Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Родители героев Небесной сотни ответили на вопрос "ГОРДОН" – не погибли ли их сыновья зря?

После расстрела активистов Евромайдана прошло два года. В День памяти героев Небесной сотни корреспонденты издания "ГОРДОН" пообщались с родителями погибших участников протестов и спросили, не считают ли они смерть своих детей напрасной, верят ли в то, что правосудие свершится и виновные в гибели протестующих будут наказаны.

Небесная сотня насчитывает 106 человек. Большинство из них были расстреляны на улице Институтской в Киеве 20 февраля 2014 года
Небесная сотня насчитывает 106 человек. Большинство из них были расстреляны на улице Институтской в Киеве 20 февраля 2014 года
Фото: Наталия Двали / Gordonua.com

20 февраля Украина отметит День памяти героев Небесной сотни. Со дня расстрела активистов Евромайдана прошло два года. Однако ни один из организаторов или участников кровавого разгона протестующих по сей день не наказан, расследование не доведено до конца, нет судебных решений. Хотя, как 18 февраля сообщили в Генеральной прокуратуре, уже 276 человек подозреваются в преступлениях против Майдана.

Первые жертвы появились еще в январе 2014 года. Среди них погибшие от пуль снайпера 20-летний Сергей Нигоян из села Березноватовка Днепропетровской области и 25-летний белорус Михаил Жизневский из Белой Церкви Киевской области. Жесткий разгон активистов в Киеве начался 18 февраля, а утром 20 февраля сотрудники спецподразделения “Беркут” открыли стрельбу по безоружным протестующим в самом центре Киева на улице Институтской.

Год назад власти признали жертвами 106 активистов Евромайдана. Большая часть из них погибла во время расстрела в Киеве. В этот список также включили активистов, которые организовывали митинги в других городах и районах Украины и погибли от рук титушек или сотрудников правоохранительных органов.

В День памяти героев Небесной сотни корреспонденты издания “ГОРДОН” пообщались с родителями убитых патриотов и спросили, не считают ли они сегодня, что их близкие погибли зря.

Я живу в Коростене, здесь люди измучены безденежьем. И нынешняя власть говорит, что если бы не было Майдана, все было бы прекрасно. Но я с этим не согласна

Сергей Кемский.  32 года.

Родился в Керчи. После окончания школы уехал из Крыма, поступил на политологию во Львовский национальный университет имени Ивана Франко. Участвовал в Майдане 2004 года. После окончания университета переехал в Киев и занялся журналистикой. Писал аналитические статьи в Институте политических и экономических рисков и перспектив, сотрудничал с газетами "День", Gazeta.ua, "ФрАза".

В 2011 году Сергей вернулся к родителям, которые к тому времени переехали в Коростень Житомирской области. Был активистом "Союза анархистов Украины". В конце 2013 года стал одним из организаторов митингов сторонников Евромайдана в Коростене. Неоднократно приезжал на Евромайдан в Киеве, где принимал участие в создании анархистской "Черной сотни". В декабре 2013 года Кемский написал в своем блоге статью о целях и плане действий протестующих "Слышишь, Майдан". 

Погиб 20 февраля 2014 года от пули снайпера во время столкновения сторонников Евромайдана с силовиками на улице Институтской в Киеве.


Тамара Кемская
Мама Сергея Тамара Кемская


– Смерть моего сына и всех, кто погиб на Майдане, не была напрасной. В стране происходят изменения. Просто они очень сложные и болезненные. Идет борьба с мафией, бюрократией и олигархами – это заслуга и Небесной сотни, они действительно честь и совесть, достоинство нашей страны. 

Я разочарована только тем, что к власти пришли не те люди, которых должен был привести Майдан. Если бы к власти пришли те, кто там стоял – умные, перспективные, искренние, честные, то изменения в стране происходили бы значительно быстрее. Но кресла заняли олигархи – они пришли на крови Майдана. Сначала им поверили, президента выбрали в первом туре. Но одни бандиты сменили других, а людям очень тяжело жить.

Я живу в Коростене, здесь люди измучены безденежьем. И нынешняя власть говорит, что если бы не было Майдана, все было бы прекрасно. Но я с этим не согласна. Я верю, что в стране будут изменения, и то, что идет борьба за них, – заслуга Евромайдана.

Майдан бы не разошелся, это я могу сказать на примере своего сына. В ночь с 19 на 20 февраля было затишье, перемирие. Он общался с друзьями. Под утро шел спать в палатку напротив метро "Крещатик", и один из парней-киевлян пригласил его к себе, отдохнуть, переночевать. Но Сергей отказался, так как думал, что скоро поедет домой. Он поспал часа два, ему позвонили, рассказали, что происходит, и он пошел. А многие не пошли – действительно испугались и отсиживались в палатках. А Сергей сказал: "Я пойду, посмотрю". Его отговаривали. Пошли лучшие, отчаянные, которые верили в победу Майдана, верили в лучшее. Они не испугались и никогда бы не остановились. Они же прекрасно знали, что происходит, понимали, как велика опасность – что будет огнестрельное оружие и будут стрелять. И все равно пошли.

Еще через год власти о нас забудут, хотя они пришли на крови наших родных. В первый год нам дали льготы, а сейчас их отменили, оставили только льготный проезд, все остальное забрали

Сергей Шаповал. 44 года.

Родился в Киеве, где прожил всю жизнь. Любил Украину, ее культуру и историю, играл на народных инструментах.

Работал охранником. Имел активную гражданскую позицию. 30 ноября 2013 года, сразу после избиения "Беркутом" мирных активистов, уволился и приехал на Майдан, записался в 21-ю сотню Самообороны Майдана и стал активным участником Революции достоинства.

Первое ранение получил в конце января 2014 года. Тогда его спас бронежилет. 18 февраля 2014 года Шаповал погиб на улице Грушевского возле Дома офицеров в результате двух огнестрельных ранений. Пули снайпера попали в живот и сердце.


Катерина Шаповал
Мама Сергея Екатерина Шаповал


– Майдан – это очень большая жертва, наказание для родных. У меня эта рана сейчас еще больше болит, чем тогда, когда хоронила сына.

Была ли его смерть напрасной? Так сразу и не скажешь. Страна не очень изменилась. А наша система правосудия осталась прежней. Я хожу на суды, смотрю на безжалостных беркутовцев, которые убивали майдановцев – это не люди, а палачи, теперь они говорят, что ничего не делали. Такое впечатление, что только родные и, может, еще неравнодушные люди хотят добиться правосудия, а власть не хочет, чтобы наказали убийц.

Моего сына убили 18 февраля возле Дома офицеров. Прошло два года, а там нет даже нормального баннера с фотографиями. Это показывает реальное отношение к погибшим. Неужели киевская власть не может ничего сделать? Им наплевать. Прошло два года, а еще через год о нас вообще забудут, хотя они пришли к власти на крови наших родных.

В первый год нам дали льготы, а сейчас их отменили, оставили только льготный проезд, все остальное забрали. Сейчас пенсионер должен отдать тысячу гривен на лекарства, тысячу – за квартиру. И что остается, чтобы прожить? Неужели мой сын не заслужил, чтобы нас приравняли к участникам боевых действий? Я бы хотела пожелать президенту, Кабмину и всем чиновникам, чтобы они пожили на наши пенсии. Чтобы они опомнились и повернулись к нам лицом, что-то сделали для людей.

Если бы Майдан разошелся, мы бы уже давно жили под Россией, Янукович сдал бы нас со всеми потрохами и нами командовал бы Путин, а всех майдановцев пересажали или даже расстреляли.

Нынешним властям я бы хотела пожелать, чтобы они не боялись своего народа, просто ходили по улицам. Жизнь должна быть такой, чтобы им не нужна была охрана

Максим Шимко. 34 года. 

Родился и жил в Виннице. Был активным участником клуба исторической реконструкции "Белый волк", ездил на фестивали, имел множество друзей. Увлекался скандинавской мифологией и всем, что связано с рыцарством и викингами.

Когда ехал на Майдан, написал на своей странице в "ВКонтакте": "За Украину! Все, кто может, поезжайте в Киев!" Это его последняя запись. На Майдане он вступил в четвертую казацкую сотню.

Погиб 20 февраля 2014 года во время боя на улице Институтской. Пуля снайпера попала ему в шею, когда он пытался спасти раненого.


Зоя Шимко
Мама Максима Зоя Шимко


– Нет, его смерть не была напрасной, потому что люди поменялись, особенно молодежь и дети – они любят Украину. Люди стали более патриотичными, любят землю, на которой живут, а это главное. У нас все изменится, но для этого нужно время.

Страна очень изменилась за два года, и это не только война. Жить стало трудно, но изменилось отношение к своему государству, люди любят волю и свободу и уже не будут молчать никому и никогда.

А нынешним властям я бы хотела сказать, чтобы они никогда не боялись своего народа, просто ходили по улицам, их узнавали, здоровались и проходили мимо. Жизнь должна быть совсем не такой, сами понимаете, какой она должна быть, чтобы им не нужна была охрана.

Майдан никогда бы не разошелся, люди не испугались бы. Я общалась с батюшкой, и он рассказал, что когда начались выстрелы, люди не испугались. Шли на смерть, шли защищать Украину. А если бы испугались, то такого государства как Украина уже бы не было, Янукович и его клика сдали бы страну.

Депутаты обязаны ходить в Раду, как на работу, а не как на развлечение. Трудитесь, принимайте законы, важные для для страны, хотя бы ради погибших

Владимир Чаплинский. 44 года.

Родился в Обухове Киевской области. Работал монтером оборудования на Киевском картонно-бумажном комбинате. Занимался каратэ, увлекался историей, географией и любил путешествовать. Он был членом клуба BMW и неоднократно занимал призовые места в гонках, которые проводил клуб.

Впервые Чаплинский поехал на Майдан 2 декабря. Он не был сторонником Евромайдана, но очень хотел поддержать людей, которые вышли на акции протеста. Он тогда сказал жене: “Несправедливо, что мы так бедно живем. После избиения студентов молчать уже нет сил. Пора встать с колен”. С тех пор каждые выходные он ездил в Киев, часто дежурил на Майдане по ночам.

Он погиб 20 февраля на улице Институтской, недалеко от выхода из станции метро "Крещатик". Снайперская пуля попала в шею и застряла под правой ключицей. Смерть наступила мгновенно. 



Антонина Чаплинская
Мама Владимира Антонина Чаплинская


– Ребята погибли не зря. Я вижу, что общество все-таки меняется. Раньше все люди были молчаливые, часто соглашались с чужим мнением, склоняли головы перед властью. Сейчас украинцы поменялись, уже не боятся власти, не боятся требовать справедливости. А значит, все произошедшее было необходимо.

Майдан не мог разойтись при первой угрозе, потому что там собрались такие люди, как мой сын, которые очень любили Украину и готовы были за нее погибнуть. Теперь уже дороги назад нет. И надо добиваться от власти реформ. Хотя бы ради памяти погибших они обязаны отказаться от личной выгоды и начать работать на свою страну.

У нас в Обухове на днях откроют музей Небесной сотни – это хорошо. Но этого мало. Меня очень огорчает то, что я вижу на заседаниях Верховной Рады. Что это такое? Большинство депутатов заседания не посещают, те, кто в зале, ведут себя ужасно. Куда это годится? Депутаты обязаны ходить в Раду, как на работу, а не как на развлечение. Трудитесь, принимайте законы, важные для для страны, хотя бы ради погибших.

Недавно проголосовали закон о помощи раненным на Майдане и в АТО. Разве это нормально, что иностранцы лечат наших героев за свой счет, а в родной стране до них никому дела нет? Они не могут получить нормальную медицинскую помощь бесплатно. За все ведь приходится платить огромные деньги. Говорят, у нас бесплатная медицина. Не смешите! У меня муж с инфарктом попал в больницу. Это же какие деньги приходится тратить семье каждый день, чтобы спасти человека! И никаких льгот нет, никакой помощи. И что за год Яценюк сделал? А уйти побоялся, потому как только о себе думает. 

У нас в субботу будет встреча с президентом, где соберут родных Небесной сотни. У меня к нему много вопросов накопилось. Надеюсь, он ответит.

Говорят, революция не достигла поставленных целей. Ничего подобного. Они хотели, чтобы Янукович ушел, и ценой своей жизни этого добились

Иван Пантелеев. 32 года.

Родился в Ясиноватском районе Донецкой области, вырос в Краматорске. Поэт, рок-музыкант, солист группы “Небо Мiнуса”. В последнее время жил в селе Дмитровка Славянского района, где ухаживал за своей 90-летней бабушкой.

Иван приехал в Киев 10 декабря 2013 года. Принадлежал к первой львовской сотне Самообороны Майдана. Жил в палатке, которую в шутку называли “Паровоз “Анархия”. 

Пантелеев погиб 20 февраля 2014 года на улице Институтской от огнестрельных ранений в сердце. Снайперы выпустили в него семь пуль. Его долгое время не могли найти родные. На Майдане у Пантелеева был псевдоним Крамаха. Когда после расстрела опознавали погибших, родственница друга от волнения записала его как Иван "Креман". Она решила: раз он из Краматорска, то его псевдоним звучит именно так


Людмила Пантелеева
Мама Ивана Людмила Пантелеева


– Ваня сам очень переживал и часто повторял: “Только бы все это было не напрасно”. Но ничего зря в жизни не бывает. Говорят, революция не достигла поставленных целей. Ничего подобного. Они хотели, чтобы Янукович ушел, и ценой своей жизни этого добились.

Их запугивали, им угрожали. Помните, как людям в глаза стреляли? Но они не испугались. На Институтскую пошли только самые отважные. Они были идейные. Я часто спрашивала: “Ваня, ну за кого ты там стоишь? За Юлю, за Тягнибока, за Кличко?” А он отвечал: “За Майдан”. И они его отстояли.

Конечно, как всегда, получилось. Романтики делают революцию, а ее плодами пользуются подлецы. Видите, что происходит в Верховной Раде? У них совести нет. Что я могу им сказать? Флаги повесили, а болото осталось.

Ване 21 ноября посмертно присвоили звание Героя Украины, а мне до сих пор ни копейки не начислили, мол, у него не было страхового стажа. И в соцслужбе морочат голову. Можно подумать, в Краматорске Герои Украины косяками ходят.

Я приезжаю в Киев, хожу на Институтскую. Туда привозят иностранных туристов на экскурсии, зарабатывают на трагедии деньги, а привести в порядок место никто так за эти два года и не удосужился.

Знаете, как я жил на Донбассе? Ты выходишь один, а вокруг 99 человек против тебя, против Украины. Бороться с этим очень тяжело

Дмитрий Чернявский. 22 года.

Дмитрий родился в поселке Артемовское Донецкой области. Единственный сын в семье. Окончил бакалаврат Донецкого национального университета, учился на магистратуре во Львовском национальном университете.

Был членом всеукраинского объединения "Свобода", последний год жизни работал руководителем пресс-службы донецкой областной организации партии. 13 марта 2014 года записался добровольцем в Самооборону, охранявшую участников митинга за единство Украины в Донецке. После завершения митинга пророссийская группа вооруженных людей напала на активистов.

Чернявский погиб 13 марта 2014 года на донецком Евромайдане от ножевого ранения, защищая отход мирных демонстрантов. Через три месяца после убийства сына родители Дмитрия переселились во Львовскую область, а год спустя усыновили шестилетнего детдомовца Максима.


Александр Чернявский
Родители Дмитрия Александр и Людмила Чернявские


Папа Александр Иванович: – Проукраинский митинг в Донецке стал началом войны на востоке. Если бы тогда, два года назад, никто из нас не поднялся, не стало бы Украины. Если бы у Путина после аннексии Крыма так же удачно все сложилось на Донбассе, Украина навсегда исчезла бы с карты мира. Но на защиту встали патриоты, добровольцы, именно потому России не удалось продвинуться вглубь нашей страны.

Если бы мой сын остался жив, обязательно бы ушел в АТО. Он был таким мальчиком, который очень переживал за страну. В 18 лет, задолго до Майдана, Дима сам записался в партию "Свобода". Тогда в Донецке повсеместно закрывали украинские школы, уничтожали украинский язык. Сын с седьмого класса сам серьезно изучал историю, несколько лет подряд выигрывал областную олимпиаду, прекрасно понимал, что Россия просто так не отпустит Украину и развяжет войну.

Проукраинские акции в Донецке собирали до нескольких тысяч человек. И я, и жена видели, как сын переживает, что местная власть поощряет нападения на проукраинских активистов, милиция ничего не делает. Дима постоянно повторял: "Если хотя бы каждый 20-й житель Донецка вышел на митинг, мы бы победили".

Как отношусь к новой власти? У нас очень много людей, которые сидят на диване и всех критикуют, хотя никто из них не сделал столько, сколько Порошенко. Президент Украины смог вселить веру в людей, поднять армию. Это очень тяжелая работа. Хочу спросить тех, кто твердят "Порошенко то не сделал, это не смог": а вы что сделали?

Да, очень много ошибок у президента, много не сделано. Но не может один человек исправить все, что накопилось за 25 лет! Знаете, как я жил на Донбассе? Ты выходишь один, а вокруг 99 человек против тебя, против Украины. Бороться с этим очень тяжело. И сейчас наверху осталось много людей, которые постоянно тянут одеяло на себя. Не простых людей, а с деньгами, властью, ресурсами. Просто так они свое влияние не отдадут.

Вернусь ли я на Донбасс? Нет, даже если кончится война. Понадобятся поколения, чтобы изменить сознание жителей восточных областей. Они десятилетиями были под российской пропагандой. Последние два года жители Донбасса на себе ощутили бомбежки, вблизи видели войну, разрывающиеся снаряды. А теперь спросите их: "Поменялось ли ваше отношение к России после всего произошедшего?" И они ответят: "Нет". Пропаганда бесследно не проходит.

Могила Димы осталась в Донецке, он любил этот город, хотел там жить. Мы с женой туда больше не вернемся. Зачем? Мало того, что там убили нашего единственного сына, так еще слушать издевательства в свой адрес? А издеваться будут: один ляпнет что-то в спину, другой… Это морально убивает нормального человека. Какой выход? Воспитывать новое поколение украинцев, патриотов, на которых никогда не подействует пропаганда.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 

Публикации

 
все публикации