Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Фокин: Мира нет и не может быть. Покончить с войной может только новая, не запятнавшая себя, пользующаяся доверием народа, власть

В колонке для издания "ГОРДОН" экс-премьер-министр Украины Витольд Фокин размышляет о причинах кадровой деградации в управлении государством и способах остановить войну на Донбассе, почему вера, армия и язык не помогают объединению нации, а также о том, почему, по его мнению, украинцы потеряли шанс доказать, что могут жить своим умом и в покровителях не нуждаются.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Фокин: Прийти к власти на штыках можно, но удержаться на штыках едва ли
Фокин: Прийти к власти на штыках – можно, но удержаться на штыках – едва ли
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Витольд ФОКИН
первый премьер-министр Украины

В августе прошлого года Украина помпезно отметила годовщину своей независимости: 27 лет тому назад на картах мира появилось новое государство, имеющее свою тысячелетнюю историю, здоровые славянские корни, оригинальный выразительный язык, самобытную национальную культуру. Государство имело успешно развивающуюся экономику, многоотраслевой агропромышленный комплекс, поступательно растущие социально-экономические стандарты. Все это позволяло в обозримом будущем занять достойное место в содружестве европейских народов.

Украина была самодостаточна, свободна от каких бы то ни было долговых обязательств и, что особенно важно, – независима в выборе путей, ведущих к могуществу, богатству и процветанию. Ничья воля не довлела над субъектами государственной власти, нас было 52 миллиона, мы были амбициозны, близки к реализации извечной национальной идеи – быть на своей земле хозяином. На своей. Украинцев, как бы их ни называли: малороссы, хохлы, схизматы, гречкосеи, – никогда не соблазняла чужая земля, потому, наверное, что лучше своей и на свете нет.

За всю историю Украина никогда не выступала в качестве агрессора, захватчика, колонизатора. Ее народ веками стремился к миру, к своей государственности, обретал ее и снова терял по чужой воле или в силу своей непостижимой ментальности. Но время пришло, Украина стала суверенной, независимой, демократической, правовой державой. По крайней мере, именно так записано в ее Конституции. Факт этот признали и приветствовали практически все страны мира, сопредельные государства выразили готовность сотрудничать и дружить с нами.

Украинцев везде встречали приветливыми улыбками, высоким был авторитет наших дипломатических миссий. Все складывалось удачно, народ был сплочен идеей государственного строительства, отдельные проявления ностальгии и нигилизма были случайны и "обедню не портили". Лица людей светились радостью и надеждой, в составе Украины был роскошный, субтропический Крым, сиял огнями великий индустриальный труженик Донбасс, в Донецке, на улице Артема, до поздней осени цвели розы и никто не знал, что такое "Новороссия" и "русский мир".

МВФ не монстр, но и не благотворительная организация, он – ростовщик, лишенный всяких сантиментов, дающий деньги "в рост", в этом его природа и суть

Избавившись от мелочной опеки и идеологического патернализма, Украина получила реальные возможности доказать всем, что может жить своим умом и в покровителях не нуждается. Сейчас этот шанс бесповоротно утерян. Почему? Причин много, но ответ, на мой взгляд, один: не нашлось национального героя, лидера, способного сплотить вокруг себя патриотов-единомышленников, компетентных, образованных, морально чистых сподвижников, для которых интересы Отечества были бы выше личных и клановых, а тот, кто за такого себя выдавал, на поверку оказывался Лжедмитрием, способным увлечь людей заманчивыми обещаниями, столкнуть их лбами, получить доступ к государственной казне и, пышно отпраздновав свой первый неправедный миллиард, пристроить его в офшорной зоне.

Не нашлось и организованной политической силы, которая без колебаний стремилась бы к извечной национальной мечте – сделать Украину реально независимым государством, а ее народ – единственным субъектом власти.

Время было сложное: слишком много появилось соблазнов, избавляющих от необходимости напряженно работать, реформировать и развивать экономику в соответствии с объективными законами свободного рынка. Со всех сторон поступали заманчивые предложения по оказанию финансовой помощи на очень выгодных льготных условиях, вплоть до беспроцентных кредитов. Но ведь недаром говорят в Одессе: "Берешь в долг чужие деньги на время, а отдаешь свои и навсегда". Правительство 1991–1992 годов устояло, было уверено в собственных силах и не взяло в долг ни цента.

Те, кто пришел к власти в конце 1992 года, не раздумывая долго, "клюнули" на предложения мировых банкиров, забыв, что "бесплатный сыр только в мышеловке", которая, как и полагается, сейчас же захлопнулась, в Украине повеяло дефолтом. И ничего в этом неожиданного или коварного нет, все в порядке вещей.

МВФ не монстр, но и не благотворительная организация, о нем не скажешь хороший или плохой, друг или враг, он – ростовщик, лишенный всяких сантиментов, дающий деньги "в рост", в этом его природа и суть. Ведь не удивляет нас, что собака лает, а корова мычит?

Бессмысленно и непристойно восстанавливать общественное мнение против МВФ, называя его рабовладельцем. Не Мишель Камдессю, не Кристин Лагард виноваты в повышении тарифов на газ. Отвечать за это, когда придет время, будут те, кто бездумно и небескорыстно подписывал долговые обязательства, кто полученные деньги безудержно транжирил, кто разворовал и проел их, не создав ни одного рабочего места в производственной сфере.

Вспомните заявление Яценюка: казна пуста, осталось всего 108 тыс. гривен, валютного резерва нет, долговые обязательства режима Януковича не признаем. Конечно, он бессовестно лгал. От общей суммы траншей, полученных Украиной за 25 лет, 48,6% получено за последние четыре года (за 25 лет сотрудничества с МВФ Украина получила $31,3 млрд. В том числе с 2015 по 2017 год – $13 млрд. В декабре 2018 году МВФ выделило $1,4 млрд по новой программе сотрудничества в формате stand-by. "ГОРДОН"). И где они? Только осенью 2018 года выпущено еврооблигаций на $2 млрд под почти 10% годовых! В 2028 году отдавать придется $4 млрд. При этом ни цента не предусматривается на создание рабочих мест.

Почему губительная кадровая политика правительства не привлекает внимания общественности? Где же ваша национальная гордость, господа патриоты, активисты, волонтеры?

27 лет тому назад более 90% населения проголосовали за независимость Украины, избрали президента, было сформировано первое правительство. Те, кто закладывал фундамент украинской государственности, уже старики, а многих и нет… Наше поколение уходит, таковы законы природы и не об этом печаль. Больно сознавать, что, уходя, мы не оставляем после себя достойных наследников, способных довести начатое нами дело до успешного завершения. Человек, чье имя в незнакомой компании произносить не безопасно, еще в 1935 году сказал: "Кадры решают все, а не кобылы и машины!". С этим трудно не согласиться. Вопросы подбора, подготовки и расстановки кадров всегда были предметом особого внимания органов власти. В человеке превыше всего ценились профессионализм, деловитость, гражданская позиция, духовные и нравственные качества. Решительно пресекались кумовство и семейственность, протекционизм и лоббизм, бытовая распущенность, посягательство на государственную собственность.

Сегодня эти антиобщественные явления стали нормой повседневной жизни. Что происходит со страной? В моих словах не ищите даже тени ностальгии, хотя в этом и нет ничего зазорного, всем старым людям прошлое кажется лучше, чем это было в реальной жизни. Я не склонен лакировать действительность, общество и тогда было далеко не идеальным: были подлецы и жулики, дураки и расхитители, карьеристы и приспособленцы: просто их было меньше, несоизмеримо меньше, а все познается в сравнении. Когда узнаешь об очередных кадровых назначениях во властных структурах, начинаешь понимать причину деградации общества и глубокого кризиса в экономике.


Фокин: Покончить с войной может только новая, не запятнавшая себя, пользующаяся доверием народа, власть
Фокин: Покончить с войной может только новая, не запятнавшая себя, пользующаяся доверием народа, власть. Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


Кто только нами ни руководил: деревенская учительница из Грузии, недоучившаяся медсестра и скромный бухгалтер из Америки, музыкант из Польши, шустрая компания изгнанного из своей страны президента, баскетболист из Литвы, чиновник из НАТО с приставкой "экс", даже отставной сенатор США. И все они занимали ключевые должности. Что уж говорить о распространившихся назначениях на вторые (а сейчас уже и на первые) роли смазливых, не обремененных специальным образованием девиц и недорослей из семейного клана.

Почему с таким оскорбительным неуважением относятся власти к отечественным специалистам? Откуда такая пылкая любовь к пришельцам? Думаете, те, кто "заброшен к нам по воле рока на ловлю счастья и чинов" перестанут нас презирать и полюбят Украину? Будут верой и правдой служить ей? Почему губительная кадровая политика правительства не привлекает внимания общественности? Где же ваша национальная гордость, господа патриоты, активисты, волонтеры? Почему смирились с этим свободовцы, шумные радикалы, правосеки, члены организации "Национальный корпус"?

Разве вам не интересно выяснить, почему господин Гройсман грудью бросается на амбразуру, защищая ненавидящую людей, абсолютно непригодную для исполнения обязанностей министра здравоохранения Ульяну Супрун? Все становится яснее ясного, если предположить, что не Гройсман Супрун, а наоборот, – Супрун держит Гройсмана на должности, так как, с точки зрения американских друзей Украины, пани Ульяна гораздо более ценный работник, усердно выполняющий особо деликатные поручения, для чего и была отправлена в нашу страну в самый ответственный период Майдана. Косвенно подтверждает это и МИД, который делает вид, что не знает о наличии у Супрун двух, а может и более, паспортов, даже после того, как она сама в этом призналась.

А чем занимаются члены Кабинета Министров сегодня, с учетом почти полного отсутствия в стране государственной собственности? Ведь от них ничего не зависит, они ни на что не влияют, ни за что не отвечают

Сегодня кадровый потенциал Украины асимптотически приближается к нулю, а ведь не так уж давно Украину называли кузницей кадров. У руля государственной власти стояли наши земляки, индустриальными гигантами управляли украинские специалисты, геологи из Полтавы и Харькова открыли и обустроили уникальные месторождения углеводородов в Западной Сибири, выдающиеся деятели науки и культуры, прославленные полководцы и конструкторы, писатели, художники, музыканты, спортсмены и артисты были из Украины. В те времена человек с неоконченным полусредним образованием и сомнительным дипломом рассчитывать на успешную карьеру не мог.

Мне, выросшему в злыднях безбатченку, судьбой было предназначено стать последним председателем Совета Министров УССР и первым премьер-министром Украины независимой. Каким был состав Кабинета! Владимир Пехота, Константин Масик, Анатолий Зленко, Анатолий Минченко, Александр Коваленко, Виктор Антонов, Лариса Хоролец, Олег Слепичев, Юрий Спиженко, Владимир Борисовский, Владимир Прядко, Андрей Василишин – назвать всех не могу, но и те, кого я не назвал, заслуживают глубокого уважения и благодарности.

В составе Кабинета не было ни одного случайного или назначенного по политическим мотивам человека, ни одного иностранца. Все без исключения были специалистами высшего разряда, профессионалы до мозга костей. Никто не знал так глубоко проблемы соответствующей отрасли, как министр и его инженерно-экономический штаб – коллегия министерства. Вопросы развития отрасли, создание производственной и материально-технической базы, программа строительства, модернизации основных и производственных фондов, транспорт, зарплата, жилищное строительство, коммунально-бытовые условия... – далеко не полный перечень функций, возложенных на плечи министра и его заместителей.

А чем занимаются члены Кабинета Министров сегодня, с учетом почти полного отсутствия в стране государственной собственности? Ведь от них ничего не зависит, они ни на что не влияют, ни за что не отвечают. Зачем же вам, господа, с позволения сказать, министры, столько советников, экспертов, референтов, помощников, пресс-секретарей, консультантов и прочее? Сами-то вы что-нибудь умеете? Что вы любите, кроме денег? Что вы знаете, кроме английского языка? Что можете, кроме как плести интриги друг против друга? Впрочем, ответ ясен, если правда, что исполняющей обязанности министра здравоохранения неведома разница между сывороткой и вакциной. На нашу беду, инфантилизм и некомпетентность – основной признак многих членов Кабинета Владимира Гройсмана.

С настоящей, идейной, конструктивной оппозицией я как раз ладил. Мы были разными, но все – государственниками и стремились к одной цели

Первое правительство независимой Украины ценой больших усилий и напряженного труда справилось со сложнейшей, не имевшей аналогов в прошлом, задачей по разделу имущества, нажитого совместно с союзными республиками СССР. Менее чем за два года были радикально переориентированы основные финансовые, сырьевые и материальные потоки; внесены изменения в Единую систему энергообеспечения; оптимизированы экспортно-импортные операции; найдены эквивалентные значения цен; пересмотрены и перезаключены торгово-экономические договоры между смежниками, разделенными теперь уже государственными границами; на принципиально новой основе пересчитаны сотни межотраслевых балансов с учетом изменений в ценовой политике и в выборе партнеров.

На министерства и ведомства, прежде всего на Министерство экономики, созданное на основе бывшего Госплана, свалился непомерный груз неведомых ранее задач, и только высочайшая квалификация, добросовестность и опыт специалистов позволил с ними справиться. А ведь наряду с этим нужно было разработать программу последовательного перехода от планово-директивной экономики к свободной, рыночной, разработать методологию разгосударствления и приватизации, успеть провести переоценку основных и производственных фондов, установив, вместо условной балансовой, реальную их стоимость. Кабинет Министров старался не допустить стихийного присвоения народного достояния. К сожалению, нам удалось только затормозить повальную "прихватизацию", на большее нам времени не дали.

Почему и кто? Исключительно для истории, для тех, кто придет после нас, кто будет умнее и успешнее, чем мы, расскажу, опуская подробности, в каких условиях пришлось работать первому правительству независимой Украины. Еще не притупилось чувство эйфории от победы, а я с тревогой стал замечать, что политика берет верх над экономикой, что роняется авторитет и начинается травля опытных, нужных для дела кадров, что им на смену приходят новые, безответственные, легко превращающие в митинг любое деловое совещание, парламентские выдвиженцы. Каждый, кто пытался их урезонить или чему-то научить, получал ярлык "комуняка", его решения игнорировались, подвергались обструкции, жертвой которой прямо в зале под куполом стал выдающийся ученый-селекционер Николай Артеменко, которого довели до инсульта и смерти.


Витольд Фокин, премьер-министр Украины Виталий Масол, президент Академии наук Украины академик Борис Патон и академик Виктор Трефилов, 1990-е годы. Фото: bulvar.com.ua
Витольд Фокин, премьер-министр Украины Виталий Масол, президент Академии наук Украины академик Борис Патон и академик Виктор Трефилов, 1990-е годы. Фото: bulvar.com.ua


Этот "люд" называл себя "оппозицией", хотя реально таковой не являлся. С настоящей, идейной, конструктивной оппозицией я как раз ладил. Мы были разными, но все – государственниками и стремились к одной цели. С благодарностью вспоминаю имена настоящих патриотов, людей достойных и талантливых: Ларисы Скорик, Николая Байраки, Татьяны Яхъяевой, Степана Давымуки, Ирины Колынец, Геннадия Удовенко и других, служивших мне опорой в бесплодных дискуссиях с дилетантами, перевозбужденными от избытка власти.

Их имена, к сожалению, я тоже помню, но называть не стану – может, быстрее забудутся. В памяти сохранились остервенелые глаза, искривленный ненавистью тонкогубый рот нардепа Х: "Наші діти ще не наїлися цукерок, а прем’єр ешелони з цукром жене на Москву! Ганьба! Заблокуємо, не дамо! Агентів Кремля – геть з трибуни!" Ну как такому объяснить законы рынка? В то время Украина производила, вместе с переработкой тростникового кубинского, до 6 млн тонн сахара, и российский рынок был для нас важнейшим источником поступления валюты. Как такому растолковать, что в современном мире большинство войн являются последним аргументом в борьбе за рынки сбыта? А ведь Рада поддержала не меня, а депутата. Сколько сахара теперь производит Украина? В три раза меньше. Большинство из 250 сахарных заводов порезаны и сданы в металлолом. Кто в проигрыше?

Прямой ущерб от некомпетентности, помноженной на власть, подсчитать невозможно. Колоссальные ресурсы агропромышленного комплекса, перерабатывающих отраслей, пищевой, мясомолочной, плодоовощной, продукция которых раньше поставлялась в общесоюзный фонд, должны были стать неиссякаемым источником экспорта и, соответственно, поступления валюты. Должны были, но не стали. Почему? Из-за невежества при большой власти и фобии ко всему прошлому.

Мне действительно не по пути с теми, кто стремился к политическому реваншу не для социальных преобразований в интересах всего общества, а с целью создания семейных кланов, монопольно владеющих основными бюджетообразующими отраслями

Закона о "декоммунизации" еще не было, но плевать в свое прошлое уже считалось признаком хорошего тона. Украина теряла не только внешние рынки, но, стыдно признаться, равнодушно уступила свои внутренние рынки! Украинский борщ готовится из турецко-польско-венгерских овощей! Произошел тот самый парадоксальный случай, когда деструктивное – орущее, топающее ногами меньшинство стало навязывать свою волю пассивному, трусливому большинству, произошло то, что в народе называют "хвост завилял собакой".

В ХVII веке великая смута на Руси начиналась с "семибоярщины", когда в отсутствие царской воли власть захватили наиболее родовитые бояре. Точно так же, по инициативе влиятельных депутатов Александра Емельянова и Вадима Гетьмана, при президенте была создана Государственная дума в качестве пятого колеса к возу: у кого была власть, каждый командовал, писал директивы… и никакой ответственности не ощущал, ни за что не отвечал. Работать становилось все сложнее, большая часть рабочего времени уходила на бесплодные дискуссии, прием депутатов, участие во всевозможных комиссиях, отчетах и так далее. Перестали считаться с министрами, с заместителями и разговаривать не хотели, дергали их на дурацкие заседания, требовали отчетов: закона о Кабмине тогда еще тоже не было.

Подобную махновщину выдерживали не все. Первым сломался мой друг и верный сподвижник, министр финансов Александр Коваленко. Военный летчик в прошлом, он прошел все ступеньки финансовой службы от района, города, области до министерства. Знал финансы, как мало кто в Украине. Однажды, побывав на заседании бюджетного комитета ВР, пришел ко мне в таком виде, словно его "порвали собаки": "Все, больше не могу выслушивать оскорбления от дураков и принимать к исполнению бестолковые распоряжения, выше моих сил! Отпустите меня, готов на любую работу!" Пришлось принять отставку.

По той же причине отказались работать в правительстве такие суперпрофи, как Георгий Кирпа, Александр Массельский. Многие стали до срока уходить на пенсию. Министром финансов стал многоопытный и мудрый Григорий Пятаченко. С ним, несмотря на всесторонний прессинг, удалось в марте 1992 года провести первую и, увы, последнюю переоценку основных производственных фондов, увеличив их балансовую стоимость в среднем в три раза! Этот успех вызвал крайнее раздражение тех, кто уже сторговался, скупил за бесценок ваучеры и готовился стать хозяином самых прибыльных предприятий Украины.


Фокин: Трагедия нашего общества в том, что Украина давно превратилась в страну процветающего, окончательно победившего, олигархического капитализма. Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фокин: Мне не стыдно вспоминать прошлое, я до сих пор удивляюсь: как мы смогли справиться с огромным грузом проблем, избежав при этом грубых ошибок. Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


Очередную, более радикальную, переоценку (в семь раз) мы намеревались провести в октябре. На меня обрушился шквал критики: дескать, я срываю программу приватизации, выступаю против рыночных преобразований, что выбранная мною тактика "не навредить" тормозит проведение реформ. Президенту в оба уха вдували: "Фокіна треба міняти, він не наш!". В этом они не ошибались, мне действительно не по пути с теми, кто стремился к политическому реваншу не для социальных преобразований в интересах всего общества, а с целью создания семейных кланов, монопольно владеющих основными бюджетообразующими отраслями, с теми, кто марксовский алгоритм "товар – деньги – товар", понимал как "власть – деньги – власть".

Леонид Кравчук долго не поддавался уговорам. Вопреки устоявшемуся мнению, работать с ним было легко, он редко оспаривал принимаемые Кабмином решения, ему можно было доказать, он мог признать свою ошибку (что другим президентам не свойственно). Особой дружбы мы не водили, но отношения были всегда ровными, как и полагается. Возникали между нами и противоречия, как без этого: спорили, может, и ругались иногда, но кто об этом знал?

Думаю, моя отставка не совпадала с его желанием, инициатива исходила не от него, и я самостоятельно принял решение уйти на пенсию. Полагаю, что именно с этого дня экспонента развития Украины как независимого государства переходит в область отрицательных значений, в чем очень легко убедиться, используя статистическую, к сожалению, все более тенденциозную, отчетность. Деятельность первого правительства независимой Украины не получила и, уверен, не скоро получит объективную оценку политизированных историографов: таков украинский менталитет – приписывать себе чужие успехи и валить на предшественника последствия собственных ошибок. Но, думаю, никто не станет спорить, что первому всегда трудно, первая лыжня всегда самая трудозатратная.

Управление агропромышленным комплексом часто принимает уродливые формы, порой создается впечатление, что делается это сознательно, с целью подготовки плацдарма для наступления на последний оплот национальной собственности – землю

По правде говоря, сложнее всего было привыкнуть к… самостоятельности. Как ребенок, едва научившийся стоять, с замиранием сердца пробегает первые метры к протянутым материнским ладоням, руководители Украины и других бывших советских республик долго еще тянулись к Москве за советом, за разъяснением, рекомендациями. Освободиться от неуместной уже опеки, научиться принимать самостоятельные решения мне помогали установившиеся дружеские отношения с президентами Нурсултаном Назарбаевым и Исламом Каримовым: мы часто добивались успеха, выступая солидарно.

Решительно отказавшись следовать фарватером гайдаровской политики жестких реформ, Кабинет Министров Украины выбрал и обосновал иной курс, который мог обеспечить естественное вхождение в свободный рынок, не прибегая к шоковой терапии.

Реформировать отрасли агропромышленного комплекса оказалось сложнее всего. По разным причинам крупные специалисты-аграрники – Масельский, Коломиец, Попов не смогли возглавить эту работу, а другие не подходили по морально-этическим качествам.

Особенно сложной оказалась стратегия и тактика перехода от колхозно-совхозной собственности к совершенно незнакомой для нас форме сельскохозяйственного производства. Нужно было провести справедливое распаевание земли, стимулировать фермерские хозяйства с учетом необходимой специализации. На мой взгляд, эта задача не решена и поныне. Управление агропромышленным комплексом часто принимает уродливые формы, порой создается впечатление, что делается это сознательно, с целью подготовки плацдарма для наступления на последний оплот национальной собственности – землю.

Наступает момент истины. В ежегодном послании президента Украины Верховной Раде содержится тонкий намек на необходимость создания "цивилизованного рынка земли", дескать, Европейский суд по правам человека обеспокоен ущемлением прав украинских собственников земли, поскольку все еще в силе мораторий на свободный рыночный оборот земли сельскохозяйственного назначения. За такой "заботой" легко заметить уши проплаченных агентов, потерявших совесть лоббистов, среди которых много народных депутатов, отставной губернатор и даже президент Украины с приставкой "экс". Один из них рвет на груди вышиванку и вопрошает: "…що то за хазяїн, який не має права продати власну землю кому схоче?" Второй глубокомысленно рассуждает: "Пока мы не упразднили мораторий на создание свободного рынка земли сельскохозяйственного назначения, возрождение экономики Украины не наступит".

Думаю, такие "защитники" украинских хлеборобов вполне заслуживают подозрения в государственной измене, в предательстве национальных интересов. Очевидно, "непосильным трудом" они накопили столько денег, что хотят скупить хоть сегодня пол-Украины и стать латифундистами. К счастью, есть люди, думающие иначе.

В 1993 году по просьбе Кравчука я встретился с Генри Киссинджером и имел с ним продолжительную беседу с глазу на глаз. Темы поднимались разные, в основном в контексте будущего Украины. Киссинджер не скрывал своей нелюбви к советской власти, говорил о священном праве частной собственности, но о колхозно-совхозной системе земледелия неожиданно высказался примерно так: "Коммунисты с крестьянами не церемонились, индустриальный потенциал СССР создан на крестьянских костях, но сама идея перевода агропромышленного сектора экономики на индустриальную основу – правильная, она открывает двери для эффективного, крупнотоварного производства сельхозпродукции. Будет большой ошибкой не воспользоваться этим преимуществом. Продажа распаеванной земли как минимум нежелательна, землю нельзя уводить из-под государственного контроля. К сожалению, у США такой возможности нет. Через 30–40 лет в мире не будет более острой проблемы, чем продовольственная. В выигрыше будет тот, кто сумеет перевести сельское хозяйство на индустриальную основу и научится получать запрограммированные урожаи".

Какое же будущее ждет Украину после того, как упразднят мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения? Нынешний владелец получит деньги, которые "проест"

Управлению агропромышленным комплексом я учился у опытного профессионала, талантливого и достойного А.И. Товстановского. Он был убежденным сторонником индустриализации сельского хозяйства, при случае говорил: "Разумное землепользование, орошение, сбалансированные минеральные удобрения, необходимая обработка, правильное хранение посевного материала, а также техника, не хуже лучших мировых образцов – и Украина способна пол-Европы накормить хлебом".

В середине 90-х начался переход от коллективных форм собственности к фермерской. Курс был выбран верный, рассчитанный на повышение заинтересованности фермеров в росте объемов производства сельхозпродукции. Но этого не произошло. Почему? Ответ прежний – кадры. Таких, как Товстановский, Коломиец, Масельский, Иванищенко, Ястреб, в Украине не нашлось, и важнейшую отрасль экономики по очереди возглавляли политики, люди не компетентные, озабоченные личными интересами. Им мы должны быть "благодарны" за то, что делающий землю бесплодной рапс сильно потеснил пшеницу, что заметно увеличились площади под подсолнухом, переработка которого ведется на зарубежных предприятиях и прибыль получают они, а не Украина; потеряла свой престиж сахарная свекла: сахарные заводы, как потенциальные конкуренты, уничтожены, рынки сбыта сахара потеряны.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фокин: Кадры – золотой фонд любой власти, их нужно находить, учить, доверять, беречь и любить. Да, именно любить – тогда им будет по плечу любое дело. Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


Кроме земли, фермеры не получили ничего: ни финансовой поддержки, ни техники, ни минеральных удобрений, ни материальных ресурсов. А из ничего – ничего и получится. Всего 42 тыс. фермерских хозяйств обрабатывают около 10% от всей пахотной земли, в то время как в Европе их сотни тысяч, а в США – более трех миллионов. Какое же будущее ждет Украину после того, как упразднят мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения? Нынешний владелец получит деньги, которые "проест" за 2–3 года, поскольку вложить их в прибыльное дело сможет далеко не каждый и, привязанный к родной хате, пойдет в наймыты к новоявленному латифундисту. Не лучше положение в животноводстве. За годы независимости некомпетентность властей привела к снижению поголовья крупного рогатого скота в шесть раз, а коров – почти в четыре раза. Что мы пьем под видом молока? Из чего делается колбаса? Кто отвечает за здоровье нации?

Кадры действительно решают все. Мне не стыдно вспоминать прошлое, я до сих пор удивляюсь: как мы смогли справиться с огромным грузом проблем, избежав при этом грубых ошибок. Помню, как, уезжая с работы около полуночи, любовался светящимися окнами мрачновато-серого здания – люди работали, работали не за страх, не за деньги (какой тогда была зарплата специалистов Министерства экономики – по нынешним временам копеечная), работали на совесть. Никто им сегодня не говорит спасибо, да они в этом и не нуждаются, они выполняли свой долг.

Кадры – золотой фонд любой власти, их нужно находить, учить, доверять, беречь и любить. Да, именно любить – тогда им будет по плечу любое дело и только тогда можно рассчитывать на взаимность. Нынешнее правительство не любит украинцев, не выполняет ни одного из этих условий, в глаза бросаются только непомерно высокая самооценка и нескромность. Из жизни уходят последние государственники, закончил свой земной путь и Виталий Масол. Ушел скромно, как и жил, без благодарности, без заслуженных почестей. Сколько лет он все свои силы, опыт и знания отдавал развитию экономического базиса украинского государства, но этого никто не оценил. Я много лет работал с Виталием Андреевичем в одной упряжке и заявляю: не по нашей вине Украина не воспользовалась хорошими стартовыми условиями и за четверть века может "похвастаться" только многомиллиардными долгами, потерей Крыма и войной на Донбассе. Невелики достижения.

Трагедия нашего общества в том, что Украина давно уже перестала быть республикой, где единственным источником власти является народ, а превратилась в страну процветающего, окончательно победившего, олигархического капитализма

Что происходит с Украиной, почему при таком потенциале, при таком преимуществе над другими странами мира она превращается в надоевшую содержанку, не имеющую даже надежды выйти замуж и зажить нормальной обеспеченной жизнью? Почему миллионы молодых, получивших еще хорошее образование людей оставляют отечество и уезжают в Европу выносить горшки за стариками? Почему зарплата самая низкая в Европе, а лекарства самые дорогие? Почему у нас на 56 родившихся 100 человек умирающих? Почему украинцы вымирают как вид, а государство превращается в сырьевой придаток Европы с полицейским уклоном? Почему гуляют, не обрабатываются миллионы гектаров пахотных земель? Почему цену на природный газ нам, независимым, устанавливает МВФ, а кандидатов на пост президента страны согласовывают с ЕС и США? Это что, плата за независимость? Почему, наконец, четыре года украинцы убивают друг друга, разрушают свои же города и села?

Наверняка на все "почему" большинство ответят однозначно: "Воровство!" И будут, на мой взгляд, не правы. Да, Украина опустилась на самое дно социального неблагополучия из-за бесстыжего, тотального, крупномасштабного воровства. Жаждой наживы болеют все, от водителя маршрутки до самой вершины политической власти, и пока существуют неправедные, продажные суды и остается мораторий на высшую меру социальной защиты, никакие антикоррупционные структуры не помогут преодолеть воровство. Почему? Потому что на Руси воровали всегда и воровали все. Ничего нового.


Фото: president.gov.ua
Фокин: На территории независимой Украины за четверть века было несколько государств: Украина Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича и, в настоящее время, Украина Порошенко. Фото: president.gov.ua


Трагедия нашего общества в том, что Украина давно уже перестала быть республикой, где единственным источником власти является народ, а превратилась в страну процветающего, окончательно победившего, олигархического капитализма, и в таком государстве иначе быть не может. Большинство современных словарей между понятиями "государство" и "страна" ставят знак равенства, будто это синонимы. Я так не считаю.

Украина, как политико-географическое понятие, по своей территории, численности населения, по запасам полезных ископаемых и промышленному потенциалу все еще занимает высокое место в рейтинговой таблице стран Европы и мира. Украинцев, как этнос, все еще отличают трудолюбие, щедрость, покладистость и мужество. Каждая пядь украинской земли пропитана потом и кровью наших предков, и только отверженный изгой может покушаться на веру предков, не любить их язык, обычаи и культуру.

Украина, как страна с тысячелетней историей, оставалась Украиной какие бы государственные образования ни оккупировали ее территории – норвежское королевство или татаро-монгольский Улус, Великое княжество Литовское или Речь Посполита. А государство – лишь временная политическая система, ориентированная на самосохранение и обслуживание лиц, находящихся при власти, и правительственных структур. Ради этого в более-менее жесткой форме подавляется личная и общественная свобода граждан, преследуется инакомыслие, ограничиваются права человека. Только в тех, к сожалению, редких случаях, когда между государством и страной нет острых противоречий, когда народ, номинальный субъект власти, принимает участие в выборе внешнеполитического и социально-экономического курса государства, наступает период всеобщего согласия, взаимоуважения, сплоченности и благополучия.

Французский король Людовик ХIV, известный своим мотовством, любовью к роскоши и непомерно высокими налогами, согласно легенде, заявлял: "Государство – это я!" Если провести аналогию, то на территории независимой Украины за четверть века было несколько государств: Украина Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича и, в настоящее время, Украина Порошенко. Никто из них не был природным династическим царем, стал избранным главой государства и каждый давал присягу любить Украину, ее народ, его веру и героическое прошлое, любить такой, какой она ему досталась, всеми силами приумножать ее богатство, улучшать качество жизни и благосостояние народа, обеспечить Украине достойное место в мировом сообществе. Каждый обещал оберегать мир и безопасность своих граждан, быть гарантом соблюдения их конституционных прав.

Главное – понять, что новую жизнь обществу способны обеспечить только новые лидеры

Менялись президенты, правительства, менялось общество, исподволь менялась и Конституция: из нее исчезли или переписались в новой редакции статьи, которые ограничивали власть или не соответствовали избранному президентом новому политическому курсу. Тем не менее оставалась неизменной самая главная – пятая статья: Украина (на бумаге) оставалась демократическим государством, и единственным источником власти признавался ее народ. Запись сохранялась, а население Украины, как субъект власти, давно уже превратилось в бесправный объект, которым свободно манипулируют ловкие руки "властной верхушки".

Система принципов, стиль и методы управления государством, нарастающие конфликты между властными структурами, потеря доверия и поддержки народа, разочарование ведущих стран мирового содружества делают кризис власти неизбежным. В стране победившего олигархического капитализма, какой стала Украина, царят растерянность и страх, исподволь нарастает критическая масса, с вполне предсказуемым финалом. Открытым остается только вопрос: "Когда?". Этого не замечают или делают вид, что не замечают, политические лидеры страны.

В своем ежегодном послании Верховной Раде, отмечая стратегические успехи Украины, президент сам себе задает вопрос, как их (успехи) конвертировать в повышение качества жизни людей? Ответить на этот чрезвычайно сложный вопрос очень просто: используя сравнительный анализ, нужно дать реальную оценку тому, что сделано за четыре прошедших года, прийти в ужас, испытать стыд, покаяться и, осознав, что так жить дальше нельзя, засучить рукава и начать работать, отказавшись от бесплатного сыра.

Себе в актив власти "пятого" государства ставят следующие заслуги:

  • ратифицирован Договор об ассоциации с Европейским союзом;
  • разорван Договор о дружбе с Россией;
  • Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания подготовил, а Верховная Рада приняла закон о квотах на украинский язык, который успешно вытесняет русский;
  • Синод вселенского патриарха принял решение о предоставлении автокефалии украинской поместной православной церкви;
  • начиная с 2014 года Украина твердо следует курсом в ЕС и НАТО;
  • в Стокгольмском арбитражном суде выиграно дело у России на $4,6 млрд;
  • во втором квартале текущего года статистикой отмечен рост ВВП на 3,8%;
  • внесены изменения в воинский Устав, и теперь, вместо "Здравия желаю!", будут звучать "Слава Украине!" – "Героям слава!"

Какая из этих "заслуг" повышает качество жизни трудового народа?

В пассив отнесены "мелочи":

  • не удалось завершить войну и восстановить территориальную целостность Украины;
  • успешно закрыли российский рынок для украинских товаров, но там, где сохраняется интерес лояльных к власти олигархов торговля процветает и приносит большой доход;
  • создан новый ряд антикоррупционных структур, КПД которых близок к нулю;
  • катастрофические размеры принимает эмиграция из страны;
  • крупные просчеты в кадровой политике, недостаточно высокий эффект проводимых реформ и экспериментов;
  • зреет недоверие к государственным институциям, набирает силу левый оппортунизм.

Такова мера "самокритичности" властей. Тем, кто скептически оценивает эти успехи, могу возразить словами президента, сказанными в адрес так называемых евроскептиков: "Пусть скептики поучатся у нас, как любить Европу, как защищать европейские принципы и ценности".

На мой взгляд, не самая удачная для президента риторика: все думают, что он любит Украину, а он, по собственному признанию, любит высокомерную, недоступную Европу, которую к тому же сотрясают массовые народные волнения: люди, жизненный уровень которых является недосягаемой мечтой для подавляющего большинства украинцев, тем не менее бунтуют, недовольные своим положением.

Французы, испанцы, немцы, бельгийцы, португальцы решительно отстаивают свое право на участие в управлении государством, отказываются признавать власть, не выполняющую своих обещаний, не соглашаются с внешнеполитическим курсом, который глава государства выбирает единолично, без учета мнения своего народа, требуют проведения референдума. У нас, слава Богу, тишь да гладь: страна застыла в тревожном ожидании предстоящих выборов, но тишина эта обманчива: в автобусах и поездах, в магазинах и на рынках, особенно в сервисных центрах оплаты за коммунальные издевательства, словно в насмешку названые "услугами", где на сто человек, стоящих в очередях с пяти часов утра, всего два-три табурета, где старики падают в обморок от усталости стояния в очередях, чтобы отдать свои выстраданные гривны обедневшим олигархам, – там на головы властей камнепадом сыпятся проклятия и угрозы: господам Гройсману и Кличко туда лучше не попадать – опасно.

А ведь эти люди – потенциальные избиратели! Большинство из них еще не определились в своих симпатиях, но твердо знают: голосовать только за новых, не бывших во власти, не скомпрометировавших себя. Главное – понять, что новую жизнь обществу способны обеспечить только новые лидеры; в тотальном обновлении нуждаются все властные структуры, и в первую очередь – законодательный орган.

Кому отводится роль внешнего противника? России. Однако какой бы агрессивной ни была политика северного соседа, гораздо большую опасность для независимости Украины представляют враги внутренние

Проезжая по улицам Киева, ловишь себя на том, что некуда глаза отвести: на каждом шагу хорошо отретушированные фотографии претендентов на булаву: самоуверенные, героические лица, глаза честные – "як у Сірка очі" и обещания, обещания от новой "народной" конституции до клятвы уважать каждого, от местечкового "потрібні наші" до непонятного "наступний" – то ли президент, то ли очередной сиделец в Лукьяновском СИЗО. Запомните эти лица, чтобы не ошибиться при голосовании.

Чаще других встречаются баннеры с ключевыми, программными словами: "Армія. Мова. Віра", которые в сознании трансформируются как: "Война. Принуждение. Раскол". Программа, в которой не говорится о мире, труде, о хлебе насущном, о людях, стремящихся к социальной справедливости, едва ли найдет широкую поддержку избирателей.

Армия всегда была и остается любимым детищем любого государства, плотью от плоти народа, предметом его гордости и славы. Вооруженные силы любой страны призваны защищать достояние народа, его честь и достоинство от посягательств внешнего противника. А что должны защищать ВСУ, что сейчас принадлежит народу в стране победившего олигархического капитализма? По большому счету, ничего. Кому отводится роль внешнего противника? России. Однако какой бы агрессивной ни была политика северного соседа, гораздо большую опасность для независимости Украины представляют враги внутренние, те, кто, одержимый желанием продержаться у власти, готов на любые крайности, не задумываясь о последствиях.

В Европе принято называть таких ястребами. Этим кровожадным птичкам четыре года тому назад удалось спровоцировать вооруженное сопротивление попыткам "проучить" пятимиллионный индустриальный Донбасс только за желание его жителей говорить на родном языке. Номер не прошел. Думаю, и фейковые идеи с "русским миром" и "Новороссией" были задуманы с провокационными целями тогда же. Я двадцать лет жил и работал на шахтах Луганщины, ежедневно встречаясь с отцами и дедами тех, кто сегодня, в соответствии со ст. 27 Конституции Украины, защищает свой дом, свою семью, их здоровье и жизнь от противоправных посягательств, и я никогда, ни разу не сталкивался с проявлениями сепаратизма и украинофобии.

Для действующего парламента и правительства мир на востоке – суровый приговор, они в ситуации, которую шахматисты называют "цугцванг"

Донбасс всегда был и, уверен, будет украинским, а "неукраинским" его делает чужая, злая воля, нищие духом клевреты ястребиной политики. А могло ли быть иначе после того, как с лица земли стерты шахтерские города и поселки Золотое, Карбонит, Горское, Тошковка, мой родной Первомайск, почетным гражданином которого я являюсь?

Если 80% промышленных предприятий и 90% жилого фонда уничтожены, большая часть шахт затоплена и восстановлению не подлежит? Если через считанные месяцы может разразиться экологическая катастрофа, которая не признает границ: шахтные агрессивные воды попадут в Северский Донец, оттуда в Дон и Азовское море. Особым сюрпризом станет вода шахты "Юнком", где в пятидесятые годы проводились опытные ядерные взрывы, если радиоактивное загрязнение выйдет за территорию Донбасса.

Если сотни тысяч мирных жителей, убежавших от войны под защиту государства, столкнулись с бездушием и черствостью чиновников, с враждебно настроенными людьми, нарочито не понимающими их язык. Если с самой высокой трибуны раздаются призывы провести глубокую зачистку среди оставшихся в живых (после победы, разумеется). Если народный депутат, словно воспитанный в зверинце, не стесняясь предлагает загнать мучеников в концентрационные лагеря для перевоспитания. Не думаю, что армия поддержит таких подстрекателей, ведь они – воины, а не каратели, народ и армия – едины.


Фото: Ministry of Defense of Ukraine / Flickr
Фокин: Припомнит солдат привлекший внимание баннер: "Буде мир – будуть робочі місця!" Плюнет с досады и поймет, что политики, в предвыборных речах обещавшие рабочие места, просто не знают, что говорят, либо сознательно лгут. Фото: Ministry of Defense of Ukraine / Flickr


В наше время, когда образование многих бойцов и офицеров, особенно контрактников, порой выше, чем у некоторых членов Кабинета Министров, армия не станет воевать со стариками и детьми. В борьбе за власть рассчитывать на поддержку армии рискованно. Прийти к власти на штыках – можно, но удержаться на штыках – едва ли. Об этом свидетельствует мировой опыт. Робеспьера – организатора и вдохновителя массового террора во время Великой французской революции – под гильотину подвела армия и полиция.

Венценосный реформатор армии Павел I был задушен армейскими офицерами. Очень любил армию, и особенно флот, последний российский самодержец Николай II: носил шинель рядового и солдатский "Георгий", дружил с генералами, проявлял личную храбрость, но когда Керенский и Кº потребовали отказаться от престола, и он, унижаясь, обзвонил всех командующих фронтами – все они в один голос сказали: "Только отречение, Ваше Величество, спасет Россию". Не спасло.

Расхожее мнение, что Октябрьскую революцию 1917 года совершил пролетариат – рабочие и крестьяне, – мягко говоря, придумка идеологов. Свергли самодержавие и изгнали министров-капиталистов распропагандированная большевиками, разложившаяся армия, "братишки"-моряки и дезертиры – тот самый "человек с ружьем", которому надоело мерзнуть в окопах, кормить вшей и умирать за чужие интересы. История имеет свойство повторяться. Сто лет тому назад эмиссары Керенского, рискуя жизнью, разъезжали по фронтам, пытаясь загнать солдат снова в окопы, зря надрывая глотки, зажигали лозунгами – "Война до победного конца!"

Очень похоже ведут себя псевдопатриоты, выступая против переговоров с властями самоназваных донбассовских республик, называя их "террористами" и возмущаясь: "Какой мир? Только победа!" Немало таких орунов солдатня в 17-м поднимала на штыки… А ведь, если разобраться, они-то были правы: какой мир? После всего? А что потом? Присмотритесь к рекламным щитам с героическими лицами: нет ни одной мало-мальски серьезной политической силы или самовыдвиженца, которые выступали бы за продолжение войны, наоборот, все за немедленный мир и обещают: как только – так сразу!

Они все без исключения либо не понимают, что говорят, либо лукавят. Мира нет и не может быть. Покончить с войной может только новая, не запятнавшая себя, пользующаяся доверием народа, власть. Для действующего парламента и правительства мир на востоке – суровый приговор, они в ситуации, которую шахматисты называют "цугцванг", это положение, когда соперник вынужден делать крайне невыгодный, ведущий к поражению, ход. Представьте себе, что завтра будет объявлен мир и дембель.

ЕС и США поддерживают Украину, только пока она воюет с Российской Федерацией, – оказывают финансовую, материально-техническую помощь, моральную поддержку. Если только наступит мир – интерес к Украине пропадет

Сотни тысяч вооруженных, умеющих стрелять мужчин разъедутся по городам и весям и начнут приспосабливаться к мирной жизни. Первые дни радости, встречи, застолья, гостинцы, рассказы, демонстрация наград. Спустя две-три недели суровая действительность задает вопрос: что дальше? Где работать? Как кормить семью, платить за коммуналку, учить детей, помогать родителям, привыкать к заоблачным ценам? На фронте они были свободны от этих забот, за них все решали командиры – от старшины до главкома, а теперь они предоставлены сами себе.

Еще вчера они были героями, а сегодня камуфляж отпугивает. Где работать? В охранники? Консьержем? Подсобником? Стать фермером? Ни опыта, ни земли, ни техники. Заняться бизнесом? Без стартового капитала – не реально. Шахта, завод, фабрика? Где они? Вместо них торгово-развлекательные центры, роскошные рестораны, с недоступными для большинства населения ценами. В цехах "Ленкузни" – пивной бар.

Припомнит солдат привлекший внимание баннер: "Буде мир – будуть робочі місця!" Плюнет с досады и поймет, что политики, в предвыборных речах обещавшие рабочие места, просто не знают, что говорят, либо сознательно лгут, даже не представляя, что одно рабочее место в Украине в среднем стоит 50 тыс. долларов. Следовательно, один из президентов, обещавший создавать ежегодно 1 млн рабочих мест, должен был иметь 50 млрд долларов. Это реально? Нет, конечно – вот и вся бухгалтерия.

На что надеяться? На привычное: "Запад нам поможет"? Но не надо лукавить: страны ЕС и США поддерживают Украину, только пока она воюет с Российской Федерацией, – оказывают финансовую, материально-техническую помощь, моральную поддержку. Если только наступит мир – интерес к Украине пропадет. Может быть, суверенные Франция, Великобритания, Германия не такие уж суверенные, может, тоже зависят от заокеанского гегемона, требующего послушания? Стоило Макрону высказаться за создание общеевропейской армии, как десятки тысяч желтожилетников стали жечь шины и громить центр Парижа. Проявила Меркель неуступчивость в реализации проекта "Северный поток – 2" – и тут же ей пришлось оставить пост лидера правящей партии. В немилость попала Венгрия, отказавшаяся высылать российских дипломатов в связи с делом Скрипалей. Буквально на одном голосочке удержалась в премьерском кресле Мэй. Похоже, кукловод у всех один.

Вспомнил безобидный анекдот. Учительница, разбирая тетрадки с диктантом, спрашивает:

– Вовочка, ты подглядывал в тетрадку Тани?

– Нет, Марьивановна, что вы?

– А как ты объяснишь, почему абсолютно все ошибки у вас с Таней одинаковы?

– Так у нас же один учитель, Марьивановна.

Может, у стран Евросоюза тот же синдром? Боюсь, что Запад будет помогать нашим воинам, пока они в окопах, в мирной жизни на это рассчитывать не приходится. Выходит, с миром придется подождать, раз наше государство не в состоянии обеспечить воинам условия жизни в мирное время.

Спасать язык нужно от невежественных ревнителей, превращающих украинскую речь в устрашающий жупел

На упоминавшихся уже баннерах рядом со словом "армія" стоит слово "мова".

Евангелие от Иоанна открывается постулатом: "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог". С поразительной мудростью не уточняется – какое Слово? Слово, созревающееся в сознании, произнесенное вслух или слово записанное? Такое выражение превосходной степени не имеет.

Действительно, язык – бесценный подарок природы человеку, такой же, как огонь и колесо. Язык – основной родовой признак нации, ее генетический код. Родная речь – душа народа, без которой человек просто холодная мертвая плоть. Испытываю радость, замечая, как украинский язык отвоевывает свои позиции, утраченные за годы гонений и запретов. Надо ли его защищать? Вне всякого сомнения, скажу больше – его надо спасать! От кого? От старого шахтера, который кроме русского знает только ненормативную лексику, помогающую в его нелегком труде? От пожилой еврейки, излагающей свои мысли изумительным одесским суржиком? Думаю, нет.

Спасать язык нужно от невежественных ревнителей, превращающих украинскую речь в устрашающий жупел, используя при этом позорные методы царского держиморды Валуева, заявлявшего: "Украинского языка нет, не было и быть не может". То же самое говорит сейчас правительственный чиновник высокого ранга относительно русского языка. Вслед за ним местечковая клакерша, желая привлечь к своей малозаметной особе внимание прессы, швыряет горсть монет в лицо скромной кассирше за то, что та не сумела обслужить ее на "державній мові".

Чтобы овладеть языком, его надо полюбить, любви из-под палки не бывает. Подобные поступки способны лишь отвернуть людей от украинского языка. Язык нужно спасать и от тех, кто, предъявляя высокие требования к плохо говорящим на украинском, сами его не знают, калечат, приспосабливаясь, как они думают, к народному языку. Особую опасность представляют "мовознавці", отмеченные учеными степенями докторов и кандидатов наук, которые под видом борьбы за чистоту и изысканность языка засоряют его чужими, иногда просто выдуманными словами, превращая язык в подобие лондонского кокни. Такие филологи предлагают словарь, изобилующий следующими перлами:

авиация – літунство;

банальный – утертий;

вертикаль – прямовис;

элемент – первінь;

климат – підсоння;

кабинет – робітня;

полюс – бігун;

сплав – стоп;

волейбол – відбиванка;

футбол – копаний м’яч;

хоккей – гаківка;

чернила – атрамент.

Не могу понять – с какой целью это делается? А как говорят "законотворці"-депутаты, однажды согнавшие с трибуны Королевскую за попытку говорить по-русски. Особенно уродуют они ударения: "випАдок", "бУло", "зрОблю", "листОпад" вместо литературных "вИпадок", "булО", "зроблЮ", "листопАд". Никто их не поправляет, хотя в зале есть грамотные люди, которые морщатся, когда с трибуны звучит:

бувший – вместо "колишній";

в кінці кінців (врешті-решт);

міроприємство (захід);

з тих пір (відтепер);

провздовж (протягом);

на цей день (цього дня).

Разумеется, язык не может существовать и развиваться в замкнутом пространстве, он живет и совершенствуется как высокоорганизованный, самобытный организм, который обогащается от общения с другими языками мира. Но нельзя же любую тарабарщину выдавать за живой язык. На одном из щитов читаю: "Державна мова – запорука єдності". Весьма не убедительная мáксима, потому что нашим властям удается получать обратный результат – грубое нарушение ст. 10 Конституции Украины, гарантирующей свободное развитие языков национальных меньшинств. Извращение решений Венецианской комиссии испортили отношения Украины с соседними государствами: Венгрией, Словакией, Румынией – какие тут гарантии единства? Впору говорить о проявлении великодержавного шовинизма, на этот раз украинского.

Мне приходилось бывать в районах Закарпатской области, где компактно проживают венгры, дружил с человеком удивительного таланта организатора – Антонином Бировым. Коллективное хозяйство, где я побывал, его инфраструктура и благосостояние жителей имели социальные стандарты не хуже европейских. Для венгров родной язык такая же святыня, как для нас украинский, и они будут отстаивать свое конституционное право до конца. Какая же тут гарантия единства?

Когда немцы оккупировали Эльзас – они запретили преподавание французского языка в школах. Известный писатель Альфонс Доде написал: "Пока народ, обращенный в рабство, твердо владеет своим языком, он как будто владеет ключом от своей темницы".

В правдивости этих слов я убедился, когда летом 1991 года пребывал с официальным визитом в Бразилии – интересовался опытом строительства морских плавучих платформ для бурения на шельфах. Наша небольшая делегация неожиданно получила приглашение от Центра бразильского украинства в городе Куритиба, штат Парана, посетить их общину. Отказавшись от нескольких протокольных встреч, мы полетели в Куритибу. После встречи в местном аэропорту мы на автобусе приехали в довольно большое, ухоженное, красивое украинское село, точнее – поселок городского типа, подобного которому в Украине не сыскать. История наших земляков-поселенцев заслуживает, чтобы о ней рассказать.

В конце XIX века сто многодетных украинских семей, добравшихся до Бразилии, были завезены в глухие непроходимые джунгли с болотистыми землями, рептилиями, ядовитыми насекомыми и причудливыми орхидеями. Завезли и оставили. Началась борьба за выживание. Выстояли и приспособились к тяжелейшим условиям далеко не все. Невиданное в тех местах трудолюбие, мужество, общий язык и вера позволили освоить эту землю, возродить плодородие и создать условия для лучшей жизни. Получая обильные урожаи, они разбогатели, сумели построить добротные дома, создать современную инфраструктуру, нарожать детей, которым дали образование в своей школе.

Нас встречали с истинно украинским гостеприимством, водили из дома в дом, угощали, дарили немудреные подарки, расспрашивали об Украине. Но главный сюрприз нас ожидал в местном клубе. Не могу без волнения вспоминать тот душевный, детский самодеятельный концерт: говорили все на украинском, далеком от совершенства, но таком родном языке. Дети все аккуратно подстрижены, в национальных украинских костюмах, с ангельскими, как и положено, голосами. Все – подчеркнуто вежливые и раскрепощенные. Прошло столько лет, а я вижу невысокого чернявого мальчика, который, подняв подбородок, уверенно читает:

Ну що б, здавалося, слова…
Слова та голос – більш нічого,
А серце б’ється, ожива,
Як їх почуєш….

Предаваясь воспоминаниям, понимаю, чем поразили меня эти люди: они сумели сберечь и трепетно хранят то, что мы бездумно потеряли; они не разменяли истинно украинский характер, сохранили честность, доброту, любовь и уважение друг к другу. Я согласен – язык действительно объединяет, если не утратил свои родовые национальные признаки, проявляет терпимость и не становится жупелом для не знающих "державної мови".

Украинские власти, вмешиваясь в дела церковные, теряют не только социальную опору гражданского общества, но и нарушают незыблемые каноны веры

Третьим на президентском баннере стоит слово "віра".

Авторы думают, что незамысловатый слоган станет символом сплочения православных христиан, которые до этого были рассеяны по трем митрополиям. Не станет. Вера служит средством единения только в случае абсолютного доверия людей к канонам высшей церковной власти, а его нет. Более того, после деяний в Софийском соборе, за которыми угрюмо наблюдали свезенные со всей Украины статисты, даже твердые в вере христиане усомнились в непогрешимости своих пастырей.

В наше время неверующих людей практически нет. Атеизм, как система взглядов и убеждений, давно стала исчезающим атавизмом советской эпохи. Верят все, даже те, кто утверждает обратное. Верят по-своему, но все. Самый воинствующий атеист ХХ века, академик Павлов, незадолго до смерти попросил похоронить его останки по христианскому обряду. Замечено, что за годы независимости посещаемых богослужения стало больше, а истинно верующих людей – меньше. Почему? Церковь теряет свой авторитет, среди священнослужителей все чаще встречаются безбожники, использующие религию как прибыльный бизнес.

Экзархи церкви роняют достоинство сана, принимая слишком активное и часто небескорыстное участие в светской жизни, лоббируют интересы недостойных политиков, предаются чревоугодию и винопитию. А тут еще сомнительная законность томоса о предоставлении украинской церкви автокефалии. Прихожан Московского патриархата пока в разы больше, чем прихожан украинской церкви. Попытка разделить или просто присвоить имущество московской митрополии может вызвать конфликты с серьезными последствиями. И все это ради победы на выборах. Жаль, что уроки истории ничему не учат.


Фокин: Фото: EPA
Фокин: Украинские власти, вмешиваясь в дела церковные, теряют не только социальную опору гражданского общества, но и нарушают незыблемые каноны веры. Фото: EPA


Несвоевременная борьба за поместную церковь, на мой взгляд, является калькой событий второй половины ХVII века, когда тривиальная схватка двух, даже трех гетманов за одну булаву надолго разделила Украину на две враждующие части: правобережную и левобережную. Начиналось все с внутрицерковного конфликта: Киевский митрополит Дионисий отдавал предпочтение польскому королю, ревностному католику, а вся левобережная часть Украины тянулась к православному русскому царю. Мегаломания патриарха Никона, одержимого идеей превращения Москвы в "Третий Рим", вызвала очень глубокий, долгое время непреодолимый конфликт в православии. Этим обстоятельством воспользовался гетман войска Запорожского Петр Дорошенко, мечтавший под своей булавой объединить все этнические украинские земли. Для этого ему был нужен сильный союзник – такой была Османская империя, самая могущественная в Европе, а может, и в мире.

В 1669 году Рада, состоявшая исключительно из казачьей старшины, послушной воле гетмана, одобрила решение Дорошенко принять турецкое подданство, передав Османской империи всю территорию Украины и ее народ. Сразу же после этого началась кровопролитная гражданская война, а Дорошенко получил кличку "Бусурманского гетмана". Вот что писал об этом архиепископ Белорусский Георгий Кониский, цитируя документы-подлинники: Дорошенко "… просил султана турецкого принять его в свою протекцию и вечное подданство со всею Малороссиею и ее народом. Султан согласился с великою охотою, прислал Дорошенко клейноды свои, бунчук и знамя с полумесяцем, а вселенский патриарх дал открытую грамоту, отлучающую от церкви… и предающую анафеме всех непослушных Дорошенко". В Украине начались бунты, беспорядки, и митрополит Киевский Сильвестр "оповестил и протолковал народу, что грамота оная… похищена обманом, лживыми донесениями и происками Дорошенко, и поэтому она вовсе для народа сего недействительна и он ее навсегда упраздняет и патриарху возвращает".

Нечто похожее происходит и сейчас. Украинские власти, вмешиваясь в дела церковные, теряют не только социальную опору гражданского общества, но и нарушают незыблемые каноны веры. Оказывая грубое давление на сознание верующих, вынуждая их оставить привычный приход и клир, власти теряют не только голоса избирателей, но и авторитет свой в глазах мировой общественности.

Весной 1991 года, находясь с рабочим визитом в Риме (изучал организацию и опыт работы монетного двора), я получил неожиданное приглашение посетить Ватикан. Мне выпала честь довольно долго беседовать и отвечать на вопросы верховного главы католической церкви папы Иоанна Павла ІІ, поразившего меня своей осведомленностью, глубоким пониманием опасности глобализма, мудростью суждений. Естественно, большая часть беседы была посвящена Украине и проблемам духовного воспитания молодежи.

Касаясь причин великого раскола христианства, растянувшегося на тысячелетия, понтифик выразил надежду на примирение христианских церквей в будущем и роли, которую может сыграть в этом Украина. Прощаясь, он предложил считать наш разговор конфиденциальным, но, поскольку с тех пор прошло более четверти века, я решил, что о нашей беседе можно рассказать. Встреча с выдающимся человеком, причисленным ныне к лику святых, на многое мне открыла глаза. Я понял, что целью прихода Христа было собрать воедино всех людей, разделенных по разным причинам и признакам. Эту же идею выразил апостол Павел: "Нет ни Иудеи, ни эллина, ни раба, ни свободного, ни мужеского пола, ни женского, но все и во всем Христос". Делить его по патриархатам и митрополиям, епархиям и приходам в глазах верующих – грех, тем более, использовать веру для достижения определенных политических целей.

Томос, подписанный вселенским патриархом Варфоломеем и членами Синода Константинопольского патриархата, не поддержала ни одна из православных поместных церквей, считая этот акт самоуправством (на данный момент отказались признать Русская православная церковь и связанные с ней церкви, – "ГОРДОН"). Снова обращаюсь к истории: такое уже было. В 1686 году вселенский патриарх Дионисий IV, ставший в пятый раз местоблюстителем, по указанию турецкого султана, стремившегося к примирению с русским царем, отдал Киевскую митрополию вместе с Киевом Москве, всего, если верить истории, за 200 золотых.

В наше время все решают вожди. Рейдерски захватив власть, они лишили граждан Украины права управлять своей собственностью – страной, выбирать внешнеполитический курс и пути социально-экономического развития государства

Новый 2019 год, едва начавшись, покатился с нарастающей скоростью: оглянуться не успели – зима на исходе, а впереди – март. Не припомню, когда еще с такой тревогой и надеждой следили люди за течением времени. 31 марта, как обрывистый берег: какой выбор сделает Украина? Пять лет тому назад, работая над украинской версией романтической сказки Пушкина "Руслан и Людмила", в мареве творческих исканий, иногда являлась мне Украина в образе молодой, ослепительно красивой женщины с венком на голове. Она шла неторопливой, неуверенной походкой, озираясь и часто останавливаясь, как человек, идущий незнакомой дорогой. Присмотревшись, можно было заметить на ее глазах крупные слезы. Думалось: такая прекрасная и – несчастливая. Хотелось спросить: "Куда идешь?"

Прошедшие после этого годы счастливыми не назовешь: горькие разочарования, невосполнимые потери… Нет нужды спрашивать Украину: "Куди йдеш, ненько?", ответ ясен.

Кадры решают все? Вопрос уже не риторический, в наше время все решают вожди. Рейдерски захватив власть, они лишили граждан Украины права управлять своей собственностью – страной, выбирать внешнеполитический курс и пути социально-экономического развития государства, принимая тем самым всю полноту ответственности за результаты на себя. Вожди должны ответить – куда ведут Украину.


Фокин: Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фокин: У нас, как по заказу, численность населения ежегодно сокращается на 200–250 тыс. человек. Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


Quo vadis, пане Вятрович, пытаясь до основания стереть историческую память великого народа, вынашивая идею превратить украинцев в манкуртов, людей без роду и племени, без прошлого и будущего? (Quo vadis, Domine? – лат. "Куда идешь, Господи?" – слова апостола Петра, обращенные к Иисусу, когда, в разгар гонений на христиан при императоре Нероне он направлялся в Рим.)

Quo vadis, пане Нищук, насаждая бескультурье, тормозя развитие национальных талантов, проводя политику примитивизма, отгораживаясь от мировых культурных ценностей, пропагандируя изоляционизм. Вы называли жителей Донбасса "недочеловеками" (кажется, так), напрягитесь и, может быть, поймете – они не террористы, они жертвы террора.

Quo vadis, пані Супрун, с фанатичным упорством проводя бесчеловечную медицинскую реформу? Знаете ли вы, что в народе все называют вас не иначе, как "доктор Смерть"? И если знаете, что вы при этом чувствуете? В материалах Нюрнбергского процесса хранится так называемый "Генеральный план "Ост". Это программа массового истребления жителей "Ингерманландии" (так называли Украину и Беларусь) с целью освобождения жизненного пространства для людей высшей расы. Представьте себе, в этом чудовищном проекте много общего с некоторыми положениями ваших реформ.

Министру восточных территорий предписывалось ликвидировать санитарно-эпидемиологические службы, закрывать больницы и поликлиники, прибегать к изощренным способам стерилизации, требовалось отторгнуть население от медицинских учреждений, закрывать родильные отделения, категорически запрещалось делать прививки. "Даже речи не может быть о вакцинации", – писал Розенбергу партайгеноссе Борман. При этом предлагалось распространять слухи о том, что это, дескать, "смертельно опасно". Один из инициаторов тотального истребления евреев и цыган Гиммлер говорил, что на территории СССР, куда включались, прежде всего, Украина и Беларусь, живет 30 млн "ненужных людей".

У нас, как по заказу, численность населения ежегодно сокращается на 200–250 тыс. человек. Смертность, особенно детская, самая высокая в Европе, лекарства одни из самых дорогих. Не утверждаю, что это прямое следствие проводимых вами реформ, но какая-то связь, очевидно, есть, раз за более чем два года вашего пребывания на должности главного защитника здоровья украинцев, ничего не изменилось к лучшему. Наоборот, сотнями умирают от гриппа и кори взрослые люди, чего уже давно не было.

Quo vadis, пані Гриневич, прибегая к насильственным методам изучения украинского языка? Вы, возможно, крупный специалист в области национального воспитания молодежи, и это похвально, но дипломат из вас никудышний. Посягнув на конституционные права нацменьшинств в вопросах обучения на родном языке, вы умудрились испортить отношения с соседними государствами, в поддержке которых крайне нуждается Украина.

Quo vadis, пане Рева, одобрительно промолчавший, когда мизантроп с депутатским значком предложил избавить государство от содержания пенсионеров и ликвидировать Пенсионный фонд. Не потакайте дуракам, "в житті, як на довгій ниві", никто не знает, что вас ждет в будущем, может, и вам понадобится пенсия.

Quo vadis, господин премьер-министр, с таким воинством?

В детстве слышал от отца такую притчу. Едет по дороге богатырь, останавливается на раздорожье. Смотрит – огромный камень и на нем большими буквами написано: направо поедешь – в плен попадешь, налево – коня потеряешь, поедешь прямо – голову сложишь. Думал-думал богатырь, да и поехал прямо. И погиб. Читать-то он не умел. Учитесь читать, коллега. Тот, кто выбирает путь для всего Отечества и пренебрегает мнением народа, берет на себя повышенную ответственность. Чтобы достичь цели, он должен уметь стратегически мыслить, уметь реально оценить последствия и иметь надежных, деловых и умных сподвижников. Имеет ли таких глава правительства? Надеюсь. Хотя среди тех, кого я знаю, таких нет. И все-таки – кадры решают все.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации