ГОРДОН
 
 
Валерий Клочок

Политический и экономический эксперт, магистр государственного управления.

Власть пытается запретить выплату депозитов пострадавших вкладчиков во всех банках. Это будет касаться всех, а не только Суркисов

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

Грабь! Это почти законно!

Для многих новость о решении Печерского районного суда Киева от 2 сентября, которым тот удовлетворил иск офшорных компаний братьев Суркисов к государственному "ПриватБанку" об обслуживании депозитов, конвертируемых в капитал банка во время национализации, задолженность по которым истцы оценивают в $350 млн (более 9 млрд грн), стало шоковой новостью. Мол, "как это суд мог принять такое решение? Они же все наворовали!"

Среди возмущенных оказался и министр юстиции господин Малюська, хотя кто, как не он, должен осознавать важность доверия к судебной системе и обязательства выполнять ее решения. Зато его ведомство подготовило законопроект, который предоставляет возможность не осуществлять принудительное исполнение постановления о взыскании с "ПриватБанка" $350 млн в пользу компаний Суркисов.

Здесь в целом можно было бы дальше и не комментировать. Потому что если целый министр юстиции готовит такой законопроект, то четко осознает бесперспективность апелляции или даже кассации на такое решение суда. Проигрыш гарантирован. И чтобы обойти скучную процедуру прохождения законопроекта в Кабмине, его уже зарегистрировал в парламенте депутат от монобольшинства Юрий Камельчук.

Иными словами, у министра юстиции аргументов доказать, что решение первой инстанции принято вне закона, нет. Хотя Минфин готовит соответствующий иск в апелляционную инстанцию.

Но эта история стоит того, чтобы разобрать ее максимально подробно. Потому что оставлять без внимания попустительство законов, пренебрежение исполнения решений судов и привычку чиновников и народных депутатов интерпретировать по собственному эмоциональному усмотрению решения судов недопустимо.

Началом истории является депозит семьи Суркисов и возобновляемая кредитная линия, которую предоставлял "ПриватБанк" ФК "Динамо" для выплаты заработных плат футболистам и других текущих выплат. Обеспечением этой линии был оформленный в установленном порядке депозит одного из членов семьи Суркисов в сумме $19,4 млн. Впрочем, через год после так называемой национализации "ПриватБанка", в течение которого он продолжал обслуживать ФК "Динамо", под давлением Национального банка Украины такое сотрудничество было прекращено, а судебная тяжба перешла в сложную юридическую плоскость по доказательству того, что Суркисы были и остаются не акционерами банка, а простыми вкладчиками и не являются "связанными" лицами с Коломойским и Боголюбовым.

Здесь стоит сделать краткое, но очень важное отступление, чтобы объяснить читателю, кто такие "связанные" лица и почему это так важно.

В соответствии с п. 14.1.159, п. 14.1 ст. 14 Налогового кодекса Украины, связанные лица – это юридические и/или физические лица, отношения между которыми могут влиять на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности лиц, которых они представляют, с учетом ряда критериев. И одним из таких многочисленных критериев для юридических или физических лиц является необходимость владения корпоративными правами другого юридического лица в размере 20% и более или возможностью, например, назначать больше половины руководящих органов предприятия. Есть там ряд и других критериев, по которым определяют статус "связанности лица".

Суркисы же никогда не были акционерами "ПриватБанка", не имели отношения к акционерному капиталу, не выводили свои капиталы из банка, в чем, собственно, обвиняют Коломойского и Боголюбова. У них были обычные депозиты в "ПриватБанке", как и у миллионов других граждан Украины. Простыми словами: они и члены их семей имели вклады в этом злосчастном банке. Но отдельных членов семьи государство признало связанными лицами и решило списать средства с их счетов в пользу обанкротившегося банка. Почему? Потому что решения принимались в ручном режиме в Национальном банке Украины, который тогда возглавляла госпожа Гонтарева.

"Основанием" для предоставления статуса "связанные лица" стал факт владения братьями Суркисами 25% акции телеканала "1+1", владельцем которого является тот же Коломойский. Причем здесь тогда "ПриватБанк", спросите вы? А все очень просто. Решение о том, кому "дать", а у кого "забрать" – принимались руководством НБУ. А влияние на такие решения прямо и косвенно имел тогда действующий президент Петр Порошенко и мотив у него был четкий и понятный. Это те самые 25% телеканала "1+1", контракт на приобретение которых он заключил с Суркисами еще в 2015 году. Сумма контракта $140 млн.

А теперь сливки!

Подписанный контракт Порошенко выполнять не стал. Но после национализации "ПриватБанка" переговоры о приобретении акций телеканала между Порошенко возобновились. Однако теперь на несколько иных условиях: Петр Порошенко предложил Суркисам рассчитаться их же деньгами, национализированными в "ПриватБанке". Из-за национализации семья Суркисов потеряла более $248,6 млн и €574 тыс. в кипрском филиале банка, как юридические лица и еще 1,04 млрд грн в Украине – уже как физлица.

Но даже само списание средств со счетов семьи Суркисов происходило по очень странным и непонятным правилам (если вообще можно считать, что таковые существовали) – у некоторых членов семьи деньги списали, а у других – нет.

У бывшей жены Григория Суркиса Полины Ковалик, брак с которой официально расторгнут более 40 лет назад, деньги были списаны, а у жены Игоря Суркиса – нет. У старшей дочери Игоря Суркиса Марины списали, а у младшей Яны – нет. Также списаны деньги с депозитных счетов дочери Григория Суркиса Светланы. Эти депозиты были открыты на ее несовершеннолетних детей, а деньги на эти счета вносились ее покойным мужем, бизнесменом Стасом Стукальским, который погиб в ДТП в 2014 году, и не имел никакого отношения к "ПриватБанку".

Фактически Петр Порошенко, находясь в статусе президента страны, занимался предпринимательской деятельностью, использовал служебное положение и еще прибегнул к шантажу. По этому поводу Игорь Суркис и шесть английских компаний обратились в Высокий суд Лондона с иском против пятого президента Украины и экс-главы Нацбанка Валерии Гонтаревой. Минюст Украины уже получил соответствующие документы из английского суда и направил их для вручения Петру Порошенко. Об этом еще на позапрошлой неделе сообщил ряд отечественных и зарубежных СМИ.

Казалось бы, нынешняя власть должна прекратить весь этот бедлам, когда у вкладчиков просто забирают средства с депозитных счетов из-за политической целесообразности. Но нет! Беспредел и правовой нигилизм должен соответствовать своему определению, а лозунг "грабь награбленное" – своей сути. Верховный Суд Украины вчера остановил выполнение упомянутого в начале материала постановления Печерского районного суда Киева, обязывавшего вернуть депозит Суркисам в полном объеме. Другими словами – власть пытается любым способом затянуть время, чтобы попытаться на уровне закона через парламент запретить выплату всех депозитов пострадавших вкладчиков во всех банках. Да, да! Эта норма будет касаться не только Суркисов. Она будет касаться всех. Потому что у нас (перефразируя классическую фразу) друзьям все, а всем – закон!

Неоднократно в публичных дискуссия я предостерегал от популистских заявлений политиков о желании бездумной национализации. Последняя (национализация "ПриватБанка") у нас вообще была проведена по спецзаконам. Точнее, по решению Кабинета Министров Украины, принятому в воскресенье 18 декабря 2016 года. А уже в черный понедельник счета юридических лиц не работали, НБУ в ручном режиме определял связанных лиц и списывал живые деньги с их счетов типа в пользу государства. "Экспроприация экспроприаторов", – сказали бы Маркс и Энгельс.

И практически сразу после этого через посредника Порошенко пожелал выполнения забытого контракта на приобретение акций телеканала "1+1".

Но история была бы незавершенной без одной существенной детали. Все вышеперечисленные так называемые списания средств со счетов членов семей Суркисов – это фикция. Деньги есть, их банк просто не отдает. Деньги есть и были. Они не списаны. До этого времени эти средства числятся за кипрским филиалом "ПриватБанка", и они отражены в ежегодном отчете "ПриватБанка" за 2019 год.

Почему эти средства не могли быть списаны? Потому что, кроме постоянного украинского мухлежа с законами с целью удовлетворения частных интересов чиновников, есть еще и международное право. Оно, по крайней мере, пока имеет большую силу чем украинское, а именно:

  • по состоянию на день национализации "ПриватБанка" в декабре 2016 года действовал запрет Центробанка Республики Кипр на любые операции с денежными активами, кроме обслуживания депозитов;
  • окружной суд Никосии выдал бессрочный запрет, действующий по всему миру, на списание или иным образом прекращение действия таких депозитов;
  • Республика Кипр вообще не признает у себя применение процедуры принудительного списания средств со счетов в капитал банка согласно украинскому законодательству.

Поэтому те, кто эти средства типа списали, совершили противозаконные действия и должны нести уголовное наказание как в Украине, так и на Кипре.

Вот такая, друзья, у нас большая политическая игра вокруг наших с вами депозитов. Не думайте, что это касается только Суркисов. С такими законами, которые регулируют банковскую систему Украины, мы все рискуем попасть под экспроприацию под лозунгом Порошенко и Гонтаревой о "спасении банковской системы страны".

Источник: "Цензор.НЕТ"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги