Клуб читателей
Гордон
 
КИЕВ ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Директор института Шалимова: Из 200 млн гривен необходимого финансирования нам дали только 38. На покупку оборудования и ремонт бюджет не выделил ни копейки

В интервью изданию "ГОРДОН" директор Национального института хирургии и трансплантологии им. А.Шалимова профессор Александр Усенко рассказал, как учреждение выживает в условиях недофинансирования и расходует средства благотворительного фонда, как при этом работают научные сотрудники и оказывают медицинскую помощь раненым бойцам АТО, а также ответил на обвинения бывшего начальника отдела кадров Ирины Махини, которая заявила, что из-за невыносимых условий труда институт теряет специалистов.

Усенко: Мы благодарны людям за то, что институт живет, и живет не хуже других
Усенко: Мы благодарны людям за то, что институт живет, и живет не хуже других
Фото: Пресс-служба Института им.А.Шалимова
Елена ПОСКАННАЯ

16 сентября интернет-издание "ГОРДОН" опубликовало интервью с бывшим начальником отдела кадров Национального института хирургии и трансплантологии им. А.Шалимова Ириной Махиней. Она рассказала, что из-за нового директора, Александра Усенко, в учреждении созданы некомфортные условия труда, на специалистов оказывают давление, поэтому они уходят в другие клиники.

По словам Махини, ее уволили в июле 2014 года с нарушением закона, чтобы освободить место для определенного человека. Суд восстановил работницу в должности, но руководство не позволило ей вернуться на прежнее место и оформило повторное увольнение по статье. Махиня сообщила, что репрессиям также подвергались сотрудники, которые в свое время подписали обращение в защиту прежнего руководителя Зиновия Мытника. 

После публикации материала в редакцию обратился директор института Шалимова Александр Усенко. Он заявил, что озвученная информация не соответствует действительности, он делает все необходимое для сохранения кадрового потенциала института и действует в рамках закона, а обвинения бывшего сотрудника – личная месть.

Усенко – доктор медицинских наук, работал главным врачом частной клиники "Биофармтех", заместителем министра здравоохранения АР Крым, с 2006 года был заместителем директора института Шалимова по научно-организационной работе, возглавлял отдел хирургии пищевода, в феврале 2014 года назначен директором научного учреждения

В интервью изданию "ГОРДОН" Усенко сообщил, что сегодня институт выживает благодаря поддержке пациентов и спонсоров, поскольку из 200 миллионов гривен необходимого финансирования было выделено всего 38. Фонд зарплаты недополучил шесть миллионов гривен. Поддерживать медработников удается частично за счет благотворительных взносов пациентов, подчеркнул директор института.

Институт оснащен современной техникой и диагностическим оборудованием, которые позволяют выполнять более шести тысяч сложных операций в год

– В интервью изданию “ГОРДОН” бывший начальник отдела кадров института Ирина Махиня рассказала, что на нее оказывали давление и уволили незаконно. А также о том, что из института массово уходят специалисты. Как вы это прокомментируете?

– Это склоки уволенного сотрудника. Она обижена и поэтому говорит неправду. Когда я возглавил институт, пригласил Контрольно-ревизионное управление провести комплексную проверку, чтобы начать с чистого листа. Оказалось, что Махиня, будучи начальником отдела кадров, сама себя назначила инспектором отдела на полставки. Это противоречит закону. Акт о нарушении был передан в прокуратуру, которая составила протокол о коррупции. Есть все решения суда, которые подтверждают законность наших действий. Понимаю, она недовольна и подает апелляции – это ее право. Но она заинтересованная сторона, у нее предвзятое отношение к институту и ко мне лично.

– И все-таки, из института уходят сотрудники?

– У нас сплоченный коллектив, который вместе делает одно дело – около 1100 человек, из них более 100 научных сотрудников. Это сильнейшая научная школа, основанная известным хирургом Александром Шалимовым. За нашими специалистами буквально охотятся на рынке. К примеру, моего друга и коллегу Леонида Белянского избрали завкафедрой хирургии медицинского университета. Еще один мой коллега избран профессором на другую хирургическую кафедру. Кто-то ищет возможности для роста, кто-то, наоборот, не дотягивает до высокой планки института. Это все вполне естественные процессы. Махиня – единственный человек, к работе которого возникли вопросы.

– Правда ли, что в октябре будет заседание суда по поводу законности вашего назначения?

– Законность моего назначения подтвердили все суды, но, наверное, не всем это нравится. На выборах в Академии медицинских наук я победил. Из 56 академиков за меня проголосовали 38, мой ближайший оппонент, Зиновий Мытник, получил 31 голос. Президиум академии обязан утвердить результаты голосования, но не сделал этого. Я подал в суд и выиграл во всех судебных инстанциях.

Наличных денег от пациентов медики не видят. Для оплаты взносов есть банкоматы. Я предупредил всех, что за вымогательство мгновенно уволю с работы

– Почему вырос благотворительный взнос в институте?

– Благотворительный фонд, куда вносят средства пациенты и спонсоры, был основан почти восемь лет назад. Ни для кого не секрет, что государственный бюджет не доплачивает медикам. Из 200 млн гривен, необходимых в год институту, дают только 38. На покупку оборудования, строительство и ремонт нам не выделили ни копейки. Только на зарплату недофинансирование составляет почти шесть миллионов гривен в год. А в стране – Антитеррористическая операция, идет поток раненых бойцов, волонтеров, переселенцев, которых мы лечим бесплатно.

Когда я пришел, размер благотворительного взноса составлял 900 гривен. На общем собрании и ученом совете было принято решение увеличить его до полутора тысяч гривен. Моя принципиальная позиция – фонд должен действовать абсолютно прозрачно. Ежемесячно главный бухгалтер публикует отчет, как расходуются средства. Я к их распределению никакого отношения не имею. 30% средств идут на медикаменты, около 40% – на ремонт и 30% – на социальные выплаты работникам. Еще нам постоянно помогают спонсоры и друзья. Кто-то привез доски для ремонта, кто-то плитку подарил, кто-то нашел спонсора и перевел в благотворительный фонд деньги. Компания “Новая почта”, например, купила лазерный прибор для миниинвазивной хирургии. Мы благодарны людям за то, что институт живет, и живет не хуже других.

– Почему пациентам приходится платить дополнительно за услуги поликлиники?

– Это неправда. У нас в поликлинике есть возможность проводить сложнейшие лабораторные исследования на современном оборудовании. Но на приобретение реактивов и обслуживание этих аппаратов нам не хватает средств. Поэтому мы вынуждены предлагать людям сделать благотворительный взнос. Это сугубо добровольное дело. Если человек не может платить, мы не заставляем и в помощи не отказываем. Наличных денег медики не видят. Для оплаты взносов стоят банкоматы. Я предупредил всех, что за вымогательство мгновенно уволю с работы.

– Были такие случаи?

– При мне не было. Когда-то институт был притчей во языцех. Я прекрасно понимаю, что труд врача должен достойно оплачиваться. Но если кто-то из врачей будет "заряжать" ставки – выгоню. Вы не услышите, что врачи нашего института требуют деньги у больных за операцию.

Трансплантология должна быть монополией государства. И сейчас крайне важно, чтобы закон был как можно скорее принят – это спасет жизни сотен людей

– Вы сказали, что принимаете участников АТО. Сейчас сколько человек у вас на лечении?

– За время проведения АТО через стационар института прошли более 70 человек. Кроме того, наши специалисты проводят операции и консультации в поликлинике и других учреждениях.

На данный момент в клинике четыре человека проходят лечение. У них у всех последствия минно-взрывных травм. Парни в нормальном состоянии, им спасли конечности и дали возможность не стать инвалидами, а жить полноценно после реабилитации. Лечение военных, волонтеров и переселенцев полностью финансируется за счет благотворительного фонда института.

– В каком состоянии сейчас пребывает Институт Шалимова?

– Идет нормальная спокойная плановая работа, насколько это возможно в нынешних условиях. Благодаря моему предшественнику Юрию Поляченко у нас одна из лучших материально-технических баз среди учреждений Академии медицинских наук Украины (АМНУ). Во время его руководства институт был оснащен самой современной техникой и диагностическим оборудованием, которые с успехом сейчас используются и позволяют нам проводить современные вмешательства. В год выполняется более 6000 операций.

– Какие научные исследования проводятся в институте?

– Каждый руководитель научного отдела в институте Шалимова возглавляет также и свое научное направление, именно они задают моду в хирургии. Сейчас ведутся исследования в области хирургии сосудов, печени, кишечника, поджелудочной железы, микрохирургии, а также в сфере трансплантационных и клеточных технологий. Одним словом, все, что есть лучшего в мире, мы стараемся изучить и внедрить у нас.

– Кстати, сфера трансплантологии одна из самых технологичных и затратных в медицине. Как в условиях недостаточного финансирования удается поддерживать это направление?

– Трансплантационные операции, действительно, самые дорогие. Основные затраты финансирует государство, остальное люди ищут сами и оплачивают операции за счет спонсоров, либо благотворительных организаций, либо собственных средств. Это непростой разговор. Сейчас обсуждаются изменения в законодательство о трансплантации органов, и когда их примут, можно будет говорить более предметно на эту тему. Мы участвовали в разработке одного из законопроектов. Не буду вдаваться в политические и юридические коллизии, но убежден, что трансплантология должна быть монополией государства. И сейчас крайне важно, чтобы закон был как можно скорее принят – это спасет жизни сотен людей.

– Что вы думаете о медицинской реформе и темпах ее подготовки?

– Нам экстренно необходимы перемены в области здравоохранения. Я много общался и с депутатами, и с представителями Министерства здравоохранения. То, что предлагает министр Александр Квиташвили, меня и моих коллег во многом устраивает. Его идеи весьма рациональны и своевременны. Причины, которые не дают ему быстро приступить к реформам, я не знаю и не могу комментировать.

Я считаю, что руководители медицинских учреждений должны получить большую автономию, но и нести прямую ответственность за состояние своей клиники. Каждый главврач лучше, чем министерство, знает, что нужно его учреждению. Государству надо оставить только функцию контроля. И, конечно, страховая медицина нам очень нужна, чем быстрее, тем лучше.

Также надо больше возможностей предоставить профессиональным ассоциациям. Не какой-то чиновник в министерстве, а именно врачи должны занять главенствующую роль в аттестации медицинских работников. Ассоциации должны также обеспечивать юридическую защиту. У министерства должны остаться в этой сфере только контролирующие функции.

Все эти организационные вопросы мы собираемся обсудить на съезде хирургов, который пройдет в октябре в Киеве. Сейчас Ассоциация хирургов существует больше на бумаге, никаких прикладных функций не выполняет. Мы же хотим, чтобы она была полезной врачам. Еще одной ключевой темой станет военно-полевая хирургия. За последние годы военная медицина в Украине была полностью уничтожена. Наши врачи столкнулись с абсолютно новой ситуацией и прилагают героические усилия, спасая жизни солдат. На съезде они поделятся своими знаниями и навыками.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Сегодня 10:20
Сегодня 10:09
 
 
АНОНС
 
 
 

Публикации

 
все публикации