$38.35 €41.56
menu closed
menu open
weather +6 Киев

Никонов: Считаю, что некоторые статьи законопроекта №5600, касающиеся рынка недвижимости, – экономическая диверсия G

Никонов: Считаю, что некоторые статьи законопроекта №5600, касающиеся рынка недвижимости, – экономическая диверсия Никонов: Принятие проекта закона №5600 приведет к "Укрбуду". И не к одному
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Насколько повысится стоимость недвижимости в Украине в случае принятия законопроекта №5600 об изменениях в Налоговый кодекс, почему он негативно повлияет на строительную отрасль и рынок недвижимости и может привести к "не одному "Укрбуду", знает ли о ситуации президент Владимир Зеленский, а также как принятие документа может повлиять на инвестиции в недвижимость, рассказал в эфире программы "БАЦМАН" главного редактора интернет-издания "ГОРДОН" Алеси Бацман украинский бизнесмен, основатель строительной компании KAN Development Игорь Никонов. В интервью он раскритиковал нормы законопроекта, которые касаются рынка недвижимости. "ГОРДОН" публикует текстовую версию интервью.
В случае принятия некоторых норм законопроекта №5600 о внесении изменений в Налоговый кодекс цена на недвижимость в Украине повысится на 30–40%

– Игорь, добрый вечер.

– Добрый вечер.

– Я хочу сегодня поговорить по поводу законопроекта [№5600], который уже завтра стоит в повестке дня Верховной Рады (интервью записывали 30 июня. – "ГОРДОН") и который предусматривает разного рода налоговые изменения для украинцев. В том числе, как оказалось, там есть две статьи, которые очень сильно и серьезно влияют на рынок недвижимости в Украине. А значит, на людей, которые покупают или продают квартиры или что бы то ни было.

Вот я сегодня попросила тебя, чтобы мы вышли в эфир и пообщались на эту тему. Потому что ты мне рассказал, что, оказывается, там не просто серьезные, а мегасерьезные изменения нас ждут. А эта тема как-то прошла незамеченной, учитывая, что все внимание было отвлечено на более глобальные истории. А вот она как раз затрагивает интересы каждого. Ты как основной эксперт в Украине, как основной игрок и специалист в этой сфере расскажи: что нас ждет?

– Добрый день еще раз всем. Смотрите, что нас ждет. Законодатель предположил... Ну, это не законодатель, а вернее, инициативная группа во главе с Министерством финансов и налоговым комитетом – вот они предполагают, что строители очень мало платят налогов и поэтому их надо обложить. Это не первое их желание, не первая попытка. Они пытались уже и влезть в эти фонды совместного инвестирования, и пытаются делать все, что угодно. Причем их понимание, что строители ничего не платят, связано с тем, что есть суммы денег, которые находятся на счетах у строителей, и вот они их очень сильно всех волнуют: "Как же так: деньги лежат? А что за деньги лежат?" Объясню, какие деньги лежат. Компания KAN продала уже, в принципе, свои обязательства до 24-го года. То есть у нас квартир уже нет. Мы их продали вперед. И все эти деньги, конечно же, может, другие куда-то берут и куда-то девают, но мы не имеем права. Потому что это деньги наших будущих периодов, за которые мы должны построить это жилье. Это наши обязательства перед инвесторами. И мы точно не можем их никуда деть.

Теперь насчет версии о том, что строители мало платят. Ну, я тоже с этим принципиально не согласен. Потому что если, например, себестоимость всего процесса жилья... Возьмем какую-то сумму: 20 тыс. грн за 1 м² – то с 20 тыс. грн полностью платится НДС и все налоги на прибыль, которые только предусмотрены в стране. Более того, вообще эта отрасль – это образец, каким образом нужно управлять государственной экономикой, что дает тот всплеск вообще экономического развития, о котором все только говорят: об инвестиционной привлекательности и всякое такое разное. Смотрите: единственный критерий, который двигает любую экономику, – это желание инвестора заработать. Более того, не просто желание, а вера в то, что он может заработать. И что у нас произошло на рынке недвижимости, несмотря ни на какие кризисы? Он растет с каждым годом, несмотря ни на что. По двум причинам. Первая: у него есть доступ к капиталу. То есть, грубо говоря, мы используем в большинстве своем деньги инвесторов, которые хотят купить дешево на первом этапе строительства для того, чтобы потом перепродать либо использовать в собственных целях, но дешево. Да? А второй фактор – это то, что у нас есть возможность в какой-то степени минимизировать налогообложение. Но это только касается разницы в цене: в себестоимости и продажной цене.

Но как это работает? Это работает полностью идентично так, как декларировал уважаемый господин президент: о том, что он хочет ввести налог на выведенный капитал. И вот у нас фактически работает эта схема. У нас работает полностью отлаженная система как налог на выведенный капитал. То есть если мы деньги не выводим из оборота, а инвестируем дальше в страну, то мы не платим налог. Если мы забираем деньги себе в виде дивидендов, то мы платим 10,5%. Я, конечно, дико извиняюсь, но это все приняли: вся Украина и все общество – приняли, что надо этот закон вводить: о выведенном капитале. Но, к сожалению, он не вводится. Уже появилось очень много соперников этого всего дела, но я надеюсь все-таки, что его введут.

На что я хочу обратить внимание? Что этими всеми рассказами о том, что строители не платят и так далее... Во-первых, это неправда. Во-вторых, я считаю, что они очень сильно подставляют президента. Потому что любое налогообложение – как бы ты его ни крутил, оно в конечном итоге ложится на покупателя. И теперь что они хотят ввести? Они хотят ввести обложение НДС...

Скриншот: Алеся Бацман / YouTube Скриншот: Алеся Бацман / YouTube

– Вот я хочу спросить у тебя основное: какие нововведения они хотят сделать? Это законопроект – я напомню – №5600, который завтра стоит в повестке.

– Они хотят ввести НДС на поставку: вторую, там, поставку. От передачи юридического лица, которое, собственно, является застройщиком или инвестором, к покупателю. То есть, грубо говоря, стоимость недвижимости увеличится на 20%. Это так кажется. На самом деле это немножко не так. Увеличивается стоимость недвижимости гораздо больше. Потому что в составе себестоимости самого 1 м² гораздо больше реальных затрат, чем их можно отнести. Например, покупка земли или аренда – это операции без НДС, поэтому их не видно в структуре. То есть мы на них дебет НДС не получим. Дальше: строительство инфраструктурных объектов: школ, детских садов, спортивных сооружений и так далее, и тому подобное – оно к себестоимости того или иного объекта не относится. Это как отдельные объекты. Следовательно, повышение цены не на 20% будет, а гораздо больше: процентов на 30–40.

– Ты сейчас говоришь о том, что если они введут норму, что нужно платить НДС на все квартиры, которые сейчас будут покупаться, то стоимость жилья в Украине взлетит на 20% минимум. Но ты говоришь, на больше...

– Я считаю, что на больше. Я уже объяснил почему. То есть это 35–40%, я считаю.

– То есть ты считаешь, что квартиры, жилье в Украине, подорожают на 40%, если завтра они проголосуют этот закон?

– Да. Я не считаю – я уверен в этом.

Некоторые нормы проекта закона №5600 могут привести к "Укрбуду". И не к одному

– Это ужасно.

– Ну подождите. "Ужасно", "не ужасно" – не мне рассуждать. Я, кстати, хочу сразу сказать: мне как Игорю Никонову от этого ни тепло, ни холодно. Я точно выдержу этот удар. Каким-то образом мы переформируем... У нас уменьшится объем. Конечно, все уменьшится.

Но я хочу сказать о другом. Понимаете, мы продали квартиры до 23–24-го годов. Да? В 23-м году уважаемые клиенты придут к нам и скажут: "Ребята, квартиру давайте". А что я должен буду сделать? Я буду должен либо выставить им дополнительный НДС: это форс-мажор, который...

– Это сколько? Это 20%. Давай рассказывать сразу, объяснять...

– Нет. Я думаю, что это больше чем 20%. Потому что это не просто НДС. Ну предположим, даже 20%. Но самое главное другое: а покупатели скажут: "Господин, вы, конечно, извините, но мы с вами договаривались про другое". И второй вариант у меня: заплатить из кармана эти деньги. Ну предположим, я могу себе это позволить это заплатить. Предположим. Но я вас уверяю, что 70–80% компаний не смогут это заплатить.

– И к чему это приведет?

– Приведет к "Укрбуду", сразу говорю. И не к одному.

– То есть ты хочешь сказать, что в Украине возникнет куча элита-центров, когда люди, которые купили сейчас квартиры и вложились в долгострои, новострои, просто будут обмануты, останутся без жилья, потому что компании строительные разорятся?

– Думаю, что да. Я думаю, что у компаний рентабельности не хватит. Мы шутили на эту тему. Я говорю, что я всю жизнь мечтаю как-то уменьшить количество конкурентов, – и тут мне правительство очень сильно помогает. Я в глубине души очень сильно им благодарен.

– Какие уж тут шутки...

– Нет, если говорить с государственной точки зрения, то я считаю, что это опасная и неправильная тенденция. Первое: строительная отрасль создает огромный мультипликатор вообще от экономики Украины. Создалось огромное количество предприятий, которые поставляют строительные материалы, технику, которые изготавливают...

– Сейчас мы об этом еще поговорим. То есть, по сути, ты говоришь, что то, что они хотят ввести дополнительный налог, сделать операции с НДС, – этот налог ложится прямиком на плечи покупателей?

– Любой налог ложится прямиком на плечи покупателей, что бы кто ни говорил. Сейчас говорят, что они кого-то, там, облагают налогом... Кого бы они ни облагали.

– Google.

– Google обложили налогом. Но все это ерунда. Это, конечно же, нам. В конечном итоге все это ложится на конечного покупателя.

Теперь самый главный и ключевой вопрос: в Украине – я абсолютно официально это говорю – самые низкие цены на недвижимость в мире. Ну, в нормальном мире. Я не беру, там, может, Африку. Именно хорошего качества недвижимость. И огромное количество людей сегодня имеют возможность купить себе квартиру не в конце жизни, как это было при социализме, который очень многие тут наши друзья воспевают, вспоминая добрым... Я ничем добрым не вспоминаю его никогда. Вот они могли купить – и могли. Теперь это количество уменьшится в разы. То есть вопрос: жилье подорожает, дальше – объем недвижимости уменьшится, куча поставщиков тоже разорятся, потому что у них не будет рынка сбыта... Вопрос: а кому от этого выгодно? Налоговой инспекции или Министерству финансов, которые считают, что они этим увеличат доходную часть бюджета? Ребята, не увеличите вы доходную часть бюджета. Просто уменьшится база налогообложения. Очень принципиально уменьшится. Это любой мало-мальски экономист, который не социалистический, понимает. Но почему-то у нас...

Люди, заплатив все налоги, хотят куда-то вложить свой капитал. И теперь законодатель им говорит: "Нет, ребята, вы две квартиры можете продать, а три – уже нет"

– Игорь, вот там есть еще второй пункт в нововведениях. Давай сейчас о нем поговорим, что еще они хотят сделать. И потом мы пойдем к выводам.

– Второй пункт этих нововведений – это то, что если человек... Я сразу скажу: 20–30% недвижимости сегодня покупается с целью инвестиционного какого-то дохода. Люди, рискуя, покупают на котловане. А потом, когда дом достроен, они его перепродают либо сдают в аренду. То есть доход инвестиционный. Откуда эти деньги? Это люди, заплатив все налоги, имеют свой капитал и хотят куда-то вложить. То есть, учитывая, что у нас нет ни рынка, скажем, ценных бумаг – ничего, – они вкладывают. И теперь им говорит законодатель: "Нет, ребята, вы две квартиры можете продать, а три – уже нет".

– В год.

– Да. Более того, третья продажа облагается 19,5% не просто от разницы в цене, а от вала. То есть ты купил квартиру за $20 тыс. – продал ее за 25. Так вот с $25 тыс., по тому, что написано, ты должен заплатить 19,5%. То есть это 40–50% – даже больше – от прибыли. Вопрос: мы что, в Норвегию превратились, или что? Я не могу понять. У нас газ откуда-то течет? У нас куча инвесторов? Это наш внутренний инвестор, который и развивает эту отрасль, который и дает те рабочие места... У нас нет другого инвестора, ребята. Не сочиняйте никакие басни: никакие иностранцы к нам никуда не пришли.

– Только ушли, наоборот. За этот год вообще фантастическое падение зарубежных инвестиций.

– Конечно. Что это вызовет? Это вызовет то, что 20–30% объема люди перестанут инвестировать – им станет это невыгодно. Потому что они понимают, что они не перепродадут потом от такой цены. Это раз. Второе: сдавать в аренду уже будет невыгодно. Это два. То есть куда пойдут эти люди? Если они активные и хотят инвестировать, и у них хватит для этого какого-то образования, они могут пойти, там, в Черногорию, в Турцию – куда угодно. А другие просто будут держать деньги под матрасом. И они будут вынуты из оборота нашей экономики. Вот к чему мы придем.

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

– Игорь, я хочу привести в пример Америку, где цивилизованный рынок. Мы часто о ней говорим. Там на продажу налог на разницу идет, а не на всю покупку. Когда ты перепродаешь, то на прибыль: то, что ты получил. А у нас хотят полностью...

– Да, у нас – полностью. Во-первых. А во-вторых, даже когда на прибыль, поймите правильно: это такая сфера... Например, в Германии, в Польше – там нет НДС на недвижимость вообще. И более того, это противоречит многим европейским как бы договоренностям. Это вообще вопреки. Это точно никто не требовал. Более того, этого во многих странах нет.

– Что это такое? Объясни мне, зачем это делается.

– Желание Минфина увеличить бюджет. Но, к сожалению, они социалистически какие-то направленные. И налоговый комитет Верховной Рады – многие говорят, что там сидят ребята, которые получили образование то ли в Советском Союзе, то ли где, и очень сильно хотят... Вот они считают, что они налоги увеличили – и доходная часть бюджета увеличилась. Противоположно будет.

– Конечно.

– Сегодня огромное количество бизнесменов – что для меня плохо – пошли в недвижимость: финансируют деньги, развивают проекты. Конечно, для меня как для профессионального строителя это плохо. Потому что конкурентная среда увеличивается. Но для государства это очень хорошо. Теперь они все уйдут оттуда: им станет это невыгодно.

– Игорь, вот ты мне скажи: президент вообще в курсе того, к чему это приведет? Потому что это же полностью противоречит тем обещаниям, которые он давал, когда шел на выборы, и потом: уже когда стал президентом.

– Я не знаю. Я же не общаюсь с ним... Я считаю, что нет. Если бы ему кто-то дословно объяснил, что это и удар по рейтингу его, что увеличение стоимости жилья, уменьшение количества людей, которые в состоянии будут купить себе жилье, – ну, оно... Вы поймите: развился этот рынок до невероятных размеров. Сегодня все покупают квартиры. Я когда смотрю на своих проектах, какого возраста люди приходят смотреть квартиры, я радуюсь. Потому что это 25, 23 года. Это люди за ручки ходят: молодые пацаны с девчонками – ходят покупать квартиры. Никогда такого раньше не было. Раньше 35 тут вообще не суйся. Сегодня они ходят, у них есть возможность. Они берут рассрочку. У нас берут рассрочку. Да, нет ипотечного кредитования. Это еще один... Я надеялся, что правительство все-таки еще просто увеличит эту возможность.

– Поможет.

– Ипотеку даст и еще... Поймите правильно: любой же человек говорит... Мы же мечтали всю жизнь с молодости жить в квартирах, а не в старости: когда тебя уже как бы нет... И сегодня у нас единственная страна в мире, где легко можно это делать. И нам всем это не нравится. И кому-то мы хотим все это перекрыть. Я считаю, что это огромная ошибка.

Я считаю, что в Офисе президента должны как-то гаранту донести, что это и политически неправильно. Потому что когда огромное количество людей лишатся возможности купить эту квартиру... А самое главное, поймите: тут вся страна стояла от одного "Элита-центра"... Что они вытворяли... Я вас уверяю: тут ситуация... И президент, кстати, правильно – надо отдать ему должное – помог "Укрбуду". Потому что если бы он рухнул, тут бы к рынку было полное недоверие, и там был бы коллапс. Но сейчас этих укрбудов может быть очень много. Потому что когда к ним придут и скажут: "Ребята, доплатите", – а они уже все потрачены... Я не буду говорить, куда потрачены. Потрачены могут быть на школы, на садики, а могут быть себе в карман. Это тоже возможно. Но задним числом вводить подобные вещи – вообще это моветон, скажу вам честно.

Минфин и налоговый комитет говорят, что вот наконец-то они кого-то вжарят. Ребята, пока вы не создали ситуацию, когда к нам хлынули бесплатные деньги с Запада, целуйте в одно место каждого инвестора

– Слушай, ну, потрясающая история.... У нас в стране сейчас строительный бум. Рынок недвижимости – это один из немногих рынков у нас, который процветает, развивается вопреки всему, как обычно, а может, и единственная отрасль....

– Единственная. Я считаю, в таком смысле – единственная отрасль.

– И получается, они хотят ее уничтожить сейчас?

– Да.

– Это вообще как?

– Это просто некомпетентность, я считаю. Тут нет никакого злого умысла. Они желаемое выдают за действительное. И, наверное, их как-то жмут за то, что нам нужно увеличивать бюджет. Понятно, безусловно, его нужно увеличивать. Никто не спорит. Но поймите правильно: увеличить его можно двумя путями: понизить налоги – и еще второй путь: понизить налоги. Нет третьего пути. Нет вообще никак и нигде. Потому что все это чревато. Я не знаю, почему такие люди, как Михаил Кухар, не разрабатывают стратегическое развитие государства. Потому что они точно понимают, как увеличить бюджет и что для этого нужно сделать.

И вот эта отрасль показала: дайте деньги и дайте возможность, образно говоря, чуть-чуть понизить налоги. Все. И не надо никуда больше влазить. И все само полетит. Вот строительная отрасль это показала. Но, к сожалению, никто не анализирует и никто не понимает.

То же самое нужно сделать со всеми отраслями. Со всеми. Дать банковской сфере возможность кредитовать под маленькие проценты. И вторая возможность: снизьте налоги. Об этом говорит [экс-президент Грузии, глава Исполкома реформ Украины Михаил] Саакашвили, об этом говорят все люди, которые это проходили. Это очевидная вещь. Я говорю – еще раз прошу понять – не за себя, не про себя и не оттого, что у меня каким-то образом... Да, у меня уничтожится куча моих конкурентов. Может, в какой-то степени я буду и рад этому. Но ты задала вопрос о государственном подходе. Я все-таки работал в государственных органах. Я понимаю, что это такое. Я считаю, что это огромная ошибка. Тут даже... Причем такая... И они очень агрессивно ведут себя: Минфин и налоговый комитет. Они говорят, что вот наконец-то они кого-то вжарят. Ребята, я, конечно, извиняюсь, но пока вы не создали ситуацию, когда к нам хлынули бесплатные деньги с Запада, целуйте в одно место каждого инвестора: кто купил три квартиры, кто купил четыре. Радуйтесь, что эти деньги не под матрасом. Когда у вас будет кризис потребления, когда у вас люди перестанут потреблять, испугаются и положат деньги в матрасы – тут и начнется самое страшное, то, чего вы даже представить себе не можете. Ну вот я надеюсь, что как-то... Депутатский корпус – я кому-то попытался рассказать, что будет из этого всего. И еще раз прошу обратить внимание: я не про себя говорю.

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

– Игорь, я думаю, что это интервью посмотрит много тех, кто завтра должен будет голосовать, и они поймут то, о чем мы говорим, и не сделают этой ошибки. Потому что это выглядит реально ужасно. Речь идет о том, что курица, которая несет золотые яйца государству и всем людям, – ее сейчас пытаются зарезать.

– Просто очень большая смена понятий: что такое "золотые яйца"? Извините за каламбур. В моем понимании, "золотые яйца" – это создание рабочих мест высокооплачиваемых, с которых люди, получая деньги, веря в завтрашний день, идут в магазин и что-то покупают, а в их понимании, "золотые яйца" – это содрать с людей в бюджет. Но они не понимают, что как только ты с них содрал, завтра предпринимательская инициатива заканчивается. Как только дух предпринимательства убивается – все: ничего не будет. Тем более в нашей стране. Ничего не будет. Они либо уедут, либо будут работать на другую страну. Ну, и вообще меня, честно говоря, очень сильно пугает вот эта какая-то тенденция социализма, которая витает у нас, как – помнишь? – "ходит по Европе призрак коммунизма", который начал ходить в умах наших власть имущих. Я очень сильно этого боюсь: чтобы уважаемых господ, которых кто-то консультирует... Чтобы эти консультации не привели нас к экономическому коллапсу.

– А это же лакмусовая бумажка. Ты как бизнесмен, как человек, который создает рабочие места и наполняет бюджет налогами, очень четко и тонко это чувствуешь. А это значит, что инвестиционный климат – это развитие. Потому что бизнес – это двигатель вообще всего развития и того, что мы идем дальше и становимся богаче, а не, наоборот, беднее и беднее.

– Если я содержу 10 тыс. человек, то я считаю, что надо к каким-то компаниям относиться с огромным уважением. Есть еще фраза такая: если ты хочешь поднять налог, то правительство должно встать на колени перед людьми и очень долго и нудно объяснять им, зачем им это нужно. Нужно потому, что мы хотим доходную часть бюджета увеличить? Ну, хорошо: потеряет куча людей работу. Я точно понимаю, что мне придется компанию сократить, и серьезно. Потому что мне такие объемы будут не под силу. Их никто покупать не будет. Вот и все.

Считаю, что некоторые нормы законопроекта №5600 – это экономическая диверсия

– Ты говорил, что строительные компании тоже пострадают. То есть рынок меньше станет. И там недополучат налогов. Как это может выглядеть?

– Однозначно. Смотрите: огромное инвестирование в строительную отрасль создает потребление. То есть мы покупаем большое количество строительных материалов. Это миллиарды и миллиарды гривен. Соответственно, когда люди видят, что их покупают, они создают предприятия, выпускают краски, лаки, бетон, щебень, песок – и пошло-поехало. Металл, арматура и так далее. И вот теперь это все свернется – и мы недополучим в результате... Если это кто-нибудь посчитает...

Я считаю, что инициаторы этого должны пойти в тюрьму. У меня такое, глубокое, впечатление. Потому что я считаю, что это диверсия какая-то, экономическая диверсия. Причем очень серьезно направленная. И кем-то она направляется. Мне очень печально, что Офис президента ставят в такую... Я считаю, что их просто дезинформируют реально этим: что это будет якобы плюс. Это не будет плюс – это будет минус.

– Хорошо. Вот я хочу закончить – знаешь на чем? На том, как должно быть. Ты уже начал говорить, как получить больше денег в бюджет. Давай так: ты на месте государственного человека. Есть строительная отрасль – она же классно развивается, там все зашибись. У тебя есть задача увеличить поступления в бюджет от этой отрасли. Что ты делаешь?

– Ну смотрите. Там это задача комплексная. Потому что тут, помимо поступлений в бюджет, еще нужно понимать риски строительной отрасли, тоже не нужно допустить никаких, скажем, афер с этим делом. Потому что разные люди есть. Я бы все-таки шел по пути тому, что разрешил продавать только девелоперам, грубо говоря, компаниям, которые имеют отношение к земле. Что это даст? Это даст первое: возможность все-таки пойти кредитоваться в банках. Сегодня в чем проблема? Почему банки не кредитуют строительную отрасль? Потому что сам проект не является предметом залога, то есть, грубо говоря, он ничего не стоит. Потому что любой чиновник завтра взял это и отменил – Министерство культуры, ГАСК или еще кто-то со своей физиономией в тот ряд влезет и обязательно что-нибудь отменит. И более того, мы работаем, например, через фонды, и фонды тоже фактически не имеют никакого отношения к этой площадке. Это как инвесторы.

Если бы я был, например, что я бы сделал? Я бы сказал: "Нет, ребята, теперь вот есть площадка, вот есть земля. Теперь инвестор может стать совладельцем этой земли". Но теперь эта земля с проектом является предметом залога. То есть никто не может задним числом ничего поменять. Чиновник выдал неправильное какое-то разрешение – значит, он пойдет в тюрьму, но менять он ничего не может. Дальше: банк, видя, что эта земля является предметом залога, говорит: "Дай свой даунпеймент, то есть предоплату свою дай на стройку, а мы тебе добавим". Банк начинает финансировать этот проект, как во всем мире это делается. Дальше: приходит покупатель и говорит: "Я хочу купить квартиру". Банк говорит: "Да, дорогой, ты можешь покупать квартиру. Но твои деньги мы кладем к себе на эскроу-счет и мы их не выпустим, пока мы не дофинансируем". Но банк несет ответственность за стройку и контролирует эту стройку – целевое назначение денег.

То есть у тебя замкнулся круг. Человек хочет купить квартиру – пришел в этот же банк и говорит: "Дай мне ипотеку". Банк понимает, что там все достроится, там все в залоге, – и дает тебе ипотеку. У тебя замкнулся круг. И ответственность. А девелопер платит налог на прибыль как положено. Потому что если он купил за одно – вот его себестоимость, вот он продал за другое – у него есть налог на прибыль. Ну вот так работает.

Но опять же, заметьте: у нас растущая экономика. И сегодня мы можем инвесторов затянуть только одним фактором: верой в то, что он может заработать. И не просто заработать, а большие деньги заработать. Вот этот факт: дать кому-то заработать большие деньги – в Министерстве финансов приводит их в ужас. Просто в ужас. Причем все поколения министерства. Я их очень много знаю. Уважаемые люди, хорошие. Но когда им начинаешь говорить: "Дайте заработать бизнесу", – у них сразу обморок: "Как это так? Мы, бюджет, там, то, се..." И начинаются те договора...

Мы сейчас можем много на эту тему говорить. Но к сожалению, наше Министерство финансов не способствует развитию этого бизнеса. Ну, к сожалению, так. Потому что, наверное, трудно оказаться в их шкуре. Наверное, это не легко. Я очень им сочувствую, потому что это тяжело – от них все требуют. Но все равно я считаю, что мировая практика – надо все-таки с нее брать пример. Все страны поднимались все равно посредством каких-то льгот, каких-то секторальных льгот – индустриальных парков, снижения налогов. Не было никогда экономического роста с параллельным повышением налогообложения. Вообще в истории такого не существует. Мы, как всегда, придумываем какой-то велосипед, который, как правило, не едет. Вот проблема.

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

– Слушай, а ведь надо просто прислушаться к умным опытным людям. Михаил Саакашвили сколько уже времени, лет, говорит о том, что "смотрите: в Грузии это же было, я же показал пример. Снижайте и убирайте количество налогов. И будет бум, и будет рост, будет другая страна". Андрей Илларионов недавно совершенно расписал просто по пунктам, почему налоги все нужно максимально снизить – и тогда экономика начнет расти, расти, расти, и мы начнем идти вверх.

– Мы не можем отпустить управление государственными финансами, образно говоря, в государстве: не можем отпустить в частные руки. Не забудьте: в Америке даже Федеральный резерв... Это частная компания, система. Это в начале XX века создали. И не побоялись. И он работает. И работает просто идеально, я считаю, потому что он регулятор очень серьезный. А мы не можем выпустить это все из рук, потому что мы считаем, что мы живем при коммунизме, и вот мы должны управлять.

– Игорь, а как же на коррупции потом зарабатывать? Как же мы можем выпустить? Это же корень всего.

– Ну, к сожалению, видишь, так, наверное, получается. Я не понимаю причин. Но я не понимаю, почему правительство реально не слушает того же Саакашвили. Я не понимаю. Опытнейший человек, абсолютно правильно все говорит. Для меня вообще ужас: как это так? Такого человека... Надо сделать конспект: посадить Кухаря рядом, сделать конспект – и отдать ему в правительство. Кстати, для меня удивительно, почему до сих пор нет программы какой-то экономического развития государства, стратегии нет экономической. Вот их взять, посадить, написать и исследовать. И кто не исследует – просто выгонять к чертовой матери с работы, потому что это люди, которые государство, я считаю, просто загоняют в яму, и серьезную яму. И это очень обидно. Но я еще раз говорю, я повторяюсь: я говорю не про себя. Я точно выживу, у нас все будет нормально.

– Игорь, спасибо тебе большое. Это действительно важный разговор был, важная беседа. И я думаю, что ее посмотрят многие люди, которые в том числе участвуют и будут участвовать в этом процессе.

– Спасибо, Алеся.

– Спасибо. Пока.

Видео: Алеся Бацман / YouTube