ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Записки бывшего подполковника КГБ: Андропов, "русисты" и еврейский вопрос

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет об агентах в литературной среде и деятельности на посту главы КГБ СССР Юрия Андропова.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Юрий Андропов возглавлял КГБ СССР с 1967-го по 1982 год
Юрий Андропов возглавлял КГБ СССР с 1967-го по 1982 год
Фото: RIA Novosti archive / wikipedia.org
Владимир ПОПОВ

Сергей Семанов

В 1979 году многие члены Союза писателей СССР стали получать на домашние адреса письмо за подписью "Василий Рязанов", о чем мы уже упоминали. В письме, в частности, говорилось:

"По сценарию известных фантастов с пахучим подтекстом братьев [Аркадия и Бориса] Стругацких режиссер [Андрей] Тарковский снял фильм, который вызвал скандал в отделе культуры ЦК КПСС. И что же? Теперь этот фильм послан на Каннский фестиваль и, надо полагать, получит премию. На премии трубадурам сионизма не скупятся и у нас. Совсем недавно получил Государственную премию поэт [Андрей] Вознесенский – и сразу же "отблагодарил" за нее участием в "Метрополе". Неужели тем, кто распределяет премии, не было ясным политическое лицо Вознесенского? Оно ведь ясно уже давно. Вознесенский его не скрывает. С трибуны, услужливо предоставленной ему Центральным телевидением, он объявил "великим русским художником" Марка Шагала. Почему, спрашивается? Все творчество Шагала насквозь пронизано еврейскими национальными мотивами. Большую часть жизни он прожил за рубежом. Что в нем русского? Только то, что он родился в России? Родились в России и Менахем Бегин, и Голда Меир... Вот уже несколько лет безнаказанно похабит русскую классику [Анатолий] Эфрос, театр Вахтангова ставит пьесу антисоветчика [Александра] Гладкова "Молодость театра", [Александр] Митта издевается над Россией в кинофильме "Сказ про то, как царь Петр арапа женил", а артист [Зиновий] Высоковский – с эстрады и экранов телевидения.

Можно назвать и конретных лиц в аппарате ЦК, прикрывающих деятельность сионистско-диссидентских групп. Это, прежде всего, Севрук Владимир Николаевич – зам. зав. отделом пропаганды ЦК и Беляев Альберт Андреевич – зам. зав. отделом культуры ЦК. Севрук сделал стремительную карьеру и теперь под его контролем находится вся печать. 

Именно он, отвечая за цензуру, предоставляет страницы печати диссиденствующим авторам... 

Еще один наглядный пример пресловутой деятельности сионистской мафии. На общем собрании АН СССР забаллотировали работника аппарата ЦК членкора [Сергея] Трапезникова. Нанесено публичное оскорбление партии. С академической трибуны фашистский и сионистский лакей [Андрей] Сахаров безнаказанно обливает грязью работника ЦК. Сахарова поддержал другой сионистский выкормыш академик Кедров [Бонифатий], провалив честного коммуниста С. Трапезникова. Академия выбирает своим членом [Евгения] Примакова, примазавшегося к науке проходимца. Чья темная рука делала Примакову ученые степени и рекламу специалиста-"востоковеда" и "политика"? Его идейная позиция проста – предательство палестинцев во имя сделки с сионизмом..."

Это был образец типичного политического доноса. Авторами пасквиля, скрывшимися за групповым псевдонимом "Василий Рязанов", были Анатолий Михайлович Иванов и Владимир Николаевич Осипов. Распространением письма занимался Сергей Николаевич Семанов. 


Сергей Семанов. Фото: wikipedia.org
Сергей Семанов. Фото: wikipedia.org


Анатолий Иванов родился 2 апреля 1935 года в Москве. Окончил исторический факультет МГУ. В 1959-м, 1961-м и 1981 годах был судим за антисоветскую деятельность. Составитель манифеста "Слово нации" (1970), постоянный автор самиздатовского журнала "Вече" православно-националистической направленности, издаваемого Владимиром Осиповым. С начала 1990-х годов – член редколлегии еженедельной газеты "Русский вестник". 

Владимир Осипов родился 9 августа 1938 года в городе Сланцы Ленинградской области. С 1955-го по 1959 год обучался на историческом факультете МГУ. После ареста его друга Анатолия Иванова органами госбезопасности выступил в его защиту, за что был исключен из комсомола и университета. В 1960–1961 годах был в числе организаторов молодежных собраний у памятника Владимиру Маяковскому в Москве. Был арестован УКГБ по Москве и Московской области.

В феврале 1962 года Московским городским судом был осужден за "антисоветскую агитацию и пропаганду" на семь лет лишения свободы. После отбытия наказания проживал в городе Александров Владимирской области. С 1971-го по 1974 год издавал журнал "Вече". Тираж издания не превышал 100 экземпляров. Вновь был арестован КГБ и осужден Владимирским областным судом на восемь лет лишения свободы. В 1987 году приступил к изданию православно-русофильского журнала "Земля". В 1988 году организовал группу "За духовное и биологическое освобождение народа", преобразованную затем в "Христианский патриотический союз". С 1990 года организация получила название "Христианское Возрождение". 

Сергей Семанов родился 14 января 1934 года в Ленинграде. В 1956 году окончил исторический факультет Ленинградского государственного университета. По направлению работал заведующим отделом пропаганды Петроградского райкома комсомола. В 1960 году поступил в аспирантуру Института истории Академии наук, в 1964 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1969 был принят на работу в издательство ЦК ВЛКСЛ "Молодая гвардия" в качестве заведующего редакцией "Жизнь замечательных людей". С 1976 года – главный редактор журнала "Человек и закон". В 1981 году был уволен после полученной КГБ информации, переправленной в ЦК КПСС, о его националистической деятельности. С начала 1990-х годов – старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН. 

Вскоре после рассылки письма Семанова пригласил для беседы начальник 5-го управления КГБ СССР Филипп Бобков. В ноябре 2010 года Семанов об этой встрече рассказал следующее:

"Меня вызвал Филипп Денисович Бобков. Вначале говорил вокруг да около – просил быть сдержаннее, пересмотреть круг знакомых. Потом прямо сказал, что я веду себя так, что на меня может быть заведено уголовное дело. Я наглый был, нахал жуткий. Сказал ему, что лучше бы на Сергея Михалкова дело завели, а то неизвестно еще, на какие деньги он новый дом построил. На том мы с Бобковым и разошлись, а через несколько дней взяли Иванова". 

28 марта 1981 года КГБ СССР за подписью Юрия Андропова направил записку с грифом "Совершенно секретно" в ЦК КПСС: "Об антисоветской деятельности Иванова А.М. и Семанова С.Н.". В указанном документе сообщалось:

"В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя "русистами". Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью. Развитие этой деятельности активно поощряется зарубежными идеологическими центрами, антисоветскими эмигрантскими организациями и буржуазными средствами массовой информации. Противник рассматривает этих лиц как силу, способную оживить антиобщественную деятельность в Советском Союзе на новой основе. 

В настоящее время главный редактор журнала "Человек и закон", член КПСС Семанов С.Н. в своем окружении распространяет клеветнические измышления о проводимой КПСС и советским правительством внутренней и внешней политике, допускает злобные, оскорбительные выпады в адрес руководителей государства. По оперативным данным, он пропагандирует необходимость борьбы с государственной властью и заявляет, что кончился "период мирного завоевания душ. Наступает новый период. Надо переходить к революционным методам борьбы. Если мы не будем сами сопротивляться, пропадем". Вокруг Семанова группируются лица, которые либо разделяют его взгляды, либо не дают ему по разным причинам достойного отпора. 

В связи с изложенным представляется необходимым пресечь враждебные проявления, с тем чтобы предупредить нежелательные процессы, которые могут возникнуть в результате деятельности антисоветских элементов, прикрываемой идеями "русизма".

Записок, подобных проблеме "русистов", КГБ СССР за время своего существования направил в ЦК КПСС не одну сотню. В частности, практически каждый оперативный отдел 5-го управления в течение года готовил несколько подобных документов в соответствии с направлением своей деятельности: 1-й отдел – о процессах, происходящих в научной и творческой среде, 2-й – о националистических проявлениях в различных регионах страны, 3-й – о положении дел в МГУ им. Ломоносова и Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы, 4-й – о процессах в различных конфессиях, действовавших на территории СССР, и их зарубежных аналогах, 5-й – о состоянии дел в 5-х подразделениях в целом по стране, 6-й – аналитический отдел, который подготавливал обобщенные выкладки по различным аспектам жизни страны, 7-й – докладывал о пресечении террористических проявлений и розыске анонимов, высказывавших террористические угрозы в адрес руководства партии и страны, 8-й – информировал о процессах в среде еврейских националистов и зарубежных центрах, инспирировавших негативные проявления среди них, 9-й – информировал о ходе оперативных разработок в отношении писателя Александра Солженицына и академика Дмитрия Сахарова и их последователей из числа советских граждан, 10-й – о разработке антисоветских зарубежных центров, 11-й – о деятельности зарубежных спецслужб на канале международного спортивного обмена, 12-й – о сотрудничестве со спецслужбами стран социалистического содружества, 13-й – о разработке экстремистских неформальных организаций, 14-й – о негативных процессах, выявленных в деятельности Гостелерадио СССР, 15-й – о деятельности ВДСО "Динамо". 

Соответственно, записки за подписью Андропова в ЦК КПСС о проблеме "русистов" вовсе не представляли из себя нечто неординарное, а были обычным рутинным документом, следствием выявленных проблем в процессе оперативной деятельности. При этом следует особо подчеркнуть, что во 2-м отделе 5-го управления КГБ СССР и его органах на местах отсутствовало подразделение, ориентированное на оперативное наблюдение за деятельностью "русофилов" и так называемых "русистов". Не было таких подразделений. 

Еврейский вопрос КГБ и Андропова интересовал куда больше. Приведем две "записки" по еврейскому вопросу:

Сов. секретно
Комитет государственной безопасности 
при Совете Министров СССР ЦК КПСС 

26 января 1972 года

№1153-А

В Комитет государственной безопасности поступили материалы о провокационных националистических действиях бывшего члена Московской организации Союза писателей РСФСР Свирского Григория Цезаревича, 1921 года рождения. 

В январе 1968 года Свирский выступил на партийном собрании Московской писательской организации с клеветническими нападками на политику партии в области литературы. Призывал к предоставлению полной свободы публиковать порочные и политически вредные произведения. Партийная организация МОСП за антипартийное поведение на собрании исключила его из членов КПСС. 

После исключения из партии Свирский предпринял попытки организовать серию подобных выступлений других писателей. Среди своего окружения высказывал резкую критику в адрес партийно-правительственного руководства СССР по поводу ввода войск в Чехословакию. 

Учитывая изложенное, а также то, что Свирский продолжает оказывать вредное политическое и идеологическое влияние на свое окружение из числа интеллигенции и молодежи, считаем дальнейшее пребывание Свирского в Советском Союзе нецелесообразным, в связи с чем можно было бы не препятствовать его выезду в Израиль. 

Просим согласия. 

Председатель Комитета госбезопасности 
Андропов

*    *     *     

Сов. секретно
Комитет государственной безопасности
при Совете Министров СССР ЦК КПСС

30 апреля 1970 года 

№1184-А

Комитетом госбезопасности получены данные о существовании в Ленинграде сионистской организации, состоящей из пяти групп националистически настроенных граждан по шесть человек в каждой. 

Руководители групп, среди которых Черноглаз Д.М. 1939 года рождения, инженер-химик Дрейзнер С.Г. 1939 года рождения, главный инженер "Ленжилпроекта" Бутман Г.М. 1932 года рождения, механик завода №1 производственного объединения "Сокол", составляют "Комитет" данной организации. 

Основными задачами организации являются:

– разжигание эмиграционных настроений и склонение евреев к выезду в Израиль;

– пропаганда сионистской идеологии среди лиц еврейской национальности путем изготовления и распространения сионистской и националистической литературы;

– организация сбора подписей под обращением в ООН лиц, которым отказано в выезде в Израиль;

– создание курсов ("ульпанов") по изучению древнееврейского языка и воспитание слушателей в произраильском духе;

– увеличение денежных средств (кассы) организации за счет взносов ее участников и реализация печатных материалов.

По непроверенным данным, на совещании "комитета" 26 апреля с.г. Бутман предложил провести акцию, содержание которой держится в строгом секрете, и к ее осуществлению привлечь еврейских националистов, проживающих в г. Риге. 

Большинство членов "комитета" выступили против "акции", опасаясь, что она может поставить под угрозу их организацию и каждого ее члена. В связи с этим они считают необходимым получить на это санкцию у израильских правящих кругов. 

Комитетом госбезопасности принимаются меры по проверке полученных данных и недопущению осуществления возможных враждебных акций со стороны еврейских националистов. 

Сообщаем в порядке информации. 

Председатель Комитета госбезопасности 
 Андропов

Для ортодокса-догматика, каковым, безусловно, являлся Андропов, любой вид национализма был абсолютно неприемлем и, по его твердому убеждению, враждебен существовавшему в многонациональном Советском Союзе строю. С национализмом любого рода необходимо было вести непримиримую борьбу – для Андропова это было неоспоримой истиной.

Бывший председатель КГБ СССР Виталий Федорчук вспоминает, что когда он "был председателем КГБ Украины, председатель КГБ СССР Андропов требовал, чтобы мы ежегодно в Украине сажали [за национализм] 10–15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Брежневу, чтобы количество украинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя-тремя людьми. К тому же Андропов лично следил за ходом следствия по делам некоторых украинских диссидентов. Иногда задавал направление. Можете себе представить?".

И еще оставались диссиденты российские. Из ежемесячного отчета 5-го управления КГБ СССР за май 1989 года: "Через агента Родина [Родин] в журнале "Наш современник" опубликован материал о писателе-эмигранте Л. Копелеве (объект Каналья), разоблачающий его связи с антисоветскими центрами Запада". Главным редактором журнала "Наш современник" в 1989 году стал Станислав Куняев. "Родин" – от слова "родина" был его псевдоним, который избрал себе агент КГБ русист Куняев.

Юрий Андропов и Лавр Корнилов

Партийный руководитель советской литературы Владимир Севрук был заместителем заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС. Известность он приобрел в 1966 году, когда, будучи аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС, опубликовал в "Правде" разгромную статью на повесть своего земляка Василя Быкова "Мертвым не больно". Вскоре Севрук был принят на работу в отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС и вырос в нем с должности рядового инструктора до заместителя заведующего отделом. 

Уже после падения советской власти в публикации "Три встречи с Андроповым" Севрук рассказывал о том, что именно так раздражало Андропова в "русистах":

– Тут еще "русисты "объявились...

Я попытался поправить, переспросил:

– Русофилы, что ли? Славянофилы?

Он усмехнулся:

– Да ты что? Русофилы, славянофилы были людьми талантливыми, высокообразованными. Их представление о будущем России было выстрадано. А "русисты" – это идеологическая обслуга таких "титанов мысли", как [Николай] Щелоков и [Юрий] Чурбанов. Вообще-то "русистами" называют сотрудников западных спецслужб, обучающихся на факультетах славистики. Наши же "русисты" – это либо уже прикормленная Западом, либо стихийно тянущаяся в их сторону публика...

Он нажал кнопку видеомагнитофона. На экране возникла фигура редактора "Комсомольской правды " [Валерия] Ганичева, буквально орущего при закрытии съезда ВЛКСМ "Интернационал". Андропов выключил аппарат и продолжал:

– Вслед за "Интернационалом" сей фрукт с дружками в бане после возлияния так же вдохновенно в голом виде горланил "Боже, царя храни". Это те же диссиденты, только маскировка другая. Для одних идеал – "душка" [Александр] Керенский. Для других идеал генерал-вешатель Лавр Корнилов. Тот же Ганичев в самолете, оказавшись над предполагаемым местом корниловской могилы, устроил с такими же "корниловцами" минуту молчания. И заставил встать даже секретаря ЦК ВЛКСМ Леонида Камшалова. Представляешь картину? Корнилов за время так называемого "ледового похода" перевешал десятки комбедовцев, красногвардейцев, комиссаров, расстрелял несколько сотен ростовских, новочеркасских, екатеринодарских рабочих, перепорол нагайками около тысячи пленных, их жен и детей. А комсомольские "вождюки" чтят его память... Мерзость какая!

Действительно, в 1972 году Ганичев, Сергей Семанов и Вадим Кожинов летели из Тбилиси в Москву. Когда пролетали над Краснодаром, над Кубанью, Семанов и Кожинов встали и сказали: "Почтим память Лавра Корнилова, погибшего в этих местах". Ганичев вспоминал позже:

"Из той поездки в Грузию помню, как Вадим Кожинов и Сергей Семанов в самолете, когда мы летели уже из Тбилиси домой, встали где-то над Краснодаром со своих кресел и заявили: "Мы пролетаем над землей, где героически погиб Лавр Корнилов, просим всех встать!". И все встали, даже секретарь ЦК ВЛКСМ Камшалов постоял. А это все-таки 1972 год был... Нам казалось, что в верхах крепнет определенное направление, определенное крыло, которое поддерживало русскую линию. Я не знаю подробностей... У нас было представление о модели социализма для народа, для русского народа. Мы сочетали русскую идею с идеей социализма и не видели в этом противоречий. (...) Мы боролись с заскорузлыми понятиями о социализме с одной стороны и с прозападными космополитическими тенденциями – с другой. Особенно борьба обострилась с приходом к власти Юрия Андропова – яростного русофоба". 

Зачинатель и герой Белого движения генерал Корнилов был для коммуниста Андропова ярым врагом. Гнев его в отношении комсомольских "вождюков" тоже был закономерен. Вместе с тем Андропов вряд ли понимал, что, стремясь всю свою сознательную жизнь к вершинам партийной власти, он в итоге оказался на посту руководителя партии ренегатов. Руководители комсомола плавно перетекали в руководящие партийные инстанции. Не говоря уже о том, что они были ответственны за воспитание молодого поколения "в духе коммунистических идеалов".

К тому же все они были предателями. Ведь кто-то донес историю про Ганичева и Корнилова, Ганичева и баню Андропову! Из числа близких связей Семанова были привлечены к уголовной ответственности Осипов, Иванов и Бородин. Семанов странным образом избежал сурового наказания. Так что один очевидный источник информации о Ганичеве, Корнилове и распевании в бане Ганичевым гимна "Боже, царя храни" – это Семанов, рассказавший Бобкову обо всем ему известном и вышедший сухим из воды. Поэтому и был Иванов арестован через несколько дней после беседы Бобкова с Семановым, а Ганичев – отстранен от должности главного редактора "Комсомольской правды" и назначен на должность главного редактора "Роман-газеты", что явилось очевидным понижением.

Предположение, что этим человеком был именно Семанов, подтверждает... сам Семанов в публикации "К не нашим" (главы из книги). В приведенном ниже отрывке он пишет, конечно же, о себе и о той своей встрече с Бобковым, не называя ни Бобкова, ни себя по имени:

"Но самым забавным в этом ряду стало нелепое слово "русисты". Именно так обозвал нас шеф КГБ Ю. Андропов в своей знаменитой записке на Политбюро с убойным названием "Об антисоветской деятельности Иванова А.М. и Семанова С.Н.", поданной 28 марта 1981 года... Теперь-то, набравшись сведений из самых разнообразных источников, можно запоздало разъяснить, сославшись на беседу с одним из бывших подчиненных Андропова, что подсказал это слово лубянским грамотеям... один из видных членов Русской партии, давно осведомлявший КГБ. Был он человек образованный и начитанный и обнаружил выражение "русист" в сочинениях одного из крупных русских публицистов начала ХХ века".

Бывший подчиненный Андропова – это Бобков, с которым встречался и беседовал Семанов. Уточним, что "записки" Андропова рассматривались Секретариатом ЦК КПСС, а не Политбюро. Но Семанова можно понять: Политбюро звучало солиднее.

Если верить Севруку, даже сам Андропов от беспринципности многочисленных своих агентов из литературной среды был в растерянности: "А, что они друг про друга пишут!.. Если опубликовать все, то вы их книги перестанете читать. Не надо никакой агентуры. Столько добровольцев из верхнего, так называемого интеллектуального эшелона. И все во имя чего? За какие-то поганые деньги, поездку в какую-нибудь Папуа-Гвинею, ученую степень, место под дачу в престижном поселке..."

Александр Байгушев

Еще одним агентом-литератором был Александр Байгушев.   

Органам госбезопасности запрещалось ведение агентурно-оперативной деятельности в партийных и советских органах. Они обходились стукачами. Собирали досье на сотрудников различного уровня. Сбор информации осуществлялся общим отделом ЦК КПСС посредством доморощенных стукачей из числа сотрудников партаппарата. Приведем характерный пример:

"Я ездил к руководителю Ленинграда Романову и писал за него целую книгу о Ленине и революции. Формально я числился редактором. На самом же деле моей целью было выяснить истинное отношение Романова к Брежневу", – рассказывал о своей деятельности Александр Байгушев, представлявший себя бывшим помощником Брежнева, Суслова и Андропова. 

Александр Байгушев родился в 1933 году в Москве в рабочей семье. В 1956 году окончил романо-германский факультет МГУ имени Ломоносова. В 1960 году получил диплом об окончании сценарного факультета ВГИК. Места работы: газеты "Московский комсомолец" (1960), "Советская культура" (1960–1963) Агентство печати "Новости" (АПН, 1963–1968); журнал "Театр и жизнь" (1972–1974); газета "Голос Родины" (заместитель главного редактора, 1975–1977); издательство "Современник" (зам. главного редактора 1977–1981). Член КПСС с 1966 года, член Союза журналистов с 1966 года и член Союза писателей с 1985 года. Агент КГБ.

Детей элиты вербовать запрещалось, необходимо было выходить из положения, и курировавшие МГУ офицеры 4-го управления КГБ, которым руководил Питовранов, завербовали Байгушева.  

Выбор был удачным. Байгушев в одной из статей писал о себе:

"Чего не приходилось делать, куда только, забыв брезгливость, не внедряться ради русской идеи! ...Владимир Осипов и Леонид Бородин пошли за русскую идею в андроповские лагеря. Они открыто выражали свое неприятие сатанинской коммунистической власти. Мы действовали как засланные профессиональные разведчики Русского ордена в стане врага. Владимир Осипов и Леонид Бородин в ореоле своей мученической святости по праву могут слегка презирать таких, как я, как Сергей Семанов, как Валерий Ганичев. Мол, двурушники! Были крупными "номенклатурщиками"! Да, мы были двурушниками".

Пять лет, с 1963-го по 1968 год, Байгушев работал в Агентстве печати "Новости" (АПН). 

Агентство печати "Новости" – советское информационное агентство, образованное в 1961 году на основе Совинформбюро. В соответствии с уставом, АПН имело своей целью "распространение за рубежом правдивой информации об СССР и ознакомление советской общественности с жизнью народов зарубежных стран". Представительства АПН находились более чем в 120 странах мира. Агентство издавало 60 иллюстрированных газет и журналов на 45 языках мира разовым тиражом 4,3 млн экземпляров. Издательство АПН выпускало более 200 книг и брошюр общим тиражом около 20 млн экземпляров в год. Используя статус журналиста, под прикрытием сотрудников АПН в зарубежных странах работали агенты советской разведки. 

АПН являлось мощным пропагандистским инструментом ЦК КПСС, который был призван внедрять в сознание западного читателя позитивный образ советского строя. Советским же гражданам навязывалось представление о "загнивающем" капиталистическом обществе. Зарубежные представительства АПН всегда и везде использовались советской разведкой в качестве прикрытия для деятельности своих офицеров-разведчиков. К тому же аппарат АПН был насыщен агентурой 1-го, 2-го и 5-го управлений КГБ СССР. В их числе трудился и "доблестный" русофил Байгушев, оболванивавший своих и зарубежных читателей ложью о жизни в стране, строившей коммунистическое будущее. 

В начале 1970-х годов Байгушев стал заместителем главного редактора газеты "Голос Родины" (издававшейся в 83 странах для русских эмигрантов с целью создания благоприятного образа СССР и критики антисоветских эмигрантских организаций). С начала 1980-х годов служил во Всесоюзном обществе по культурным связям с соотечественниками за рубежом (с января 1992 года – Ассоциация "Родина"), бывшем "Комитете за возвращение на Родину, который находился в Берлине и помогал советским гражданам, попавшим в Германию во время войны 1941–1945 годов, и советским узникам гитлеровских лагерей вернуться домой, в свою страну, где вернувшихся, как правило, арестовывали и отправляли снова в лагеря, только теперь уже сталинские.

Гибель Отари Квантришвили

Как мы уже упоминали, Отари Квантришвили в конце 1970-х годов был завербован 2-й Службой УКГБ СССР по городу Москве и Московской области для разработки бандитских формирований. Пройдут годы, и его кураторам из числа милицейских чинов и сотрудников госбезопасности станет очевидно, что их агент использует силовые ведомства для сведения счетов со своими конкурентами из уголовного мира и поставляет информацию, выгодную подконтрольным ему криминальным структурам. Но к тому времени Квантришвили наберет такую силу, что его бывшим кураторам не останется ничего иного, как безмолвно взирать на его деяния.

Квантришвили настолько "заматерел", что, выступая по телевидению, стал высказывать прямые угрозы министру внутренних дел Владимиру Рушайло, советуя ему подумать о своих детях.

Вскоре после этого и произошла в одном из московских ночных клубов ссора между авторитетным во всех отношениях полковником запаса КГБ Александром Евдокимовым и вором в законе Отариком.

Евдокимов в далеком прошлом был сотрудником МУРа, затем сотрудником КГБ СССР. Он сохранил прекрасные отношения с руководителями обеих структур. В 1980-е годы он являлся также сотрудником подразделения центрального аппарата КГБ – управления 3 В, которому было поручено наблюдение и контроль за становившимся все более и более коррумпированным МВД СССР. Евдокимов по линии КГБ был назначен куратором центрального аппарата милицейского ведомства.

Многих руководителей МВД он хорошо знал, на кого-то имел воздействие, так как располагал собственной агентурой в милиции и обладал информацией о неблаговидных делах тех или иных милицейских генералов.


Отари Фото: wikimedia.org
Отари Квантришвили. Фото: wikimedia.org


В начале 1990-х годов Евдокимов сблизился с председателем совета ветеранов войны в Афганистане генералом Русланом Аушевым, будущим президентом Ингушетии, и его заместителем в совете ветеранов, а затем вице-президентом Ингушетии бывшим начальником разведки пограничных войск КГБ СССР генерал-лейтенантом Борисом Агаповым. Тогда же Евдокимов свел знакомство с верхушкой чеченской диаспоры Москвы, усилившейся в период, когда спикером Верховного Совета Российской Федерации был чеченец Руслан Хасбулатов. Евдокимов стал своего рода консультантом у лидеров чеченского преступного сообщества. 

С волевым, умным и напористым Евдокимовым считались. Квантришвили в ту роковую ночь не знал, кого встретил в клубе. А Евдокимов громко, чтобы слышало в том числе окружение Отарика, обращаясь к Квантришвили спросил: "Что это за клоун у нас появился на всех каналах телевидения?" – намекая на эпизод про Рушайло. 

Намек был однозначно понят. Квантришвили, создав партию спортсменов, стал к тому времени частым гостем различных телевизионных программ и передач. Редкий день его образ не появлялся на телеэкранах. Способствовало этому и то, что ему боялись отказать, и деньги за рекламу, которые Квантришвили готов был платить телевизионщикам. 

Ринувшийся было унять Евдокимова, Квантришвили был остановлен своей свитой: Евдокимов в клубе был не один, а в окружении известных в определенных кругах чеченцев, и люди Отарика это видели. "Мы с тобой еще встретимся", – сказал Квантришвили. "Раньше, чем ты думаешь", – парировал Евдокимов.

Пытаясь установить контроль над криминальной Москвой и бизнесами, которые тогда "крышевались" бандитскими структурами, Квантришвили подчинял себе те или иные этнические уголовные сообщества. Одним из главных его противников была чеченская ОПГ, которая ни в коей мере не намеревалась под него "ложиться". Приблизительно за год до описываемых событий старший брат Квантришвили Амиран и шесть его приближенных были расстреляны в их офисе в одном из центральных районов Москвы. Отарик предупреждение не воспринял.

Рассказывая автору этих строк о встрече с Квантришвили и его угрозах в свой адрес, Евдокимов выслушал мой совет быть осторожнее, но обронил: "Все равно он конченый".

5 апреля 1994 года на выходе из любимых Квантришвили Краснопресненских бань он был хладнокровно застрелен снайпером.

Предыдущая часть опубликована 16 сентября. Следующая выйдет 30 сентября.

Все опубликованные части книги Владимира Попова "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" можно прочитать здесь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook