиническое подтверждение эффективности, нет. Все по той же причине – прошло слишком мало времени. Применяемые схемы уже успели измениться, причем несколько раз. Одним больным они подходят, другим нет. Буквально недавно, например, сообразили, что антикоагулянты надо применять не профилактическими дозами, а полными лечебными. Средство от малярии вызывает множество вопросов, а пользы от антибиотиков при лечении коронавируса практически нет, учитывая вирусную природу возбудителя. Антибиотики назначаются только для лечения бактериальных осложнений.

В Израиле одна из самых низких в мире смертностей от коронавируса. Врачи объясняют это не национальными и генетическими особенностями или чудесами израильской медицины. Над каждым тяжелым больным в стране трудилась бригада врачей, и у каждого тяжелого больного было место в реанимации. Не "койка", четыре ножки и матрас, а место – с подключенным кислородом, ИВЛ и прочими системами оборудования. Тех, кого подключали к ИВЛ, оставляли на нем до полной стабилизации состояния. Гораздо дольше, чем больные были на ИВЛ в других странах. Как такое возможно? Да очень просто – система здравоохранения Израиля не была перегружена. Хватило ресурсов для каждого.

Легких больных госпитализировали только по медицинским показаниям. Это позволило иметь всегда свободные места для поступающих экстренных пациентов. И иметь самый главный ресурс в борьбе с коронавирусом – достаточное количество медперсонала. Тех, у кого состояние становилось тяжелым, отправляли в больницы, остальные находились по домам, и за их состоянием осуществлялся постоянный медицинский контроль. В больнице были организованы два приемных покоя: "чистый", для "традиционных" больных, и "грязный" – куда отправляли всех с признаками ОРВИ. В результате даже на пике в "Ихилове" были заполнены от силы треть коек, предназначенных для больных коронавирусом. Это был резерв на случай сильной вспышки. Пока ее удалось избежать.

Карантин.

Проклятий в адрес властей было предостаточно. Я не отношу себя к поклонникам действующей израильской администрации, это прекрасно видно из моих постов в Facebook. Но за те меры, которые они ввели, несмотря на сильнейшее противодействие и негатив со стороны граждан, надо бы сказать им спасибо. Тут надо смотреть на общий план. Вы на секунду поставьте себя на место премьера, которому в одно ухо орет министр экономики, что у нас будет миллион безработных и весь бизнес разорится, а в другое – министр здравоохранения, который обещает 100 тыс. покойников и коллапс медицины. И он должен принять решение и взять на себя ответственность – или куча трупов, или масса безработных.

Но безработным можно помочь, есть пособия, выплаты и тому подобное – покойнику уже ничем не поможешь. Экономика восстановится – медленно, может, не сразу. А мертвых не оживишь. Много спорят про модели. Так вот, единственная сработавшая модель – жесткий карантин, маски, дистанция, тотальный запрет на передвижение. Шведская модель, увы, не сработала – у них погибших больше, чем выздоровевших. Про белорусскую модель даже писать не хочется, нет цензурных слов. Те, кто опоздал – Россия, США – сейчас только проходят пик. Про "это обычный грипп" запомните только один факт – в Италии впервые со времен Второй мировой перед врачом стоял ужасный выбор: у тебя пять больных, все в тяжелом состоянии, а аппарат ИВЛ только один. Вот и выбирай, кого интубировать, – остальные с большой долей вероятности умрут.

Вывод.

Еще ничего не закончилось. Может быть, будет вторая волна, может, повезет и проскочим. Врачи говорят: опасность сохраняется до тех пор, пока не выработается массовый иммунитет или не придумают вакцину. Но массовый иммунитет – это не менее 60% переболевших. Представьте, что, если взять из этого количества 5% тяжелых, никакая система здравоохранения их не переварит. Это не считая смертности от обычных инфарктов, инсультов и т.д., которая сразу подскочит на порядок из-за отсутствия помощи и боязни людей обращаться в больницы. Такие случаи тоже были. В тот же "Ихилов" привезли мужчину с тяжелейшим инфарктом, кое-как вытащили с того света. Оказалось, неделю ходил с болями в груди, но обращаться в приемный покой не хотел. Поэтому и нужен карантин, дистанция, маски и закрытые границы. Друзья мои, мы столкнулись с тем, с чем не сталкивались уже 100 лет. В планетарном масштабе мы еще в эпицентре урагана. Как справедливо заметил доктор, с которым я беседовал: это середина начала.


Фото из личного архива Романа Гольдмана
Фото из личного архива Романа Гольдмана


И еще. Наша больница – единственный медицинский центр в мире, позволяющий родственникам проститься со своими близкими, которые находятся в тяжелом состоянии с угрозой для жизни. Разумеется, с соблюдением всех правил биологической защиты, утвержденных минздравом Израиля.

Самир Агав приехал в больницу навестить свою любимую бабушку Евгению, которая заболела коронавирусом. Понимая, что это в последний раз. Через несколько дней она скончалась – и задокументированная встреча стала прощальным воспоминанием.

Его последними словами были: "Просто подумай о себе. Все будет хорошо, бабушка".

Источник: "ГОРДОН"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги