Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Бывший заложник "ДНР" Соколов: Мне было сказано: "Или говоришь все, или посажу рядом твою жену и выколю ей глаза. И дочку твою при тебе насиловать будем"

29 декабря, накануне Нового года, Украина вернула 76 человек, которых годами удерживали в плену в "ЛДНР". Среди них 12 военнослужащих и 64 гражданских. Последних по прилету в Борисполь определили в столичную ведомственную больницу "Феофания", где журналисты общались с ними несколько дней кряду. Их подробные рассказы о доносах, пытках, россиянах, которых "на Донбассе нет", судах, тюрьмах и особенностях повседневной жизни людей на оккупированных территориях потрясли не только журналистов, но даже видавших виды следователей. Издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует цикл этих историй.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Валерий Соколов: Нет большего патриота Украины, чем житель Донбасса, познавший все то, что мы в оккупации!
Валерий Соколов: Нет большего патриота Украины, чем житель Донбасса, познавший все то, что мы в оккупации!
Фото из семейного архива Соколова
Анна ШЕСТАК
журналист

С первым собеседником из числа бывших заключенных "ДНР", 61-летним Валерием Соколовым знакомлюсь прямо на входе в гематологическое отделение "Феофании", где поселили всех обменянных гражданских. В этой больнице их обследуют, дают рекомендации по поводу дальнейшего лечения. Кого необходимо, даже оперируют.

В фойе мужчина ждал своих жену и дочку: "Вот-вот должны приехать, они в Киеве сейчас. Слава богу, теперь мы вместе. Когда меня арестовали, они ведь не знали ничего долгое время: ждать меня или все уже, мысленно хоронить…" "А за что ж вас?" – спрашиваю. "Да как большинство, – пожимает плечами. – По политическим мотивам. Решили, что "шпион".

Заставили двое с половиной суток в позе ласточки стоять. Босым. Без еды, без воды. Потом еще удивлялись: "Ого, Валера! Да ты чемпион! Никто столько не выдерживал"

 Я, в отличие от тех, кто в "ДНР" за местных шахтеров себя выдает, и есть шахтер,  рассказывает Валерий Анатольевич,  у меня четверть века подземного стажа. 18 лет на одной только шахте Горького проработал. Потом был главным механиком на строительной фирме  "Амсторы" строил. Но назад дороги нет. Там планета обезьян, понимаете? Как писал Василь Стус в 68-м, "отак живу: як мавпа серед мавп", "повз мене ходять мавпи чередою"  знаете такой стих? Но вы не стихи  вы же про ужасы пришли слушать. Хотя, может, вы и правы: со всеми подробностями до тех, кто прочитает, быстрее дойдет…

Меня, например, пытали электрическим током  подключали военно-полевой телефонный аппарат ТА-57, так называемый "тапик". Заставили двое с половиной суток в позе ласточки стоять. Непрерывно. Босым. Без еды, без воды, без ничего. Потом еще удивлялись: "Ого, Валера! Да ты чемпион! Никто столько не выдерживал". Ну и били, конечно. Чтобы признался в том, что шпионил для Украины, в завозе взрывчатки, покушении на Моторолу  во всех возможных грехах. Доводили до такого состояния, что я просил, чтобы меня расстреляли. А они не расстреливали, хотя на расстрел нас выводили чуть ли не каждый день...

Бывший завод "Изоляция" в Донецке, 2012 год. С 2010 года на территории предприятия была платформа современной культуры "Изоляция". После начала военного конфликта в 2014 году боевики захватили предприятие и обустроили там тюрьму. Фото: izolyatsia.org
Бывший завод "Изоляция" в Донецке, 2012 год. С 2010 года на территории предприятия была платформа современной культуры "Изоляция". После начала военного конфликта в 2014 году боевики захватили завод и обустроили там тюрьму. Фото: izolyatsia.org


– Это в Донецке было?

 Да. Я дончанин, меня в Донецке задержали  за проукраинскую позицию. Только потом понимать начал: знакомые же предупреждали: мол, Валера, будь потише, все прослушивается, здесь целая система прослушек... Но я не воспринимал это всерьез. И вот 12 ноября 2016 года утром, между 9-ю и 10-ю часами, гулял с собакой  подъехали две машины, выскочили вооруженные люди, избили, кулек на голову, в машину  и повезли... Я догадывался куда  в "Изоляцию". На окраине Донецка завод был такой, по производству изоляционных материалов, а потом выставочный центр, который боевики захватили, якобы чтобы гуманитарку хранить. На самом деле устроили там базу и тюрьму  с пыточной.

– И что, никто не видел, как вас бьют и в машину запихивают?

 Может, и видел, да кто ж побежит отбивать? Семья ничего не знала, жена искала меня по всем моргам... Лишь в январе, числа 15-го или 20-го, ко мне пришел следователь из местного отделения "министерства госбезопасности", так называемого донецкого "МГБ": "Ну, что, Валера? Ты уже хорошо подумал  давай, подписывай..." Начались следственные действия  и меня домой повезли, так я хоть семью увидел. Жена вся черная стояла...

– "Хорошо подумал"...

 ...Да-да. Чтобы мозги лучше работали, головой об стенку били регулярно. Это называлось "вежливые люди шевелят головой". У меня до сих пор в голове шумит.

Зуб ногой мне выбил позывной Кузьмич. Он открыто говорил: "Я русский офицер, подполковник"

– Эти "вежливые люди" – они украинцы или русские?

 Ну, зуб ногой мне выбил (открывает рот, показывает дырку в зубах) позывной Кузьмич, по легенде – Марков Дмитрий Александрович. Он открыто говорил: "Я русский офицер, подполковник".

"Изоляция"  это еще и база подготовки боевиков, поэтому на нас они тренировались. Была такая тренировка  "разгон демонстрации": выводили толпой на улицу, типа мы идем на митинг за Украину, строили  и налетали с дубинками, избивали в кровь... Чтобы двух зайцев сразу, как говорится: отработать, как поступать с демонстрантами, и всем жителям вбить в головы, что митинговать нельзя.

– Как долго вы пробыли в "Изоляции"?

 До августа 2018 года. Потом – месяц в СИЗО. Оттуда уже в 32-ю макеевскую колонию перевели, когда осудили. Дали самый малый срок  10 лет. У ребят были 14, 15, у военных – и 28. Я просил: "Давайте больше!" – потому что мне уже плевать было на все их сроки. Не дали. Мол, мы же не звери, понимаем, что вы человек в возрасте, сердечник... Там, кстати, в Макеевке  напишите обязательно!  остались те, кого срочно вызволять надо, это больные люди, инвалиды! Приезжала дээнэровская "омбудсмен" Дарья Морозова, так мы ей показывали: вот Матюшенко, Тимофеев – почему их нет в списках? А она: "Наших не всех подтверждают, кого запрашиваем, – значит, и мы не будем подтверждать". Мы там заложники, понимаете? Нас наловили на улицах  и шантажируют нами украинскую власть! Хотят  внесут в список, хотят  вычеркнут...


Соколов с конца 2018 года находился в Макеевской исправительной колония №32. "Я даже на тюремщиков наших макеевских зла не держу: во-первых, в колонии таких зверств, как в "Изоляции", не было, во-вторых, не стали бы выполнять приказы – сели бы рядом с нами". Фото: rusmakeevka.ucoz.ua
Соколов с конца 2018 года находился в Макеевской исправительной колонии №32. "Я даже на тюремщиков наших макеевских зла не держу: во-первых, в колонии таких зверств, как в "Изоляции", не было, во-вторых, не стали бы выполнять приказы – сели бы рядом с нами". Фото: rusmakeevka.ucoz.ua


– Деньги за место в обменном списке вымогали?

– Где лежат деньги, сразу после задержания спросили. Все, что при мне было, отобрали: одежду, два телефона, часы... Потом провели обыск в квартире: изъяли компьютер, фотоаппараты, ружья охотничьи. Конфисковали машину  естественно, так и не вернули. И даже ульи (я пчеловод) забрали с дачи.

– А зачем им ульи?

 Продали. Отжимают все, что могут продать. Мне было сказано: "Или ты говоришь все, или посажу рядом твою жену и выколю ей глаза. И дочку твою при тебе насиловать будем". А потом, когда я подписал, что им надо: "Ну, мы же не звери..." Не звери они, понимаете? Благородные разбойники.

Бизнесменов многих задерживали, чтобы "потрясти". Был такой Саша Ахудзянов  его месяц мучили, потом выбросили где-то на украинской территории и объявили: мол, героическим образом "ДНР" национализировала его хлебозавод. А еще фермер – моя дочка с его дочерью на гимнастику ходила. Над ним измывались три месяца  подвешивали в наручниках за руки, как тушу, что хотели, то творили. Я за ним приглядывал, чтобы не сделал с собой ничего...

Очень надеюсь, что тут понимают: нам нельзя обратно. Обратно – все, смерть!

– Семья ваша на украинской территории?

 Дочка  студентка, учится и живет на украинской, конечно. Жене приходилось ездить в Донецк, чтобы платить за квартиру. Не будешь платить  отберут.

– А теперь как?

 Приходили к нам из Минветеранов, мы задавали вопросы  о нашем статусе. Нужны документы, чтобы устроиться здесь, оформить пенсию, жилье за что-то снять и вывезти семьи. Очень надеюсь, что тут понимают: нам нельзя обратно. Обратно  все, смерть! В Киеве, от войны далеко, некоторые всех под одну гребенку стригут: раз Донбасс  значит, сепаратисты. А попробуй ты поживи в так называемой "республике" с осознанием, что муж или сын ни за что сидит в тюрьме и с ним творятся страшные вещи! Может человек бросить все и уехать в такой ситуации? А выйти протестовать открыто может?

Эти "республики" не любит никто: ни те, кого буквально растоптали, прибили к земле, ни те, кто с оружием в руках растаптывал. Я даже на тюремщиков наших макеевских зла не держу: во-первых, в колонии таких зверств, как в "Изоляции", не было, во-вторых, не стали бы выполнять приказы  сели бы рядом с нами...

Там полегче было: те, у кого родные в "ДНР", могли, хоть и редко, рассчитывать на телефонный звонок (у кого в Украине  те без связи, но мы их семьям весточки передавали), был телевизор в боксе и радио. Мы слушали, смотрели новости и понимали хотя бы, где мы, на каком свете... Только книжку жалко. Мне наш военный, Богдан Пантюшенко (военных в нашу колонию прошлой осенью перевели), такую книжку хорошую подарил  Виктора Франкла, психолога, про концлагеря. Но ее уже в самом конце при обыске нашли  и порвали: в "ДНР" есть запрещенные книги. 37-й год!


Родственники и друзья встречают украинцев, освобожденных боевиками "ДНР" и "ЛНР" в рамках обмена. Аэропорт Борисполь, 29 декабря 2019 года. Фото: EPA
Родственники и друзья встречают украинцев, освобожденных боевиками "ДНР" и "ЛНР" в рамках обмена. Аэропорт Борисполь, 29 декабря 2019 года. Фото: EPA


– Как вы узнали, что вас включили в обменный список?

 Жена узнала: ей позвонила Валерия Лутковская, представительница Украины в минском процессе. Ну, и из новостей знал, что готовится обмен. Только кого, когда? Преждевременно не радовался  слезы радости на глазах появились, уже когда проехали линию разграничения и я увидел лица наших ребят. Вернее, даже когда просто почувствовал: я дома, в Украине. Зорко только сердце, правильно говорят. Мне кажется, после всего пережитого у меня есть какое-то особое чувство Родины. Нет большего патриота Украины, чем житель Донбасса, познавший все то, что мы в оккупации!

И это неправда, что все этнические русские и все русскоязычные звали на Донбасс Путина. Я сам наполовину русский, отец мой из России родом. Но он говорил так: "50 лет в Украине прожил – значит, украинец". Я и говорю, и пишу всю жизнь по-русски: у меня родственники в Новгородской губернии, до войны ездил к ним в отпуск и писал рассказы  описывал быт. Публиковался на "Проза.ру", "Самиздате", других литературных сайтах. Тех, кто меня пытал, больше всего забавляло, что я русский писатель. "Прозаик!  они говорили.  Он пишет про заек..."

Хочется верить, конечно, что этот кошмар закончится. Ходят следователи, задают вопросы. Вы вот пришли, коллеги ваши  напишете. А вам точно поверят? Точно поймут, что там происходит? Я вот думаю: может, написать специальное руководство  как людям выжить на оккупированных территориях? Раз это так затянулось и еще неизвестно сколько продлится…


Соколов с отцом Анатолием, соавтором многих своих рассказов. "Неправда, что все этнические русские и все русскоязычные звали в Донбасс Путина. Я сам наполовину русский, отец мой из России родом. Но он говорил так: "50 лет в Украине прожил – значит, украинец". Фото из семейного архива
Соколов с отцом Анатолием, соавтором многих своих рассказов. "Неправда, что все этнические русские и все русскоязычные звали на Донбасс Путина. Я сам наполовину русский, отец мой из России родом. Но он говорил так: "50 лет в Украине прожил – значит, украинец". Фото из семейного архива


P.S. Когда этот материал готовился к публикации, я позвонила Валерию Анатольевичу – спросить, как он. "Из больницы уже съезжаю, – ответил мужчина, – и идею эту – с книгой о том, как выжить, – решил все-таки реализовать. Обзавелся компьютером, принимаюсь за работу. Хоть и печальный опыт, но, может, кому-то он пригодится. А может, и сам, если писать начну, быстрее это переживу…"

(Продолжение следует).

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению. Редакция не вступает в переписку с комментаторами по поводу блокировки, без серьезных причин доступ к комментированию модераторы не закрывают.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации