ГОРДОН
 
 
Николай Белесков

Главный консультант отдела военной и военно-экономической политики Национального института стратегических исследований.

Пока в сокращении ВСУ "зрады" не вижу. Она будет, если расформировывать начнут массово, а сэкономленные средства не пойдут на модернизацию

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

На фоне очередной волны "зрады" о сокращении ВСУ позволю себе высказаться по двум моментам.

Первое. Представители командования ВСУ в сентябре 2020 года говорили о том, что будут сокращать 20 тыс. должностей (!), а не реального боевого состава. Что имеем на практике. Законом 2015 года о численности ВСУ сказано, что у нас вообще в Вооруженных силах 250 тыс. человек, из которых 204 тыс. – это, собственно, солдаты, а 46 тыс. – это гражданский персонал. Из публично доступной статистики получается, что на сегодня имеем реально 192 тыс. военных и 54 тыс. гражданского персонала. Это получается, что сокращать надо 12 тыс. вакантных должностей в армии, которые не заполнены (то есть мы просто признаем, что людей и так нет) и 8 тыс. лиц гражданского персонала, который реально есть, чтобы было в соответствии.

Выходят как раз 20 тыс., о которых говорили в командовании ВСУ. Разве что в случае с гражданскими придется сокращать реальных людей, а не просто ликвидировать вакантные должности. По военным признаем, таким образом, честно, что у нас незаполненные 12 тыс. должностей. Ну и приводим количество гражданского персонала в соответствие – что тоже верно. "Зрады" здесь не вижу.

Второй момент. Что касается собственно боевой численности ВСУ. Здесь непросто. Любые вооруженные силы функционируют в треугольнике содержания сил – тренировки – ремонт/закупка оружия и военной техники (ОВТ). У нас исторически большинство средств шло на содержание сил – до войны это было более 90% от всего бюджета. То есть никакого развития и подготовки.

Сейчас ситуацию несколько улучшили – пошли деньги как на подготовку (поэтому появились бригадные тактические учения и количество батальонных тактических учений увеличилось в разы), плюс деньги появились на ремонт/закупку ОВТ, что позволяет делать точечную модернизацию по определенным направлениям. Но все равно этих средств на ОВТ недостаточно – в условиях увеличения реальной численности армии в 2014–2015 годах на 80 тыс. и поддержания в общем 194 тыс. в необходимом состоянии много все равно перетягивают содержание, подготовка и текущие ремонты, несмотря на увеличение бюджета в долларовом эквиваленте с $1,9 млрд в 2013 году до где-то $4,5-4,7 млрд сейчас.

Одним словом, на реальную модернизацию денег не хватает – в идеале надо в год дополнительно к нынешним средствам еще $2–3 млрд на перевооружение, чтобы развивать потенциал армии. А как известно, одно только количество давно ничего не решает – решает качество, которое достигается инвестициями в соответствующую технику, которая – очень дорогое удовольствие.

Поэтому и появляются идеи, что давайте уменьшим реальное количество солдат и высвободившиеся средства направим на модернизацию. По этой идее можно и нужно дискутировать. Но помнить, что создание и развертывание новых соединений – дело долгое. А времени много не будет – точнее, его надо будет выгрызать имеющимися силами в случае чего.

Что для меня лично будет маркером реальной "зрады" – если начнут расформировывать массово (минимум на 20–25%) существующие соединения (особенно это касается соединений ракетных войск и артиллерии) и высвобожденные средства не пойдут на реальную модернизацию.

Источник: Mykola Bielieskov / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги