Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Записки бывшего подполковника КГБ: Кто стоит за расстрелом защитников телевышки в Вильнюсе в январе 1991 года

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет о людях, причастных к расстрелу защитников телевышки в Вильнюсе в январе 1991 года.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Попов: В результате операции в Вильнюсе погибли 15 человек
Попов: В результате операции в Вильнюсе погибли 15 человек
Фото: Henryk Prykiel / Wikipedia.org
Владимир ПОПОВ

Вильнюс, январь 1991 год и уход Филиппа Бобкова из КГБ

Следует отметить, что в советские времена группа "А" подчинялась непосредственно председателю КГБ СССР и его первому заместителю (Филиппу Бобкову). Идея наведения порядка в Литве и штурма телебашни, удерживаемой восставшими литовцами, принадлежала именно Бобкову. К руководству операции он пытался привлечь бывшего своего подчиненного по 5-му управлению КГБ генерал-майора Вячеслава Широнина, в конце 1980-х годов ставшего заместителем начальника 2-го Главного управления КГБ. Широнин от участия в этой авантюре отказался. Об этом он доверительно рассказал своему бывшему коллеге по Московскому управлению КГБ, а затем товарищу по службе в 5-м управлении КГБ полковнику Константину Дианову (от которого автору этих строк стало известно о данном факте).

Но Бобков нашел другого руководителя, и в результате проведенной операции в Вильнюсе погибли 15 человек, среди которых был офицер группы "А" Виктор Шацких, сын ответственного сотрудника следственного отдела КГБ СССР. 600 человек получили ранения. Бывший офицер группы "А" Виктор Лутцев вспоминает:

"Самым подлым ударом по "Альфе" стали события в Вильнюсе в январе 1991 года. По приказу из Кремля мы взяли штурмом захваченный литовскими националистами телецентр. При этом впервые за 10 лет погиб наш боевой товарищ Виктор Шацких. Но мало того, что по возвращении в Москву нас никто не встретил, так Горбачев тогда на весь мир заявил, что не посылал "Альфу" в Вильнюс. Мы восприняли это как предательство".

Действительно: Горбачев в Вильнюс "Альфу" не посылал. Ее послал Бобков.

Виктор Шацких был убит в спину из автомата Калашникова, оружия, которого не имели оборонявшие телебашню литовские восставшие. Пройдет немного времени, и точно так же, выстрелом в спину, будет сражен еще один офицер спецподразделения "Альфа". Случится это в Москве во время октябрьских событий 1993 года, о которых речь пойдет позже. Целью этих выстрелов – и в Вильнюсе, и в Москве – была попытка спровоцировать бойцов спецподразделения "А" на жесткие ответные действия.


Церемония похорон жертв событий в Вильнюсе. Январь 1991 года. Фото: wikipedia.org
Церемония похорон жертв событий в Вильнюсе. Январь 1991 года. Фото: Wikipedia.org


После провала вильнюсской авантюры генерал армии Бобков в буквальном смысле предпочел умыть обагренные кровью руки. 20 февраля 1991 года он подал рапорт об увольнении со службы в КГБ. 29 февраля указом президента СССР Горбачева он был уволен. Нужно было уносить ноги. Свои стопы Бобков направил в финансовую структуру "Мост", которую загодя отстроил под себя.

Вскоре там оказался и Юрий Балев, хотя генералом Балев не стал. Не случись коллапс Советского Союза, он был бы, наверное, заместителем председателя КГБ, как стал им его предшественник на посту начальника 2-го отдела выдвиженец и любимец Бобкова молодой генерал Валерий Лебедев. Но Лебедев, как активный пособник ГКЧП, был привлечен к уголовной ответственности, вместе с другими участниками неудавшегося государственного переворота был затем амнистирован и оказался в подчинении Аркадия Вольского, бывшего в период карабахского кризиса представителем КПСС в Нагорном Карабахе. После распада СССР Вольский возглавил Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) и приютил Лебедева у себя.

Валерий Воротников

После провала августовского путча руководитель управления ''З'' (в составе которого, кстати, действовало подразделение, осуществлявшее оперативный контроль за депутатами Верховного Совета СССР) генерал КГБ Валерий Воротников, как и ряд его подчиненных, находились под следствием за участие в попытке вооруженного переворота, но благодаря амнистии в отношении организаторов и активных участников ГКЧП отделался увольнением.


Валерий Воротников. Фото: shieldandsword.mozohin.ru
Валерий Воротников. Фото: shieldandsword.mozohin.ru


Воротников родился 26 ноября 1945 года в селе Воротниково Шатровского района Курганской области. В 1967 году окончил радиотехнический факультет Уральского политехнического института (УПИ) имени Кирова. Работал инженером в том же институте. Член КПСС с 1970 года. В 1969–1975 годах был сначала на "освобожденной комсомольской работе" в Свердловском обкоме ВЛКСМ, затем – заведующий отделом студенческой молодежи и второй секретарь обкома. В 1975 году его перевели на службу в КГБ при СМ СССР. В 1977 году окончил Высшую школу КГБ, выезжал в командировки в Афганистан. С 1982 года работал в УКГБ по Свердловской области (начальник отдела по закрытому городу Свердловск-44), возглавлял 5-й отдел УКГБ по Свердловской области, затем служил заместителем начальника УКГБ по Свердловской области.

В 1985 году Воротникова перевели на должность начальника УКГБ по Красноярскому краю. В 1988 году – в центральный аппарат КГБ СССР на должность заместителя начальника 5-го управления КГБ, в августе 1989 года преобразованное в управление по защите конституционного стоя (управление "З"). С 25 января по 25 сентября 1991 года Воротников занимал должность начальника управления "З" КГБ СССР. При реорганизации КГБ, последовавшей после провала ГКЧП, в сентябре 1991 года его уволили из органов госбезопасности. С 1991 года занимался коммерцией, был заместителем председателя совета банка "Изумрудный".

Однако уже в конце 1991 года Воротников создал "Товарищество по защите национальной безопасности страны "Отечество", переименованное затем в Агентство экономической безопасности "Взор" ("Вневедомственная защита, охрана, расследование"), и стал там генеральным директором. Его партнером был бывший заместитель начальника управления ''З'' КГБ СССР Игорь Перфильев, как и Воротников, уволенный со службы в госбезопасности за участие в путче. Во "Взоре" каждому из партнеров принадлежало по 50% акций. Несколько позже акционера Валерия Воротникова сменил его сын Александр.

"Взор" в основном выполнял задания "Моста" и фактически являлся структурным подразделением СБ ''Мост-банка''. Поэтому в 1992 году Воротников оставил ''Взор'' и перешел на работу в СБ ''Мост-банка'' на должность заместителя руководителя.

В 1995 году Бобков продвинул Воротникова в политику: тот стал заместителем председателя Центрального совета Всероссийского общественно-политического движения "Духовное наследие" (Алексея Подберезкина). В том же году по списку КПРФ Воротников прошел в Государственную думу, где был включен в думский комитет по безопасности. Понятно, что со временем он стал еще и доктором политических наук (иначе в наши дни "несолидно").

В Думе, где Воротников просидел до 2003 года, он осуществлял работу среди депутатов с целью подрыва авторитета президента Ельцина. Результатом его деятельности явилась попытка импичмента президента, собравшая 150 подписей депутатов Госдумы. Именно через Воротникова Бобков и Гусинский поддерживали контакты с КПРФ. Вот как описывал один из своих разговоров с Гусинским руководитель отдела "П" Службы охраны президента Валерий Стрелецкий (к Гусинскому относившийся недоброжелательно):

"Несмотря ни на что, – изрек он [Гусинский], – мы контакт с КПРФ не теряем. У нас есть надежные мосточки. Через Воротникова держим связь... Я ведь со всеми стараюсь поддерживать хорошие отношения. И с коммунистами, и с президентской командой. Если через вас не получится вернуть расположение Бориса Николаевича, буду искать другой вариант. Люди уже работают. Жора Сатаров, кое-кто еще. Просили за меня семью президента. Поймите, такими людьми, как я, бросаться нельзя. Нас немного. Нас очень немного... Масс-медиа – это власть. Наша задача – взять СМИ в свои руки, иначе власть от нас уплывет. Даже на службу безопасности "Моста" я трачу треть всех денег. На масс-медиа же готов отдавать львиную долю своей прибыли. Затраты окупятся очень скоро" (В. Стрелецкий. "Мракобесие". – Попов).

Официальным руководителем СБ ''Мост-банка'' числился бывший милиционер, начальник отдела уголовного розыска Севастопольского РОВД Москвы Дмитрий Горбачук. Однако Горбачук был номинальным директором, так как в "Мосте" все-таки трудились и Бобков, и бывший начальник 5-го управления КГБ СССР генерал-лейтенант Евгений Иванов и, наконец, Воротников. Это без учета целого ряда старших офицеров госбезопасности, уволенных в "действующий резерв", в числе которых были Балев, первый заместитель начальника ЦОС КГБ СССР полковник Владимир Масленников и старший оперуполномоченный 2-го отделения 3-го отдела 5-го управления КГБ СССР майор Валерий Ширяев.

Александр Баркашов, Алексей Штурмин, Дмитрий Васильев

За абсолютно всеми противостоящими молодой демократии в России силами, будь-то баркашовское "Русское национальное единство" или общество "Память" Васильева, стояло КГБ. За абсолютно всеми. Ни одной случайной, не контролируемой и не направляемой КГБ группировки или организации не существовало.

В октябре 1993 года, во время штурма Белого дома офицерами спецподразделения "Альфа" погиб младший лейтенант Геннадий Сергеев. Андрей Дунаев, до лета 1993 года занимавший пост первого заместителя министра внутренних дел России, рассказывал об этом драматическом эпизоде:

"Его скосил снайпер с гостиницы "Мир". Кинулись туда, но стрелок успел уйти. Лишь по особым приметам и стилю исполнения поняли, что это почерк не наших эмвэдэшников, не кагэбэшников, а чей-то другой. Судя по всему, иностранных спецслужб".

Вот воспоминания бывшего командира "Альфы" Геннадия Зайцева: "Погиб наш альфовец, младший лейтенант Геннадий Сергеев... Они подъехали на бэтээре к Белому дому. На асфальте лежал раненый солдат-десантник. И они решили вывезти его. Спешились с бэтээра, и в это время снайпер в спину Сергеева и поразил. Но это не из Белого дома был выстрел, однозначно заявляю. Это подлость, она была с одной целью – озлобить "Альфу", чтобы она рванула туда и начала все кромсать".

Гостиница "Мир", бывшая ведомственная гостиница Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), находилась на расстоянии нескольких сотен метров от бывшего здания СЭВ, в котором после распада СССР разместилась мэрия Москвы. В помещении, занимаемом мэрией, нашел приют "Мост-банк", отдельные охранники которого проходили стажировку за границей. Служба безопасности "Мост-банка" имела в числе прочего огнестрельное оружие иностранного производства. По этой причине и отличался стиль выстрела с крыши гостиницы "Мир". Скрыться же стрелявшему было нетрудно, воспользовавшись подземным коллектором между гостиницей "Мир" и зданием СЭВа.

В период противостояния президента Ельцина и Верховного Совета в 1993 году Бобков привычно и искусно интриговал. Он провоцировал вице-президента Александра Руцкого и спикера Верховного Совета Руслана Хасбулатова на активные действия, создавая у них иллюзию широкой поддержки в стране. Во время обострения кризиса, закончившегося штурмом здания Верховного Совета, Иосиф Кобзон по указанию Бобкова вел с Руцким переговоры. Официально это выглядело как поручение мэра Москвы Юрия Лужкова и министра безопасности Николая Голушко. В действительности он по поручению Бобкова проводил визуальную разведку ситуации в Белом доме.


Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов. Фото: yeltsincenter.ru
Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов. Фото: yeltsincenter.ru


Внутри здания Верховного Совета, более известного как Белый дом, действовали и другие агенты Бобкова. Одним из активных участников провокации Бобкова был Александр Баркашов.

Александр Баркашов родился 6 октября 1953 года в селе Сенницы Озерского района Московской области. Данные о его образовании отсутствуют. С 1972 по 1974 годы он проходил срочную службу в советской армии. По возвращении из армии с 1974 по 1985 годы работал на ТЭЦ-20 электрослесарем. В то же время Баркашов стал заниматься карате в Центральной школе карате при дворце тяжелой атлетики "Труд", основанной в 1969 году. Руководил школой энтузиаст этого вида восточных единоборств Алексей Штурмин.

В кратчайшие сроки карате в СССР стал очень популярен. В 1978 году Штурмин возглавил Всесоюзную комиссию по карате; в 1979 году был избран вице-президентом Федерации карате СССР.

Новый для СССР вид спорта подпал под пристальное вниманием 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ, которое курировало канал международного спортивного обмена.

В отношении Штурмина поступало большое количество агентурных данных, свидетельствовавших о различных финансовых нарушениях в руководимых им и его учениками школах карате и о насаждении в них идеологии преклонения ученика перед учителем-сэнсэем. Роковым обстоятельством оказалось, видимо, то, что Штурмин стал "общественным консулом" посольства Голландии в Москве. А именно это консульство осуществляло связь с Израилем, с которым у Советского Союза в тот период были разорваны дипломатические отношения.

Для контроля за происходившим и за самим Штурминым был завербован один из ведущих тренеров школы карате Алексея Штурмина Тадеуш Касьянов. Его вербовку провели начальник 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ полковник Борис Васильевич Тарасов и его подчиненный старший оперуполномоченный подполковник Николай Ильич Семин. Касьянов принял затем активное участие в разработке самого Штурмина, и вскоре Штурмин был завербован 6-м отделом 2-го главного управления КГБ СССР.

Несмотря на то, что благодаря вербовке Касьянова и Штурмина ситуация со школами карате была контролируемой, в 1981 году на основании тенденциозно подобранных оперативных материалов, соответствующим образом предварительно проинформировав руководство КГБ СССР и ЦК КПСС, 5-е управление КГБ добилось введения запрета и уголовного наказания за обучение карате в Советском Союзе. В 1982 году контроль за запрещенным теперь уже в СССР карате был передан новому только что созданному 13-му отделу 5-го управления КГБ.

Штурмина стали курировать старший оперуполномоченный 1-го отделения 13-го отдела 5-го управления КГБ майор Олег Никулич и его коллега старший оперуполномоченный майор Николай Царегородцев. Они же под руководством заместителя начальника 13-го отдела подполковника Эрнеста Белопотапова осуществляли арест Штурмина, которого от ареста не спасло даже то, что он был завербованным агентом.

Дело не стоило и выеденного яйца. Осудили Штурмина якобы за распространение им порнографических материалов, поскольку во время обыска у него дома была обнаружена видеокассета интимного содержания, на которой был заснят сам Штурмин и одна из его знакомых дам. Наказание ему было определено в семь с половиной лет лишения свободы. Пробыл он в заключении шесть долгих лет. Полтора года провел под следствием и в различных следственных изоляторах ближайший сподвижник Штурмина по карате Касьянов, которому тоже не помогло его пребывание в агентурном аппарате госбезопасности.

Новый 13-й отдел 5-го управления КГБ возглавляли подполковник Александр Мороз и его заместитель майор (затем подполковник) Эрнст Белопотапов. Отдел создавался для разработки неформальных объединений. Именно этому отделу было поручено ведение агентурной разработки Штурмина, закончившейся его арестом по надуманным обвинениям.

На начальной фазе разработки Штурмина в поле зрения чекистов оказался также мало кому тогда известный каратист Александр Баркашов, который вскоре был завербован в качестве агента. Вербовал его старший оперуполномоченный 13-го отдела (отдел был малочисленный и не имел отделений) майор Олег Никулич. Баркашов стал единственным из руководителей школ карате Штурмина, избежавшим уголовной ответственности за обучение данному виду спорта.

В 1985 году Баркашов был внедрен кураторами 13-го отдела 5-го управления КГБ в российскую ультра-националистическую организацию (национально-патриотический фронт) "Память", которую с 1985 года фактически возглавлял Дмитрий Васильев, являвшийся членом этой структуры с начала 1980-х годов. Сначала Баркашов стал телохранителем Васильева, затем его заместителем.

Дмитрий Васильев родился 30 мая 1945 года в городе Кирове (Вятка). В 1963 году закончил театральную студию. С 1963 по 1966 годы проходил срочную службу в составе советских войск в Венгрии. Некоторое время после возвращения из армии работал во МХАТе, который оставил из-за конфликта с главным режиссером театра Олегом Ефремовым.

Обладавший харизмой артистичный Васильев привлек к себе внимание чекистов из "Фирмы" Евгения Питовранова, которые завербовали его в качестве агента 2-го отделения 1-го отдела 5-го управления КГБ СССР. По согласованию с Бобковым Васильев был внедрен в ближайшее окружение русского националиста художника Ильи Глазунова, у которого стал личным секретарем и доверенным лицом. Глазунов был завербован 4-м отделом 2-го главного управления КГБ СССР. У себя на дому Глазунов держал художественно-литературный салон, посещаемый советской творческой элитой и иностранцами, в числе которых был посол Испании в СССР Хуан Антонио Самаранч, с помощью Глазунова завербованный офицером 3-го отдела 2-го главного управления КГБ СССР. Отдел этот вел разработку посольства Испании в Москве. Агенту Васильеву было поручено в том числе фиксировать все, что происходило в салоне его шефа Глазунова.

Появление НПФ "Память" было инспирировано 2-м отделом 5-го управления КГБ СССР, которым руководил полковник Балев.


Дмитрий Васильев. Фото: Humus / Livejournal.com
Дмитрий Васильев. Фото: Humus / Livejournal.com


После создания "Памяти" Дмитрий Васильев был переориентирован на национальные проблемы. Оперативную связь с ним и руководство его деятельностью осуществляли теперь офицеры-оперативники 2-го отдела 5-го управления КГБ СССР. О деятельности "Памяти" регулярно информировали руководство КГБ СССР и центральные партийные органы страны. Вот что писал об этом Александр Яковлев, член Политбюро, ближайший соратник Горбачева:

"Из его рассуждений я уловил, хотя Виктор Михайлович [Чебриков, председатель КГБ СССР в 1982–1988 годах] не называл фамилий, что немало людей из агентуры КГБ внедрено в демократическое движение. Единственное, что я узнал в конкретном плане, так это историю создания общества ''Память'' и задачи, которые ставились перед этим обществом" (Л.М. Млечин. ''Горбачев и Ельцин. Революция, реформы и контрреволюция''. – Попов).

В 1987 году члены НПФ "Память" на Манежной площади Москвы провели массовый митинг в поддержку перестройки, а руководство "фронта" было принято первым секретарем Московского горкома КПСС Ельциным. Вскоре в ряде городов России были образованы одноименные националистические организации, также в основном подконтрольные госбезопасности.

Революционная ситуация в стране требовала от чекистов, руководящих деятельностью своих агентов в "Памяти" Васильевым и Баркашовым, создания еще более радикальной структуры, могущей взять на себя проведение жестких акций. В октябре 1990 года Баркашов вместе с рядом членов "Памяти" основал движение, получившие название "Русское национальное единство" (РНЕ), ставшее объединением националистов-боевиков. Идеология РНЕ по своему содержанию являлась фашистской, а "гвардейцы Баркашова" обязаны были присягать на верность "вождю".

Во время путча августа 1991 года Баркашов в числе первых поддержал ГКЧП, отправив соответствующую телеграмму вице-президенту СССР Янаеву, одному из главных участников заговора. В 1993 году, за несколько месяцев до вооруженного штурма Белого дома правительственными войсками, Баркашов заявил о политической поддержке членов Верховного Совета РФ, отметив, что при необходимости руководимое им РНЕ окажет Верховному Совету вооруженную помощь.

Баркашов и около 200 его "гвардейцев" действительно оказались в числе защитников Белого дома. 3 октября 1993 года небольшая группа боевиков РНЕ численностью в 15 человек, руководимая Баркашовым, захватила расположенное рядом с Белым домом здание мэрии города Москвы, пару этажей которого занимал "Мост-банк". В силу этого Баркашов имел подробный план здания, его коммуникаций, включая подземные, и без труда выбил из здания разбросанные по нему две роты военнослужащих дивизии Особого назначения имени Дзержинского.

Тем не менее, после визуальной разведки, проведенной в здании Белого дома, Бобкову стало очевидно, что шансы в военном противостоянии у защитников Белого дома равны нулю. Не желая терять баркашовцев, которые могли пригодиться в будущем, Бобков договорился со своим же ставленником министром безопасности России Голушко о беспрепятственном пропуске боевиков РНЕ через кордон войск, блокировавших мятежный Белый дом. Подразделению "Альфа", находившемуся в непосредственном подчинении Голушко, была дана соответствующая команда, и боевики РНЕ во главе с Баркашовым в тайне от других защитников Белого дома покинули его за несколько часов до начала штурма здания верными президенту Ельцину войсками.

В 1996 и 1999 годах Баркашов баллотировался в Государственную думу от националистического блока "Спас". В 2000 году он поддержал избрание на пост президента России Владимира Путина. В 2005 году Баркашов принял монашеский постриг под именем Михаила и в декабре 2006 года на основе московской региональной организации РНЕ создал "Движение Александра Баркашова", в фундамент идеологии которого была заложена религиозная составляющая. Духовным наставником движения стал сам Баркашов – "отец Михаил".

Предыдущая часть опубликована 15 апреля. Следующая выйдет 29 апреля.

Все опубликованные части книги Владимира Попова "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" можно прочитать ЗДЕСЬ.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 

Публикации

 
все публикации