Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Томиленко о "законопроекте Бородянского": Мы не готовы подавать патроны, которыми в нас же и выстрелят

Можно ли расценивать законопроект о борьбе с дезинформацией, разработанный Министерством культуры, как наступление на свободу слова, нужна ли в Украине организация, которая будет выдавать журналистам удостоверения, и как государство заботится о чистоте информационного пространства. Об этом в интервью изданию "ГОРДОН" рассказал глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Сергей Томиленко: Обсуждение и решение любых проблем медиа должно снизу идти, от самих медиа, а не спускаться "свыше", как благая весть
Сергей Томиленко: Обсуждение и решение любых проблем медиа должно снизу идти, от самих медиа, а не спускаться "свыше", как благая весть
Фото: УНИАН
Анна ШЕСТАК
журналист
Заявлена борьба с дезинформацией, но все ключевые усилия Минкульта направлены на деление наших средств массовой информации на "правильные" и "неправильные"

– Сергей, следует ли журналистам расценивать эту законодательную инициативу как наступление на свободу слова?

– По моему мнению, да. И если до презентации законопроекта еще была надежда, что в процессе его подготовки сместятся какие-то акценты, то сегодня те эмоции, та агрессия, которую демонстрирует министр культуры господин Бородянский, показывают: его инициативу однозначно следует расценивать как попытку государства вмешиваться в деятельность украинских журналистов. Как попытку регулирования журналистской профессии, что, соответственно, является угрозой свободе слова в Украине.

– Подождите, но ведь у нас либеральное правительство, по крайней мере, все его именно так называют, а вы сейчас совсем не либеральные вещи описываете...

– ...нет, по сути, название у законопроекта благородное: оно декларирует борьбу не с журналистикой, а с дезинформацией. И я думаю, что большинство украинских журналистов, да и украинцев вообще, хотят, наконец, ее побороть. Мы же все понимаем, что фейковые, лживые новости, которые сознательно вбрасываются в медиапространство, чтобы манипулировать общественным мнением, являются злом. Что злом, в первую очередь, является агрессивная информационная политика России и российских пропагандистских СМИ. И, разумеется, в законопроекте о дезинформации или, точнее, в презентованных слайдах мы хотели бы увидеть механизмы повышения эффективности нашей борьбы именно с российской антиукраинской пропагандой. Действенный инструмент – для страны, ставшей жертвой войны с Россией, который поможет защитить наше информационное пространство от внешних влияний.

А вместо этого видим, что заявлена борьба с дезинформацией, но все ключевые усилия Минкульта направлены на введение "индекса доверия" к украинским СМИ. То есть на деление наших средств массовой информации на "правильные" и "неправильные".

– Думаете, их так и будут называть?

– Нет, не думаю. Скорее всего, будут "профессиональные" и "непрофессиональные" или что-то в этом роде, но суть такая же: государство вмешивается в независимость журналистской профессии. Моя коллега медиаюрист Людмила Опрышко так и сказала министру: это лицензирование журналистики. Потому что определенная журналистская ассоциация (которую, заметьте, хотят поддерживать из госбюджета) начнет выдавать пресс-карточки, что приведет профессиональное сообщество к разделению на журналистов высшего, привилегированного класса и всех остальных сортов.

Одна из главных проблем нашей медийной сферы – то, что журналисты рассорены. И рассорены, в первую очередь, украинскими политиками

– Как человеку прагматичному, скажите мне, чем будут заманивать в высший...

– (Улыбается). Ну, смотрите: "высшей категории" государство вроде бы обещает привилегии в вопросах физической защиты. Приоритетное расследование, если зайдет речь о препятствиях журналистской деятельности. Специальные следственные группы будут создаваться, чтобы расследовать преступления против "правильных" журналистов. А преступления против "неправильных" – это будут преступления против обычных граждан…

– Фишечки, если честно, так себе...

– ...я тоже так подумал, особенно с учетом того, как у нас в стране расследуются преступления. Даже те, которые громко и не раз называли "делами чести". Это циничное обещание – что государство защитит журналиста с пресс-карточкой, – просто невыполнимо. В украинских условиях.

– А кто будет выдавать эти карточки?

– Определенная ассоциация профессиональных журналистов, которую соберут из делегатов от медийных организаций. Их перечень определило, опять-таки, Министерство культуры. НСЖУ в списке тоже есть. Но журналистское самоуправление – это демократия людей свободной профессии. На то оно и самоуправление, что мы собираемся, обсуждаем тот или иной вопрос и договариваемся. Лучшей платформой для этого, по моему мнению, является Национальный союз журналистов Украины. Но я же не пошел к власти на Банковую, не попросил: "Сделайте НСЖУ профильной организацией в этом вопросе, мы хотим сами выдавать карточки, а не делегатов куда-то отправлять".

– Может, не поздно еще сходить?

– Нет, что вы? Мы хотим не участвовать в подсчете и выдаче аусвайсов, а в объединении медиаобщества!

– Да шучу я...

– А я вполне серьезно. Одна из главных проблем нашей медийной сферы – то, что журналисты рассорены. И рассорены, в первую очередь, украинскими политиками. Некоторые коллеги, забыв о беспристрастности, объективности, этике журналистской, демонстрируют риторику вражды и поощряют насилие в отношении представителей других СМИ. "Ты из олигархического канала – так тебе, журнашлюхе, и надо!"


Фото: Данііл Самсонов / Facebook
Фото: Данііл Самсонов / Facebook


– "Он зарабатывал больше, чем другие, – хорошо, что его из страны выгнали!". Можно много случаев, имен и показательных выступлений вспомнить.

– Вот видите. Есть открытые призывы к насилию, подстрекательства просто. Наше профессиональное сообщество нездорово, оно расколото. Но это не значит, что власть может спекулировать на его проблемах – прийти с мешком соли и начать сыпать эту соль прямо в рану. И устанавливать законом, бюджетом, еще чем-нибудь какие-то ограничения или же, наоборот, придумывать искушения: сделайте нам то – и мы дадим вам это.

Поэтому позиция Национального союза журналистов Украины такова: мы критикуем эту инициативу господина Бородянского и считаем враждебной к журналистам в той редакции, в которой она на данный момент есть. Да, она угрожает свободе слова в нашей стране. И мы не согласны с претензиями министра насчет того, что мы, мол, не принимаем участия в рабочих группах и не помогаем писать такой закон. Если мы в этом пока не участвовали напрямую, то лишь потому, что не готовы подавать патроны, которыми в нас же и выстрелят.

В Европе блогер, у которого 50 тыс., 100 тыс. и больше подписчиков, сам себе СМИ. И "индекс доверия" к нему определяется не карточкой, кем-то выданной, а количеством людей, которые его читают

– Кто не получит пресс-карту, фактически уже и не будет считаться журналистом?

– Смотрите, что касается пресс-карт. Есть случаи, в которых они действительно не помешали бы, например, когда речь идет об аккредитации иностранных журналистов для работы в зоне ООС. Не мешало бы серьезнее проверять, кто туда поедет, из какого СМИ, журналист ли это вообще...

– ...а не пропагандист из страны-агрессора...

– ...или и того похуже. Но нет, власть хочет навязать как раз украинским журналистам определенный стандарт пресс-карты. У власти к чужим, получается, вопросов нет – у нее вопросы только к своим... Тогда пускай бы опыт европейских стран изучили – для начала. В Европе журналиста давно воспринимают не как носителя кусочка пластика (редакционного удостоверения). В Европе блогер, у которого 50 тыс., 100 тыс. и больше подписчиков, сам себе СМИ. И "индекс доверия" к нему и его материалам определяется не карточкой, кем-то выданной, а количеством людей, которые его читают, комментируют, репостят... Международные организации раскрывают, расширяют само понятие "журналист", а мы, наоборот, сужаем, потому что скоро (если этот закон примут) вам будет недостаточно того, что вы работаете в редакции "ГОРДОН", чтобы считаться профессиональной журналисткой. Ну и что, что есть публикации, удостоверение...

– ...вдруг оно фальшивое, правда?

– Разумеется! И вы сделали его себе с целью злоупотреблять положением.

– Никогда об этом не думала. Наверное, пора уже позлоупотреблять.

– (Смеется). Хотя все эти разговоры о злоупотреблении удостоверением... Ну по большому-то счету, пускай уже покажут, что там назлоупотреблял, размахивая журналистским удостоверением, тот или иной гражданин. В государственных масштабах. Доступ к информации получил? На концерт прошел бесплатно? 

Это сравнимо, скажите, со злоупотреблениями в "Укроборонпроме", например, за раскрытие которых тот же Бигус мог бы сесть всерьез и надолго, будь у нас год назад подобный закон? Отчего в стране власть поменялась и люди, которые такие законы пишут, в свои кресла сели? Не благодаря ли журналистским расследованиям и свободе слова? А теперь мы хотим, грубо говоря, посчитать, взять на карандаш и держать в шорах журналистов. Не парадокс? 

Реформы в медиасфере, как и в любой другой, действительно нужны и важны, но не с этого же начинать.

СМИ в нашей стране либо бедные, либо олигархические. Скажите, может нищий или крепостной поступать как свободный человек?

– А с чего, по-вашему?

– Для начала министерство, которое отвечает и за культуру, и за искусство, и за молодежь, и за спорт, и за туризм, и, плюс ко всему, еще и за медиа теперь, должно наработать доверие к своей деятельности. Реально показать, как именно, каким образом оно способно помочь журналистам в вопросе защиты. Вот как вы собираетесь нас защищать – при безнаказанности, которая в нашей стране воспринимается уже как данность, при тотальной травле в соцсетях? Когда какой ни возьми фильм, там журналист либо сволочь и предатель, либо пустышка и бездельник. Когда уровень угроз выше некуда и каждый первый может написать под твоей публикацией: "Пойдешь следом за Гандзюк" или "Взорвут как Шеремета". Что в таких условиях сможет сделать министерство для счастливых обладателей своих пресс-карточек? Наймет телохранителей или закупит бронежилеты?

В прошлом году в центре Черкасс жестоко избили журналиста Вадима Комарова, который вследствие этого скончался. Очень это дело расследуется? В 2019-м, кстати, в мире было всего два убийства журналистов – Лайры МакКи в Северной Ирландии и Комарова в Украине...

Поэтому не надо грозить колоссальными штрафами за дезинформацию или обещать нечто несбыточное. Ответьте на вопрос, как именно мы с вашей помощью сделаем журналистскую профессию безопасной, а не запугивайте регулированием.

И второй вопрос, связанный со свободой СМИ, – экономический. СМИ в нашей стране либо бедные, либо олигархические. Скажите, может нищий или крепостной поступать как свободный человек? А объективным быть он может? Олигархи, скупающие телеканалы и превращающие их в рупоры своих идей, вас не смущают – только люди, которые там работают?


Фото: Олекса Ярославцев / Facebook
Фото: Олекса Ярославцев / Facebook


Создайте климат необходимый, чтобы СМИ получали прибыль от рекламы, от аудитории, обеспечьте людям материальные преференции. Разработайте механизмы поддержки региональных газет, всех тех, которые страдают от агрессивной политики "Укрпошти" – монополиста в плане доставки. Во всем мире давно есть эти механизмы, существуют различные гранты, получая которые, люди понимают: мое государство заботится обо мне и престиже моей профессии. А значит, и о чистоте своего информационного пространства тоже. Далеко не надо ходить: Польша, страны Балтии – там это все работает, и если обратиться, там расскажут и покажут.

Кстати, у журналистов региональных СМИ кто-то спрашивал, что они думают по поводу этих законодательных новшеств? Или это уже не СМИ, если оно находится в районном центре либо областном? Мне кажется, обсуждение и решение любых проблем медиа должно снизу идти, от самих медиа, а не спускаться "свыше", как благая весть.

– Журналистам, если не ошибаюсь, дали месяц – чтобы ознакомиться с проектом закона и высказаться. Как считаете, на каток на Банковой лучше уже сейчас выходить? Или все-таки посмотрим, что там через месяц?

– Каток, конечно, дело хорошее, но подождем, что скажет президент. Либо он отбросит эти драконовские законы как ненужные и недемократичные, которые не к европейским стандартам нас приближают, а тащат, наоборот, на восток, к России, либо же примет, посчитав вполне жизнеспособными. Однако мне хотелось бы верить, что президент все-таки понимает: эта законодательная инициатива – инициатива одного, отдельно взятого чиновника. У которого большой опыт руководства олигархическими СМИ, но весьма спорная компетенция в вопросах независимых медиа. И этой инициативой, как и той, кстати, которую предлагал еще один медиабосс во власти, Александр Ткаченко, всерьез обеспокоены международные журналистские организации. Сейчас вот сажусь ответ в офис ОБСЕ по вопросам свободы медиа писать – на вопросы о том, что у нас здесь происходит…

Министр культуры Владимир Бородянский также дал интервью нашему изданию. Его точку зрения по этому и другим важным, интересующим общество вопросам, вы сможете прочесть в "ГОРДОН" в ближайшее время. 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации