ГОЛОД, КАТОРГА, ПУЛЯ. ВОЕННОПЛЕННЫЕ В ЛАГЕРЯХ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения продолжают серию спецпроектов, посвященную украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года, в День памяти и примирения, возле Главного почтамта в Киеве и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В предыдущих публикациях были представлены история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках, рассказ о женщинах-узницах,  о священниках, которые оказались за колючей проволокой, а также о том, какие испытания выпали на долю украинских националистов, попавших в концлагеря. В этой части цикла – истории об участи военнопленных.

Первые месяцы немецко-советской войны оказались катастрофой для Красной армии. Причинами ее масштабного разгрома летом – осенью 1941 года стали ослабленный репрессиями командирский корпус и пренебрежительное отношение Иосифа Сталина к предупреждениям о подготовке Адольфа Гитлера к нападению.

В Украине ситуация отягощалась пораженческими настроениями красноармейцев, которые, пережив Голодомор и террор 1937–1938 годов, особо не желали защищать советский режим. До середины октября 1941 года на Восточном фронте Вермахт захватил около 4,5 млн военнопленных.

Верховное командование Вермахта (Oberkommando der Wehrmacht или OKW) заведомо не собиралось придерживаться общепринятых законов и обычаев войны в отношении СССР. Соответственно, отношение к пленным красноармейцам было безжалостным. Правда, украинцев, белорусов и фольксдойчей сначала разрешали освобождать. Оккупанты заигрывали с местным населением, подавали себя в качестве "освободителей" от большевизма. Так на волю вышло около 300 тыс. пленных. Но уже в начале ноября 1941 года Гитлер приказал эту практику прекратить.


карта
Карта лагерей в оккупированной Украине 1941–1944 годов. Авторы: Леонид Криницкий и Игорь Бигун


На следующие несколько лет жилищами для миллионов красноармейцев стали лагеря для военнопленных. Они подчинялись OKW и были поделены на солдатские лагеря – шталаги (от немецкого Mannschaftsstamm und Straflager), офицерские – офлаги (от Offizierlager) и пересыльные – дулаги (Durchgangslager). Через лагеря на оккупированной территории Украины прошло 1,5–2,5 млн пленных.

Узники лагерей для военнопленных страдали от голода, холода и издевательств охранников. Оккупанты целенаправленно морили голодом тех пленных, которые не могли работать. Местные жители старались помочь таким заключенным, приносили продукты. Однако конвоиры этому всячески препятствовали, а порой даже стреляли в тех, кто давал, и тех, кто принимал принесенную еду. Единственным шансом выжить для пленных была помощь местного Красного Креста или поступление на службу в коллаборационистские формирования при немецкой армии.


Пленные красноармейцы на сборном пункте под Харьковом, май 1942. Фото: waralbum.ru
Пленные красноармейцы в сборном пункте под Харьковом в мае 1942 года. Фото: waralbum.ru


Такая политика нацистов привела к тому, что до февраля 1942 года 2 млн военнопленных умерли. Из них от 700 тыс. до 1,2 млн человек погибли в лагерях, которые располагались на украинских землях. Уровень смертности советских пленных достигал 58% против 5% для солдат армий западных союзников. 

Вот как описал свое пребывание в шталаге №364 в Николаеве красноармеец Нури Халилов:

"В лагере было: четыре кавказских барака, четыре украинских, четыре русских, все проволокой огорожены. В лагере было 35 тыс. человек, в обед давали лошадиный суп, на пять человек одну буханочку, размером как небольшой кирпичик. Также наливали суп: по желобу он лился в ведро, в разные бочки, пускали по пять человек, ты котелок держишь, если не успел подставить, то все, без супа останешься… И как-то раз я не дослышал что-то, был крайним и с левой ноги сделал вперед шаг, когда пять человек уже ушли. Я же должен был стоять, и тогда немец как дал мне плеткой сверху вниз, так что левый глаз из глазного яблока выпал, к счастью, сразу нашелся парень из военнопленных, азербайджанец, он мне в ту же минуту глаз на место поставил. С тех пор этот глаз плохо видит. У немцев вообще страшные плетки были – кусок резинового шланга, часть оставляют как ручку, а другую часть режут в лапшу, как даст, уже не опомнишься. Кругом на теле были как мозоли от плеток, всех били много, и причем немец один раз ударит, полицай же, из нашего брата, пять раз".


Военнопленные в концентрационных лагерях


Наиболее опасными врагами в Красной армии Гитлер считал политических комиссаров. В его представлении именно они были концентрированным воплощением "жидо-большевизма".

6 июля 1941 года вышел приказ OKW о казни всех "политических комиссаров". Он касался не только собственно политработников, но и "коммунистических фанатиков", интеллигенции и евреев. Исполнять смертные приговоры должны были в концентрационных лагерях.

Первые этапы "комиссаров" начали поступать из лагерей военнопленных в концлагеря в сентябре 1941 года. Первым, принявшим красноармейцев, стал Заксенхаузен. В течение следующих двух месяцев там уничтожили около 9 тыс. человек. Для автоматизации процесса казни оборудовали отдельный барак, где пленных убивали выстрелом в затылок.


Колонна военнопленных движется через мост в Первомайске Николаевской обл., 1941. Фото: waralbum.ru
Колонна военнопленных движется через мост в Первомайске Николаевской области. 1941 год. Фото: waralbum.ru


Массовые казни красноармейцев происходили и в концлагерях Маутхаузен, Дахау, Флоссенбюрг и Аушвиц. Администрация каждого лагеря придумывала свой метод убийства: выстрелы в затылок, расстрелы на полигонах, смертельные инъекции...

Однако наиболее изобретательными оказались эсэсовцы Аушвица. Они оборудовали помещение, где заперли нескольких "комиссаров" и впустили туда синильную кислоту (коммерческое название – "Циклон-Б"). Это было первое применение газовых камер для массового убийства людей.

Уничтожение военнопленных в концлагерях продолжалось до мая 1942 года. К тому времени эсэсовцы успели убить около 40 тыс. "комиссаров" Красной армии.


Истребление трудом


Когда немецкая военная экономика ощутила нехватку работников, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер увидел в военнопленных почти неисчерпаемый источник дармовой рабочей силы. Так родилась идея "истребления трудом" врагов Рейха. 31 октября 1941 года использование рабского труда военнопленных санкционировал фюрер.

Приток людей привел к разрастанию системы концлагерей. Имеющиеся лагеря Нойенгамме, Бухенвальд, Флоссенбюрг, Гросс-Розен, Заксенхаузен и Дахау выделили отдельные зоны для содержания военнопленных. В придачу руководство СС создало три новых лагеря исключительно для красноармейцев: Майданек, Аушвиц-Биркенау и Штуттхоф.


Красноармейцы в немецком лагере для военнопленных. Фото из Архива Центра исследований освободительного движения
Красноармейцы в немецком лагере для военнопленных. Фото из Архива Центра исследований освободительного движения


Для трудовой эксплуатации в концлагеря отправили 27 тыс. советских военнопленных. И большинство из них уже было настолько истощено, что оказалось непригодным к любой физической работе. Из-за плохих условий, болезней и голода подавляющее большинство пленных умерло до конца 1941 года. В том же Аушвице из почти 8 тыс. человек к началу января 1942 года погибло 80%. В Гросс-Розене из 2,5 тыс. на конец января 1942 года осталось лишь 89 живых.

Весной 1942 года все военнопленные, предназначенные для работы, получили статус обычных узников концлагерей. Из 27 тыс. человек на то время выжили только 5 тыс. Всего к концу войны умерло до 400 тыс. военнопленных, депортированных в концентрационные лагеря.


Генерал-майор Семен Ткаченко


В ночь на 2 февраля 1945 года эсэсовцы концлагеря Заксенхаузен вывели на плац 150 заключенных якобы для эвакуации. Пленники поняли, что сейчас их поведут на казнь, поэтому бросились на конвоиров, не желая покорно идти на смерть. Среди смельчаков-смертников не выжил никто. В числе погибших оказался и генерал-майор Семен Ткаченко.

Будущий генерал родился в 1898 году в слободе Плахтеевка (сейчас входит в состав города Днепр). В 1913 году семья переселилась в Тобольскую губернию. Первый боевой опыт он получил на фронтах Первой мировой и Гражданской войн в России на стороне красных.

С января 1940 года Ткаченко командовал 44-й Киевской Краснознаменной дивизией имени Щорса. С началом нацистской агрессии дивизия действовала в составе 12-й армии Юго-Западного фронта, обороняла карпатские перевалы от венгерско-германских войск. С тяжелыми боями дивизия отступала через Станислав (Ивано-Франковск), Гусятин, Хмельник, Винницу, Липовец на Умань.


Семен Ткаченко. Источник: "Википедия"
Семен Ткаченко. Фото: wikipedia.org


22 июля под Липовцом в Винницкой области бойцы Ткаченко разбили словацкую “Скорую бригаду”, которая воевала на стороне Германии. Но совсем скоро 44-я дивизия вместе с другими соединениями 12-й армии попала в так называемый Уманский котел. 3 августа в ходе тяжелых боев за Новоархангельск Кировоградской области штаб дивизии был разгромлен, а управление полками потеряно. 7-го или 8 августа 1941 года в районе села Подвысокое оккупанты взяли в плен раненого генерала Ткаченко.

В неволе Ткаченко сначала выдал себя за рядового, после чего сумел сбежать. До конца августа он проживал в городе Узин в Киевской области. Однако 2 сентября 1941 года полевая жандармерия арестовала генерала и посадила в дулаг №170 в Белой Церкви. Затем Ткаченко перевели в Житомир в дулаг №201, потом – в шталаг №358. Дальше его путь пролегал через офлаг XI-A во Владимире-Волынском к офлагу XIII-Д в городе Хаммельбург в Германии. К концу октября 1941 года в лагере собрали 12 пленных советских генералов.

Постепенно в хаммельбургском офлаге пленный генералитет раскололся на две группы. Первая группа под руководством генерала Федора Трухина согласилась на коллаборацию с оккупантами. Вторая – во главе с генералом Иваном Никитиным – пыталась организовать сопротивление администрации лагеря.

Хотя Ткаченко был одним из тех, кто наиболее резко обвинял Сталина в поражениях в начале немецко-советской войны, на сотрудничество с нацистами он не пошел.

С января по июнь 1942 года генерал Ткаченко возглавлял подпольный комитет, который занимался подготовкой к побегу. Однако осенью 1942 года гестапо узнало о планах узников-подпольщиков. 10 февраля 1943 года генерала арестовали. В тюрьме города Нюрнберг Ткаченко и его соратников пытали, но они не дали никаких показаний.

Так он стал пленником №3068 концентрационного лагеря Флоссенбюрг. По 12 часов в день на протяжении семи месяцев он работал на каторге в каменоломне. В этом лагере Ткаченко также входил в состав подпольной организации. Вот что его товарищ написал в своих воспоминаниях о жизни в лагере:  

"...Тяжелые непосильные работы на каменоломне (12 часов в день), голод, избиения, травля собаками, виселицы, расстрелы – люди не выдерживали и шли на проволоку, чтобы эсэсовцы убили с вышки, вешались на своих ремнях, сходили с ума, заживо падали мертвыми. Несмотря на эти жуткие условия Семен Акимович всегда оставался бодрым и честным человеком".

26 октября 1943 года Ткаченко перевели в концлагерь Заксенхаузен под №72153. В этом лагере также действовала интернациональная подпольная организация под руководством пленного генерал-майора Александра Зотова. И в этом лагере Ткаченко присоединился к заговорщикам, которые готовили план вооруженного восстания. Но Семену Ткаченко не суждено было увидеть свободу. Даже в концлагере он не сломался, а погиб в бою как настоящий солдат.


Политрук, партизан, артиллерист Нури Халилов


Крымский татарин с первых дней был на фронте, попал в немецкие лагеря, а потом – в советский. Сталин "отблагодарил" его, как и 200 тыс. его земляков, почти полувековой депортацией.

Нури Халилов родился в 1917 году в селе Тав-Даир (сейчас Лесноселье Симферопольского района) в Крыму. Окончив в 1939 году исторический факультет Крымского педагогического института, молодой специалист работал школьным учителем истории в городе Саки.

В декабре того же года Халилова призвали в ряды Красной армии. Он служил политруком 3-й пулеметной роты 128-го полка 29-й мотострелковой дивизии. Накануне войны занимал должности начальника полковой библиотеки и заместителя начальника клуба.


Нури Халилов. Источник: Халилов Н. Долгая дорога домой. Воспоминания крымского татарина об участии в Великой Отечественной войне. 1941-1944 (Москва, 2016).
Нури Халилов. Фото из книги "Халилов Н. Долгая дорога домой. Воспоминания крымского татарина об участии в Великой Отечественной войне. 1941–1944"


В первых же боях с нацистами в Западной Беларуси дивизия потерпела сокрушительное поражение. Халилов и другие уцелевшие воины отправились по домам.

Под городом Армянск в декабре 1941 года его поймали полицаи и отправили в лагерь для военнопленных в Чаплинке. Далее его перевозили в лагеря Берестова, Херсона и Николаева. После николаевского шталага №364 в 1942 году Халилова перевели на хозяйственные работы, а в конце года освободили. Немцы практиковали освобождение пленников крымскотатарского происхождения.

Однако бывший военнопленный в родительском доме не засиделся. 30 октября 1943 года Нури Халилов ушел в партизаны. Воевал в рядах 21-го отряда 5-й бригады Северного партизанского соединения, которое действовало в верховьях реки Бурульчи в окрестностях города Яман-Таш. В боях он лично уничтожил 20 немецко-румынских оккупантов.

С апреля 1944 года Халилов – артиллерист на 4-м Украинском фронте, участвовал в боях за Севастополь. Но уже 18 мая прямо из армии его направили в проверочный лагерь НКВД №187 в Феодосии, затем – в лагерь №258 под Харьковом. Победу над нацистской Германией красноармеец и партизан Нури Халилов встречал за "родной" колючей проволокой.

В июле 1945 года Халилова депортировали в Узбекистан. Его мать и сестра умерли в депортации сразу после войны. Вместе с женой и ее родителями Нури Халилов проживал в Ташкенте, где, как и другие крымцы, подвергался травле. На родину он смог вернуться только в 1989 году. Нури Халилова признали "Человеком года – 2007" и почетным гражданином города Саки. Умер в 2009 году.


Морской пехотинец, политрук Михаил Бацула


Выпускник Ленинградского военно-морского политического училища Михаил Бацула родился в 1917 году в селе Зозовка Винницкой области. Служил младшим политруком пулеметной роты Дунайской военной флотилии. В составе 2-го батальона 8-й бригады морской пехоты оборонял от нацистов Севастополь. Во время боев на Сапун-горе получил 10 ранений, из них три тяжелых, однако от стационарного лечения каждый раз отказывался. В феврале 1942 года отважного морпеха досрочно повысили до звания политрука.


Михаил Бацула. Фото из фондов Национального музея истории Украины во Второй мировой войне
Михаил Бацула. Фото из фондов Национального музея истории Украины во Второй мировой войне


6 июля 1942 года политрук Бацула получил контузию и попал в плен. Сначала его удерживали в пересыльном лагере "Куликово поле" в Севастополе. "Куликово поле". Солнце палит невыносимо. Раны ноют. Воды ни капли. Четверо суток ничего не ели. Раньше было не до еды. А теперь хотел бы, и нет", – так описал лагерный быт политрук. 

В сентябре 1942 года Бацулу этапировали в Германию. За активное участие в подполье шталага №326 (Северный Рейн-Вестфалия) 14 мая 1943 года боец попал в концлагерь Бухенвальд. Там он работал в команде "Бау-3" (подразделение фуражной колонны) и на оружейном заводе "Густлов-верке". В концлагере политрук Бацула снова взялся за организацию сопротивления среди советских военнопленных.

10 апреля 1945 года узников Бухенвальда эсэсовцы выгнали на "марш смерти" – эвакуацию в другие лагеря. 6 мая возле чешского города Трир Бацула вместе с группой других заключенных сбежал и присоединился к местным партизанам. По возвращении в СССР Михаил Бацула прошел государственную проверку в СССР, а в 1947 году демобилизовался. В мирное время работал на заводе "Червоний гумовик" в Киеве. Умер в 2000 году.


Капитан Владимир Шепетя


Из горящего самолета выпрыгнул парашютист. Но во время приземления он получил травму и попал в плен. Таким образом 22 ноября 1943 года началась лагерная эпопея капитана Владимира Шепети, который не мирился с положением бесправного узника и дважды совершил попытку побега.


Владимир Шепетя. Фото: 20 Block Serkez / Facebook
Владимир Шепетя. Фото: 20 Block Serkez / Facebook


Владимир Шепетя родился в 1913 году в селе Федоровка Карловского района Полтавской области. Выпускник Воронежского военного авиационного училища, он с июля 1941 года принимал участие в боевых действиях на Юго-Западном фронте как командир авиазвена и авиаэскадрильи.

С октября 1942 года Шепетя – капитан, помощник командира 874-го штурмового авиационного полка 16-й воздушной армии Центрального (Белорусского) фронта.

В 1943 году неподалеку от белорусского города Гомеля самолет Шепети сбили немецкие зенитки, а он сам с переломанными ногами попал в плен. Капитан так вспоминал те события: "Как мешок меня бросили в грузовую машину, а в бобруйской тюрьме – на сырой цементный пол. Около месяца – без всякой медицинской помощи. Кормили один раз в сутки супом из неочищенной картошки и 100 г хлеба". 

С начала 1944 года Шепетю содержали в лагере для военнопленных в городе Лицманнштадт (сейчас Лодзь в Польше). Летчик организовал десятерых советских офицеров. В течение двух недель железными мисками они прорыли 20-метровый подземный тоннель за пределы лагеря. Однако накануне бегства произошел обвал. Шепетю отправили в шталаг VII-A города Мосбург в Баварии.


Лагерное фото капитана Владимира Шепеті, напечатано в спецвыпуске немецкого бюллетеня уголовной полиции. Центральный архив Министерства обороны РФ
Лагерное фото капитана Владимира Шепети, напечатанное в спецвыпуске немецкого бюллетеня уголовной полиции. Фото из Центрального архива министерства обороны РФ


Из Мосбурга капитану Шепете в июне 1944 года удалось сбежать. Более 30 ночей шел он на восток, но в городе Будвайс (ныне – Ческе-Будеевице) его поймали. Шепетю приговорили к смертной казни, которую должны были выполнить в концлагере Маутхаузен.

Этот лагерь нацисты основали в горной местности аннексированной Австрии в 1938 году. К концу Второй мировой войны это была целая система, куда входило 50 лагерей по всей австрийской территории. Самые известные сублагеря Маутхаузена – Гузен, Линц и Эбензее. Каждый из них имел собственные филиалы.

Рабский труд заключенных использовался в основном в гранитных каменоломнях в пользу добывающего предприятия DEST, которое было в ведении СС. С 1943 года узников начали привлекать и к работе в военной промышленности – к сборке ракет "Фау-2", боевых самолетов, танков и так далее. Каторжный труд в гранитных карьерах Маутхаузена был образцовым воплощением нацистской концепции "истребления трудом".


Каменоломня – основное место “истребление через труд” узников Маутхаузена. Фото: waralbum.ru
Каменоломня – основное место “истребления трудом” узников Маутхаузена. Фото: waralbum.ru


Через Маутхаузен прошло 320–335 тыс. человек из более чем 30 стран Европы, Азии и даже Америки. Среди них по меньшей мере 122 тыс. погибло. Заключенные советские граждане (свыше 32 тыс.) больше всего были представлены остарбайтерами. На втором месте были военнопленные, далее – политические заключенные. 

Весной 1944 года на территории Маутхаузена построили блок №20, который располагался изолированно от остального лагеря. Барак окружали 2,5-метровая стена с колючей проволокой и пулеметные вышки. Туда для медленной смерти бросали военнопленных, которые бежали из других лагерей. С марта 1944-го по февраль 1945 года в "блок смертников" депортировали около 4,7 тыс. человек, из которых 4,3 тыс. были красноармейцами. Именно в этом блоке с августа 1944 года удерживали Шепетю под №5861.

"Один раз в сутки – полмиски свекольного супа и 100 г хлеба-эрзац, в летние жаркие дни в суп бросали много соли, а пить не давали. В блоке свирепствовали дизентерия, рожа [воспаление кожи] и какая-то кожная болезнь, от которой все тело было в чиряках. О медицинской помощи не могло быть и речи. Тех, кто не мог стоять на ногах, сажали на политую водой землю, тех, кто не мог сидеть, живьем несли в крематорий концлагеря. Два раза в день в блок приходили эсэсовцы и, несмотря на грязь, на снег, подавали команду "ложись" и топтались по нашим телам, били палками, носками сапог. Вместе с ними то же самое делал и шеф блока. Потом всех нас строили, выводили из строя, кого хотели, и убивали".

Из воспоминаний капитана Владимира Шепети

От издевательств, голода, холода, болезней и самовольных расстрелов большинство пленных погибло. Под конец января 1945 года в блоке осталось около 570 человек. В отчаянии смертники решились на бунт и побег. К организаторам присоединился и Шепетя. "Снега было выше колен. Мы все босые и без головных уборов. Охрана пустила в действие пулеметы, автоматы и овчарок", – вспоминал капитан.

В ночь с 1-го на 2 февраля 1945 года при температуре воздуха -8 °C 500 заключенных-красноармейцев с помощью огнетушителей и камней ликвидировали эсэсовцев на башнях, устроили короткое замыкание на ограждении и перелезли через стену.

Администрация Маутхаузена мобилизовала силы СС, полиции, фольксштурма и местных охотников, чтобы поймать беглецов. Поисковую операцию назвали "Охота на зайцев в округе Мюльфиртель".

Почти все мятежники либо погибли, либо были схвачены и казнены. Убежать и выжить удалось лишь нескольким десяткам человек. Пятеро из них – уроженцы Украины: Владимир Шепетя, Иван Битюков, Михаил Рыбчинский, Иван Сердюк и Николай Цемкало.

25 дней капитан Шепетя двигался к позициям Красной армии, пока вблизи города Линца его снова не схватила полиция. Он придумал себе легенду и новую фамилию. Поэтому его посадили в лагерь военнопленных города Пуппинг (Австрия), где он находился до освобождения армией США. Затем Шепетю репатриировали на родину. Он прошел государственную проверку и восстановился на своей должности в авиаполке.

Демобилизовался Владимир Шепетя в 1945 году. После войны жил в Полтаве, работал старшим товароведом Полтавского промкомбината. Умер в 1988 году.


Бывшие военнопленные Николай Цемкало и Михаил Рыбчинский (стоят 2-й и 5-й слева) в окружении австрийской семьи Лангталерів, которая предоставила им убежище после бегства из 20-го блока концлагеря Маутахузен, 1945. Фото из книги "Украинские узники концлагеря Маутгаузен: Свидетельства тех, кто выжил"
Бывшие военнопленные Николай Цемкало и Михаил Рыбчинский (второй и пятый слева в верхнем ряду) в окружении австрийской семьи Лангталеров, которая предоставила им убежище после бегства из 20-го блока концлагеря Маутхаузен в 1945 году. Фото из книги "Украинские узники концлагеря Маутгаузен: Свидетельства тех, кто выжил"


Авторы проекта:

Игорь Бигун, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения

Владимир Бирчак, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения

Олеся Исаюк, Phd, научная сотрудница Национального музея-мемориала "Тюрьма на Лонцкого"

Команда:

Зоя Бойченко, Владимир Вятрович, Петр Клим, Андрей Когут, Леонид Криницкий, Анна Олейник, Елена Шарговская, Виктория Яременко, Назар Ясиневич, Ярина Ясиневич.

Консультанты:

Мария Вуйцицкая, Светлана Гуркина, Юрий Данилец, Евгений Завгородний, Виталий Нахманович, Татьяна Пастушенко, Михаил Тяглый.

Организаторы:

Украинский институт национальной памяти

Центр исследований освободительного движения

Национальный музей истории Украины во Второй мировой войне

Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Национальный музей-мемориал жертв оккупационных режимов "Тюрьма на Лонцкого".

 
Голод, каторга, пуля. Военнопленные в лагерях Третьего рейха
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения продолжают серию спецпроектов, посвященную украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года, в День памяти и примирения, возле Главного почтамта в Киеве и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В предыдущих публикациях были представлены история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках, рассказ о женщинах-узницах,  о священниках, которые оказались за колючей проволокой, а также о том, какие испытания выпали на долю украинских националистов, попавших в концлагеря. В этой части цикла – истории об участи военнопленных.
“Мы по лагерям и тюрьмам”: украинские националисты в немецких концлагерях
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года, в День памяти и примирения, возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках, во второй – рассказ о женщинах-узницах, в третьей – о священниках, которые оказались за колючей проволокой. В этой части цикла – истории украинских националистов, попавших в немецкие лагеря.
Украинские священники в нацистских концлагерях
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года, в День памяти и примирения, возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках, во второй – рассказ о женщинах-узницах, как они выживали и поддерживали друг друга в заключении. В этой части цикла – истории священников, которые оказались за колючей проволокой. 
Невольницы за колючей проволокой: украинки в концлагерях Третьего рейха
Издание "ГОРДОН" и Центр исследований освободительного движения подготовили спецпроект, посвященный украинцам, прошедшим через нацистские концентрационные лагеря. В основе серии публикаций – материалы выставки "Триумф человека", которая открылась 8 мая 2018 года в День памяти и примирения возле Главного почтамта в Киеве, и работала до 23 августа. Научные сотрудники Центра исследования освободительного движения в сотрудничестве с партнерами собрали уникальные материалы о людях, прошедших тяжелейшие испытания, но не потерявших человеческое достоинство. В первой публикации представлена история создания концентрационных лагерей, сведения о лагерном быте и порядках. Во второй публикации цикла – рассказ о женщинах, которые прошли жестокие испытания в концентрационных лагерях, история их взаимовыручки и сопротивления. Среди узников концлагерей женщин было меньше, чем мужчин, но их судьба была иногда страшнее мужской.