Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

"Андрей, я все сделаю". Труба отчитывался перед Богданом о делах против Порошенко? Главное о прослушке директора ГБР

19 ноября в Telegram появился канал "Трубу прорвало": в нем анонимные авторы публикуют аудиозаписи, сделанные, по их утверждению, в кабинете директора Государственного бюро расследований Украины Романа Трубы. Подлинность записей к этому моменту не подтверждена, но голос мужчины похож на голос руководителя ГБР. Сам Труба назвал записи фейком, хотя и подтвердил, что прослушка в его кабинете велась. "ГОРДОН" рассказывает, о чем идет речь на опубликованных аудио и как на публикацию отреагировали украинские правоохранители и власти.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Труба назвал аудиозаписи фейком
Труба назвал аудиозаписи фейком
Фото: dbr.gov.ua
Дмитрий НЕЙМЫРОК
заместитель главного редактора

Фамилии участников разговоров указаны так, как в Telegram-канале “Трубу прорвало”; редакция издания "ГОРДОН" не утверждает, что голоса на записи действительно принадлежат директору ГБР или другим правоохранителям, политикам или бизнесменам.

Суть разговоров

Сейчас в Telegram-канале опубликовано 10 аудиозаписей. Они, утверждают авторы паблика, сделаны с июня по сентябрь 2019 года ("ГОРДОН" расположил аудио в хронологическом порядке). 

19 июня Труба по телефону с неизвестным собеседником обсуждает “потенциальные риски” в связи с вручением подозрения бывшей и.о. министра здравоохранения Уляне Супрун и спрашивает, знает ли об этом президент. 

– Скажите: а президент в курсе этой ситуации?.. Ага… Ну, там риски, скажем так, которые возможны от международных партнеров, – они ожидаемы? Потому что внутренние риски – это Генеральная прокуратура… А внешние учтены? Чтобы я, скажем так, не подставил в первую очередь президента… (Слушает собеседника). 100%. Хорошо. До обеда я должен назначить процессуального руководителя… Сколько вы еще будете на связи, чтобы я вам позвонил?.. Хорошо, да… Ну, дело в том, что руководитель имел это подозрение еще год назад, и он его не подписывал, а наоборот, инициировал неподписание… 

Затем Труба звонит человеку, которого называет Андреем. 

– Андрей, добрый день. Я – очень коротко. По Уляне (то, что я вчера говорил) есть какая-то информация? Планируется сегодня, поэтому набираю… Ну, подозрение готовить… 

(После паузы. Возможно, Труба звонит другому человеку).

– Я завтра иду докладывать о производстве по Уляне, поэтому пусть следователи подготовят мне справку, чтобы я просто ориентировался по фабуле… И давай назначать процессуальных [руководителей]… Мне сказали, что я завтра буду докладывать и завтра будет решение принято… 

(Снова после паузы).

– Вы еще на связи? Я – очень коротко. Я завтра иду к Владимиру Александровичу докладывать по этому делу… Думаю, что там все будет нормально… Да-да-да… Я тогда буду вам время от времени отписываться… Хорошего перелета. 


Труба выиграл конкурс на должность директора Госбюро расследований в ноябре 2017 года и был назначен на пост указом пятого президента Петра Порошенко. Фото: president.gov.ua
Труба выиграл конкурс на должность директора Госбюро расследований в ноябре 2017 года и был назначен на пост указом пятого президента Петра Порошенко. Фото: president.gov.ua


Следующий эпизод, утверждают администраторы Telegram-канала, записан 19 июля. Труба отчитывается по телефону, предположительно, перед главой Офиса президента Украины Андреем Богданом (он обращается к собеседнику Андрей Иосифович) о делах, в которых фигурирует пятый президент Украины Петр Порошенко. Вероятно, дата разговора указана неправильно и он состоялся 17 июля (именно в этот день Труба проводил брифинг о неявке Порошенко на допрос).

– Приветствую тебя, дружище. Очень коротко. В общем, я сегодня брифинг дал в связи с тем, что не пришел Порох [Петр Порошенко]. Журналистов было достаточно, я думаю, плюс-минус оно медийно разойдется… О, супер! Смотри, по Корбану: мы говорили, что, возможно, на пятницу вызвать… Я хотел с тобой посоветоваться… Оно может вызвать определенные… Повестка вручается за три дня, и мы, во-первых, уже технически не могли его вызвать со вчерашнего дня на пятницу… Давай сделаем паузу… Насколько я понял, в этом производстве нужен какой-то результат юридический… Да… Смотри, даже если мы вызовем его на пятницу, даже по беспределу, он все равно сманипулирует и выставит себя жертвой. Ты имеешь в виду решение Европейского суда [неразборчиво]? Хорошо. Угу… Андрей Иосифович, я тебе обещаю, что все сделаю! Чтобы ты понимал: у меня, бл…дь, 25 следователей. Я не могу с ними всю страну перевернуть. Но это дело для нас приоритетное. Да, еще секунду… Нет, смотри: у меня сейчас [штат] укомплектован на 1/3, чтобы ты понимал. О-о-о, благодарю за поддержку! И еще: 15 ходатайств по экс-президенту я подал 10 дней назад… Ну, бл…дь, они просто реально забили хер. Да. Я понимаю, что ты понимаешь, спасибо тебе за это, но есть еще один момент: психологическое состояние моих следователей. Я их, конечно, поддерживаю в том плане, что они сейчас самые главные следователи в этой стране, но когда у меня нет сотрудничества с Нацполом, потому что они не дают оперов, со Службой безопасности, потому что они не дают оперов, – ну, бл…дь, мне реально сложно расследовать такую категорию дел. По экс-президенту же! (Слушает собеседника, смеется). Да, давай, па!

19 июля к директору ГБР приходит предприниматель Михаил Немировский (судя по записи, его фирма "Монитор" производит спальные мешки и продает их Министерству обороны). Он рассказывает Трубе о недавнем допросе, по всей видимости, в полиции и жалуется на предвзятость старшего оперуполномоченного, который проводил допрос.

Немировский: Может, не надо, чтобы допрашивал [старший оперуполномоченный], может, лучше, чтобы меня следователь [ГБР] допрашивал?

Труба: Да. Да. Давайте… 

Немировский: Я вас… ну, вы же понимаете… Если там будет нужна помощь по какой-то экспертизе, там провести, ну, помогите, чтобы оно правильно было…

Труба: Давайте так, сейчас я все организую.

Немировский: Я же тоже нормальный человек, тоже пригожусь.

После этого директор ГБР кому-то звонит, спрашивает, сколько следователей ведет дело о закупке Министерством обороны некачественных бронежилетов. Он просит собеседника допросить Немировского, который "тоже участвовал в тендере".

Уходя из кабинета, Немировский передает Трубе "огромный привет и наилучшие пожелания". От кого – непонятно. В ответ Труба обещает "все сделать максимально по закону".

26 июля Труба, предположительно, с руководителем патронатной службы ГБР Александром Удовиченко снова обсуждал производство против Супрун. Труба жаловался, что некий Иван "уже прямо говорит: "Давай Уляне подозрение". "У нее муж сенатор или кто-то там (в действительности Марко Супрун не сенатор и никогда им не был; ему, предположительно, принадлежит аккаунт в Facebook "Сенатор Марек Многогрішний". – "ГОРДОН")… Это политическое решение… Я не хочу", – говорит Труба собеседнику.

На этой же записи Трубе звонит, предположительно, директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник: он говорит, что заместители главы ГБР фигурируют на записях, которые НАБУ сделало в кабинете тогдашнего главы Окружного админсуда Киева Павла Вовка. После этого звонка Труба, видимо, звонит одному из своих заместителей, требует срочно пересмотреть брифинг Сытника, а потом зайти к нему в кабинет, чтобы обсудить, как реагировать на скандал.


Директор НАБУ Артем Сытник (крайний справа) предупредил Трубу о том, что его замы фигурируют в материалах прослушки кабинета судьи Павла Вовка. Фото: The National Anti-Corruption Bureau of Ukraine / Flickr
Директор НАБУ Артем Сытник (крайний справа) предупредил Трубу о том, что его замы фигурируют в материалах прослушки кабинета судьи Павла Вовка. Фото: The National Anti-Corruption Bureau of Ukraine / Flickr


Следующий файл датируется 21 августа. В описании к аудиозаписи говорится, что Труба разговаривает с начальником второго следственного отдела первого управления организации досудебных расследований ГБР Максимом Резниченко о следственных действиях на предприятиях бизнесмена Константина Жеваго.

В частности, директор ГБР требует от подчиненного срочно отменить следственные действия и спрашивает: "Можем ли мы дать заднюю?" Затем Труба консультируется с неизвестным собеседником по телефону.

– Привет, извини, тут один срочный вопрос по Жеваго. Мы еще заблаговременно запланировали несколько незначительных обысков. Там задействованы и полиция, и другие… Может, я бы их тихонько провел? (Видимо, слушает собеседника). Все, тогда мы делаем.

Следующий эпизод – минутная запись, сделанная 9 сентября. В описании к ней говорится, что Александр Удовиченко предлагает Трубе передать Генеральной прокуратуре производство по Высшему совету правосудия, которое расследует ГБР. "Потому что когда будет команда "фас!" и мы направим – они начнут плеваться… А так – отдадим на изучение, и возможно, у них будут замечания, а мы потом отреагируем и сделаем".

13 сентября Труба по телефону обсуждает с Русланом (видимо, генпрокурором Русланом Рябошапкой) "рабочие моменты" и предлагает ему заехать в Госбюро расследований. В кабинете в это время также находился Удовиченко; ему Труба зачитывает сообщение, которое, вероятно, получил на телефон. 

Труба: Ну, вот то, о чем я тебе говорил: "Пока есть МВФ, не трогать "ПриватБанк" и НБУ".

Удовиченко: Это кто написал?

Труба: БАЙ [вероятно, Богдан Андрій Йосипович].

16 сентября, говорится в паблике, Труба встречался в своем кабинете с заместителем главы Офиса президента Андреем Смирновым и обсуждал с ним некоторые расследования.

Смирнов передает Трубе мнение некоего "товарища" о том, что "человек должен не вылазить с допросов". "Нам надо потихоньку… Потому что расправил атлант плечи. Ходит по городу, бл…дь. "Пошли все на х…й, у меня большой дядя. Я в теме", – говорит Смирнов. Кого именно обсуждают Труба и Смирнов, из контекста не совсем ясно, авторы Telegram-канала утверждают, что речь о Порошенко.

19 сентября Труба рассказывал о деталях совещания у президента своему PR-консультанту Ирине Демишевой и пресс-секретарю ГБР Анжелике Ивановой.

– Как прошла встреча?

Труба: Ну, это рабочая встреча была.

– Нет, ну нормально? Вы были на уровне?

Труба: Нормально, я сидел напротив президента…

– Ого!

Труба: Ольга Александровна [Варченко] со мной рядышком была…

– Она с вами была?

Труба: Да!

[неразборчиво]

– Ее отдельно позвали?

Труба: Да. То есть я вчера не знал, что она [будет присутствовать на совещании].

– Она молчала?

Труба: Слава богу! Ну, то есть все нормально: была не только она, были все правоохранители с заместителями.

– А-а-а…

[неразборчиво]

Труба: Все нормально. Я точно работаю до 31 декабря…

– А потом?

Труба: А потом или работаю дальше, или не работаю…


Труба со своим первым заместителем Ольгой Варченко и заместителем Александром Буряком. Фото: Державне бюро розслідувань / Facebook
Труба со своим первым заместителем Ольгой Варченко и заместителем Александром Буряком. Фото: Державне бюро розслідувань / Facebook


Затем Труба перечисляет темы, которые обсуждались на встрече президента и правоохранителей: "Укроборонпром", КГГА, Фонд гарантирования вкладов, строительство порта Одесса, Аграрный фонд, янтарь, лес, Грибовичская свалка, таможня, экологическая сфера, разворовывание государственных средств и "экс" (по всей видимости, дела против экс-президента Украины Петра Порошенко). 

После разговора с помощницами Труба, видимо, кому-то звонит:

– Уже удобно? У меня, скорее всего, экономика и политика в этих делах. Но есть и экономика… То есть тут: как скажете – такие дела мы и организуем. Мне главное – чтобы было эффективно и был результат. Да, это [неразборчиво]. Хорошего вечера и до завтра.

На последней записи (в паблике не указаны ни дата, ни участники разговора) обсуждаются дела Майдана и, по всей видимости, их будущая передача в Госбюро расследований. Собеседник Трубы, в частности, критикует бывшего заместителя генпрокурора Сергея Кизя (он был уволен с должности в конце сентября). 

Реакции

Роман Труба 20 ноября, на следующий день после появления Telegram-канала, проводил совместный с генпрокурором Русланом Рябошапкой брифинг. Директор ГБР упорно игнорировал вопросы СМИ о прослушке, но в конце брифинга все же прокомментировал опубликованные аудиозаписи. Расшифровку общения Трубы с журналистами на эту тему опубликовала в Facebook корреспондент телеканала "Настоящее время" Ирина Ромалийская.



Так, Труба утверждает, что опубликованные записи – фейк и провокация, призванные навредить Государственному бюро расследований (при этом он подтвердил, что в его кабинете в конце сентября нашли подслушивающие устройства).

"Должность директора ГБР – это должность, связанная с наибольшими рисками, которые только могут быть... Когда ГБР становится все эффективнее и независимее, появляется большое количество желающих, иногда эти желающие объединяются. Я как руководитель, понимаю, что относительно меня, относительно новосозданного правоохранительного органа могут быть провокации, могут быть фейки. Я давно ожидал и уверен, что на этом не будет поставлена соответствующая точка. Эти публикации – фейк и провокация. Они меня не сломали…" – заявил он на брифинге 20 ноября.

Труба также добавил, что не собирается увольняться.

"Интересует вопрос, буду ли я подавать в отставку. Не буду. За этот период времени сделано очень много. Еще больше мне необходимо сделать для того, чтобы ГБР стало независимым правоохранительным органом. И для тех людей я скажу: Государственное бюро расследований продолжает работать, и сейчас меня ожидают в ГБР, поскольку готовятся и есть проекты новых подозрений во многих резонансных уголовных процессах", – добавил директор бюро.

Президент Владимир Зеленский сказал, что слышал о скандале, но по состоянию на 20 ноября не знал его сути. Он пообещал ответить, когда "изучит вопрос" (к моменту выхода материала новых комментариев Зеленского о Трубе не было).

"Я честно скажу, что сегодня у меня более серьезные задачи и я не знаю, что там за скандал. Я слышал, что есть какой-то скандал с ГБР. Там какие-то записи? Если вы не против, я изучу вопрос и отвечу вам, просто не знаю", – заявил он во время вчерашней поездки на Донбасс.



Что будет дальше?

Главный редактор издания "Цензор.НЕТ" Юрий Бутусов отметил в Facebook, что прослушка "вряд ли велась на законных основаниях", а потому не имеет юридической силы. 

"Следующая власть теоретически сможет назначить экспертизу записей и привлечь фигурантов к уголовной ответственности, особенно если часть свидетелей подтвердит достоверность разговоров. А вот политически – это катастрофа. Андрей Богдан не является государственным служащим и не имеет права на получение информации о ходе следствия, а тем более – не имеет права оказывать влияние на расследование. Подозрения об этом могут привести к уголовному делу", – считает журналист.

Труба, по всей видимости, будет уволен с должности директора Госбюро расследований, но не в связи с этим скандалом: в начале сентября президент Владимир Зеленский внес в Верховную Раду законопроект о перезапуске ГБР, в середине октября парламент принял его в первом чтении. В ходе второго чтения в проект закона внесли поправку, которая предусматривает увольнение действующего руководителя бюро после принятия и вступления в силу этого документа (законопроект еще не принят).

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 

Публикации

 
все публикации