ГОРДОН
 
 
Леонид Швец

Украинский журналист.

Зашуганный Путиным Запад наконец понял, что имеет дело с невиданной угрозой и пора действовать

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

Впервые в истории человечества возникла ситуация, когда обозначился ненулевой шанс уничтожения планеты по злой воле одного человека. Это, конечно, сильно бодрит.

Эра ядерного противостояния в прошлом веке строилась на разделяемой противоборствующими сторонами ценности собственной жизни. Может, кто-то был бы и не против, чтобы противник превратился в радиоактивный пепел, но себе или своим детям такой участи не хотелось. Самая большая опасность заключалась в том, что ядерная война могла начаться по недоразумению, из-за неправильно истолкованных действий другого. Как этого избежать, сушили головы лучшие умы.

С некоторых пор перестала быть несуразной мысль о том, что российский президент, пожалуй, может-таки грохнуть весь этот ненавистный ему мир вот просто потому, что может, и потому, что ему так и так помирать, а с громкой музыкой веселее. У Адольфа Гитлера, например, такой опции не было.

Кстати, еще совсем недавно народ, разнеженный длительным отсутствием некиношных злодеев глобального уровня, недовольно морщился, когда в сетевых дискуссиях кто-то срывался в сравнения оппонента с Гитлером. В конце концов, фюрер – потому и выдающийся мерзавец, что его изуверства носили беспримерный масштаб, и никакой самый противный спорщик в интернете не может дотянуться в своей отвратительности до Гитлера, потому обзывать так кого-то – значит, признаваться в неспособности найти адекватный ответ. Закон о неизбежном появлении аргумента про Гитлера в сетевых срачах открыл в 1990-е американский юрист Майк Годвин. Но он же в марте 2022 года, послушав одну из речей Путина, прокомментировал: "Вы не поверите, кого этот парень мне напоминает". Да чего ж не поверим? Ошеломляет только сам факт российского ремейка.

При наглядном множестве общих черт Z-режима с гитлеровским Путин отличается от Гитлера не только тем, что может угробить планету. В нынешнюю позицию глобальной угрозы он вышел не как фанатичный харизматик, предмет обожания наэлектризованной народной массы, готовой за него умирать. Невзрачный КГБшник, носивший в годы службы прозвище Моль, сумел понемногу выстроить такой аппарат пропаганды и подавления, который в какой-то момент снял всякую проблему сопротивления власти. Наглое насилие, правовое, психологическое и физическое было принято населением как безальтернативная данность, что абсолютно развязало Путину руки.

Та легкость, с которой удалось добиться всеобщей покорности дома, родила у него уверенность, что запугивание врагов сработает и за границами РФ. И нужно сказать, что опыт грузинской войны и захвата Крыма подкреплял эту уверенность. Демонстративная готовность применить силу дивным образом осаживала защитников всяческих гуманистических ценностей, вынуждала их униженно просить больше так не делать, и беззубость "обеспокоенных" только подталкивала Кремль к новым геополитическим подвигам. Интересно, что Барак Обама, сам не раз демонстрировавший растерянность перед путинской наглостью, в 2013 году верно определил в его поведении повадки школьного громилы, развалившегося на задней парте. Но понадобилось еще почти 10 лет и три нападения на Украину – в Крыму, на Донбассе и полномасштабное нынешнее, – чтобы зашуганный Путиным Запад наконец понял, что в его лице имеет дело с невиданной угрозой своему существованию и пора действовать.

В этой истории, которой еще далеко до конца, очень важен переход к безраздельной и неоспоримой власти серого опасного существа, произошедший у всех на глазах, но при этом совершенно незаметно, как в классической истории про постепенно сварившуюся лягушку. Никто толком не может уловить тот момент, когда Путин стал неустраним, неотдираем от тела России, а ленивая и бардачная Россия превратилась в озлобленного агрессора. Поскольку в Украине популярность российского президента до войны 2014 года превышала популярность любого украинского политика, это вопрос не только к россиянам: что в людях было поломано, а что простимулировано, чтобы зверь проявился во всей своей мерзости? Как это стало возможным, да еще и там, где в анамнезе прочно сидит трагический опыт столкновения с гитлеризмом? Больше того, именно этот опыт используется пропагандистами как питательная среда для ненависти ко всему остальному миру.

Напав на Украину, Путин сильно укоротил свой век. Но чтобы прервать цепь преемников Гитлера навсегда, военной победы мало. Теперь-то мы уже это знаем точно.

Источник: "Слово и дело"

Опубликовано с личного разрешения автора

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги