ГОРДОН
 
 

Судья Емельянов заявил, что практическая часть конкурса на должности в Верховном Суде превратилась в "тест на каллиграфию"

Судья Высшего хозяйственного суда Украины Артур Емельянов считает, что теоретическая часть конкурса на должность судьи Верховного Суда показала объективную картину знаний кандидатов, а практическую назвал "провалом".

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Артур Емельянов: Общество в целом не должно "проиграть" этот конкурс, потому что второго шанса не будет
Артур Емельянов: Общество в целом не должно "проиграть" этот конкурс, потому что второго шанса не будет
Фото: Артур Ємельянов / Facebook

Конкурс на должность судьи Верховного Суда вызывает ряд вопросов, которые делают сомнительными результаты, хотя провальным его назвать нельзя. Об этом заявил в своей статье для издания "Ракурс" судья Высшего хозяйственного суда Украины Артур Емельянов.

При достаточной подготовке теоретическую часть конкурса можно было пройти успешно, пишет автор, ссылаясь на впечатления своих коллег, принявших участие в тестировании.

"Несмотря на то, что около 10% вопросов были сформулированы некорректно – в частности, предполагали несколько правильных вариантов ответа, – времени для подготовки ответов было достаточно. Общая оценка большинства участников такова: тестирование было довольно корректным, а итоговый балл вполне соответствовал реальному положению дел. В тех случаях, когда тестируемые сами знали слабые места по некоторым ответам, это вполне коррелировало с баллами, полученными ими в итоге, а потому не вызывало сомнений в объективности", – отметил судья.

При этом он подверг критике практическую часть конкурса.

"Как и предполагалось (а такие опасения неоднократно высказывались ранее), пяти часов оказалось недостаточно для написания судьей постановления, которое должно отражать доскональное понимание сложной фабулы, целостный анализ соответствующего законодательства. Ведь материалы дела – это 70 с лишним страниц текста, процессуальные документы, события и выводы, ставшие предметом анализа предыдущих судебных инстанций, не исследовав которые невозможно было выносить решение. Только на изучение этого материала уходило два – два с половиной часа. А ведь для того, чтобы высший суд рассмотрел дело, ему отводят месяц – на подготовку заседания, его проведение, вопросы", – пишет Емельянов.

Он добавил, что сегодня никто не пишет решения суда вручную, и для конкурса можно было найти 600 компьютеров с доступом к законодательной базе.

"Таким образом, если тестирование не вызвало особых вопросов в части порядка проведения, то практическое задание – это провал. Сложилось впечатление, что это был тест на каллиграфию, а не проверка мыслительных процессов и способности кандидатов выполнять государственные функции высшего судебного органа", – подчеркивает автор.

Емельянов также отметил, что "некоторые кандидаты вообще не заглядывали в материалы дела, а через пять минут после старта конкурса начали писать – и сразу на чистовик".

"Это были неединичные случаи, и я уверен, что все они зафиксированы камерами видеонаблюдения и прессы. Кроме того, "незамеченными" остались факты продолжительного отсутствия в зале кандидатов, проходящих тестирование, причем речь шла не о 10–15 минутах, а о гораздо более длительном промежутке времени", – добавил он.

Проходной балл и методика оценивания не были заранее определены, и это судья считает признаками субъективного подхода.

"Оставляя себе право определять его "в процессе", организаторы конкурса предоставили себе еще одну прекрасную возможность для мало чем ограниченного "собственного усмотрения", – пишет он. – Таким образом, превалировать заведомо будет личностный фактор членов комиссии".

Судья добавил, что "не стал бы говорить о дискредитации конкурса в целом", и что его объективный результат станет понятен, когда будет представлен новый состав Верховного Суда.

"Над этапами конкурса, поддающимися объективной оценке, преобладает широчайшее усмотрение членов ВККСУ (Высшая квалификационная комиссия судей. – "ГОРДОН"), их ничем не подкрепленные оценочные суждения. Все это таит в себе реальную опасность. И дело тут не в отдельных кандидатах – общество в целом не должно "проиграть" этот конкурс, потому что второго шанса не будет. Если сегодня в Верховный суд не придут те, кто готов противостоять любому незаконному влиянию, то завтра в стране произойдет коллапс. Люди поднимутся и устроят суд Линча и над судьями, которые выносят несправедливые решения, и над теми политиками, которые поспособствовали этому", – заявил Артур Емельянов.

Сам он принять участие в конкурсе не смог: Высшая квалификационная комиссия судей его не допустила. Судья назвал это решение незаконным и политическим и заявил о подаче иска в административный суд.

В 2010–2014 годах Артур Емельянов был заместителем председателя Высшего хозяйственного суда Украины. В сентябре 2015-го он прошел люстрационную проверку.

В октябре 2016 года Генпрокуратура объявила Емельянову о подозрении во вмешательстве в автоматизированную систему распределения дел между судьями.

17 ноября Печерский районный суд Киева отклонил ходатайство Генпрокуратуры об изъятии залога в 1,5 млн грн, назначении нового залога в 5 млн грн и применении для судьи электронного браслета, 7 декабря было отклонено еще одно ходатайство, об увеличении залога до 7 млн.

В январе Высший совет правосудия отстранил Емельянова от должности. Судья заявил, что совет "не устоял перед шантажом Генпрокуратуры". 2 марта Высший административный суд Украины признал незаконным отстранение Емельянова от должности судьи.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 
 
 
 

Публикации

 
все публикации